Межнациональные отношения в Республике Молдова нуждаются в «кислороде». Почему и какой нам нужен вице-президент

И когда мы говорим о единении народа, мы вкладываем в это и единство многообразия. Ведь проблема совместного жития–бытия разных народов – это «лакмусовая бумажка» при проверке на демократию и ошибки, просчёты здесь недопустимы.

«Цивилизованное решение межнациональных
отношений – это высокая проба ума и
политической культуры правящего класса».

Г.Файнер
американский политолог

Прежде чем аргументировать свою мысль о том, зачем Молдове вице-президент, хочу рассказать одну байку, которая бродит среди местных журналистов.

Так вот, газетчик из Молдовы спрашивает своего испанского коллегу: когда, на его взгляд, Молдова достигнет испанского уровня политического компромисса, наподобие «Пакта Монклоа» среди всех политических партий?

На что коллега испанец отвечает ему вопросом: «Насколько я понимаю, вы желаете знать, за какое время уха может превратиться в аквариум?». В этой байке, увы, не блеск, а нищета нашей политической элиты.

Не знаю, когда страна выберет президента, интрига ещё довлеет, но нынче мы больше всего думаем не о том, договорится АЕИ-2 с коммунистами или нет, а о качестве власти «в лице президента».

Нельзя ни темнить, ни привносить избыточные эмоции, и признать, что у нас есть немало желающих не иметь «народного президента», который бы устраивал все слои населения.

Им, а это радикал-либералы, не нужен сильный лидер, который поставит интересы страны превыше интересов политических и олигархических кланов. Их вполне устраивает «дефицит государственной власти», ренессанс политического экстремизма 90-х годов.

Они хотят не решения приднестровского конфликта, а осложнения межнациональных отношений, кое у кого из них ещё в памяти постыдный «поход на юг», и недавние провокации в парламенте со стороны ЛП по гагаузскому вопросу тому подтверждение.

В этой связи будущий глава государства должен быть не «свадебным генералом», а лидером с чётко обозначенными функциями.

Как говорится, пусть их будет меньше, но лучше для страны, для народа. Не без оснований президента сравнивают с хорошим шахматистом – он должен иметь развитый интеллект и умение прогнозировать.

Нужна политическая система, сочетающая достоинства парламентаризма со способностью главы государства обеспечивать единство политической воли в отстаивании нашей государственности, проведении реформ, стабильности и межнационального согласия. На этих «трёх китах» и должен строиться институт президентской власти.

Думается, что в условиях парламентской республики президенту следует отвести такие судьбоносные для страны сферы: безопасность, международная политика, укрепление и защита нашей государственности, а также нейтралитет страны.

Эти полномочия должны быть исключительными, и другие ветви власти не должны вмешиваться, поэтому их необходимо укрепить в Конституции. Президент не должен вообще вмешиваться в экономическую и социальную политику. Эту сферу следовало бы жёстко закрепить за правительством.

Ещё такой немаловажный момент. Президент должен нести личную ответственность за судьбу нашей государственности. Нам нужен «свой де Голль», у которого в одной руке была демократия, а в другой меч против хаоса и вседозволенности, которая используется для распада государства.

Президент должен быть львом и лисой одновременно. Такое определение качества идеального государя дал ни кто иной, как сам Макиавелли. По нему лиса умеет обойти капканы, а лев отпугнуть волков, которых в политике, во власти у нас хоть пруд пруди.

В этих целях конституционно подлежит персонифицировать, ужесточить ответственность главы государства за судьбу нашей независимости. Президент должен засыпать и просыпаться с одним вопросом: есть у нас или нет молдавское государство? Он должен бить по рукам тех, кто пытается выставить родину на продажу. И когда парламент будет избирать президента, депутаты должны себя спросить: могут ли они доверить ему страну?

Мы уже убедились: не может быть нормального государства если мы не научимся жить вместе. Мы до сих пор не ответили на главный вопрос: какие могут быть компромиссы для межнационального согласия и совместного проживания?

Наше государство никогда не состоится, если мы не ответим на этот вопрос. А давно пора. Вот почему аргумент в пользу вице-президентства приобретает сегодня особую актуальность.

Мне представляется, что сегодняшний политический ребус надо рассматривать не в заполнении должности главы государства, но в качестве и эффективности власти, способной ответить на вызовы времени. Институт президентства закостенел, и его надо модернизировать. Необходимо введение должности вице-президента из числа представителей АТО Гагаузии и Приднестровья.

Предвижу упрёк: сегодня не 90-е годы и это не актуально. Но это ещё не означает, что у нас всё гладко. Ведь «замораживание» приднестровского конфликта связано ещё и с кровоточивой нерешённостью межнациональных проблем, с боязнью части людей на левом берегу в насильственной румынизации, диктата толпы в решении политических вопросов.

Хотим мы того или нет, но на виду ещё два капкана. Первый: превращение демократии в охлократию (диктат толпы). Второй: сепаратизм и унионизм, как «продукт» консервации межнациональных отношений.

Что же делать, чтобы не попасть намертво в эти капканы? Во-первых, вице-президент должен стать «адвокатом» гражданского общества. В цивилизованном мире это базис государства. Именно гражданское общество инициирует в нём необходимые перемены, становится катализатором межнационального согласия.

Образно говоря, необходимо самим строить стабильное государство и становиться его составляющей, не дать воли политическому экстремизму, ксенофобии и шовинизму.

Во-вторых – предстоит совершенствовать (а не переписывать) Конституцию, наше законодательство, достичь европейских стандартов в решении проблем межнациональных отношений. Задачи трудные, но решаемые.

Без преувеличения можно сказать: 20-ти летний опыт нашей демократии не может похвастаться каким-нибудь прорывом власти в гармонизации межнациональных отношений. Эта проблема до сих пор занимает место «инородческого», а не родного, близкого и важного вопроса. А между тем, состояние межнациональных отношений – это наиболее чувствительный индикатор «здоровья общества», власти, социально-политической ситуации в стране.

Что-то не припоминается имя политика в высшем эшелоне власти, который бы сказал: пора взяться за «узкие места» в межнациональных отношениях. Всё время этот деликатный вопрос оставался на потом, мол, ещё время не подошло.

И этот вакуум заполняют «патриоты» типа Михая Гимпу и Анны Гуцу. А проблема в том, что гармонизация межнациональных отношений ещё не превратилась в смысловые ориентации нашей власти. Как правило, она мыслит категориями достижения каких-то успехов «наших», «нашей» партии, но не всего общества.

Спросим, однако, много ли выиграла страна от этого? Да, мы «выиграли»: сепаратизм, потеря целостности страны, расколотое общество, оживление унионизма.

«Белые пятна» в межнациональных отношениях наложили отпечаток и стимулировали образование в республике двух мононациональных, проунионистских партий и одного прорусского политдвижения с шовинистическим уклоном.

Первые – не хотят жить в молдавской Молдове, вторые – ностальгируют по империи времён СССР.

Игнорировать данное обстоятельство никак невозможно. В Евросоюзе с подозрением смотрят на те государства, которые не отрешились от различного рода ксенофобий. Разжигание ненависти к «чужим» неизбежно ведёт к росту агрессивности и нетерпимости в обществе, ужесточает души людей, а ведь это угроза самому молдавскому государству.

Вот почему наше стремление в Европу нужно сочетать с трезвой оценкой всех плюсов и минусов межнациональных и межконфессиональных отношений.


Впереди нас ожидает серьёзная европейская «переэкзаменовка», и надо настроиться не на «чудо», а на кропотливую работу. Знаменательно, что программные подходы как умеренно левых, так и правых партий к решению этих вопросов совпадают, за исключением либерально-радикальных политических сил. Тогда в чём дело? В чём причина имеющихся неурядиц?

Время требует действовать!

Об институте вице-президента я писал в популярной в своё время газете «Де Факто» ещё в конце 90-х годов.

Тогда меня упрекали: мол, я хочу повторения сценария российских ГКЧП-истов, где главным путчистом был вице-президент Янаев. Это просчёт Горбачёва, который позволил своему заму замещать себя во время своего отсутствия.

Когда мы уже накапливаем энергию для вступления в Евросоюз, мы осознаём, что должность вице-президента – это чёткие полномочия, прописанные в Конституции. Притом сферой его компетенции должны стать межнациональные и межконфессиональные отношения, защита прав национальных меньшинств, и никаких замещений президента в его отсутствие.

Есть адепты, которые считают эту проблему «ущербной» для титульной нации, у которой также немало проблем. Но, нельзя установить очередность: вначале решить проблемы титульной нации, а потом права нацменьшинств.

Это предрассудки и стереотипы в умах национал-радикалов. Наоборот, комплексность, динамизм в решении национальных проблем укрепляют титульную нацию как носителя молдавской государственности. Это главный фактор самочувствия, безопасности государства и каждого гражданина независимо от национальной принадлежности.

В развитых демократиях, как правило, многонациональный характер страны начинается с её демократизацией на уровне высших государственных должностей. И США в этом преподаёт нам наглядный урок. Нам надо учитывать этот опыт. И чем раньше, тем лучше.

Институт вице-президентства мы должны рассматривать, в первую очередь, в контексте решения приднестровского конфликта. Наличие в будущем двух автономных образований добавит много работы исполнительной власти. Не «яблоком раздора» должен быть вице-президент, а конституционным оком соблюдения интересов нацменьшинств, жизнедеятельности автономий.

Вот почему надлежит чётко обозначить статус вице-президентства. Если кратко: это представитель национальных меньшинств, автономных образований, отвечающий за гармоничное развитие межнациональных отношений в Республике Молдова.

По-видимому, в его компетенции могли бы быть отнесены и такие вопросы, как контроль за соблюдением Конституции и законов по защите прав человека, предупреждению сепаратизма, изоляционизма, взаимодействие с гражданским обществом. Вице-президент мог бы и позиционировать политику Молдовы в рамках СНГ.

Кто делегирует кандидатуру вице-президента?

Для начала предстоит определиться с процедурными вопросами. Кто должен выступить с предложением перед парламентом о введении института вице-президентства?

В этом смысле предполагается, что будущий кандидат в президенты страны, (надеюсь, он скоро у нас всё-таки будет), может сделать заявление о необходимости введения должности вице-президента и о своём намерении, что в случае избрания на должность внесёт предложения о соответствующих конституционных поправках.

В случае прохождения этой инициативы надо будет чётко прописать в Конституции, что вице-президент является представителем нацменьшинств, избирается по ротации по предложению автономий.

Более того, он не имеет право занять место президента в случае его неспособности исполнять свои полномочия, до проведения досрочных выборов. Функции президента выполняет только председатель парламента или премьер-министр. И никаких исключений.

Молдова должна сделать такой шаг к осмысленным реформам в высшем эшелоне власти в контексте понимания европеизма, современной демократии в целом и межнациональных отношений в частности.

Многие сегодня рассуждают над тем, какой будет Молдова в 21 веке? Ясно одно, что она будет евроинтегрированной, многонациональной, многокультурной и многоконфессиональной страной.

И мы не единственные в Европе. Важно, чтобы Молдова стала ещё и единым молдавским народом, государством с единой политической нацией, в которую входят все народы населяющие нашу землю. Но для этого надо убрать с пути «грабли 90-х», выстраивать европейские стандарты межнациональных отношений.

И когда мы говорим о единении народа, мы вкладываем в это и единство многообразия. Ведь проблема совместного жития–бытия разных народов – это «лакмусовая бумажка» при проверке на демократию и ошибки, просчёты здесь недопустимы.

Решать проблему надо уже сегодня, чтобы завтра не пришлось выбирать, как говорят французы, faute de mieux, (за неимением лучшего), да и перед Евросоюзом неудобно.

Как раз есть повод освежить нашу «дорожную карту» нестандартными подходами, начиная эту работу с высших эшелонов власти.

Нам нужна власть, которая будет выдёргивать идеологические сорняки с поля межнациональных отношений 90-х годов, власть, которая будет способной мобилизировать весь народ, все нации на «утрамбовку» фундамента нашей независимости, нашей молдавской государственности.

Трудно сказать: сделает ли новый президент такой смелый шаг. Поживём - увидим.

Обсудить