Два стула Национального банка

В основе молдавского феномена укрепления лея и роста цен лежат не только монетарные факторы. Необходимо с участием всех органов власти срочно запускать механизмы реального и качественного экономического роста. Разумеется, для улучшения бизнес-климата что-то делается и сейчас, но уж больно нерешительно, фрагментарно и крайне медленно. Два года уже потеряны на политические разборки. Процесс самодеградации страны нарастает и не понимать этого, значит действовать против собственного народа.

Как известно, 31 марта текущего года состоялось очередное заседание административного совета Национального банка Молдовы (далее «НБМ»). На нем было принято решение о сохранении базисной ставки по основным краткосрочным операциям денежной политики на уровне 8,0% годовых, по кредитам overnight – на уровне 11,0% и по депозитам overnight – на уровне в 5,0%. Также пока была сохранена норма обязательных резервов от привлеченных средств в национальной и иностранной валюте на уровне 11.0% от расчетной базы. Казалось бы рядовое событие, если бы не ряд нарастающих негативных симптомов в нашей экономике.

Но для начала немного теории. В чем суть отмеченных показателей? Первый – 8%, так называемая ставка рефинансирования, указывает на то, исходя из какой цены, НБМ может выдавать коммерческим банкам краткосрочные кредиты и одновременно индикативный сигнал о том, сколько в настоящее время вообще стоят денежные ресурсы. Следующие 11 и 5% – ставки кредитов и депозитов при осуществлении коммерческими банками операций по перечислению денежных средств через НБМ в течение текущего дня. Дело в том, что итоговые суммы средств, которые банки по поручению своих клиентов кому-то перечисляют и от кого-то получают, как правило, существенно различаются. Если итоговая сумма всех перечисляемых средств данным банком выше получаемых, то разница гасится из специального резерва этого же коммерческого банка, который предварительно уже был заранее сформирован в НБМ. Если же и резерва недостаточно, то НБМ оформляет кредит overnight, который коммерческий банк обязан погасить в течение следующего дня. В том же случае, когда сумма всех отправляемых средств меньше получаемых, оформляется депозит overnight.

Все эти три, фактически, норматива в мировой практике используются для регулирования темпов экономического развития данной страны. И если возникает необходимость оживить экономику, то эти показатели уменьшаются. Деньги становятся дешевле и хозяйствующие субъекты активнее берут займы. Если же экономика чрезмерно быстро развивается и при этом разбалансируются отдельные ее элементы, тогда говорят, что экономика «перегрета», и данные ставки увеличивают.

В части нормы обязательных резервов в 11%. Опять же в мировой практике для того, чтобы обеспечить определенный запас устойчивости коммерческих банков, признанной является минимальная норма в 8%. Которая и была установлена у нас в период последнего финансового кризиса и действовала до последнего времени.

Теперь еще об одном показателе, воздействие на который вменено НБМ, как его главная задача: поддержание уровня цен. И если просмотреть на портале НБМ последний «Обзор инфляции» №1 за январь уже этого года, то там продекларировано, что «базовая инфляция в конце текущего достигнет чуть более 5%». В тоже время при расчете показателей государственного бюджета на 2011 год правительство исходило из 7,5%? В принципе, показатели близкие, но удивляет то, что они были названы, практически одновременно. Сюда следует добавить также и конкретное требование последнего соглашения с МВФ в части жесткого удержания уровня цен. Поэтому хотелось бы верить, что наша инфляция и будет таргетироваться в данном коридоре.

Верить то хочется. Но при разработке показателей государственного бюджета одновременно с уровнем цен был также зафиксирован и средний курс молдавского лея к доллару США – 12,4. И это понятно почему, чем слабее лей, тем больше леев мы получим от конвертации зарубежной помощи, да и экспортная конкурентоспособность молдавских товаров при этом курсе несколько возрастает. Но сдерживание инфляции и достижение заданного курса лея достаточно разноплановые цели, для нашей ситуации даже где-то взаимоисключающие задачи.

К сожалению, исходя из нынешних реалий, приходится сей факт констатировать. Несмотря на заданные ориентиры, лей упорно укрепляется, а инфляция растет опережающими темпами. За прошедший 1 квартал средний курс составил лишь 12,04 леев за доллар. Поэтому, чтобы достигнуть заданные «12,4», необходимо в оставшиеся три квартала поддерживать курс на уровне 12,51 леев. Но и во 2 квартале он почему-то продолжает укрепляться. Так, за первые 12 дней средний курс составил 11,86 леев с явным трендом к дальнейшему укреплению.

Теоретически курс лея в Молдове определяется рынком. Есть спрос на него, и есть предложение. Но, полагаю, что многие не забыли, как в декабре 2009 года НБМ в тихую вбросил в обращение около 1,5 млрд. наличных леев. Тем самым сразу почти на 20% была увеличена денежная масса, что незамедлительно сказалось, как на курсе, так и на уровне цен. В настоящее время аналогичная акция, надо полагать, неприемлема, так как это сразу же неминуемо приведет к обвальному росту цен, которые и так растут как на дрожжах.

Казалось бы, в текущем году до минимума сокращаются выплаты бюджетникам, и это должно было бы уменьшить количество наличных денег в обращении? А, следовательно, и сдерживать инфляцию? Почему же и данная мера малоэффективна?

Когда мы рассматриваем факторы, влияющие на уровень цен, то необходимо рассматривать данную проблему с двух сторон, а именно: инфляции предложения и инфляции спроса.

Инфляция предложения определяется, прежде всего, уровнем себестоимости продукции и услуг. А сегодня ее предопределяют взлетевшие тарифы и цены в результате приведения их в соответствие с «реальными» затратами и ростом цен импорта, включая и на энергоносители.

Если же говорить об инфляции спроса, то она определяется соотношением наличных денег и количества товаров и услуг на рынке. И в Молдове инфляцию спроса банально раскручивает нарастающий приток денег от наших соотечественников. Ибо у нас, практически, не созданы условия для инвестирования этих средств в долгосрочные проекты.

Ранее я уже называл эти цифры. За прошедший год в результате обмена в валютных кассах денежных переводов из-за границы и того, что привезли «в карманах», на потребительский рынок поступило леев эквивалентных почти 1,9 млрд. долларов. Уже тогда эти леи покрыли около 60% нашего товарооборота и рынка услуг. За первые два месяца текущего года сальдо между сданной и купленной иностранной валютой превысило 290,6 млн. долларов против 230,4 млн. за соответствующий период прошлого. Разумеется, потребительский рынок не может расти аналогичными темпами.

Вот и пытается наш НБМ усидеть сразу на двух стульях. С одной стороны, сдержать рост цен, а с другой, не допустить укрепления молдавского лея. А сколько помпезности и самолюбования было в декларациях 2009 года о том, что в Молдове базисная ставка по краткосрочным операциям денежной политики, да и долгосрочным кредитам (свыше 5 лет) всего 5%, а по кредитам overnight 7,5% годовых и 2% – по депозитам overnight. Но стоило лишь немного ожить странам, в которых трудятся наши соотечественники, и началось наращивание объемов поступлений из-за границы, как НБМ тут же был вынужден принять постановление №19 от 28.01.2010. В нем в соответствующих пунктах было прописано:

1. Увеличить базисную ставку, применяемую по основным краткосрочным операциям денежной политики, на 1.0 процентный пункт с 5.0% до 6,0% годовых.
2. Увеличить следующие процентные ставки:
• по кредитам overnight на 1.5 процентный пункт с 7.5% до 9,0% годовых;
• по депозитам overnight на 1.0 процентный пункт с 2.0% до 3,0% годовых.
3. Увеличить базисную ставку по долгосрочным кредитам (свыше 5 лет) на 1.0 процентный пункт с 5.0% до 6,0% годовых.

И пошли-поехали. Неужели молдавская экономика начала на столько чрезмерно быстро развиваться, что потребовалось замедлить темпы ее роста?

Разумеется, ни о каком бурном развитии и речи быть не могло. А потребовалось хоть как-то обуздать рост денежной массы, вызывающей, как укрепление лея, так и увеличение цен. И самая примитивная мера – это ее решение за счет роста стоимости денежных ресурсов. Именно все нарастающее давление леев купленных в валютных кассах продолжает увеличивать диспропорцию между количеством денег и отстающим предложением объема товаров и услуг, порождая инфляцию спроса. Именно это, по моему убеждению, принудило НБМ 27.01.2011 принять и постановление №10, которым была увеличена также норма обязательных резервов от привлеченных средств до 11% от расчетной базы. Создание данных резервов предписывалось завершить до 7 марта 2011 г. Таким образом, коммерческие банки, фактически, заморозили около 1 млрд. леев собственных ресурсов. Естественно, что подобная стерилизация неминуемо ведет к удорожанию стоимости кредитов.

И это далеко не конец. Поскольку действие подобных акций краткосрочно, то уже идут разговоры о 14%. Так не долго дойти и до 22% норм резервирования и перешагнуть за 30% для ставок по коммерческим кредитам, как уже было в предкризисный период 2008 года. А это путь в никуда. И одному НБМ с данными проблемами не справиться, так как в основе молдавского феномена укрепления лея и роста цен лежат не только монетарные факторы. Необходимо с участием всех органов власти срочно запускать механизмы реального и качественного экономического роста. Разумеется, для улучшения бизнес-климата что-то делается и сейчас, но уж больно нерешительно, фрагментарно и крайне медленно. Два года уже потеряны на политические разборки. Процесс самодеградации страны нарастает и не понимать этого, значит действовать против собственного народа.

Обсудить