Примар одноразового использования

Кишиневу нужно спокойное развитие, а не либерально-балаганная клоунада

Уходящий примар Кишинева Дорин Киртоакэ не имеет никаких шансов выйти во второй тур выборов столичного градоначальника, и это не просто голословное пожелание, а утверждение, основанное на цифрах и фактах.

Киртоакэ был примаром одноразового использования. В 2007 году он сделал свое дело, показав, что у Партии коммунистов можно выигрывать, но в 2011 году он должен уйти. Никакой пользы от него нет, зато вреда все больше и больше.


Воронин и Рошка – «папа» и «мама» Киртоакэ

Киртоакэ удалось выиграть выборы благодаря тому, что четыре года назад для этого сложились благоприятные обстоятельства.

«Папой» Киртоакэ стал не кто иной, как лидер ПКРМ Владимир Воронин, который выдвинул от своей партии на пост столичного градоначальника совершенно абсурдную кандидатуру Вячеслава Иордана. Это так разозлило кишиневцев, что даже многие коммунисты голосовали против «представителя» своей партии. Воронин думал, что если он выставит против Киртоакэ и обезьяну, та все равно победит, только потому, что у этого животного одно место красного, похожего на партийный, цвета. Но избиратели в такой «зоопарк» играть отказались.

«Мамой» Киртоакэ можно смело считать бывшего лидера ХДНП Юрия Рошку. Вступив в 2005 году в союз с Ворониным, Рошка освободил прорумынский и антикоммунистический электоральный сегмент объемом в 10-15 процентов, который и не замедлила занять Либеральная партия во главе с Михаем Гимпу и Дорином Киртоакэ. Если бы Рошка и дальше продолжал вести себя, как в конце 90-х—начале 2000-х годов, либералы и по сей день оставались бы маргинальной внепарламентской партией. Благодаря же Рошке они стали парламентскими маргиналами.

Следующее обстоятельство, которое сыграло на руку Киртоакэ в 2007 году, состояло в том, что у него не было реального конкурента не только со стороны ПКРМ, но и со стороны демократических партий. Для Влада Филата это была первая избирательная кампания в качестве кандидата еще от Демократической партии. Леонид Бужор от АНМ, Александру Кордуняну от ХДНП, Эдуард Мушук от СДП, Дмитрий Брагиш от ПСД — все они, уступив Киртоакэ в первом туре, во втором призвали своих избирателей голосовать против Иордана.

Слабый кандидат ПКРМ, освобождение правого поля со стороны ХДНП, отсутствие реальных конкурентов со стороны демократических партий, объединение во втором туре всех против коммунистов — все это вместе и помогло Киртоакэ выиграть прошлые выборы. Сегодня же ему приходится действовать совсем в других условиях. Из всех этих благоприятных факторов сохранился лишь один – то, что ЛП прочно заняла место ХДНП на правом фланге. Но это не более чем 15 процентов «твердых» голосов даже в Кишиневе, где либерально-унионистское течение особенно сильно.


Примар, который всем надоел

За четыре года своего руководства Кишиневом Киртоакэ всем опостылел. Он продемонстрировал полную импотенцию в управлении городскими делами.

Как его дядя Михай Гимпу, по недоразумению оказавшийся в кресле врио президента Молдовы, доказал, что государством можно вообще не руководить, так и племянник Киртоакэ с блеском продемонстрировал, как формальный глава миллионной столицы может вообще ею не управлять. С дядей Михаем, слава Богу, разобрались, теперь очередь племянника Дорина.

То, что детская болезнь либерализма в Кишиневе весьма надоела жителям города, подтверждает и статистика голосования за эту партию.

На выборах в Кишиневский муниципальный совет 3 июня 2007 года, когда была зарегистрирована беспрецедентно низкая даже для Кишинева явка, ЛП получила 38 533 голоса (18,31%). Кандидат в примары от ЛП в первом туре получил 52 278 голосов (24,37%), во втором туре 17 июня, когда все противники ПКРМ призвали голосовать за единого кандидата от оппозиции, Киртоакэ заручился поддержкой 130 181 избирателя (61,17%). Это был звездный час ЛП. Никогда больше ни вся партия, ни какой-либо ее представитель столько голосов не получали.

Начиная с парламентских выборов 5 апреля 2009 года явка избирателей в Кишиневе резко выросла по сравнению с местными выборами 2007 года. Эта тенденция наверняка повторится и на предстоящих 5 июня выборах кишиневских примара и муниципального совета.

5 апреля 2009 года на выборы в столице вышли 371 341 избиратель (59,27% от внесенных в списки). ПКРМ получила 156 227 голосов (42,43%), ЛП — 82 421 (22,38%), ЛДПМ — 57 524 (15,62%), АНМ – 36 797 голосов (9,99%).

На выборах 29 июля 2009 года явка в столице составила 385 179 избирателей (62,24% от всех зарегистрированных). Из них за ПКРМ проголосовало 158 034 избирателя (41,23%), за ЛП — 88 718 (23,14%), за ЛДПМ — 64 760 (16,89%), за ДПМ — 40 439 избирателей (10,55%).

На выборах 28 ноября 2010 года ЛП ухудшила свой результат даже в Кишиневе, который считается бастионом отмороженных унионистов, составляющих костяк фан-клуба этой партии.

При беспрецедентно высокой явке в 67,59% (433 979 из 642 029 зарегистрированных избирателей) ПКРМ улучшила свой результат до 173 570 голосов, хотя в процентном отношении он и упал до 40,19%. ЛДПМ сделала огромный рывок вперед — 122 845 голосов (28,44%). ЛП упала до 69 266 голосов (16,04%). Четвертая парламентская партия, Демократическая, получила в столице 35 369 голосов (8,19%).


Кандидат без шансов

Выборы в Кишиневе всегда очень политизированны. Это как бы парламентские выборы в миниатюре, столкновение не столько индивидуальных кандидатов, сколько стоящих за ними партий. То, что все парламентские партии, за исключением демократов, выставили в Кишиневе своих лучших кандидатов, подтверждает, насколько высоки ставки.

Пытаясь спрогнозировать результат примарских выборов в столице, нужно отталкиваться именно от цифр, которые были зафиксированы тут на последних парламентских выборах. Главных цифр четыре — общая явка (434 тыс.), результаты ПКРМ (174 тыс.), ЛДПМ (123 тыс.) и ЛП (69 тыс.).

Каждая из этих трех партий уже начала, а сразу же после пасхальных праздников завершит тотальную мобилизацию всех сил, чтобы продвинуть в примары своего представителя. Такая мобилизация означает, что кандидаты ПКРМ, ЛДПМ и ЛП в лучшем случае достигнут показателей своих партий на парламентских выборах 2010 года. А это, в свою очередь, означает, что в Кишиневе будет второй тур, что в нем будут участвовать кандидаты от ПКРМ и ЛДПМ, что борьба во втором туре будет очень жесткой, и ее исход могут решить одна-две тысячи голосов в ту или иную сторону.

Теоретически, кандидат от ПКРМ мог бы выиграть и в первом туре, но для этого, при сохранении коммунистами собственного результата, полученного на ноябрьских выборах, должна упасть общая явка, что маловероятно.

Кроме того, в самой ПКРМ существует «группа товарищей», которая занимается саботажем в отношении партийного кандидата Игоря Додона. Эта группа боится избрания Додона на пост примара, понимая, что после этого он станет реальным преемником Воронина, кандидатом партии на пост президента, а в перспективе и могильщиком ПКРМ в том виде, в каком она существует последние 15 лет. Насколько этим саботажникам удастся «опустить» Додона, сказать трудно, но опасность удара в спину изнутри самой ПКРМ для него существует.

В условиях, когда сам Додон на уровне Кишинева позиционирует себя в качестве умеренного технократа, открытого для сотрудничества в том числе с вменяемыми силами в Альянсе за европейскую интеграцию, пропагандистская машина ПКРМ на общенациональном уровне демонстрирует худшие образцы старой воинственности и агрессивности, чем может отпугнуть многих пока еще не определившихся избирателей в столице.

Но в том, что Додон уверенно выходит во второй тур с наилучшим результатом, никто не сомневается. Как и в том, что это наиболее адекватный кандидат, которого могла выдвинуть ПКРМ и который, в случае избрания, будет хорошим примаром Кишинева.

Как потенциальный градоначальник, на несколько голов выше Киртоакэ и кандидат от ЛДПМ Виктор Бодю. Лидер партии, премьер-министр Влад Филат взялся лично продвигать Бодю в примары. Это означает, что партийная машина ЛДПМ в Кишиневе, которая на парламентских выборах обеспечила партии почти в два раза больше голосов, чем получила ЛП, не оставляет Киртоакэ никаких шансов выйти во второй тур.

Но самый большой враг Киртоакэ — это не Додон, и не Бодю. Это он сам и его такой же неадекватный дядя.


От аномалии к нормальности

Победа Киртоакэ на выборах 2007 года была аномалией, которая стала возможной благодаря уже упоминавшемуся выше целому стечению обстоятельств. Сегодня эти обстоятельства исчезли, и у Кишинева есть возможность вернуться к нормальности.

За четыре года Киртоакэ ничего для города не сделал. Он не выполнил свои предвыборные обещания. Все его разговоры о том, что он превратит Кишинев в европейскую столицу — пустая болтовня. Он занимался абстрактной борьбой с коммунизмом и бестолковым перетаскиванием с места на место новогодней елки, но этого явно мало, чтобы претендовать на переизбрание.

Самое большое достижение, которым он постоянно хвастается — это устранение неприятного запаха с очистных сооружений. Но было бы странно, если бы в Кишиневе и сегодня продолжало вонять. То, что Киртоакэ выдает за главное достижение работу, которую он просто обязан был сделать, просто смешно. Это все равно, что он хвастался бы тем, что чистит по утрам зубы или спускает за собой воду в унитазе после посещения туалета.

ЛП, по сути своей, – это экстремистская партия унионистского толка, и ее представитель вообще не должен руководить Кишиневом. То, что Киртоакэ гражданин Румынии, может быть, и не является нарушением закона, но по существу это ненормально, неправильно.

Если учесть, что необъявленной стратегической целью Румынии является присоединение к себе Бессарабии, саботаж со стороны Киртоакэ в управлении Кишиневом, призванный доказать, что это вообще никакая не столица, а какая-то помойка, приобретает совсем другой смысл. Точно так же, как Гимпу дискредитировал пост президента Молдовы и саму Молдову, так и Киртоакэ дискредитирует ее столицу. С точки зрения унионистов, в этом есть своя логика: чем хуже в нашем государстве, чем поганее выглядит ее столица, чем ужаснее живется людям, тем больше оснований передать их под румынскую администрацию.

Примарство Киртоакэ было этакой прорухой для Кишинева. Своеобразным приколом. Воронин решил приколоться с Иорданом, избиратели — с Киртоакэ. Четырех лет достаточно для прикалывания. Проруху пора исправлять.

Кому нравятся курс на объединение Молдовы с Румынией и разруха в Кишиневе, те, конечно, могут и дальше голосовать за Киртоакэ. Процентов 15 таких, может, и наберется. Но это маргинальное меньшинство. У большинства нормальных людей, в отличие от 2007 года, в этом году появился выбор. И они им воспользуются.

Кишиневу, ​ как и всей Молдове, нужно устойчивое и спокойное развитие на многие годы вперед, а не либерально-балаганная клоунада.

От шута-«президента» дяди Михая избавились, пора избавиться и от буффона-примара племянника Дорина. А там, глядишь, наступит и очередь старого паяца Воронина.


Дмитрий Чубашенко

Обсудить