Журнал "Русское поле": третья борозда

21 апреля, в Российском Центре Науки и Культуры в РМ состоялось представление третьего номера литературно-художественного и публицистического журнала Ассоциации русских писателей РМ «Русское поле», выходящего при поддержке Посольства Российской Федерации в РМ, Российского Центра Науки и Культуры и Конгресса русских общин РМ.

Материал

Комментарии 157

Войти
  • Р
    # Рафинад
    Серьёзный журнал получается.
  • Р
    # Рафинад
    www.kn.md/?idn=4796
  • Вообще-то, Олеся, ты большая умница! Сдаюсь! Столько энергии и таланта в тебе, что, ей богу, невозможно не уважать тебя. Поздравляю с третьей бороздой! Очень надеюсь, что когда-нибудь вы подойдёте ко мне, запутанному, и скажете: ваша сиятельная усталость, пахать подано!.. Одно обстоятельство немного меня печалит: один человек из твоего окружения как-то сказал мне, что я, дескать, враг русского народа. Я засмеялся, а потом призадумался: оказывается он достаточно энергично тиражирует своё отношение ко мне. Чтож? Враг так враг!.. Враг, пишущий гимны России… Сейчас я, символически — на атомной подводной лодке Северного Флота. «Прощай, „Чарли!“ называется моя молитва к моей незабвенной матросской молодости. Не обижайся на меня. Если мы друг на друга обидемся, кто же тогда согреет мир?
    Вместе!
    Во-вторых потому, что в нём разыгралась бешенная тоска по России! – так начинает Набоков один из своих блистательных рассказов. И далее, немного перефразируя великого писателя, в-третьих, наконец потому, что мне было жаль своей молодости и всего, связанного с ней, когда я, студент Молдавского института искусств, просыпался по утрам на час раньше, чтобы рассказать любимой об Алтае. О том, например, что в восьмидесяти километрах от Горно-Алтайска, где мы, стройотрядовцы, жили, находится село Сростки, родина Василия Шукшина… «Помнишь, Евдокия, как два месяца тому назад мы вышли из кинотеатра, словно из церкви, и долго-долго бродили по Кишинёву, не проронив ни слова?.. Калина красная, калина вызрела… Плакать хотелось, какой-то непонятной нам обоим мировой справедливости хотелось!..»
    Сто пятьдесят восемь писем отправил я с Алтая в Молдову, и чего в них только не было! И то, как мы, терпя сорокаградусную жару, оставляя автографы из булыжников – «Лира-74», прокладывали асфальт между Горным и Маймой, как по воскресеньям нас возили на экскурсии то на Телецкое озеро, то куда-то в сторону Чемала… А в Усть-Сёма, на перекрёстке, ведущем на Онгудай, мы обедали в столовой, на века запечатлённой оператором Гинзбургом на плёнку неувядаемого фильма Шукшина «Живёт такой парень». В одном же из писем рассказал, как по прибытии на привокзальную площадь Бийска, в ожидании, пока нас распределят по стройплощадкам Алтая, мы, как и полагается будущим слугам искусства, устроили концерт молдавской музыки. Вдруг, маленько пошатываясь, к нам подходит очень серьёзный мужик.
    – Р-р-ребята, а вы откуда?
    – Из Молдавии.
    – Из… Молдавии? – обрадовался серьёзный мужик. – Слышь-те… Я в Молдавии… знаю одного пацана!.. Он такой высокий, с усами!.. Ваней зовут!.. Вы его знаете?
    Мы захохотали, а мужик обиделся: представляете, он выдал нам все приметы Вани, высокого, с усами, тоже из Молдавии, а мы, видите ли, притворяемся, что не знаем его!.. А сколькими концертами ублажали мы души алтайских тружеников заводов и полей!
    — Какой парень, ах, какой замечательный молдаванин! – всё восторгалась женщина-секретарь Майминского райкома партии. –Как прочтёт стихотворение – так и мурашки по телу!..
    И я радовался: чей ещё избранный, так запросто, чтоб мурашки по телу?..
    …Во-первых потому, что, когда на обратном пути, наш поезд остановился на минуту посреди украинской степи и я, рискуя отстать от него, выскочил, чтобы нарвать букет васильков…
    на Кишинёвском вокзале, сверкающем медью духовых оркестров, Евдокии не было… То ли прекрасный Алтай показался ей слишком далёким, то ли, в паузах между письмами, какой-то высокий и усатый молдавский Ванька успел за лето приглушить в ней и тоску по красной калине, и желание немедленной мировой справедливости…
    Потом… Опустошение, после которого хочешь не хочешь, но ты уже законченный художник и вся твоя дальнейшая жизнь – сплошная метафора. Вот, например:
    На поле времени – я да она. А между нами – огромный ковёр, сплетённый из украинских васильков. За моей спиной – гордость моей недавней биографии: атомная подводная лодка Северного флота, исцеляющий печаль шум великой реки Катунь и лестница моей твёрдой уверенности в том, что в отличие от некоторых я никогда не умру… За ней же – стог деревенского сена да груда элементарных кухонных желаний крестьянки, ставшей на время студенткой, с её преходящими охами и ахами по поводу несправедливости бытия.
    – Откуда и куда? – спрашивает она.
    – С родины… нашего Шукшина!.. И еду поступать в ГИТИС! – и показываю на лестницу.
    – Ты умный, ты должен учиться! – вздыхает она. – Но…
    Но в это время из-за стога сена появляется Ванька… Тот самый, координаты которого выдал мужик из Бийска: высокий, с усами. Хватает Евдокию за талию, целует её в губы и вручает ей – о, боже! – букет украинских васильков… А затем оба снисходительно смотрят на меня: так, очевидно, смотрит эпоха на мгновение…

    Дальше, уже без метафоры, – ГИТИС, Борис Иванович Равенских, Мария Иосифовна Кнебель, мои ныне знаменитые коллеги: Серёжа Арцыбашев, Матвей Ганапольский, Валера Саркисов и почему-то прячущийся ныне в Израиле Владимир Гусинский… А сколько разных Евдокий на необъятных московских бомондовских просторах! Одна из них, вяло стряхивающая пепел и томно глядя в окно, то и дело бодрила меня:
    — А, между прочим, мой отец генерал!..
    — Кутузовской армии, что ли?..
    … И вдруг мысль о неминуемой смерти, и не просто смерти, а смерти-символа, словно током, ударила по лестнице моего карабкания наверх! Вот позади ГИТИС, вот провинциальная сонная Молдова, для которой смысл бытия – в тотальном отсутствии поиска этого смысла… Вино, свадьбы, сдача в эксплуатацию себе подобных!.. Перестройка, вернее, уничтожение и осквернение уже построенного, и ни капли мысли относительно того, что же нужно построить на самом деле… В Беловежской Пуще гремят охотничьи ружья, и вот над страной запахло водкой и шашлыками из зубра…
    – Костя, неужто ты? – на краю между молодостью и старостью неожиданная встреча.
    В руках у женщины печной горшок, да и сама она – чуть ли не воплощение того самого горшка… Ни капельки сходства со вздыхающей когда-то по красным калинам и несправедливостям жизни студенткой!..
    – А Ваня умер! Представляешь, только получили румынское гражданство, только засобирались мы с ним в Европу, – печной горшок был тяжеловатым, и женщина переложила его в другую руку, – а он – представляешь, Костя? – он возьми да умри!..
    Молчание… Что ни говори, какими бы счастливыми ни казались нам предательские вылазки из-за стогов сена, рано или поздно все наши деяния утонут в державинской «пропасти забвения»…
    – А мы тебя читали! Пророссийский ты! Только зря, времена другие… Даже Ванька говорил: жаль, что Костя тратит свой талант на воскрешение выкуренных сигарет! Ведь СССР уже не возродить!..
    Алтай!
    Валяется где-то, на свалке памяти, моя карьерная лестница; познав, по чём соль глупого метания в поисках европейских ценностей, ещё вчера лающий на Россию, задиристый Моська-молдаванин, как никогда ранее, близок к осмыслению состояния Стрекозы, выслушавшей вердикт Муравья! Никуда он от России не денется, да и стоит ли от неё куда-либо деваться? Как тут не вспомнить про гениальный ответ Ельцина на подковёрный вопрос наших мосек, когда же Россия выведет из Приднестровья свою Четырнадцатую армию: мы тогда её выведем, улыбнулся Борис Николаевич, когда молдаване выведут из России свою… пятнадцатую армию… гастарбайтеров!
    И как пройти мимо случая-предостережения, ставшим недавно киносценарием?
    …У меня – племянник. Его главная профессия – два пальца вверх и «Россия – это плохо, а вот Европа – это, конечно же, хорошо». Помитинговал он тут, поорал, а когда понял, что охрип, ударив привязанную у ворот дворняжку, сел в машину с такими же охрипшими и – в Европу! Проходит месяц – ни слуха, второй месяц проходит – ни духа, и, не успела наша Земля, летящая со скоростью двадцать семь километров в секунду, совершить и половины оборота вокруг Солнца, как вдруг на отцовский мобильник – звонок. Из Европы, где, конечно же, хорошо!.. «Папа, если бы ты знал, какая тут фальшь кругом!..» И плач! И далее – почти что как у Гоголя: бывали и в других землях товарищи, но таких, как в Русской земле, не было ещё таких товарищей… И – снова плач! Плач, похожий на мучительный выход пьяницы из алкогольной зависимости. «Папа, выйди на улицу, я хочу услышать, как лает у ворот наша собака!» Собака, кстати, которую когда-то ударил… Отец выскакивает на улицу, а собаки нет! Сорвалась с привязи и где-то гуляет… И, дабы погасить сыновний плач, терпя ручейки слёз, отец залаял в мобильник вместо собаки… Лаял и плакал!.. Подошла собака, легла виновато у ног хозяина, и вот вам и финал: плач с воем. И с собакой…
    «… И вдруг такой повеяло с полей Тоской любви...» – восклицает Николай Рубцов в своём бессмертном стихотворении «Отплытие»…
    Вдруг какое-то тайное и неведомое мне стечение обстоятельств отыскало меня в суете повседневности, стряхнуло с меня десятки грязных ракушек, успевших, как у Маяковского, прилипнуть ко мне на бока, и, схватив за душу, привело меня в мою незабвенную юность! «1974. Молдавские студенты на Алтае» – так была озаглавлена фотовыставка. И на одной из фотографий под названием «Прощание» на первом плане – она да я!..
    Алтай, милый, далёкий Алтай!
    Каким-то неописуемым духовным ориентиром остался он в сердцах нашего студенческого братства! Жарко было, потно было, и тяжелы и неуклюжи были лопаты с горячим асфальтом, но, странно, хоть и разные гербы уже украшают наши разного цвета паспорта, – всё равно: достаточно нам услышать невзначай слово «Алтай» и, пусть не так мощно, как у Шукшина, но всё же, хотим мы этого или нет, чувствуем, будто сжалось сердце… Край, а не область! И зря, совершенно напрасно устало машут пораженческими руками те, кто считает, что кровь может стать водицей и что молдавские думы о России – это всего лишь наивная попытка воскрешения давно выкуренных сигарет… То ли православие тому причиной, то ли умеючи влюблять в себя таких, как мы, России действительно предначерчено божественное движение, при котором гоголевское «и, косясь, постораниваются и дают ей дорогу другие народы и государства» не есть лишь художественный вымысел…
    Алтай!
    Ну как же такое возможно, чтобы снова не вернуться к тебе? Не вернуться и, не боясь таких высоких сравнений, уронив на пороге возврата измученную сандаль скитальца, упасть на колени перед тем, на что мы когда-то плюнули: гордость, что ты причастен к великой России?! К России Шукшина, Рубцова, Распутина и Белова, к России тех сросткинских бабушек и дедушек, до крови похожих на наших молдавских православных бабушек и дедушек, про которых так внятно и так на века сказал гоголевский Бульба: они умеют «любить, не то чтобы умом или чем другим, а всем, чем дал Бог, что ни есть в тебе!..» «Родные вы наши, далёкие вы наши, – сокрушались они перед нами, снимающими трёхсерийный фильм о Шукшине, – может, картошечки в мундире да с алтайскими огурчиками?» Как тут не отойти в сторону и не заплакать оттого, что существует на свете политика? И как остановить сердцебиение, когда идёшь по Майме и Горно-Алтайску и, словно потерял самое главное в жизни, всё ищешь и ищешь на свежем асфальте свой сокровенный автограф – «Лира-74»?.. Как не поклониться таким русским людям, как Геннадий Кузьмич Зеленцов, заместитель начальника Департамента культуры Алтайского края, который, вопреки политике, поверив в нашу искренность и художественные возможности, выделил нам для съёмок фильма «Неделя у Шукшина» машину с прекрасным шофёром (Виталий, привет!), Лидии Александровне Чудновой, директору Музея-заповедника имени В.М. Шукшина, безвозмездно, на целых две недели, приютившей нас в Сростках, незнакомой старушке из Шульгин-Лога, протягивающей нам миску смородины с извинениями, что на месте декораций фильма «Печки-лавочки» давным-давно растёт наижгучайшая из крапив?!
    Россия, Русь! – ну что ж ты с нами, молдаванами, делаешь? Приезжает, бывало, американец с долларами, мутит ими нашу нищую душу, и, если честно признаться, мы на них клюём, а как американец уходит – мы всё равно по тебе скучаем!.. Невозможная ты, святая святых всех очищающих души и помыслы невозможностей! Какие там нью-йорки, лондоны и бухаресты на фоне твоего великого будущего, на которое ты обречена? Матрица мировой духовности! «А «Русская водка»?» – ехидничают из-за океана толстозадые, с бездарнейшими кардиограммами, напичканные всякой канцерогенной «Е» – гадостью, мечтающие о твоём развале обыватели. Спокойно, ребята, ибо русский народ – не зря Достоевский окрестил его народом-богоносцем – на протяжении всей своей истории, дабы избавить малые православные народы от всякого рода туркизаций, русский народ не только от таких мелочей смог избавиться!
    И избавится!
    И молния святости ударит по нашим карьерным лестницам и печным горшкам, врагам божественной красоты Аполлона Бельведерского!
    И светлость православия воспрянет над прокуренными барами и азартными заведениями! И да воскреснет тогда наша всепрощающая любовь ко всем предательским слабостям, выползающим из-за стогов нашей жизни! И да заплачут вместе с нами все Ваньки и Евдокии, как плакали на Алтае люди на молдавском фильме о великом сыне России Николае Рубцове! Всё преходяще! Россия, Молдова и Алтай вечны! А рядом с нами – дух честнейшего из землян – Василия Макаровича…

    Константин МУНТЯНУ, Молдова
    • Тринадцать тысяч знаков о себе любимом… кому эта хрень нужна?
    • p
      # pbi константин мунтяну
      Молодец, Константин! Пропел гимн России и порядочному человеку! Спасибо. И какой замечательный слог! А тот, кто распространяет о тебе небылицы, сам того…
    • Шутки-шутками, но Родина — это серьёзно, друзья мои. Любить Россию, если по-коммерческому, совершенно не выгодно. Выгодно создать себе какую-то неправительственную организацию и, пританцовывая перед хитрозадым западом, искать в ней ( в моей-то израненной и преданной Родине) осколки временной несостоятельности. Какая ужасающая картина: я, смертный, но гордый, а у моих усталых ног — родная и тихая до крови Россия!.. Гимпу и Фусу, отойдите! Дайте поклониться самой родной для молдаван стране!..
  • Р
    # Рафинад
    www.russkiymir.ru/russkiymir/ru/news/common/news18195.html
  • Ну, вот: поехали! Типичная молдавская europa-sud, как говаривает иногда мой зять-швед. Тридцать тысяч знаков! Беда какая!.. Но ведь возможности интернета не ограниченны, и как было бы хорошо, когда, хотя бы в комментариях, каждая поэтическая душа крикнула бы о том, что она есмъ!.. При чём тут знаки, при чём тут ненависть друг к другу?.. Или у «однако», на запасной своей скамье с талантами, есть некий никому не изведанный доселе новый Пеле?..
  • Виталий Александрович, в нарушение всех европейских правил, уберите, пожалуйста, эту не выспавшуюся, готовую лечь под кого угодно, совершенно не талантливую, правдой жизни ударенную в задницу журналистическую кикимору, которая, кинув однажды своего супруга домового, всё крутится и крутится вокруг дымоходов нашей жизни и, ядом бездарности, плюёт на всё, что по её, кикиморовскому мнению, не соответствует торжеству обласканной нами мировой справедливости.
  • Наконец-то,«Однако», вы выставились. Я слишком чуткий, чтобы не унюхать, что вы — женщина.Узнал и подумал: это, конечно же, плохо. Катастрофически плохо, дорогая вы моя! Плюём друг в друга, хаемся, будто жить нам осталось миниумум 1000лет… Что с нами происходит?
    • Нет, это мужчина.
      • Азазель, ты часто мелькаешь, ужасно мало знаешь ситуацию, и откуда тебе ведомо, что эта чувиха не есть чувиха?
        • будучи младше вас примерно на 20 с чем-то лет, все же, не позволяю себе обращаться к незнакомым людям младшего возраста на ты. Некрасиво.
          • Так выйдите из трусливой норы и выставьте своё местопребывание во всей этой расширяющейся Вселенной, которая, по Закону гениального Эдвина Хабла ( Закон о красном смещении), вот уже 14 миллиардов лет заставляет несчастные галактики лететь от этого всемирного ужаса, каким является Большой Взрыв, со скоростью (дорогой азазель, ты, по моему, и через 386 лет этого не поймёшь) миниумум 2700 километров в секунду… хочешь дальше? а дальше, молодой и вечный азарель, дальше — всё по Закону Доплера: гений Хабла увидел, что 2700 километров в секунду _ это применимо только к нашей Местной группе Галактик, а дальше полёт галактик, на зависть всем Ferrari, — 10000 километров в секунду. Ой, как я хочу собрать вместе всех этих азазелей и прогуляться с ними по звёздному небу! Анталия и всякого рода пустая канариада — отдыхает! Вы же мне целовать руку будете, азазель, а зачем вам, гордому и вечному, так унижаться?
  • Р
    # Рафинад
    А не поговорить ли нам о журнале?
  • К сожалению, журнала я ещё не видел, но, зная авторов и членов редколлегии, скажу словами влюблённой Татьяны Лариной: «Незримый — ты мне был уж мил! Твой чудный взгляд меня томил, в душе твой голос раздавался!» Я — по памяти, и если кое что не так со знаками препинания, так уж простите…
    • Р
      # Рафинад константин мунтяну
      Вот и возьмите у Олеси третий номер, будет о чём поговорить, глядишь — и минусов будет меньше.
  • # Башкиров Денис
    Появился хороший журнал в Молдове. Не просто усилиями коллектива писателей, а неким маленьким подвигом, что, уверен, выразился в виде многих бессоных ночей, труда и огромного количества «нервов»…
    Хороший журнал в стране трудной судьбы…
    Это удивляет, и радует, и дает надежду…
    Наверное, литературу еще рано хоронить… Коллектив Рудягиной — свидетельсво тому.
    Спасибо, Олеся!
  • Олеся, здравствуй! Вот, час тому назад, от меня уехал корреспондент… То да сё, о чём думаете, о чём мечтаете — типичная шукшинская ситуация. И, напоследок, дабы наполнить мою душу оптимизмом, махая рукой рядом летящему автобусу, знаете, что он сказал? Стоп, дайте опомниться! Он сказал, что в среде русскоязычных писателей я числюсь… одиозной фигурой. Сказал, и автобус улетел!.. И — пустота! Перекрёсток и одиозный Костя, перепутавший мировые координаты нравственности… Дума долгая нагрянула, дума серьёзная. Всё и вся перемолол в уме своём! Даже отождествил себя с великим шолохомским героем Давыдовым, которого, по несправедливости, исключили из партии. Убить себя? И представил: бездари рады его смерти… Быть! Во имя мировой революции, и чтобы эти бездари, беря лопаты в руки, кидали бы подальше мусор бытия…
    Мне кинули перчатку. Я её поднял. Ждите гениальный выстрел.
  • Ну, вот — послание, от своего идейного врага… Что мне делать? Заставить его читать роман Чингиза Айтматова «Буранный полустанок», где в легенде о птице Доненбай манкурт — это жертва, которую нельзя осуждать? Как нельзя осуждать наших нынешних грустных и красивых девушек, согласных на что угодно, лишь бы пьяница-отец и калека-мать, дрожащими руками, машущими ей на прощание… Как нельзя осуждать то, что от конкретного человека самого ничего не зависит. Была у всех одна Родина, был великий и неповторимый Советский Союз, и не было манкуртов, и не плакали наши девушки на предательских перекрёстках предательской абревиатуры, под предательским и подлым названием UE!.. Несчастные матери и отцы наши, опустите руки! Ибо, по-чеховски выражаясь, всё будет хорошо! И мы отдохнём…
  • Р.С. Вышел, покурил, подумал… Какая божественность на моих двадцати бачойский сотках! Пчёлы ( и они это священнодействие совершают совершенно не выпендриваясь), пчёлы ныряют в цветы, а цветы — в торжественной синеве ужасающе красивой весны, а дальше — самолёт пролетел и кукушка вспомнила про наше преходящее бытиё. А вот и путник: оглушённый всей этой неземной небылью, остановился, снял кепку и, простив ближнего, перекрестившись, посмотрел на вечернее небо… Олеся, хорошая ты моя, я устал от диванный филосовов, дай мне тряхнуть стариной в твоей четвёртой борозде!..
  • # Олеся Рудягина
    Дорогие мои люди,«не довольно ли нам пререкаться, не пора ли предаться любви?!»
    Спасибо, уважаемый Робкий, за настойчивое предложение поговорить о журнале. В самом деле, этого очень хотелось бы!
    Денис, спасибо за добрые слова и поддержку! Приезжай скорей — хочется, наконец, увидеть " в реале" одного из авторов (+Виктор Сундеев!) замечательного «Подлинника», который собрал на своих страницах блестящих авторов. Разбросанные по всему миру, там, наконец, встретились и наши «молдаване» — поэты и писатели, составлявшие(и составляющие!) цвет русской литературы Молдавии.

    Костя, милый! Да не обращай внимания на странных корреспондентов, наверняка, перепробовавших бачойского вина. «На всякий роток не накинешь платок». Ты — явление уникальное. А фильм твой «По следам миновавших времён» — событие в культурной жизни! Не говоря о том, что колоссальный, кропотливейший труд. Может он несовершенен, может, субъективен, но никто кроме тебя не сумел так пронзительно рассказать о Рубцове нашему зрителю. Если хоть одного человека фильм заставил задышать Россией, заплакать над судьбой Поэта, заставил броситься перечитывать ,- а то и впервые прочитать Николая Рубцова,- честь тебе и хвала! А я видела на просмотре, который устроила Ассоциация русских писателей в библиотеке им. Ломоносова, что среди зрителей таких людей было множество. Люди сострадали, сопереживали, внимали твоему тексту за кадром со всем доверием и пониманием. После просмотра тебя не отпускали, тебя благодарили, просили автографы. Ты уехал неожиданно счастливым. Вот и надо, наверное, в нашей больной сегодняшней жизни ориентироваться на такие минуты = моменты истины.

    А вот чего Вы, уважаемый Константин Мунтяну, кокетничаете??? Про четвёртую борозду! Я, разве, не предлагала Вам тряхнуть стариной уже во второй?!? А Вы: " Чарли! Чарли! Больше пока ни о ком думать не могу" :) :)
    • Прочитал, Олеся, и закурил. Ой, какая ты умница, о чём там говорить! Ясность, честность, умность и талантливовость!.. Продолжать? Спасибо тебе за то, что ты есть на свете! Мне не стыдно заявить публично: когда, после нашей встрече в библиотеке Ломоносова ты мне, укадкой, дала 50 лей (я тогда осознал себя в образе старика, из чеховского «В овраге»)я, Олеся, отойдя метров тристо, прячась от окружающих, прислонившись к какому-то старому и измученному, как и я, дереву, зарыдал.Вот вам и искусство!..
  • Дорогой ты мой георгадзе, убейте, но мне некогда с вами спорить — я там, на величественнейшей из величественнейших подводных атомоходах Северного Флота. Спуститься к вам, незначительным румынам, о «значительности» которых у нас, на корабле, сплошные анекдоты ходили, поверьте, это всё равно, что мне, курящему Марлборро, предложить невзначай махорку… Потом, георгадзе, очень потом со своей, личной, точкой зрения на право мироздания быть мирозданием! Не дуй мне в спину!
  • Я — как шушинский Егор Прокудин: временами, Любочка, я бываю фантастически богат! (Молодёжь, которая, за 20 лет, в художественном плане, отупела окончательно, естественно, этого не поймёт — им всё бездарные визионы-соревнования подавай) Иногда, Любочка, мы можем и замшевые туфли одеть и маленький такой бордельеро устроить! Краковяк в присядку… Нет совестливости Егора Прокудина, нет его гениального автора с его великим идеалом, так зачем же жить, когда яхта подонка Абрамовича подобна трём футбольным полям? Утони, мразь ненужная, дай свободу русскому народу!
  • # Брюс
    ВНИМАНИЕ ВСЕМ ТРУДЯЩИМСЯ и БЕЗРАБОТНЫМ, МОЛОДЕЖИ И ПЕНСИОНЕРОВ!
    Ассоциация «SALVGARDARE» и партия «Патриоты Молдовы» проводит 1 мая 2011 года с 10-00 часов на Площади Великого Национального Собрания митинг протеста против нищеты и бесправия, против произвола и беззакония правительства и местных органов власти, против неисполнения статьи 47 Конституции РМ, против неисполнения своих функциональных обязанностей правительства Филата.
    Еще 27.01.2011 года Ассоциация «SALVGARDARE» зарегистрировала в примэрии предварительное уведомление о проведении вышеназванного собрания граждан. Однако, 28.04.2011 года мы получили письмо из примэрии с уведомлением о том, что правительство изъявило желание провести международный День солидарности трудящихся 1 мая одновременно и на Площади Великого Собрания и в сквере Национального Театра Оперы и Балеты. Какой фарс! Какое лицемерие! Виновник нашей нищеты и бесправия собирается «праздновать» День трудящихся! Это форменное издевательство над нами! НУ, ФИЛАТ, ПОГОДИ! И Киртоакэ, тоже мне — юрист, ярый поборник «европейских ценностей», в том числе — фундаментальных прав человека, гарантированных Европейской Конвенцией… JOS ВСЕ! Ничтожества, издевающиеся над гражданами этой страны!
    Мы обращаемся ко всем, в ком еще теплится хоть капля чувства собственного достоинства, выйти 1 мая на Площадь, и дать такой отлуп Филату и его правительству, Киртоакэ и иже с ним, чтобы они на всю жизнь запомнили этот День — НАШ ДЕНЬ ГНЕВА!
    Сопредседатель партии «Патриоты Молдовы» — Майя Лагута.
  • # Брюс
    Костя, эта «мразь ненужная» стоит почти, как вся Молдова! Может, лучше вернуть «эту мразь» российскому народу? «Мразь»-то утонет, услыша твои молитву, но Абрамович-то спасется! И ему опять понадобится обокрасть своих соотечественников, чтобы иметь новую «мразь», еще круче! Вот с Абрамовичами что делать?!
  • Снова утро, снова птички поют и пчёлы жужжат. Удивительнейшее и священнейшее из состояний: денег нет, а счастливо на душе! Бывает же, ё-моё!.. Даже одиозные фигуры, какой, говорят, является Костя, забывают на мгновение о своём предназначенье: одиозничать!.. Ну и пчёлы, ну и весна бесконечная! Сейчас возьму сапу и, под её торжественной тишиной, пойду продолжать своё одиозничание — сажать кукурузу. Пойду, проклиная себя за то, что я такой нехороший среди очень хороших и неодиозных наших политиков, которые, во имя своей чести и человеческого достоинства, никогда не кидают друг друга…
  • # Олег Краснов
    Сегодня республике очень нужен литературный журнал достойного уровня. Третий номер получился удачным, и да будет так и дальше. Успехов авторам и редакторам!
    • Олег, ну давай честно: мы знакомы заочно. О том, что ты талантлив — я знаю, но в данной идиотской ситуации сам посуди: неужели три твоих предложения значимее (по плюсам) чем моя, молдаванина, статья о Шукшине? Предложения твои сотрутся, а статья Кости Мунтяну останется! Назло всем минусоидам нашей непростой жизни. Талантливые люди — сложные люди. И, если на то пошло, я действительно хотел бы устроить встречу со всеми моими врагами. Такой концерт будет, что без заразного телевидения не обойтись! Я же знаю, Олег: по уму-разуму я, конечно же, выше всех знакомых мне людей. Хвастун? Нет! Я серьёзно. Я лгать не хочу и, если очень серьёзно, я не припоминаю такого случая, когда, прийдя домой, я сказал бы себе: да, я встретил человека, умнее меня. Какая-то суетливая, неграмотная, кидальная, мракобесная и, что самое противное — очень желающая быть пылевая пустота засоряет мою глупую надежду о том, что я не прав… Грустно. Тут и до Чаадаевщины недалеко…
      • А я ни с кем не соревнуюсь — две строчки, так две. Если у Вас есть время и желание — напишите рассказ. Ей богу, это лучше, чем ссориться с анонимами и огорчаться из-за минусов.
      • Стоп! Прошла неделя и я вижу: именно отсюда произошло моё скатывание! Пьянная гордыня! Копия отца, о котором я снял фильм. Как напьётся, так и заявляет: самый лучший столяр краснодеревщик на свете — это я! Мы, не понимая его мечущейся души, заявляем: нет, есть и получше! И он что делает? Берёт кухонный нож, вставляет его в сапог и так, как бы между прочим, заявляет маме: пойду, на пару минут, в село… зарежу секретаря партийной организации… а потом прийду и доделаю ту дверь… Мы сидим, страдаем: зарежет, не зарежет? В два часа ночи, гремя нечичищенными сапогами, входят: отец и… его живая жертва — секретарь партийной организации… Пьянка и лобызание: как человека, я тебя люблю, а, как вспомню, что ты секретарь…
        На второй день — то же самое. Но — с более чётким акцентом: зарежу! на этот раз он от меня не ускользнёт! Одним словом, молдаване!..
        Умерли оба: отец — в 47 лет, секретарь — в 48… Тишина. И, только лишь изредка, как напьётся, Костя…
        • Ты это уже сто раз рассказывал. Придумай что-нибудь.
          • Ты еще в зоне? Ну и лемуры, заразные!
            • Не можешь? Сиди в погребе.
              • Уважаемый «Однако»! Не вижу никаких проблем из всего этого спора… Ну не нравится Вам, Костя Мунтяну, ну и что??? Так нет проблем!!! Вызывай его на дуэль! На дуэль поэзии и литературы, а мы посмотрим…
                Только не сможешь с ним боротся! Ну, никак! НИКАК!!!
                Мне, простому обывателю, достаточно то, что Костя, не прячется под «ником». И все ровно, каждое свое письмо и комментарий, подписывает своим НАСТОЯЩИМ именем. А это многое значит.
                И все ровно у тебя нет шансов ни на «дуэли» с ним ни, ни на то что стараешся по всякому его обидеть… не та весовая категория, и все тут.
                P.S. С удовольствием прочитал бы очередной журнал «Русское поле». И желаю коллективу только успехов!
                • Не глупи, у Кости на русском языке нет ничего кроме анекдотов.

                  Так прочти, какие проблемы.
                  • ava.md/039-russkii-mir-v-moldove/04136---selo-moe--skazka-moya--zhanr--moya-vechnaya-molitva.html
                    • Но я не сделал этого… Может, слишком рано устал и не смог совладать с клубком памяти в руках, может, понял, что, сколько бы, ни вонзал заступ в утрамбованный пепел лет, сколько ни перетряхивал пласты, изрезанные всевозможными перегнившими корневищами, никогда не понять мне: с пеплом вожусь, или, может, земля под ногами моими так жирна…
                      А если подумать ещё о том, что я забыл что меня болело год, два, десять лет назад, что в двух шагах от ворот кладбища не отыскать уже следов могил — только рощица проржавевших крестов, продрав свои пики сквозь буйные заросли сирени, каждый раз напоминает мне о времени и вечности…
                      Ион Георгия, внука Фёдора, сына Кати…
                      — Какая Катя? Не припомню что-то…
                      — Как это «какая»?.. Да та, что пришла однажды к начальнику румынских жандармов, саданула кулаком по столу и крикнула: «Ирод проклятый! Что ж ты прицепился к моей дочке? С вечера плачет и плачет, никак не уговорю слезть с чердака!..» На эти её слова расхохотался румынский начальник, приказал жандармам догола раздеть Катю и искупать при всем честном народе в луже, возле мэрии. Плавала, купалась, грязнела, но достойная была! Выплыла и, белокурая, синеглазая- отблеск стародавних русин, от которых произошли молдаване, сказала офранцуженному румынскому жандарму: «Я есть!»…
                      Катя, дочь Прокопия, сына Спиридона…
                      — А это кто же будет?
                      — Ехе-хе-е! Давно помер Спиридон… Был он без ноги и когда пропускал лишний стаканчик, садился на порог, закидывал костыли в огород и пока не сваливал его сон, нескончаемо пел о каком-то острожнике с берегов Байкал-реки.
                      — Байкал – озеро, не река…
                      — Озеро ли, река, только думаю, Спиридон лучше знал, о чём поёт. Где его только ни носило…
                      Ион, Катя и Спиридон… Верёвочка, которую ты видишь, сколько хватает глаз, пока не утонет она во мраке забвения… Кто знает, где начало её, и кто отважился бы угадать, где её истинный конец?
                      Мунтяну Константин
                      Писатель, сценарист, публицист
                      • И что это — проза? Это блог, и ещё неясно кто переводил.

                        «Колокол неба, сквозь узорчатые полы которого проглядывают три холма, синеватая стена леса, пруд, речушка с закрученным хвостом…»

                        Полы колокола? Классик, ё-моё…
  • Олег, наконец-то! Конечно же нужен журнал. Но ты смотри сколько бездарной и сволочной завистливости вокруг! Что мне делать? «Максимку» зарядить и, прямой наводкой, по всей этой тупой и трусливой псевдохудожественной шушере, в лоб, чтоб зиждела и внемлела! на века не протягивала свою стыдливую онанистическую руку к великой двери бытия, за которой — солнце правды и страдания? Тысячи книг написаны на эту тему, а вырывшее подлую траншею под воротами правды непосвящённое невежество есть и будет есть! Катастрофа, хуже чем крысы в суперсовременном мегаполисе! Минуисодные подонки, я вас, вместе взятых, не боюсь! Ноль умноженная на миллион тоже нулю равняется!
  • Мда! Проблема. Олеся, ты меня извини, но, как ты сказала, я немножко явлюясь человеком-явлением. А, по сему, я никак не могу быть последовательным в своих настроениях. А что, разве Лермонтов был последователен в своих дружеских отношениях с Мартыновым? А разве Николай Второй, узнав о гибели 27-летнего гения России и сказавший знаменитое, выгодное для минусоидов, подлую фразу, дескать «собаке — собачья смерть» — разве он не плакал потом в глуши отдалённого библейского сада? «И исшед вон плакася горько!»… А Есенин, стихи которого, я, и ты зто прекрасно знаешь, сегодня, когда совершенно не выгодно это делать, продолжаю переплакивать? А Рубцов? Ну, кто же в мироздании знает столько рубцовских стихотворений наизусть? Я — молдаванин! И я горжусь тем, что я более образован, чем вся эта минусоидная свора, ранящее мне мою усталую и бедную душу. Столько журналюг вогруг, а кто из них удостоился чести, чтобы с читкой его статьи «Вместе», вот уже четвёртый год подряд, Алтайские писатели начинали свой главный праздник, «Шукшинские чтения», на которые собираются минимум 50000 тысяч зрителей? Статья (и я не могу об этом не знать) умная, честная — настолько далёкая от дешевой неодиоздности, что я, посеявший пару часов тому назад 20 соток кукурузы, не могу не крикнуть: я — Костя! И — на улице весна! И пошли вы… к чёрту! Потому, что, как там, Сергея Александровича? — наша жизнь простыня и кровать!..
  • Снова минус! Ну и твари подколодные! На «Чёрную речку», что ли, их вызвать?.. Живите, размножайтесь, но, главное — духовно не будьте!..
  • Всё! Устал! Там, наверху, — лучшая статья про Россию, а завистливые подоночки минусы мне ставят. Отрицая эту статью, позвоните во все российские писательские организации — вам же в морду плюнут, недоделанные!
  • Ну, заразы-минусоиды, поклониться камню Гимпу, что ли?..
  • Нет, тут надо по-есениски, особенно — по его поведению в «Стойло Пегаса»: выставив своё имя, я поступил честно и, быть может, даже мужественно. Вы же, неталантливые, прячущие, как у Горького, тело жирное в утёсах (кстати, докладываю: я знаю свыше 700 стихотворений наизусть, а вы, недоноски, ставящие минусы, вы, проклятые, знаете хоть одно стихотворение?) вы кто такие? Молчите? Мой вердикт вам, Молчалиным (кстати, этот грибоедовский персонаж считается одним из самых отрицательных в мировой литературе) двадцать первого века: ребята, а не послать ли вас в вашу обезображенную подлостью ваших никчемных потомков матрицу?..
    Р.С. Ой, Костя, их даже не могила, их разве что романтичный «максимка» исправит!..
  • Пару дней не заглядывал в этот духовный сортир с минусоидами. Думал они там задохнулись в своей тупой ненависти ко мне… Ан, нет — дёргаются ишо! Дихлофосом, что ли брызнуть по ним и, подобно ненавибящему всякого рода духовные мразёвости Ивану Зяблицкому, из рассказа Шукшина «Мой зять украл машину дров», забить входную дверь досками? И не просто досками, а пыле-влаго-микробо-бездарно-подло и трусливо-непропицаемыми досками…
    • брызните, брызните — глядишь, и самомнение по-меньше станет, не будет тирад в духе «я самый умный и самый талантливый».
      такие высказывания характеризуют в первую очередь не талантливых личностей, а юездарей, кому нечем больше прикрыть свою творческую импотенцию.
      вот и остается кричать на каждом углу «я самый талантливый, я самый умный», тупая самореклама в лучших традициях нашего другого мегаломана лорченкова.
      тошнит, самовлюбленные бездари.
  • брызните, брызните — глядишь, и самомнение по-меньше станет, не будет тирад в духе «я самый умный и самый талантливый».
    такие высказывания характеризуют в первую очередь не талантливых личностей, а юездарей, кому нечем больше прикрыть свою творческую импотенцию.
    вот и остается кричать на каждом углу «я самый талантливый, я самый умный», тупая самореклама в лучших традициях нашего другого мегаломана лорченкова.
    тошнит, самовлюбленные бездари.
  • Где у меня хотя бы одна искра самомнения? Выставись и, уверен, я засмею тебя! Ибо я знаю себя. И докладываю: на данный исторический момент я действительно не знаю в Молдове ни одного истинно талантливого писателя. Поимённо могу пройтись по всем, от «А» до«Я. И это реальность! Проблема не в моем мнении о них, а проблема в том, что она на самом деле существует. Какой-то мёртвый сезон навис над молдаванами! Сними паранджу, трус! И только лишь тогда лицедействуй!
    • да-да, мы знаем, что вы самый талантливый, блистательный, умный и несравненный.
      только не лопните от самомнения, а то всем будет жаль потерять такого самовлюбленного клоуна :)
      не знаете ни одного талантливого писателя — обратитесь к знакомой вам олесе рудягиной, она знает, подскажет, раз уж вы такой несведущий и необразованный в сегодняшней молдавской литературе.
      • Нет, я не вовсе не клоун, Любочка-азазел! Временами я бываю фантастически серьёзен!.. Могу даже кому-то и пару духовных замков сломать!..(Перефразировка беседы Егора Прокудина с Любой Байкаловой). А Олеся, по-моему, не знает молдавского языка, и откуда ей ведать какое именно там положение? А положение ужасное, катастрофически ужасное! Нет времени и сил заниматься этим, а я действительно могу это доказать. Да и в русской прозе — почти тоже самое. Нет главного, всё суета да суета, приблизительность какая-то. Я уже не говорю об элементарной человеческой эмоции. Да и Родины нет у авторов. Просто Родины… Какая-то неуклюжая «всемирность» разучила их, например, радостно смотреть на восход или заход солнца. А, кстати, насчёт ваших комментариев. Плохо, подружка! Хуже: неталантливо! Всё острите, да острите, да минусы выставляете… Бог с вами! Зиждите! Но, напоследок, чтобы вам ещё раз насолить, я напоминаю: я действительно, как вы только что выразились, самый талантливый, блистательный, умный и несравненный! Ужас, сколько титулов! Надо это отметить, благо бачойский погреб в пяти метрах!..
        • нацепил на себя титул Таланта и Гения, ходит с видом важной птицы, и не замечает тех, кто талантливее его.
          прям чеховский сюжет, продолжайте в том же духе :)
        • Р
          # Рафинад константин мунтяну
          Константин, Вы не читали ни одного номера журнала Русское поле, не читали ни одного сборника Белого Арапа, а делаете выводы о состоянии русской прозы.
          • Хочешь правду, робкий? Докладываю: я в курсе всего происходящего. И ещё раз докладываю: пока русские писатели в Молдове не заплачут по нашей «Дойне» ничегошеньки у них не получится! Эксперименты, журналистические выпендривоны, всяческие там попытки удивить нас какой-то «всемирной» формой, — увы, всё это псу под хвост пойдёт, как говаривал Есенин. Ибо третьего не дано — живя среди «Дойны», надо иметь совесть и талант духовно дотянуться до неё! А если, кому-нибудь, удастся и заплакать ей в плечо, а потом, вместе с ней, вспомнить и про дикие степи Забайкалья — вот спасение! Третьего не дано! И никакие «нацменьшинские» секты не помогут!
            • Р
              # Рафинад константин мунтяну
              Ну, если Вы всё читали, то скажите об этом Олесе прямо — журнал плохой, зачем лукавить.
              • При чём тут Олеся? Можно издать и бесконечный номер любого из журналов, но, пока русский писатель в Молдове не заплачет в плечо нашей святой «Дойне», дабы затем, вместе, не вспомнили бы о святейшей грусти, гуляющей вокруг Байкал-озера, ничего, тотально ничего не получится! Это аксиома, и плюю я на все эти минусы! Родина нужна! Нельзя мучить испорченный асфальт Кишинёва и, не вникая в истинную боль русского народа, крутить умозрительные варианты для собственного выживания вокруг других, центральных асфальтов, где, говорят, всякие там фонды тусуются? Удар топором по корове Звёздочка, из «Привычного дела» Василия Ивановича Белова для меня в тысячи раз зрачимее, чем вся эта сектантская, потерявшая Родину, суета. Об этом я часами говорил с Василием Ивановичем.
                • Как же причём Олеся? Олеся это Ассоциация русских писателей Молдовы, это журнал Русское Поле, это белые арапы.

                  Но ты всё это читал и лучше всех знаешь — это сплошные бездари. Скажи им всё как есть, великий человек, пусть презренные твари знают своё место! Ты плевал на них, на завистливых подонков и их минусы! Возьми сапу! И царственно иди в погреб!
                • Р
                  # Рафинад константин мунтяну
                  у-у-у… как всё запущено… Олеся ни при чём?
                  • Ассоциации русских писателей, какой-то «Нистру»… Не верю! Коллективного творчества не бывает! Всё эти организации — для галочки. И всё!
                    • Р
                      # Рафинад константин мунтяну
                      А литературные журналы бывают?
                      • Талантливые журналы — да! Но, убейте, я никак не могу представить себе Чехова, выступающим перед каким-то союзом писателей. На Сахалин надо ехать, друзья мои! И усложнять там свой непростой диагноз! Союз создал Сталин, а писатели России до сих пор, судясь и ненавидя друг друга, делят имущество этого союза. Нет ничего неинтереснее, чем когда тебя вызывают в Москву и, вместо того, чтобы поговорить о вечном и великом, тебя впрягают в решение подковёрной возни с Землёй в Переделкино.
                        • Талантливые журналы бывают, а Олесин — не талантливый?

                          Не можете представить, потому что фантазия слабовата, или просто не знаете, что Чехов и в журналах печатался, и перед писателями выступал?
                          • Где я это сказал, дурочка? И чё ты всё за фразы цепляешься, переиначивая их в выгодную тебе изнанку? И неужели тебе не стыдно указывать мне на Чехова, когда (и ты, видимо, это знаешь) я в тысячи раз лучше тебя осведомлён и про ранний период Антоши Чехонте, и про его напряженные взаимоотношения с Сувориным? Про мою память в Молдавии легенды ходят, а ты, непосвящённая, хоть пару слов на моём красивом языке сможешь вымолвить? Где «Равноправие»? — я про вас знаю всё, вы же, про мой народ, — ничего? Тоска и неинтересность вы гремучая!
                            • В глаза смотреть! Не врать!!! журнал Русское поле — не талантливый??? авторы журнала не талантливы??? Отвечать!
                              • В глаза кому смотреть? Тупой прячущейся швали, что ли? В тысячный раз повторяю: выставься, ползучее никто! И только тогда нагрянет набат колоколен! Истинно талантливые люди не прячутся под псевдонимами, они наивны, открыты и совершают очень много житейских ошибок. Как можно обидеться на Рубцова, например, который говорил Дербиной примерно такое: в России, Люда, всего лишь два гениальных поэта — я, да Пушкин… но, в сравнении с Рубцовым, Пушкин, конечно же бездарь?.. Милый родной Николай Михайлович, я только представляю себе как бы вы среагировали на такие кикиморовские вопли, типа «журнал русское поле не талантливый??? авторы журнала не талантливы??? Отвечать!» Отвечаю, за Рубцова: нет, друзья мои, если по-крупному, не талантливый ваш журнал! Средненький такой, неказистый — таких самодельных изделий на просторах России тьма-тьмущая. Читаешь про войну, например, и такое ощущение, что говоришь с Ипполитом, из чеховского «Учителя словесности»: летом теплее, чем зимой… А высасывание из пальцев всякого рода метафор, метафор совершенно не запоминающихся, увы, тут и до провинциализма недалеко… Нарушено главное: когда садится за письменный стол умный художник должен иметь талант забыть о том, что он умный. Или, класическое: задача художника не в том, чтобы простые вещи обрисовывать сложными средствами, а как раз наоборот — сложные вещи нужно уметь излагать простыми средствами. Душенька нужна! А её в журнале нет. К сожалению.
                        • Р
                          # Рафинад константин мунтяну
                          Я же не о Сталине Вас спрашиваю…
                    • Башкиров, обратите внимание — СП «Нистру» для галочки.
  • Р.С. Нет, пока не скажу — не усну! Мне вообще-то до фени мнение минусоидов обо мне, но всё-таки… Всё-таки я благодарен судьбе за то, что, будучи молдаванином, я выучил великий русския язык до такой кондиции, когда, где бы я не появлялся (а я появлялся во многих местах России, от Алтая, Вологды, до Архангельска и Североморска) меня никогда и нигде не принижали до стыдливого прозвища «нацменьшинство», прозвище, на гребне которого, наши горе-политики, любящие больше российские фонды, чем её многострадальный народ, неуклюжими и очень коварными лапами пытаются выплыть на берег спасения собственной никчемной шкуры. Наоборот! — меня везде принимали за своего. Везде, начиная от забытых и усталых приступок русской деревни, до мраморных лестниц одной из самых неспокойных партий Государственной Думы. Я пишу по-молдавски, сам себя перевожу на русский, иногда пишу сразу на русском. Десятки рассказов, которые предстоит перевести!.. И вот написал статью «Вместе». Сразу, на русском. Перечитал сейчас её, завоевавшей аж восемь минусов, и вспомнил про Алтай… Черти треклятые, чтож вы дёргаетесь со своим личным кустарным мнением, когда вот уже несколько лет именно с читки этой статьи на родине Шукшина начинаются «Шукшинские чтения»? Кто именно, конкретно, в Молдове может написать такое? Кто? Там же точная конструкция, журналюжные завистники, там всё тонко, умно и художественно оправданно! Откройте раздел «Общество» — там очерк про Николае Сулак. Выправьте ваши искривлённые рты и гляньте! Так о великом нашем певце еще никто и никогда не писал, и скоро не напишет! И я это вижу и знаю, и это знают везде, включая Центр народного творчества Молдовы. И мне не стыдно! Ибо я никогда ремесленных вещей не писал! Никогда, и я отвечаю за каждую свою запятую. Мрази, уберите минусы! Вычислю — в морду получите! За то, что из просто «есть», не имея на это право, вы хотите стать «Есмъ»!..
    • Костя, не надо трогать Великий русский язык, Есенина, Шукшина и Шекспира — минусы получают не они, а ныряющий в грязь престарелый паяц.
      • Вон, не выспавшаяся!
      • Великий русский язык… Шекспира? Это, извольте, в чьём переводе?.. И ещё, про престарелого паяца. Дурочка, и ты это прекрасно знаешь, я могу усадить тебя за парту, читать тебе лекции о смысле жизни, и, главное, дабы не стать второгодницей, заставить тебя конспектировать! А вообще-то — бесполезно. Как там, у Пушкина? Паситесь, мирные народы!..
  • Cititi, mai sus, raspunsul meu lui robchii — in adincul inimii, anume aceasta furtuna mi se zbate.
  • # Однако
    Костя, эти люди тебя преследуют потому, что ты так значителен, так велик, тебя преследуют, как всегда преследуют гениев, великих людей, как преследовали фарисеи Иисуса Христа, как преследовали политические враги Цезаря или Наполеона, как преследуют бездарные критики великого писателя. Значит, ты и есть великий человек, Шекспир, Пушкин, Есенин, Шукшин и Далай Лама.
  • Я только что из погреба вынырнул. Прочитал, дал сойти адреналину излишней самовлюблённости, и ударив себя (а ля Чичиков) ляжкой по заднице, задумчиво визгнул: однако, Костя, у этой «Однако» иногда, однако, не плохие истины рождаются в её однаковской голове!.. Или, перед тем, как возвеличивать тебя, она тоже в погребе была?
  • а мне нравится мунтяну.
    ничего не пишет, кроме второсортных письмецов — на прозу его бездарности не хватает.
    о литературном процессе в молдове ничего не знает — раз говорит, что талантливых нету.
    и при всем этомн а полном серьезе считает себя писателем, талантом и умом эпохи :)
  • Всё! Хватит! Некогда с вами ёрничать! Я- Костя, а вы — псевдонимы. О чём мне с вами разговаривать? Пишите! Но знайте: без Родины ничего не получится. Молдова — Родина, а не край! А язык Родины знать надо! Ибо без этой «мелочи» есенинской «крови чувств» в вас (помните? — для того, чтобы ею ласкать чужие души) ну никак не будет.
  • Всё! Хватит! Некогда с вами ёрничать! Я- Костя, а вы — псевдонимы. О чём мне с вами разговаривать? Пишите! Но знайте: без Родины ничего не получится. Молдова — Родина, а не край! А язык Родины знать надо! Ибо без этой «мелочи» есенинской «крови чувств» в вас (помните? — для того, чтобы ею ласкать чужие души) ну никак не будет.

    Константин Дмитриевич! Я бы еще добавил необходимо знать и историю Родины!
  • Ой, снова вернулся! Да, историю Родины нужно знать! Как в США! Моя дочка — гражданка Швеции и шведский знает без акцента. Об этом мне многие шведские родственники говорили. Ею все там гордятся — не только потому, что она красивая (а она на самом деле красивая), да и потому, что историю своей новой Родины, где родились двое её детей, по фамилии Кулборг, историю Родины её детей она проплакала не один раз, и про духовную трагедию преданного всеми 28-летнего Карла 12-го (мужество которого, кстати, Пётр Первый очень высоко ценил) она может целыми часами рассказывать. Вот пилотаж! Вот дружба народов!
    Тут меня обхаяли, как смогли, но ни одна псевдонимная зараза не помнит, как я трижды, по телевизору, доказывал необходимость придания русскому языку статуса государственного. Это, во-первых, молдаванам нужно, — чтобы не отдалится от братского славянского и православного народа. Но это ни в коей мере не значит, что русскоязычное наше население не должно знать, без акцента, боль нашей молдавской «Дойны». Простая истина, словно ручеёк правды…
  • Кстати, на заметку, всем этим азизелям и однако: мой зять Андреас, всего лишь за семь лет периодичного пребывания в Молдове, выучил (на кухонном уровне, конечно) молдавский язык. Все мои бачойские соседи удивляются. И, естественно, сравнивают его с кое- кем, из наших, так называемых коренных…
  • Знаю, поддонный однако! До крови знаю! Читай, мразь, «Общество». Что мне делать с тобой? Как сранного кота уткнуть мордой, что ли?
    Будь ты проклята, на века!
  • Одну секундочку! Прошу прощения, что поздно подключаюсь к горячей дискуссии: пока все родные могилы в порядок привела — день прошёл.
    Тут уже дело не в амбициях одного отдельно взятого творческого лица — обоснованных, или не очень. (Я, мне кажется, вполне определённо высказалась относительно этого момента выше.)
    Тут дело в выпестованных неприятии и презрении по отношении к представителям русской культуры Молдовы. Не так давно мне ярый представитель, типа,«оппонентов» Мунтяну в лицо прошипел:«А что, в Молдове ещё остались русские писатели?»
    А теперь уже и Константин, обожающий Россию (там, — за бугром, естесственно, — почему бы и нет, пусть себе будет со своей великой культурой!", наконец, изрёк:«Ассоциации русских писателей, какой-то «Нистру»… Не верю! Коллективного творчества не бывает! Всё эти организации — для галочки».

    Позвольте-позвольте! В отношении «Нистру», Константин, не спорю, не знаю. Но при чём тут Ассоциация? Для какой «галочки»? Вы о чём? Ассоциация создавалась 13 лет назад (а ещё ранее-в 1988г.) ДЛЯ ЗАЩИТЫ чести, достоинства и права творчески работать на родном языке русскоязычных авторов. Лидеры государства в этом участия не принимали, помещения у Ассоциации нет, типографии, конференц-зала тоже, её председатель никогда в жизни не получала за свою деятельность «зарплаты». Галочка- куда? кому, простите? Ассоциация проводит огромную работу. Кроме того, что по её рекомендации выпускаются новые книги (чего не делает уже почти 20 лет гос. издательство-за редчайшим исключением!), проводится масса культурно-просветительских встреч, вечеров, концертов, посвящённых столпам русской литературы и творчеству современников. Такое «коллективное творчество», по-моему, очень даже возможно и плодотворно. Ничего об этом не знаете? Не читаете «Русское слово», «Кишинёвские новости», ленту новостей агентства «Новости Молдова», АВА мд? Не листали журнал, под статьёй о котором так откровенно явили свой многогранный фонтанирующий дар? А, может, просто не хотите знать? Как и о том, что подросли,- в этом ужасе и раздрае постперестроечных лет, — талантливейшие, удивительные писатели и поэты, по которым когда-нибудь будут составлять своё представление о нашей стране потомки.
    Вы не слыхали о прозе Олега Панфила? Вы не читали стихов Сергея Пагына? Вы не радовались отерытиям Оксаны Мамчуевой или Александра Попова, Михаила Поторака, или Татьяны Орловой? Вы не уносились вслед за ветром Вики Чембарцевой, не изумлялись философским загадкам и прозрениям Юры Гудумака? Мне вас жаль! В творчестве каждого из них — часть нашей Родины — утраченной и обретаемой, отнимаемой вновь и — вечной.
    (Да простят меня те, которых я не перечислила!)
    Объявлять же себя единственным лучом света в царсте тьмы — ребячество, если не диагноз.

    Я открою Вам секрет, Константин. Половина из тех авторов, кого я назвала здесь — в совершенстве владеют государственным языком. И не только государственным. Вы таким странным образом вдруг ушли от разговора о литературе в троллейбусные свары начала 90-х, что я растерялась.

    " — я про вас знаю всё, вы же, про мой народ, — ничего? Тоска и неинтересность вы гремучая!"- круто, Константин! А я, тупица, наивно полагала, что мы с вами — один народ. И что же «всё» вы обо мне знаете? :))
  • Замечательный русский писатель А. В. Амфитеатров в книге «Жар-цвет» описывает некое явление, которое главные герои книги определяют как — ламию…

    В Интернете нашел достаточно сочное описание этого явления:

    Согласно классическому греческому мифу, дочь Посейдона. Была возлюбленной Зевса, а Гера превратила её в зверя. Когда безумствует, Ламия вынимает глаза и кладет их в чашу, чтобы заснуть; ест людей.

    По другому сказанию, чудовище жило в пещере на горе Корфида, у подножия Парнаса. С грязью между ног. Её называли Сибарида. Её убил Еврибат из земли куретов. Она ударилась головой о выступ скалы, и там забил источник Сибарида. Поедала детей.

    По версии, видимо, историка Дурида, дочь Бела и Ливии, которую полюбил Зевс, а Гера лишила её разума, и она убила своих детей. Ламия была царицей Ливии, любимой Зевсом и родившей ему нескольких детей. Гера из мести превратила красоту Ламии в безобразие, а детей убила. В отчаянии Ламия стала отнимать детей у других матерей. Ламия может возвращать свою прежнюю красоту, чтобы соблазнять мужчин и пить их кровь.

    Ламиями называются также вампиры, по народному представлению греков Нового времени привлекающие, под видом прекрасных дев, юношей и высасывающие у них кровь. Такими же существами были Эмпуса и Мормолика.

    Слово «lamia» использовалось в Вульгате как эквивалент еврейского имени Лилит. Слово имеет многочисленные ассоциации в фольклоре и легендах. В сочинениях демонологов «lamia» обозначала вампира или ночной кошмар.

    К Константину «присосалась» ламия, наверное, это одна из стоящих, пусть и немногочисленных версий.
    Не думаю, что Константин хотел обидеть Олесю Рудягину, он всегда относился к ней с любовью и уважением, помню публикации в «Днестре» и отзывы Николая Сергеевича и Константина Дмитриевича о несомненном таланте и очаровании стихов Олеси.
    Да и отношения у них — дело не одного года знакомства, а хорошей многолетней дружбы.
    Пусть Константин и несколько «замемуарил» обсуждение журнала «робинзоновскими» заметками, но, лично я не углядел злого умысла.
    Если на «подначки» ламии и неких демонов (падших ангелов) Азазелей (Септуагинте оно переведено как «тот, кто должен быть отослан», что соответствует термину, которым пользуется Мишна: «отсылаемый козёл». Ряд комментаторов утверждает, что Азазель — это название скалы, с которой сбрасывали козла, отсылаемого в пустыню (Вавилонский Талмуд, Трактат Йома, лист 37)) —
    — и возникли резкие метафоричные высказывания, это лишь следствие излишней самообороны…
    Из форума в форум, к сожалению, Константина преследуют злые силы — ламии-присоски и козлоносые демоны.
    Я понимаю, Константин написал ряд заметок в стиле «Уолден, или Жизнь в лесу» с молдавским орнаментом, но это относилось лишь к создателям журнала, к Олесе, но не как не к обитателям загробного мира…
    Но ламии распорядились ситуацией иначе и попытка внести ссору и непонимание увенчалась успехом.
    Успехом сомнительным, поскольку, думаю, у Олеси хватит понимания и любви в сердце — не обижаться на Константина Дмитриевича, который на самом деле очень уважает и тепло относится к ней, а у Мунтяну хватит терпения и сознания, чтобы принять факт — не стоит разменивать талант на подколки и провокации(одна из них прямо над моим постом)… присосавшихся астральных существ, они сами отвалятся…

    Мир нашему писательскому дому, и давайте, действительно прислушаемся к совету Олега Краснова —
    не лучше ли, действительно, написать пару рассказов, чем впустую тратить время?
    • А может быть всё проще? Может быть, Костя просто самовлюблённый дурак, не замечающий никого вокруг себя? И все это давно поняли, в том числе и Башкиров, и Рудягина, и Краснов, и какие бы слова они теперь ни говорили, забыть этого они уже не смогут.
    • Р
      # Рафинад Башкиров Денис
      Денис, так много слов, чтобы скрыть такие очевидные вещи…
  • Спасибо, Денис! Столько ламий кругом, что я, просто-напросто, устал. Приедешь — обсудим что и как с нашим братством, по имени «Нистру». В заключение, я вот позволил себе себя же процитировать: «Тут меня обхаяли, как смогли, но ни одна псевдонимная зараза почему-то не помнит, как совсем недавно, я трижды, по телевизору, доказывал необходимость придания русскому языку статуса государственного. Это, во-первых, молдаванам нужно, — чтобы не отдалиться от братского славянского и православного народа. Но это ни в коей мере не значит, что русскоязычное наше население не должно знать (желательно без акцента) боль нашей молдавской «Дойны». Простая истина, словно ручеёк правды…Ты, я уверен, с этим согласен.
  • Константин, конечно согласен…
    На самом деле — у каждого своя правда, верно?
    Хорошо, что движение есть — Олеся и ее команда создали настоящий, хороший, умный журнал в Молдове.
    Плохо, что мы все розобщены, раскидала нас судьба…
    Есть люди, которые нас объединяют, которые что-то делают — бескорыстно, отважно, жертвуя временем, деньгами и здоровьем.
    Есть клоны, ламии, анонимы — но это не более чем волны от колебаний материи в Космосе.
    Если у явления нет имени — нет и явления, есть просто нечто, а точнее — ничего и нет…
    Волна чахлая, вздох фотона…
    Пустое, не обращайте внимания, не нервничайте…
    А на все посты в Вашу сторону ( кроме постов друзей) — нет смысла тратить время.
    Тем более писать ответ не своей аудитории — дарить ей драгоценные минуты времени…
    Вас знают как неравнодушного и искреннего человека — вот и провоцируют, пользуются…
    Полно-те… Бог с ними!:)))
    Удачи нам всем и спасибо Олесе и ее команде — за создание настоящего, умного ЯВЛЕНИЯ — «Русское Поле».
  • Денис не лгун и, тем более, не лицемер. Умнее и порядочнее тебя в неисчислимое количество раз! Бойся меня, «однако»! Увижу — врежу! А пока — по коням: ты, кикимора, — на крышу, чтобы свистеть, а я, как и полагается нормальному мужику в минуты пасмурных потрясений — в родной и никогда не оскорбляющий меня погреб…
  • Вышел из погреба, гляжу, а кикимора-«однако» ещё на крыше. В бинокль поглядывает… Молча, не свища! Это серьёзно, это значит, что ей что-то пригляделось, и скоро концерт будет. Тихо! Дайте ей спокойно съесть попавшего в её фокус малька! А пока она, жертва инстинкта, внемлет, вот о чём забыл я вам сказать. Поэзия — моя счастливая беда. А мои бачойские родственники с поэзией — ну, ни в какую. Однажды не вытерпел и предупредил: если не выучите наизусть хотя бы пять стихотворений — нечего ко мне шляться! Ах да ох, хлопанье дверьми, шушуканье, агрессивный взгляд моей вроде бы мирной жены. Визг машинных шин, дым и тишина… Через месяц — телефонный доклад: мы знаем наизусть только… четыре стихотворения… можно заехать? Можно, отвечаю! Но завтра! С пятым стихотворением в душе!..
    • хватит.
      все, что вы могли сказать — уже сказали.
      журнал неказист и слаб, его авторы — графомань. точка.
      и ни неудачные попытки адвоката-башкирова обелить вас, ни ваше же списывание данных слов на превышение самообороны, уже ничего не докажут. слово — не воробей. всем все ясно.
  • Ну и духовные проститутки! Азазель! Муслимочка, что ли? Чтож ты, тёмная падла, вырываешь слова из контекста!? Ты за кого меня принимаешь? Я же очень грамотный, нуль ты беспощадная. Мало того — я действительно талантлив! В отличие от тебя, азазелевской журналистической и присобленческой своры, выплёвывающей яд на несогласных со вкусовыми качествами созданного вашей компанией раскрученного мною! яйца. Чтож ты мне кабинетными докладами машешь, мол, слово — не воробей, всем всё ясно? Ты хотя бы представляешь, что такое ясность в художественном деянии? Напомнить тебе слова Маяковского о том, что тот, кто постоянно ясен, тот, по-моему, просто глуп? Дурачьё оконченное! А журнал (Денис, на этот счёт мы ещё поспорим) действительно слаб. Я на Голгофе могу это доказать! Стенгазетовщиной отдаёт! Ни мысли, ни чувства в его движении к каменоломенному мироисканию истины-крови людской. Так: Ванька, дай мне свои стихи, а ты, Манька, выдай что-нибудь о Великой Победе… Туфта всё это, друзья мои! В основе Победы были заложены кровь и страдания, и оттуда и только оттуда, страдальчески сопереживая тому всемирному ужасу, тощая и вздрагивающая журналистическая рука, быть может, заимеет моральное право выкинуть нам, словно гранату отревзвления, святое и вечное число 9-ое Мая 1945 года! Журнал — это не подборка случайно написанных творений! Это «Униженные и оскорблённые» Достоевского, благодаря великой и всеощищающей слезоточивости новым главам которых, вся мыслящая Россия выстраивалась в очереди. Сложный и долгий разговор на эту тему. И в этом деле посольские чиновники — лишние. Ибо тема глубокой думы тайная: зачем человек ЕСМЪ?
    • так если журнал слаб, то зачем подло и заискивающе просить место в четвертом номере?
      или решил осчастливить всех нетленными плодами своего безразмерного таланта?
      хотя твоя публикация, по сравнению с именами, о которых упоминала Олеся, как раз что выглядела бы бесталанно и стала бы для журнала шагом назад.
    • Пагын — это стенгазета? Сиди уже в погребе и пиши письма к своей собаке.
  • Вечер перестал быть томным!
    Денис, ты добрый человек и, может быть, в Санкт-Петербурге сейчас не ощущаешь всех нюансов этого демарша. Как видишь, всё сильно запущено. Я даже рада, что прорвалось то, что тщательно скрывалось за ни к чему не обязывающей похвальбой. Своё отношение к творчеству К.М. я высказала выше и не меняю его. С человеком же этим вряд ли захочу когда-нибудь снова общаться. И сейчас делаю это в последний раз.

    Г-н Мунтяну, иду на вы!
    Если бы вы оскорбили лично меня, я бы, может быть, пожалела вас и промолчала. Но, отвечая на вполне обоснованные претензии (нельзя же, в самом деле, ЛЮБУЮ тему на АВА мд. переводить в свой винный погреб!) форумчан, среди которых, кстати, мне знакомы только Денис (заочно) и Олег Краснов, — вы решили, походя, опустить движение «Равноправие», русскоязычных литераторов Молдовы, русские общины, журнал «Русское поле», явив, наконец, истинное своё лицо. Трепетная любовь к России, по-видимому, — банальная спекуляция, способ добывания средств к существованию для вас, не нашедшего себе достойного применения в Бачое. В противном случае вы были бы более щепетильны и не повторяли бы лозунгов, навязших в зубах у русскоязычных граждан моей страны ещё со времён площадей, скандирующих известные лозунги. Вы посмели пренебрежительно высказаться об очень талантливых людях, составляющих сегодня цвет русской современной литературы Молдовы, а так же прошлого. Это Виктор Кочетков или Николай Савостин – «Ванька»? Это Валентина Костишар — «Манька»? Вы бредите! У вас, по-видимому, белая горячка. В первом номере, который я неосмотрительно вручила вам, дабы утешить и приободрить, — о Великой Отечественной, о СВОЕЙ войне рассказывает НЕ литератор Марат Калинёнок, чья память и боль, чьи бесхитростные солдатские фронтовые стихи в тысячу раз ценней и талантливей вашей развесистой клюквы.
    Журнал – слабый, убогонький, проходной? В чём дело, что за истерика?! Можете создать лучше – вперёд! Вы возглавляете такое мощное творческое объединение, за чем же дело стало?!
    Г-н Мунтяну, вы выказали потрясающие глухоту и цинизм в оценке журнала, который только становится на ноги, но не нуждается в комплиментарности: очевидно, что уже сейчас он — разножанровый, разнообразный, представляющий яркую палитру не только творчества литераторов разных поколений, но и вообще духовной жизни целого пласта общества Молдовы. Вы выказали глухоту и цинизм, обычно совершенно не свойственные людям действительно талантливым и умным.
    Принцип, о котором вы пишете – абы как, абы что сляпать, — лично ко мне не имеет никакого отношения. Я за свои поступки, слова, работу, любовь привыкла отвечать. Тем более, за «Русское поле». Моё окружение, мои соратники знают, каким долгим был подготовительный этап, как серьёзно готовится каждый номер, как выверяется, вычитывается каждый материал, как продумывается содержание каждой рубрика, каждая графическая вставка.
    О «Дойне». К вашему сведению, я защитила диссертацию мастера «Тема Родины в произведениях русских поэтов Молдовы» и смею утверждать, что для русских поэтов Молдовы она — стержневая. Как в прошлые, относительно безмятежные, годы, так и сегодня, когда право на Родину постоянно приходится защищать.
    И ещё. Моя дочь, — в отличие от вашей шведской красавицы дочери, выращенной, конечно, истинным патриотом, — не пожелала уезжать из нашей страны. «Понимаешь, мама. Молдова моя родина, чтО мне без неё?», — сказала она. «Здесь все деревья бегут мне навстречу и улыбаются».
  • P.S. Безусловно, у «РП» есть недостатки, не все материалы в самых первых номерах равноценны, а предела стремления к совершенству нет. Боже упаси, дорогие читатели, кому-нибудь решить, что тут снова вещает Истина в последней инстанции, — уже в дамском обличии. Комплексом переполноценности не страдала никогда. Но я и моя команда очень стараемся. Не за страх. Не за мзду. За совесть.
  • Олеся, мне даже не кажется, я уверен, что тут просто досадная ошибка.
    Просто — лишние слова, излишек метафор и сложных образов.
    В данном случае они стали причиной непонимания и обиды…
    Я же прекрасно знаю — какой ценой Олесе Рудягиной дается то, чем она занимается, и насколько это все важно…
    Все остальное… думаю, разрешится, прояснится…

    Некоторые мысли напишу в личку…
  • h
    # hannelore treu
    Брось ты, Костя, друг большой,
    Спорить с этой бабой…
    Скушай лучше суп с лапшой
    Иль заквакай жабой…

    Журнальчик — так себе, идеологически выдержанный (в смысле никого не обидеть, никому на ножку не наступить). А чего ещё ждать от такого «творческого коллектива»?
    • Р
      # Рафинад hannelore treu
      Хм… а у Вас есть какие-то предложения по коллективу?
  • Всё ты смешала в одну корзину, Олеся! Сунет в неё руку непосвящённый человек, и тут же, словно ужаленный обиженной осой, вскрикнет: боже ты мой, столько света и ясности вокруг, столько нежности и понимания между земными братьями, а тут – на тебе! – какая-то слизистая недоделанность, по имени Константин Мунтяну!.. И что она вытворяет, вы посмотрите, люди добрые, как, соприкасаясь с ней, прекрасные полотна нашей молдавской жизни, словно не политые цветы, вянут!.. К стене всеобщего презрения её!..
    Оправдываюсь:
    1. Хотя и являюсь реальным воплощением знаменитого «клубка противоречий», я никогда в жизни первым не наносил удара. Защищаясь, признаюсь, наносил. И, бывало, падали мои обидчики, но добивать жертву – нет, и ещё раз нет! Обрати внимание, как всё хорошо началось: два-три комментария и, думаю, дай выставлю своё «Вместе». Ведь мы не говорим Ротару больше не петь «Лаванду» потому, что, дескать, она уже её спела… Выставил. И кикиморы, типа «однако» — тут как тут! Ядом чувств травить чужие души, если переиначить Есенина. И – поехало!..
    2. Я очень сожалею, что в этой твоей корзине главенствует мысль о том, что своим намёком на то, что молдавский язык всё-таки надо знать, я оскорбил весь русский дух Молдовы. И, следовательно, я, быть может, чуть ли не агент Бухареста. Ну, во-первых, это просто смешно. Во-вторых, этот «агент», ещё в начале девяностых, был на публицистических баррикадах движения «Единство», выдвинут кандидатом в депутаты от этого движения. А то, что за 18 дней до выборов (9-го февраля 1994), он неожиданно снял свою кандидатуру, пропустив в Парламент Виктора Степанюка, так это не потому, что он резко поменял свои идейные взгляды. Просто «агент» сглупил, о чём и сегодня сожалеет… Далее — интервью в «Литературной газете», в защиту Приднестровья, десятки статей против наших газетных ястребов, всячески оскорбляющих Россию. А мои недавние (по трём телеканалам!) выступления в пользу придания русскому языку статуса государственного? Это совсем не шутка, Олеся! Уверен: даже многие русские люди в Молдове не осмелились бы на такое. Можешь представить себе, сколько у меня врагов! А тут ещё какие-то форумные кикиморы плюют мне в душу…
    3. Тебе легче. Идёшь по улице жизни, и всех устраиваешь. Меня же и Николая Савостина, за то, что создали СП «Нистру» (СП, кстати, ориентированного на Росиию), исключили из того, чимпоевского союза. Ты осталась… Что-то я не припомню, чтобы ты выступила бы где-нибудь в печати с требованием к тому союзу не осмеивать больше Россию. Идёшь себе туда, словно в родной дом идёшь!.. А, если очень честно, Олеся, создание «Нистру» был воспринят тогдашним руководством руководимой тобой ассоциации, словно штык в спину. Тревога, братцы! – ещё одни защитники русского народа!.. И пошла работа против нас! Сначала, вроде бы случайно, пожаловал к нам твой шеф, Валерий Иванович. То да сё, а зачем союз, и что за планы у вас?.. И я, как дурак, всё рассказал! И, только когда он ушел, вдруг меня осенило: а зачем он пожаловал? Единственным человеком, который искренне и честно отнёсся к созданию нашего союза – это госпожа Лащёнова, за что я ей очень благодарен.
    4. «Сплетни, сплетни её обличавшие, становились всё злей и злей. Все отпор её получавшие мстили сплетнями этими ей!» пишет Евтушенко в стихотворении про некую Настю Карпову. Так и с нашим союзом. После десятков приличных мероприятий, на которых и ты присутствовала, в тот самый момент, когда наши газеты «Nistru» и «Днестр» взяли серьёзный профессиональный разгон, дабы убрать конкурента в деле защиты России, сплетни эти, словно сказочные стрелы, упали к ногам тех, от которых зависит всё… И нам забрали тоже всё: и помещения, и аппаратуру и прежнюю нашу твёрдую уверенность в том, что союзы писателей нужны… Сегодня, оглядываясь назад, я всё ярче понимаю: кроме несчастий и страданий наш СП ничего мне другого не принёс. Куда ни ткни, везде меня сопровождают ядовитые кикиморы- «однако»: а где «Нистру»? Да забирайте его, бога ради, я лично устал! Столько врагов я нажил из-за него, что, кажется мне, по этой части, я чемпион Молдовы! Тебе, повторяю, в тысячи раз легче… И там, и тут, и там-там… И никакого дискомфорта! Разве что этому Мунтяну что-то не нравится в изданном тобою журнале… Шум, гам, попытка связать мои концептуальные претензии к журналу, как таковому, с именами конкретных писателей. Ещё раз повторяю: талантливый журнал – это не механическая подборка когда-либо написанных творений. Как же можно говорить, что я оскорбляю Савостина, например, когда, буквально месяц назад, я восторгался его слогу из изданной им (на свои пенсионные деньги) отличной книги «Вопросы к небу»? И про Валентину Костишар, стихи которой, быть может, сильнее всего отдают русскостью, ну как я могу думать, что её творчество незначительное? А Сергей Пагын? Я его ещё пару лет назад приметил, и всем показывал: вот как надо писать!
    Но все эти имена – это ещё не журнал, Олеся. Долгий и сложный разговор… Боже, шестой час утра! Столько энергии трачу, и все из-за этой кикиморы-«однако», доведшей меня до того, что, местами, внутренние мои противоречия на самом деле взорвались и я, по-моему, кое-кого обидел. Тангенциально так. Такое ощущение, что напиши я даже «Слово о полку Игореве» полчища минусов мне не миновать… Что ж, единственным моим утешением пусть будет пушкинское «Поэт, не дорожи любовию народной»…
    А, напоследок, пару вопросов:
    1. Если тебе так больно, когда тебя чуточку критикуют, зачем ты других людей, совсем не чуточку, просто оскорбляешь? Ну, зачем ты тогда, на московском заседании МСПС, лично напросилась выступить перед собравшимся со всего СНГ писателями и, совершенно не по-женски, в отсутствие Каюрова, облила грязью его журнал? Плохой он, или хороший – не важно. Главное — всё надо делать профессионально. Ну, примерно так, как это сделал Виктор Сундеев, на этом сайте. Не из-за того ли, что не терпишь конкурентов, и конкурент твой вхож, как и ты, в МСПС? Выступила ты плохо. Хуже того – со злостью. В зале зевали. И, очевидно, чувствуя это, ты всё громче и громче твердила сидящему около тебя Станиславу Куняеву: понимаете, он (Каюров) нас позорит, не пускайте его сюда!.. Отсюда – вопросик: а, случайно, на какой-нибудь судьбоносной для тебя завалинке, не говорила ли ты тоже самое и про «Нистру»? Ведь, хотя и без штанов, но тоже вроде бы конкурентом числится…
    2. Ты действительно веришь в то, что я враг русского народа, и моё истинное лицо я выставил в ссоре с этими кикиморами, визжащими вокруг дымохода этого, измученного ими сайта? Полноте, Олеся! Или ты это так, в стиле твоего шефа Клименко высказалась? Он же (когда я передумал баллотироваться по спискам «Равноправия») что мне осенью сказал? Вы — самый главный враг русского народа, и впредь, с кем ни встречусь, буду об этом докладывать! Я тогда засмеялся и даже подумал: а почему «Равноправие», а не «Равнообязанности»?.. Клименко и русский народ… Что-то тут не то. Что он сделал для русского народа? Сфотографировался с Лужковым и выставил сиё произведение над своим рабочим столом? Интересно, с Собяниным успел сфотографироваться?..
    П.С. А насчёт погреба, я так: пошутил. Пошутил, а ты поверила… Как там у Есенина? – не такой уж страшный я пропойца… и.т.д. Кроме того, меня здесь столько раз обозвали клоуном, что не шутить невозможно. Шутим, по маленьку…Надо же, в конце-концов, марку держать!
  • Константин, зря Вы так…
    Есть разница между журналом Юрия и журналом Олеси. Причем, очень большая…
    Ремарка: Каюров печатал меня, за что я ему благодарен. Но разница есть, и вот в чем она:
    «Наше Поколение» — это ежемесячный журнал, где помимо Юрия и 1-2 человек (имеющих к редакторской работе опосредованное, скажем, отношение — в силу занятости или возраста) — в работе журнала принимает участие коллектив молодых, пусть горячих, но пока не «оперившихся» писателей. Сам принцип журнала ( это мое, самое субъективное мнение) — освещение жизни русского мира республики путем собирания литературных трудов по принципу — «приносят — берем»…
    Конечно же, какое качество может быть у прозы или поэзии 14-16 автора?
    Когда у Джона Леннона спросили: — Что сподвигло Вас писать такие удивительные песни?, он удивленно ответил: — Половое созревание и… пиво, конечно...(как-то так)
    Недостаток материала возмещается подборками московских гениальных поэтов и прозаиков…
    Вот и получается, с одной стороны — не самая качественная проза и поэзия, с другой — материал, который мало кому интересен. И журнал перестает быть журналом, потому как его основная составляющая ( отражение жизни поколения (вопрос какого?) ) — не выявлена, а вопрос прозы и поэзии — удовлетворяет интересы в основном родителей талантливых чад.

    Русское Поле — это результат работы коллектива, коллектива дружного и сплоченного, опытного…
    Материалы — действительно лучшее что есть. Авторы — гордость русккого мира РМ.
    Третий выпуск — очень хорош и красив, это понятно только по анонсу…
    Тут и сказать нечего, Константин. Это правда…

    Очень жаль, что так все получилось, что не можем мы найти согласия…
    Много лишних слов…

    Последнее: Был на многих семинарах в Питере, с московским писательским миром пообщался не мало… Там все трудно. На самом деле.
    Гляжу — у нас не лучше…
    Почему?

    Бред какой-то…
  • Можно говорить, что в России есть журналы лучше, чем «Русское поле», но у нас-то их нет. Я скажу, что сегодня лучшие русскоязычные авторы (за редким исключением) собрались вокруг журнала, Ассоциации и Белого Арапа.

    Можно не соглашаться с направлением журнала, но нельзя не признать, что само создание журнала без нормального финансирования, без редакторской зарплаты и кабинета, является подвижничеством, и если бы не Олеся Рудягина, то никакого журнала не было бы.

    Если кто-то считает, что мог бы найти авторов сильнее, сделать журнал лучше — простор открыт.
  • Видно, дурочка «однако»! И не только видно, но и слышно! Сегодня, например, мне позвонили в погреб и сообщили, что какие-то некомпетентные люди, с похмелья, взяли да и включили обосранный тобою фильм о Николае Рубцове «По следам миновавших времён» в евроазиатский каталог лучших документальных фильмов. Так что спускайся ко мне — может и тебе кто-то позвонит!..
    • Да пусть его хоть в трубочку свернут, лучше не станет. И что ты ноешь про фильм, про стишки что выучил, ты надоел, клоун. Ты же единственный прозаик в республике, так покажи прозу.
  • На молдавском — пожалуйста. Перевод — ещё не готов. А так, для любопытства, взгляни в «Общество». Посмотри мнение молдаван обо мне. И, как и полагается, чиркни мне пару минусов. Р.С. Если честно, я ненавижу слово «проза». Ненавистным мне журнализмом отдаёт. Все стоящие чего-нибудь творения — не проза, а поэзия.
    • Какой же ты русский прозаик, если у тебя нет прозы на русском? Рассказывай свои анекдоты и не лезь никуда. Я знаю, что о тебе думают молдаване. Они говорят, что ты вообще не писатель. Что тебя нужно переводить и на молдавский, и на русский. И если слово «проза» для тебя отдаёт журнализмом, то ты просто даун.
      • Слюнявых постмодернистов, что ли спросила? Естественно! Я рад этому их мнению. Друцэ же, публично, сказал иначе: среди молдавских прозаиков самые талантливые Друцэ и Мунтяну. Сколько тогда постмодернистских ртов скривилось тогда от зависти!
        • Ты не способен писать прозу на русском. Кто тебе сказал, что ты можешь судить о прозе, даун?
          • Для глухих повторяю! Пишу на молдавском и, если некому переводить, пытаюсь сам это сделать. Ясно?
            Кстати, а что такое даун? Что-то из разряда ласкательных?
            • Тяжело вам языки даются, Мунтяну… любые. И имперский, и родной — а заморские так и вообще:)
              То ли дело ваш разговорный жанр. Хотя он всяко не проза в любом смысле, тут вы правильно сумели догадаться.
              • Откройте «Авторы». И сопоставьте: моё с вашим. А потом подойдите к зеркалу. Всё!
                • Легко. Особенно сопоставить:)
                  Ваша писанина, увы — сплошь самолюбование и болтология, весьма напоминающая печально известный жанр «петросянщина». Слава не знаю кому — это не литература.
                  P.S. Вам в зеркало лучше, видимо, не смотреть. Особенно находясь в подвале. Особенно если в реальности давно нет ни одного живого собеседника:)
                  P.P.S. Неужели в самом деле «всё? Прекратите свои одиночные выступления совсем и навсегда? И чаю попить не успеете?:)))
                  • Я вам — про зеркало собственной души, а вы мне — про реальное зеркало. К такому зеркалу я давно не подхожу — зачем? Чувиха на выданье, что ли? Да и подвал мой — абсолютно символический. Все мы — в подвалах наших личных грешных заблуждений… «Я вспоминаю, сердцем посветлев, Какой я был взволнованный и юный!»… Стою одинокий, на перекрёстке своей изломанной судьбы, думаю о Николае Рубцове, а вокруг — развалины моей истреблённой Родины… Плачу ли, вижу ли себя эдаким Григорием Мелеховым в миниатюре, ожидающим, что из-за горизонта своих душевных потрясений вот-вот покажется единственное из того, что у него осталось?..
                    • В это зеркало тем более не смотритесь — чревато. Что вы там увидите? разве что свою бессовестность и ничем не оправданное самомнение.
                      Мунтяну, человеку не дано знать, гений он, талант или бездарь: это станет ясно лишь после того, как он отправится в лучший мир. Рискуя до срока утомить Создателя воплями, стенаниями и претензиями по поводу несовершенства мира земного:)
                      • Плохо, «ди»! Хуже того — бездарно! Или, ещё хуже — цитатно! А самое худшее из всего наихудшего это то, что вы — просто «ди»!.. Представляете, какая нечистоплотная картина: трусливое «просто ди», которое в своей футлярной жизни наделало, быть может, уйму тайных подлостей указывает конкретному человеку на его бессовестность и гордыню? И, уровнем третьего «Б» класса, на полном серьёзе, размышляет о том, что дано человеку знать и что не дано…
                        • Хе-хе, да это просто праздник какой-то — отъявленный манкурт и приспособленец рассуждает о нечистоплотности и подлостях:)))
                          Попытавшись использовать интернет как трибуну для собственных графоманских амбиций, вы вляпались по самое некуда:)
                          Интернет такая штука, которую не вырубить топором, Мунтяну. И ваши художества на сайте Ава — а они, без сомнения, представляют собой не что иное как подлости, и очень даже явные — навсегда останутся в кэше поисковиков. Позволяя каждому во всей красе представить вашу сущность. Засим — мои с этим поздравления, бедолага:)
                          • Я не манкурт — раз! И не приспособленец — два! Это я вам, хихикающему «ди», указал на возможное наличие в вас подлости и нечистоплотности. «Ди», вместо имени — вот подлость и нечистоплотность! Бог нас рассудит! С вашей же агрессивной подачи, я выступал всего лишь против «ди», «однако» и прочего хитрозадства. Что до моего отношения к творчеству некоторых писателей — в чём тут подлость моя? Ведь войну начали они, а не я! Они — скрытно, а я в открытую отвечал. И не графоман я вовсе, дорогой, нет и никогда нет! Умные люди думают как раз наоборот, хихуны всякие — в силу своей нечистоплотной хихунности.
                            Перо у меня никто не выбъет из рук, и мнение поисковиков меня меньше всего интересует. Если бы я был бы приспособленцем — тогда да: вдруг шеф что-то не так поймёт и меня уволит? Меня не откуда увольнять, разве что из этой гнусной мерзкой и, убеждён, бездарной толпы с «ди», «однако» и пр. Ошибался ли я местами? Конечно же да! А вы не совершали ошибок? Кэш да кэш!.. Главный кэш — в небесах, он всё видит.
                            Главное одно: я никогда Родине не изменял! Ни малой Родине, ни большой, какой является Россия. Как смог, насколько у меня хватило сил — все, с детской щедростью души, им отдал. И ещё: я ненавижу тусовки, где нет никакой правды и, в большинстве своём, все врут друг перед другом. И ещё раз ещё: я никогда не был начальником, не люблю это дело и никогда начальником не буду. Какой я, после этого, присобленец? Что вы лжёте, хихикаюший «ди», предрекая мне невхожесть никуда? Да плевать мне на всякие вхожести — это, «ди», ваша тропинка! Только соломы возьмите побольше. На крайний случай, чтобы при падении, мягко было… Но вот ваша беда: куда ни войдёте, сколькими тоннами соломы не запаслись бы, всё равно вы — просто «ди». Хитренькое такое, хихикающее из -под тишка дрожащее млекопитающее… А мне, дураку, по глупости ввязавшегося в эту идиотскую историю, куда податься? Очевидно туда, куда невозможно не податься и где у тебя остаётся одна лишь, есенинская, забава — с пальцами во рту, да с весёлым свистом…
                            • *любезно поясняя* Манкурт, Мунтяну — это такое существо, которое на почве отнюдь не духовных разногласий отмежевалось от своих, поливая их фекалиями, и к вожделенной иноплеменной культурке тоже трагически не смогло примазаться. Ввиду своих физиологических особенностей. Опять извергая ту самую субстанцию вместо творчества. И дико удивляясь, что от него неважно пахнет. В общем — вы, Мунтяну. Один к одному. И Родина тут ни при чём. Вы изменили обычной человеческой порядочности.

                              А что до вашего возмущения интернет-никами… это один из принципов интернет-общения: если я не хочу знакомиться с с каким-нибудь замшелым кретином, то это и не обязательно — чай, не реал. Если же встречаются нормальные и интересные собеседники, то обычно они и вне сети успеют познакомиться, продолжая общаться со взаимным интересом.
                              Так что запаситесь слюной или чем вы там плюётесь — ников полная сеть. И не факт, что они не брезгуют знать вас вживую:)
                              • Какая белиберда! Интернет, как один из принципов общения… «Ди» хает «би», «би» даёт «ди» сдачи, и оба подлые, до не могу, и каждый, про себя, всё подумывает: а не засветился ли я, каким-то глагольным образом?.. И это вы считаете общением? Это интернет-трусость, а не интернет-общение! Что вы ещё там пишете? Что я отошёл от своих, обливая их грязью, и никак (ух ты! — даже трагически!) не смог примазаться к «иноплемённой культурке». Иноплемённая культурка это что, не русская ли культура? Вы что, оконченный, что ли? Я же вас, недоучку, просил: откройте «Общество», страницу номер два, прочтите, а потом закройте глаза и вспомните: кто из молдавских писателей смог когда-либо так написать о Николае Сулак? Помогу: никто. Всё великий лэутар, поднявший нашу культуру на новый уровень… Короче, бездарно! Я знаю о чем говорю, дорогуша! Я в таком курсе дел, что вы даже представить не можете! Дальше что? Какой такой обычной человеческой порядочности я изменил? Порядочность по отношению к кому? Вот сижу я сейчас и думаю: Костя, что такое, а ну-ка вспомни!.. О чём вспоминать, когда, совсем недавно, люди, которые меня (публично, во всеуслышание, и люди значимые и известные) хвалили и превозносили, называя человеком с неординарным мышлением, лёгким движением совести взяли да так кинули, что… Сколько себя помню, именно мне изменяли и именно меня обманывали! «Дакэ ту штияй проблема эсте-й вець, ку каре лупт...» А насчёт манкурства — вы лучше прочите сначала легенду о птице Доненбай, а потом посмотрите в рожу европейским политикам, которым вы навярняка симпатизируете. Не тут ищите манкуртов, господин «ди»! Равнение — на телевизор!
  • Возвращаясь к напечатанному.
    Каюсь по пунктам:

    1) Кроме того, что я восприняла создание «Нистру» «как штык в спину» и коварно развалила его, я ещё и протаранила «Башни-близнецы» 11 сентября, спровоцировала землетрясение и цунами в Японии, а так же установила на площади Великого Национального Собрания в Кишинёве камень имени ИО.

    2) На собрании Исполкома МСПС в феврале прошлого года я, имея полное право на слово, т.к. являюсь председателем не мифической, но действующей организации и членом Исполкома, зачитала КОЛЛЕКТИВНОЕ письмо, за подписью более сорока человек: писателей, журналистов, филологов. Письмо ставило в известность руководителей МСПС о беспрецедентном хамстве и непрофессионализме гл. редактора журнала «НП», поддерживаемого некоторыми российскими писательскими чиновниками. Человека, дискредитирующего саму идею существования издания на русском языке за пределами РФ, дико оскорбившего уважаемых в Молдове литераторов, журналистов, педагогов и одного из лидеров русского движения, так любимого Мунтяном. (см. на сайте «НП» показательные статьи «Человеку без прошлого и будущего», «Мадам обпоэтилась», длительную полемику после критических статей Виктора Сундеева. Собственную площадную брань гл.ред. «НП» с форума предусмотрительно убрал. )
    Домнул Мунтян никак не мог видеть в зале ни зевающих, ни аплодирующих, т.к. выходил, порядком устав от отсутствия себя любимого в центре внимания. На том заседании он возник под занавес, вдруг осчастливив присутствующих бурным и затяжным рассказом о своём первом детском триумфальном выступлении в сельском клубе.(Костя — артист, по большому счёту! Зачем маниакально требовать с него прозу?! В своей области он неподражаем. Я это говорю совершенно серьёзно.)
    Кстати, отмечая, по-видимому, это судьбоносное событие, он на следующий день опоздал на самолёт.

    «И, очевидно, чувствуя это, ты всё громче и громче твердила сидящему около тебя Станиславу Куняеву: понимаете, он (Каюров) нас позорит, не пускайте его сюда!..»
    Караул, какая патетика! Мунтян забыл добавить, что я ещё при этом летала на помеле и била зеркала и стёкла молотком.

    О публичности. За год до статей Сундеева — на конференции по СМИ я, возмущённая, кроме очевидной профанации, использованием своего имени для «раскрутки», выступала с критикой «НП». Первый его номер в «редколлегии» содержал и моё имя, а я (как и остальные!) в глаза не видала безграмотный жуткий бред, заполнивший номер. В докладе о новых отечественных изданиях, в противовес, приводился пример замечательного журнала «Городские истории», изданного с безупречным вкусом, тактом и любовью к Кишинёву. К сожалению, журнал вышел только однажды

    3) И, наконец, о том, как я всех «устраиваю». …Впрочем, много чести. Я и так повелась – отчитываюсь. Смешно.

    Фильм, я говорила, — достойный. Поздравляю! А автор… В разведку не ходите с ним, ребята, — продаст не за понюх табака.
  • Ну, заразы! Что вы дёргаетесь, неинтересный вы народ! Да я это вынужден был делать, бесталанная «однако»! Публику мне такую подсовывали! Ей-то о чём рассказывать? О ситуации, приводящей огромные, с радиусом в 40 астрономических единиц (расстояние от Солнца до Плутона) звёзды к состоянию, когда они прекращают находиться на стадии главной последовательности, т.е. когда силы, давящие на центр, превышают возможность оного (путём термоядерного синтеза превращения водорода в гелий) сопротивляться и, обволакиваясь Горизонтом Событий (через которого даже фотон, единственный распространитель информации во Вселенной) не может пройти, превращаются в «чёрные дыры»? Дурочка ты подковёрная! Дай мне публику и я ты увидишь, что я далеко не травмирован! А Друцэ, знаешь что ещё говорил? Что есть писатели, которые улетают в космос, а когда возвращаются оттуда, так неинтересно о нём рассказывают, что тут же засыпаешь. Костя же так расскажет как он сбегал в магазин за сигаретами, что, от космичности его рассказа, будешь слушать с открытым ртом. Открой «Общество», и не подковёрничай!
  • Да, дурочка, я универсальный! И ёрзать могу, и в школах республики астрономию читаю. Скривить тебе рот от зависти? Народ в восторге! Ай-да Костя! Ай-да сукин сын!..
    • Болезнь начинается бредом величия, более или менее выраженной экзальтацией. Больные воображают, что они могущественны, отличаются всякими достоинствами, покрыты отличиями и одарены талантами.

      Одержимые подобными идеями, они говорят без конца, болтливость их неиссякаема. Они возбуждаются разговором и легко переходят в состояние гнева, когда их экстравагантные идеи встречают противоречие.
  • Ай-да Костя! Ай-да сукин сын!..
  • И вообще зачем весь этот спор? С чего началось???
    Пишущей братии, на мой взгляд, хорошо бы сплотится, так как являются совестью нации. Тем более пишущим на РУССКОМ! Мы, читатели, ждем от Вас главного-Вашего творчества!
    И не ругайтесь, пожалуйста!!! Тем более что Вам незачем «залезть в карман за словом...»
    Мастера!
    • А что делать, когда творчества нет, а покрасоваться хочется?
    • Хороший и честный ты парень, Клим! Но, что поделаешь, когда, во все времена, скандал был неотъемлимой частью жизни всех смертных, жаждующих стать бессмертными? У нас тут даже не скандал, а скандальчик, но вспомни про «великую дружбу» между создателем Ватикана и автором «Моны Лизы». Молнии ненависти друг к другу сотрясали пространство между ними! А отношение Достоевского к Тургеневу? А «дружба» между Тургеневым и Толстым, которая, слава богу, через 29 лет, из-за Тургеневского «трагизма жизни», закончилась плачем Ивана Сергеевича перед Львом Николаевичем? А отношение Есенина к Маяковскому? Рубцова, наконец — к своим собратьям по перу? Прочтёт стихотворение в подаренной ему книге и тут же, при удивлённом авторе-друге, пишет на полях убийственный вердикт: а чем не доклад?
      К великому сожалению, так уж повелось, что великие шедевры вырастают из… мусора. А что до «совести нации» — это из светлых и далёких небес родного для нас обоих романтичного СССР. В сегодняшних крутых тачках жизни навряд ли увидишь хоть лепесток из цветка, выращенного на грусных плантациях с мусором…