Пуля на двоих

Немыслимой ценой мы одержали победу, в первую очередь моральную победу над бесчеловечностью и дикостью гитлеризма. С нами был весь прогрессивный мир. Лучшие люди земли приветствовали советских воинов-победителей, принявших на себя самую тяжкую долю второй мировой.

Люди, не искушенные в литературе, часто спрашивают у автора, прочитав его книгу о войне: «Это правда, или все взято из головы?» Правда, правда… Правда!!! Это правда, взятая не «из головы», а из сердца. Горячая и горючая правда - и у Шолохова, и у Твардовского, и Алексея Толстого, и у Леонова, и у Бондарева, и у Астафьева, и у Эренбурга, и у Бакланова, и у Корнейчука, и у Симонова, и у Носова….Мне посчастливилось их видеть, этих замечательных художников слова, с некоторыми даже был знаком и общался как с приятелями, как с сокурсниками по учебе или соучастниками литературных событий. Это были люди необыкновенной совести, глубокого ума и пронзительного зрения. Жалко, новые поколения редко общаются с их наследием. И, уверен, это кому-то очень нужно, чтобы наши дети и внуки читали бездарную, а порой опасную чепуху, а не вещи, рожденные в невероятном противостоянии, на самом переднем крае борьбы света с мраком, добра с кромешным злом

Те, которые воевали, живые и мертвые, хотели, чтобы о них помнили потомки, чтобы знали об их подвиге. Даже заметка с упоминанием его имени в «дивизионке», крохотной газетке, печатавшейся чуть ли не у передовой, хранилось бойцом у сердца вместе с самыми дорогими реликвиями. Нередко у убитого бойца в кармашке находили газетную вырезку со стихами. Теперь мало кто знает, что во время войны в вооруженных силах при каждом фронте, при каждой армии, при флоте и флотилии была такая официальная должность – писатель. И имел он машину с шофером и одно задание: быть летописцем войны, подчиняясь лишь одному командиру – Правде, по выражению Твардовского, правде «сущей, правде прямо в душу бьющей, да была б она погуще, как горька бы ни была». Без этого нельзя было прожить. Молодое поколение, замордованное «попсой» и напором антисоветчины в средствах массовой информации, подаваемой под разными соусам, не знает, что в самый тяжкий для страны 1942 год по указанию Верховного главнокомандующего в «Правде» была напечатана пьеса Александра Корнейчука «Фронт», в которой очень едко-самокритично, неприкрашенно изображались трагические события отступления, провалы советского командования. И это сыграло свою роль в переменах к лучшему на фронте.

…Наверно не столько солидные годы, во всяком случае, не прирожденная сентиментальность вызывают у меня слезы в дни празднования Победы. Знаю, это случается и с другими людьми, видевшими войну. Не знаю почему, но в этот день стоит услышать мне детский голос, увидеть жемчужное облачко, подкрашенное зарей, ощутить боль в суставах или просто кинуть взгляд на движущуюся толпу и беззаботных, и озабоченных людей, слезы сами собой выступают на глазах.

Может быть, это потому, что в свои годы отчетливей чувствуешь хрупкость мира. То там, то там опять взрывы, стрельба, опять кровь. Опять бомбежки, то в Югославии, то в Ираке, то в Ливии… В общем, война не кончилась тогда, в Сорок пятом, а может быть идет уже новая мировая. Третья. Или Четвертая? Счет потерял… Есть же за всем этим скрыт заинтересованный кукловод.

Надо быть абсолютным идиотом, чтобы верить в стихийность тех сил, что взрывают в России театры, поезда, зрительские трибуны, где сидят отнюдь не начальники, не политики, не носители чуждой для террористов идеологии, а простые зрители или пассажиры, а просто люди. Для подготовки террористов, для обеспечения их успешной «работы» нужен мощнейший финансовый и идеологический буксир. Этот «буксир» направлен против родины великой революции, против того знамени, под которым мы вогнали в гроб фашизм и забили осиновый кол в его могилу. О природе иного терроризма поговорим в другой раз…

Недавно в дневнике одного старинного проницательного писателя вычитал мысль об одном типичном для всех времен слое общества, слое, который заявляет о себе все громче в последние годы. Это «озлобленные, темные, неудачливые люди предпочитают обо всем думать плохо, относиться ко всему подозрительно, верить всяким клеветам и небылицам…» На этот слой и рассчитывают те, кто развязывает нынче невиданную по масштабам идейную войну, те, кто всеми силами разжигает новое кострище фашизма. Теперь определенные силы буквально осатанели в своем стремлении отобрать нашу Победу, замазать грязью ее творцов, выставить всех нас, участников и свидетелей Великой Отечественной как легковерных глупцов, якобы обманутых «красной» пропагандой. Иной раз мне думается, что по аналогии со службами защиты от бактериологической, химической опасности, стоило бы создать службу идейной защиты от идеологии фашизма. Это же надо, входящие в моду «пропагандисты» ставят на одну доску с Гитлером тех, кто стоял в руководстве тех сил, что боролись с фашизмом! Всячески обеляют вермахт, гестапо, гитлеровских палачей, а нас рисуют в виде душителей свободы. Эта философия безумия призвана заморочить головы молодежи. Вот почему нас, старшее поколение, всячески изолируют от молодежи, рисуют в виде невежественных болванов. Мы для них Тюхи да Матюхи, не умеющие вести себя даже за столом… И у некоторой части молодежи признаком «смелости», раскованности, «продвинутости» стало воинственное пренебрежение к нашему прошлому, да и к настоящему, рисуемому определенными нанятыми мазилами и сочинителями как беспросветное серое бесправное существование пешек.

К одичанию общества, к зомбированию молодежи, к воинствующему аморализму (под видом раскрепощения от моральных табу) определенные силы ведут мир не просто общими фразами, а очень даже изобретательно, стремясь замкнуть все мысли юношества на самых низменных чувствах, на сексе, пьянке, кровавых потасовках. Революция стала ругательным словом. Вовсю тиражируются всяческие скабрезности. Как бы между делом, вставляются в серьезные передачи дурно пахнущие реплики. К примеру, смотрю недавно передачу к юбилею одного уважаемого артиста, - и ведущий, как положительное качество юбиляра упоминает, что тому повезло в жизни: не пришлось сыграть роли комсомольца или строителя БАМа… Боже ж ты мой! И это говорится из телецентра, построенного руками комсомольцев! И это говорится о действительно великой стройке наших народов.. О стройке, в которой участвовала семья моей дочери, мой сын, где и я не раз побывал, о которой написал любимую мою книгу! Тут зритель должен возрадоваться, что артист, игравший и бандитов, и садистов, избежал «ужасной» участи – исполнять роль юного строителя новой жизни. Что тут скажешь?..

В давние времена я с группой молдавских литераторов (был среди нас Василий Толоченко, известный ветеран, тогда - главный редактор киностудии «Молдова-фильм», к сожалению он не так давно умер) поехали на мою родину в село под Прохоровкой, где было самое знаменитое танковое сражение минувшей войны, в котором участвовал и он, мой друг - Толоченко. Мы побывали в местном музее, которым ведал бывший председатель райисполкома. Среди прочего он рассказал, что им, активистам, после сражения было поручено собрать с убитых, оставшихся на поле сражения, «документы строгой отчетности», то есть, партбилеты и комсомольские билеты. «А куда вы их складывали?» – спросил я. «В мешки. Обычные мешки из-под картошки или зерна». «В мешки? – меня удивил ответ, - Вы не ошиблись? Сколько же этих самых билетов могло набраться, если понадобились мешки?» «Шесть мешков», - был ответ…
Подумай, мой друг…

Немыслимой ценой мы одержали победу, в первую очередь моральную победу над бесчеловечностью и дикостью гитлеризма. С нами был весь прогрессивный мир. Лучшие люди земли приветствовали советских воинов-победителей, принявших на себя самую тяжкую долю второй мировой. И слово «товарищ» у нас еще не было заменено понятием «господин». Этим мы и гордимся. И верим: фашизм не пройдет. Люди во всех странах прозревают.

…Как-то рассказывал мне мой старший товарищ и наставник замечательный поэт Михаил Луконин о том, как на войне вытаскивая с ничейной земли своего сокурсника по литинституту украинского поэта Арона Копштейна, он попал под огонь вражеского снайпера, и разрывная пуля, добившая Арона, разворотила спину Луконину – раздробила правую лопатку…

И сегодня я думаю, что пуля, попавшая когда-то в меня, летела и в тебя, мой читатель…

Обсудить

Другие материалы рубрики

Планы Гитлера и планы Сталина

Цена реализации агрессивных планов Гитлера и Сталина
оказалась чудовищной – в ходе военных действий в 1939-1945 гг. погибло не менее 7,4 млн. граждан Германии и около 27 млн граждан СССР.