Наука и инновации в Молдове: иллюзии и реалии

Теперь к рудиментарным пережиткам наследия прошлого и издержкам коммерцилизации образования добавилось неуемное желание новой власти сэкономить на науке и значительно сократить финансовые вливания из государственного бюджета. И та решительность, с которой режут по живому, уж очень смахивает на примитивный аборт. Аборт надежд нашего будущего.

На нынешнем этапе человеческого развития общепризнанной становится аксиома, что альтернативы экономике, основанной на знаниях, нет. Но уровень знаний и науки в нашей стране, как и во всем мире, является адекватным отражением собственного экономического, социального и культурного развития. Ибо не может общество преуспевать в знаниях и науке, когда в стране перманентная политическая нестабильность, процветает коррупция, а высшие органы власти лишь соревнуются в демагогическом словоблудии о непримиримой борьбе с ней и безграничном стремлении сделать Молдову процветающим европейским государством. И в то же время более 80% нашей правящей номенклатуры декларации о доходах и имуществе к установленному законом сроку 30.01.2011 беспардонно не представляют. И никакой реакции по сей день от первых лиц государства на подобный правовой нигилизм?

Рынок товаров и услуг до предела монополизирован и пронизан метастазами картельных сговоров. В результате при самых низких доходах в Молдове самые высокие цены и тарифы в регионе, а завышенная стоимость сырья и энергоресурсов делают нашу продукцию неконкурентоспособной. Авторитетные международные организации признают Республику Молдова проблемным государством, а Мировой банк включил нас в группу риска с наиболее проблемными государствами.

Разве бизнес при таких условиях будет активно заниматься долгосрочными инвестициями, тем более вкладываться в подготовку высококлассных кадров, в науку и инновации? «Невидимая рука Адама Смита определяет, куда течь деньгам». Поэтому, прежде всего, за счет завоза импорта у нас и осваивается потребительский спрос, растущий высокими темпами и создаваемый деньгами соотечественников из-за рубежа.

В прошедшем году 60% товарооборота и рынка услуг уже покрывалось за счет леев обмененных в валютных кассах – $1,9 млрд. За первые три месяца текущего года по сравнению с аналогичным периодом прошлого количество таких леев выросло почти на четверть ($494,3 млн. против $403,9 млн.) В целом, мы не только не прилагаем действенных усилий, чтобы сделать нашу экономику ориентированной на экспорт, напротив, мы продолжаем неуклонно перерождаться в государство-паразит, экономика которого уже, практически, полностью построена на деньгах гастарбайтеров.

В результате из года в год сокращается удельный вес промышленности и сельского хозяйства в ВВП. Мы уже давно превратились в нетто импортера не только товаров, но и услуг. По качеству дорог, инфраструктуре туризма Молдова занимает последнее место в мире, как и по целому ряду других параметров нас позиционируют в конце планеты всей, а мы продолжаем все дальше деградировать. Из страны ежегодно десятками тысяч бегут люди. За последнее с не большим десятилетие активное население в Молдове сократилась на одну треть или примерно по 3% ежегодно.

IV квартал 2009 года. Пик финансово-экономического кризиса. Статистика зафиксировала, что тогда в Молдове было 1121,6 тыс. занятых и 73,9 тыс. безработных. А к концу 2010 года, когда экономика в стране начала вроде бы оживать, количество занятых сократилось еще на 54.3 тыс. человек, а безработных увеличилось на 12,1 тыс.? И это не предел. Есть оценки экспертов, что и дальше данная негативная тенденция будет нарастать и все больше наших сограждан будут искать лучшей жизни за пределами Родины.

Для того, чтобы наука и знания развивались, этот базис будущего возрождения страны, необходима их востребованность предпринимательской и экономической средой. А коль ее сегодня реально нет, на помощь должно прийти государство. И предыдущая власть, которую так дружно и на все лады осуждает нынешняя, все же собирала по крохам и ежегодно наращивала финансовые вливания в этот важнейший сектор. И он начал оживать. В науку стала возвращаться молодежь. Наметились позитивные тенденции, как в росте количества и качества научных достижений, так и в их практической реализации.

Разумеется, эти улучшения носили фрагментарный и неустойчивый характер. Оплата научных работников оставалась позорно мала, особенно у молодых научных сотрудников. И она по-прежнему, в основном, строится на научно-педагогическом стаже, ученых званиях и степенях, а не на результативности исследовательской работы. А сами научные организации с публичной формой собственности погрязли в массе различных, по сути, формальных отчетов, прежде всего, финансовых, давно уже не применяемых в цивилизованном мире. Специалиста, пришедшего из бизнеса или участвовавшего в зарубежных проектах, просто оторопь берет, сколько сегодня «сопутствующих» приходится на одного реального научного сотрудника? И все при деле, «работают», не покладая рук…

А сама форма нашего двухуровневого деления ученых на докторов и докторов хабилитат? Чтобы получить второй уровень научной степени соискателю необходимо пройти все 12 кругов ада и выбросить из собственной творческой жизни, как минимум 3-4 года. Хорошо, если его диссертацию, кроме оппонентов, прочтут еще несколько человек. А сколько чиновников от науки кормится вокруг этого? Мы так часто любим ссылаться на зарубежный опыт. Но в этом вопросе остаемся слепыми, слепыми настолько, что даже не видим того, что и в соседней Румынии одноуровневая система.

А подготовка кадров в высшей школе? Примитивная погоня за количеством студентов по контракту при безграничном спектре предлагаемых специальностей в рамках одного учебного заведения кардинально ухудшили качество преподавания. Многие преподаватели учат студентов только по учебникам и затертым конспектам весьма далеким от реалий нынешней практики. Сегодня научные школы в ВУЗе это скорее исключение. В развитых странах мира важнейшее условие для преподавания – работа по совместительству в научной лаборатории или успешная деятельность на производстве. А нам бы «срубить бабки» на дешевизне профессорско-преподавательского состава...

Разумеется, можно и дальше перечислять различные проблемы. И их, безусловно, необходимо решать. Но теперь к рудиментарным пережиткам наследия прошлого и издержкам коммерцилизации образования добавилось неуемное желание новой власти сэкономить на науке и значительно сократить финансовые вливания из государственного бюджета. И та решительность, с которой режут по живому, уж очень смахивает на примитивный аборт. Аборт надежд нашего будущего.

Обсудить