Риски и угрозы для Влада Филата

Использует ли лидер ЛДПМ, премьер - министр Влад Филат свои возможности для политического маневра?

Успех Либерально-демократической партии Молдовы (ЛДПМ) на парламентских выборах 28 ноября 2010 года, обеспечивший ей 32 депутатских мандата в Парламенте РМ из 101 и выведший её по этому показателю и по количеству отданных за неё голосов электората (29%) на второе место после ПКРМ, даёт все основания говорить о её лидере Владе Филате, ставшем во второй раз премьер-министром коалиционного правительства, как об одном из ведущих политиков Молдовы.

Личный рейтинг Влада Филата также, заметно растет, руководимая им партия шаг за шагом расширяет масштабы своего влияния в молдавском обществе.

Но, тем не менее, и самому Владу Филату, и членам его партийной команды ни в коем случае не следует считать, что они настолько прочно и надолго закрепились в парламенте и во власти, что причин для беспокойства о своей дальнейшей политической судьбе у них теперь больше нет.

Им надо помнить, как ещё не так давно упивались успехом своих партий Снегур, Сангели с Моцпаном, Урекян. И где они все сейчас?

Ситуация сегодня такова, что очень серьёзных рисков и не менее серьёзных угроз у Влада Филата и руководимой им ЛДПМ вполне достаточно, и каждый из них может нанести и самому Филату, и его партии сильный урон, негативно сказавшись на их имидже.

Часть первая

Внешние риски и угрозы

Возможные проблемы во взаимоотношениях с ЕС и США

Сохранение лично премьер-министром Владом Филатом, а также руководимой им партийной командой ЛДПМ их нынешнего электорального рейтинга, тем более его дальнейшее укрепление, во многом зависит от того, будут ли ими достигнуты, причём уже в самой ближайшей перспективе, сколько-нибудь значимые успехи в деле продвижения Молдовы по пути давно и широко рекламируемой «евроинтеграции», удастся ли им получить льготные кредиты и гуманитарную помощь от ЕС и США.

На первый взгляд, во внешней политике Правительства Молдовы, возглавляемого Владом Филатом, особенно на западном направлении всё обстоит сегодня вполне благополучно.

Во всяком случае, и европейские, и американские политики, в том числе и первой величины, не только приветствовали его назначение премьер-министром Молдовы решением либерально-демократической правящей коалиции в лице АЕИ-1 и АЕИ-2, но и обещали активно сотрудничать с его Правительством и оказывать ему всестороннюю помощь.

Например, как заявил Влад Филат в рамках интервью радиостанции «Свободная Европа», во время своего недавнего визита в Кишинев вице-президент США Джо Байден «твердо заверил Республику Молдова в поддержке и солидарности в процессе её модернизации и интеграции в европейские структуры».

При этом премьер-министр Влад Филат признал, что, «учитывая комплексность проблем, с которыми сталкивается Молдова, и ограниченность её ресурсов, вполне очевидно, что самостоятельно мы не сможем решить все эти проблемы».

Регулярно заверяют в своей поддержке премьер-министра Молдовы Влада Филата, то и дело посещающего Брюссель, еврокомиссары и европарламентарии, также обещая, что Евросоюз непременно поможет процессу модернизации и демократизации в Молдове, задействовав для этого некий «специальный экономический и политический план».

Но, несмотря на регулярные «признания в любви» между молдавским премьером Владом Филатом, с одной стороны, и ведущими политиками США и ЕС, с другой, пока что-то не видно сколько-нибудь осязаемых, практических результатов этого «полюбовного» сотрудничества как для Молдовы, так, впрочем, и для самих ЕС и США.

Более того, некоторые эксперты утверждают, что ЕС и США рассматривает руководство Молдовы как «idioți utili», которые нужны им для того, чтобы после провалов в Украине и Белоруссии, показать общественному мнению Запада хоть какие-то успехи на Востоке, а также используя Молдову, иметь рычаги давления на Россию по проблеме Приднестровья. Но как только что-то позитивное наметится в отношениях с Украиной или Белоруссией и также будут достигнуты договоренности с Россией, они забудут о Молдове.

Впрочем, поскольку надежда, как известно, умирает последней, то и у Правительства Влада Филата, и у партий правящего АЕИ-2 остаются определенные ожидания наступления в ближайшей перспективе «лучших времен».

У населения страны остаются, в первую очередь, надежды на обещанную ЕС «либерализацию визового режима» с Молдовой. Рабочих мест в Молдове не становится больше, найти работу по специальности у себя дома десяткам тысяч выпускников местных вузов невозможно, поэтому все их помыслы устремлены сегодня на Запад, где они надеются найти и хорошую работу, и приличные заработки, как это уже сделали до них многие другие их сограждане. Хотя там они работают, увы, также не по специальности.

Они давно ждут, когда же ЕС, наконец, распахнет для них свои двери. Но у каждого терпения есть свой предел. Поэтому, если этого не произойдет в самое ближайшее время, то и личный авторитет премьера Влада Филата, и рейтинг возглавляемого им Правительства и руководимой им ЛДПМ, которые клятвенно обещали решить эту насущную проблему, могут рухнуть.

Всё острее встаёт также и проблема, связанная с тем, что правительство Влада Филата вновь подсадило Молдову «на кредитную углу», раз за разом пытаясь латать дырявый госбюджет страны при помощи всё новых и новых внешних заимствований.

Конечно, главные причины этого кроются в неспособности национальной экономики в её нынешнем коматозном состоянии обеспечить достаточную для нормального функционирования Молдавского государства наполняемость его госбюджета, так что особого выбора у Влада Филата и его Правительства нет.

Но граждан Молдовы вплотную интересует вопрос о том, как и на какие цели будут распределены эти валютные средства, в том числе полученные в долг, под проценты, почувствует ли народ какое-либо улучшение условий своей жизни, или же все эти кредиты и гранты будут вновь привычно «распилены» и поделены только между теми «избранными», кто наиболее приближен к власти?

Вполне очевидно, что если случится именно второе, то это также самым негативным образом скажется на имидже Влада Филата и авторитете и электоральной поддержке его партии.

С учётом сказанного выше, становится понятно, что, говоря о внешних рисках и угрозах для политической судьбы Влада Филата и его ЛДПМ, нельзя рассматривать их только через призму интересов самой Молдовы и её народа, поскольку у Филата, безусловно, имеются вполне определённые обязательства также и перед ЕС и США.

О некоторых из них, лежащих на поверхности, сами американцы и европейцы говорят вполне открыто. Вашингтон, и Брюссель то и дело демонстрируют свою «озабоченность» тем, как в Молдове идёт борьба с коррупцией, насколько гуманно обращается с задержанными полиция, справедливо ли выносят приговоры молдавские суды, эффективно ли проводятся реформы в экономике.

Проявляют они свой интерес и к ряду других проблем, успешное решение которых, по их мнению, должно будет показать, что в Молдове – естественно, при помощи и содействии американских и западных учителей-миссионеров - полным ходом идёт широкая демократизация и торжествуют права человека.

Так что, остаётся только удивляться тому, что и при наличии помощи из всевозможных структур США и ЕС в Молдове во всех этих делах особого прогресса пока что не наблюдается.

Например, как пишет экономической эксперт Михаил Пойсик в статье «Каста неприкасаемых…» от 28.02. 2011 года, опубликованной на ava.md, ни председатель Парламента, он же врио Президента страны Мариан Лупу, ни премьер-министр Влад Филат, ни Генеральный прокурор Валерий Зубко, ни Высшая судебная палата, ни, наконец, правящая партийная элита Молдовы, которые на словах страстно осуждают «проклятую коррупцию», никак не отреагировали на демонстративное игнорирование абсолютным большинством правящего молдавского «бомонда» установленного законом требования о представлении до 30 января текущего года Декларации о доходах и имуществе.

Как известно, в установленный срок представили сведения о своих доходах менее 20% декларантов, а спустя месяц в должниках по-прежнему числилось все ещё более половины! Это более 2-ух тысяч «доблестных» представителей нашей высшей номенклатуры!

В соответствии со статьей 14 Закона РМ №1264 (от 19.07.2002 года), эти «недисциплинированные» вершители судеб страны и народа должны были понести дисциплинарную или административную ответственность. Этого требует заявленная в преамбуле цель данного Закона: «Установление мер по предупреждению и борьбе с необоснованным обогащением государственных деятелей, судей, прокуроров, государственных служащих и некоторых руководящих работников».

Казалось бы, в этой неординарной ситуации, когда гражданин Молдовы, власти которой объявили «священную войну коррупции», поднял актуальную тему, назвал вещи своими именами, со стороны этих властей должна была последовать немедленная и острая реакция.

Но, увы, никто из «власть имущих» в Молдове так и не ответил ни эксперту Михаилу Пойсику, ни тысячам обеспокоенных творящимся в стране правовым беспределом читателей портала ava.md.

Так, может быть, они хотя бы «приняли надлежащие меры» против нарушителей Закона? Тоже нет! А ведь это, как ни крути, преступная халатность, причиной которой является всё та же банальная «коррупционная составляющая».

Михаил Пойсик напомнил и о том, что предыдущий спикер Парламента, он же предыдущий врио Президента либерал Михай Гимпу в 2010 году умудрился «подмахнуть, не глядя» некий Закон в фальсифицированной его редакции. Если в тексте-оригинале принятого Парламентом Закона речь шла об увеличение в два раза ставок налогов для игорного бизнеса, то в подписанном Гимпу тексте-фальшивке Закона эта норма … отсутствовала. Случай, что и говорить, чрезвычайный, пахнущий преступлением по должности.

В результате такой «промульгации вслепую» и без того дефицитному бюджету Молдовы был нанесен многомиллионный ущерб. Возникает вопрос: Что это? Спланированная афера или же банальная халатность? Но, увы, скорее всего, молдавское общество правду об этом так никогда и не узнает. И это называется «борьбой с коррупцией»?!

К сожалению, подобных вопиющих примеров можно привести ещё великое множество, и число их постоянно растёт. К сожалению потому, что такая виртуальная «борьба с коррупцией» в Молдове может, наконец, окончательно надоесть нашим внешним спонсорам и друзьям, и они просто махнут на нас рукой и откажут в дальнейшей помощи и содействии. Понятно, что в нынешней ситуации вся ответственность за это ляжет, в первую очередь, на премьер-министра, лидера ЛДПМ Влада Филата.

Всё, о чём сказано выше, ни для кого не секрет. Всё это происходит на виду и у молдавских граждан, и у американских и западноевропейских партнеров Молдовы.

Но и есть такие «особые» сферы интересов во взаимоотношениях между Кишиневом, Вашингтоном и Брюсселем, о которых можно только догадываться, поскольку официально о них нигде и никто не говорит. Остаётся только предполагать, о чём именно говорят за закрытыми наглухо дверями офисов вашингтонские и брюссельские эмиссары с премьером Филатом и другими молдавскими правителями.

Возможно, у кишиневских властей имеются некоторые «особые обязательства» по подготовке Молдовы к вступлению в НАТО, к активному участию в миротворческих операциях под знаменами этого военно-политического блока. Не исключено, что есть договоренности об ужесточении политики в отношении Приднестровья. Всё возможно, когда власти действуют тайно от народа. И всё это чревато большими рисками и угрозами не только для Правительства Влада Филата, но, что гораздо хуже, для всей нашей страны.


Возможные проблемы в отношениях с Румынией

Румынский фактор в молдавской политике объективно присутствовал всегда. Присутствует он и сегодня. Румыния - это крупное соседнее государство, где, как считается, имеется та же самая культура и тот же самый язык, что и в Молдове.

Очень многие молдавские политики имеют румынское гражданство, включая и лидера ЛДПМ, премьер-министра Влада Филата, лидера ЛПМ Михая Гимпу, вице-председателя ДПМ Владимира Плахотнюка и многих прочих.

Однако, отвечая на вопрос корреспондента Радио «Свободная Европа» о том, не боится ли он поглощения Молдовы со стороны соседней Румынии, премьер-министр Влад Филат заявил: «Угрозы, как таковой, нет. Можно на этом очень много спекулировать, но Республика Молдова является независимым, суверенным государством. И я хочу всех заверить, что политические силы, которые раньше были у власти, не боролись за суверенитет и независимость государства. Мы же будем и дальше развиваться в таком статусе».

Известно, что премьер-министр Влад Филат подверг критике заявление президента Румынии Траяна Бэсеску о возможном объединении РМ с Румынией в рамках Евросоюза, сказав, что «Республика Молдова как независимое и суверенное государство и в дальнейшем будет абсолютно независимым. Молдова станет сильной страной с развитой экономикой и социальной сферой, государством, которое будет частью европейской семьи. Этот статус, я считаю, мы получим гораздо раньше, чем через 25 лет».

Всё это хорошо. Но пока находится без внимания важнейший внутренний фактор, то есть формирование в РМ румыноунионистских социальных и политических сил, в том числе в системе образования, которая уже давно воспитывает молдаван в молдавских школах в духе румыноунионизма.

Поэтому Влад Филат может сколько угодно на словах возмущаться заявлениями Траяна Бэсеску в духе румыноунионизма, но если он и его Правительство оставят в системе образования всё, как есть сегодня, то угроза «унире» для Республики Молдова будет по-прежнему нависать над ней, словно «дамоклов меч».

Как бы там ни было, но надо признать, что Румыния по отношению к Молдове сегодня отнюдь не сторонний наблюдатель. Она самый активный участник политической и экономической жизни в Молдове. И ей совсем не безразлично, какую политику по отношению к Бухаресту будет проводить её гражданин Влад Филат, ставший премьер-министром Республики Молдова.

Будет ли он, в первую очередь, учитывать интересы Румынии, особенно в плане реализации генеральной линии этой страны в Молдове? Будет ли он работать на объединение Молдовы с Румынией, которое, по мнению некоторых экспертов, планируется на 2018 год? Или же Влад Филат, напротив, на первое место поставит интересы Республики Молдова, даже если они будут противоречить политике Бухареста по созданию новой «Великой Румынии»?

Конечно, есть мнение, высказываемое некоторыми экспертами, согласно которому, румыны якобы сами не очень разбираются в хитросплетениях молдавской политики. Они якобы всего лишь хотят, чтобы Молдовой управляли политические силы, которые условно можно назвать «национальными», но только не коммунисты. И на этом вроде бы их интерес к Молдове почти заканчивается, поскольку Румыния очень слаба сейчас, никаких инвестиционных проектов в Молдове она осуществить не может, никакого «лобби» для Молдовы в Евросоюзе - тоже.

С этим можно согласиться в том плане, что после того, как Голландия официально присоединилась к странам, которые возражают против вступления Румынии в Шенгенскую безвизовую зону, политическая ситуация в этой стране еще более обострилась. Румынский бюджет точно так же тощ и так же зависим от вливаний из средств МВФ, как и молдавский. Поэтому было бы преувеличением, говорить о том, что Румыния может сегодня решающим образом влиять на ситуацию и политику в Молдове.

С другой стороны, безусловно, что ситуация и политика в Молдове очень интересует известную часть румынских политиков-унионистов. Они делают на этом свой политический капитал. Некоторые молдавские политики тоже заинтересованы в том, чтобы у них был какой-то центр притяжения, видя его в Бухаресте, особенно такие, как либерал-унионист Михай Гимпу и ему подобные.

Тем не менее, продолжающаяся уже двадцать лет румынизация Молдовы в духовной сфере объективно ведёт к тому, что опасность ассимиляции с Румынией для неё в ближайшем будущем может стать по-настоящему острой.

Обратило на себя внимание многих экспертов, как мгновенно встрепенулись крупнейшие румынские олигархические группы, едва прослышав о начале нового этапа приватизации в Молдове, нацелившись на приобретение наиболее важных, ключевых объектов молдавской экономики.

В общем, всё это – очень болезненные и непростые вопросы как для Правительства Влада Филата, так и для него лично в роли лидера ЛДПМ, на которые рано или позже придется давать конкретные ответы.

В том числе и с учетом всех тех рисков и угроз, которые могут возникнуть, если их ответы не удовлетворят Румынию.

При этом Филату надо учитывать, что в «политической обойме» Бухареста в Кишинёве помимо него есть и другие «политические патроны», которые, в случае «осечки» с его стороны, «выстрелят как надо».

Риски и угрозы на Восточном направлении

Россия

Многие эксперты, оценивая деятельность Влада Филата, называют его убеждённым прагматиком, чуждым приступов политического романтизма и идеализма, отмечая, что его поведение в политике диктуется его прошлым опытом успешной работы в сфере бизнеса и поэтому он сознательно готов быть угодным и Вашингтону, и Брюсселю, и Бухаресту, и Москве, лишь бы получить и от тех, и от других определённые политические и экономические дивиденды.

Что касается позиции самой России по отношению к Молдове в настоящее время, то эксперты полагают, что главный интерес Москвы состоит сегодня в том, чтобы новая власть в Кишинёве была лояльной, занималась, прежде всего, торгово-экономическими отношениями и приднестровским урегулированием, а не устанавливала «камни оккупации», не требовала «немедленного вывода российских войск» (скорее виртуальных, чем реальных) из Приднестровья и интернационализации приднестровского урегулирования, не делая ничего для реального прогресса на этом направлении.

В разработанной правящей либерально-демократической коалицией «Стратегии национальной безопасности» вроде бы обозначено благое стремление Правительства Влада Филата поддерживать «особые и тесные отношения», налаживать сотрудничество на двустороннем уровне как со странами Евросоюза, США, так и с Россией. Однако, при более детальном ознакомлении с этим документом, становится понятным, что для его авторов из правящего АЕИ эти государства далеко не равноценны.

К примеру, когда речь идёт о сотрудничестве с Россией, особый упор делается на то, что развитие сотрудничества должно происходить в соответствии с основными положениями Базового политического договора между двумя странами, а также «на основе принципов суверенного равенства».

В этом, конечно, нет ничего предосудительного. Однако, подобную «сверхпринципиальность» разработчики «Стратегии» из АЕИ проявляют исключительно в отношении России, поскольку при описании отношений с США, равно как с государствами ЕС и с Румынией, ни слова не сказано о том, что и с ними нужно выстраивать взаимодействие на основе принципов суверенного равенства.

И тут же возникает закономерный вопрос: обозначает ли это, что во взаимоотношениях с Брюсселем, Бухарестом, Вашингтоном Кишинёв должен демонстрировать «неравенство», и только с Москвой — вспоминать о национальной гордости и государственном суверенитете?

В главе «Стратегии национальной безопасности», посвящённой «особым партнёрам» Молдовы, намёками зашифровано ещё много чего, вызывающего вопросы. Например, Кишинёв выражает стремление проводить постоянные консультации с США по проблемам безопасности. Естественно, речь идёт о безопасности Молдовы, а не о безопасности США. А вот со своим стратегическим партнером - Россией таких консультаций молдавские либерально-демократические власти почему-то не планируют.

В то же время сам премьер-министр Влад Филат неоднократно заявлял, что Молдова получает значительную помощь от России и что экономические связи с Россией очень для неё важны.

По словам Влада Филата, «российский рынок - основополагающий для молдавских производителей. Нужно закончить весь переговорный процесс, чтобы снять все барьеры, которые появились из-за того, что бывшее руководство, кроме деклараций, ничего не делало для урегулирования отношений с Россией. Я уверен, что в ближайшем будущем мы эти вопросы решим и начнем сотрудничество действиями, а не только декларациями. Я надеюсь, что наши отношения будут привязаны не к эмоциям и обидам, а к реалиям и прагматизму».

Однако, говоря о том, что касается вывода российских войск и вооружений с территории Республики Молдова, премьер-министр Влад Филат достаточно жёстко заявил, что «это, извините, не декларации, это обязанность Российской Федерации, которая не раз обещала вывести эти войска. Я еще раз хочу напомнить решение саммита ОБСЕ 1999 года. И я бы хотел сказать, что Россия признала суверенитет, независимость республики Молдова. Республика Молдова является нейтральной страной и, как вы понимаете, присутствие здесь чужих войск – уже нарушение этого статуса. Я думаю, что этот непростой вопрос должен быть обсужден и в конечном итоге решен».

Влад Филат давно уже собирается, если такая возможность ему представится, посетить Москву и провести переговоры с руководством России, поскольку, по его словам, «нам нужно начинать переговорный процесс и в конечном итоге нужно четко сказать, чего мы хотим друг от друга. Мы прагматичные люди, мы даем себе отчет, что происходит в мире на сегодняшний день, что будет происходить в ближайшем будущем. Мы будем договариваться, и я с уверенностью говорю, что мы будем выполнять с точностью все наши договоренности».

Однако за почти два года нахождения Влада Филата на посту премьер-министра в Правительствах АЕИ-1 и АЕИ-2 стало очевидно, что его личные отношения с высшим российским руководством складываются далеко не просто, постоянно натыкаясь на некие преграды, зачастую «рукотворного» характера.

Сегодня уже есть много доказательств тому, что одна из причин, по которой молдавскому премьеру Владу Филату всё время приходится преодолевать различные «барьеры непонимания» в его вполне искренних попытках максимально сблизить позиции своего Правительства с позицией руководства России в политических и экономических сферах, представляющих взаимный интерес для обеих стран, кроется, прежде всего, в том, что доверительную информацию о ситуации в Молдове и настроениях её руководства и московский Кремль, и московский Белый Дом получали от Российского фонда «Признание» и опекаемой ими ДПМ Мариана Лупу - Влада Плахотнюка - партнера партии «Единая Россия», которая позиционировала себя (в основном, на словах) «самым дружественным» по отношению к России молдавским политическим формированием.

Оценивая деятельность Фонда «Признание» в нашей стране, большинство экспертов пришли к выводу, что это, пожалуй, вообще один из самых неудачных проектов Москвы в Молдове.

Судя по заявлениям руководителей фонда в самом начале их деятельности в Молдове, перед Фондом «Признание» была поставлена задача создать серьезную дискуссионную площадку для представителей молдавских политических и общественных кругов и экспертного сообщества, на которой они могли бы свободно обсуждать наиболее актуальные проблемы внутренней и внешней политики страны.

Неудивительно, что такой подход был с интересом встречен в Молдове, в том числе и экспертной группой информационно-аналитического портала ava.md. Портал подробно и доброжелательно освещал на своих электронных страницах первые дискуссии на «круглых столах» Фонда «Признание».

Однако, уже вскоре выяснилось, что команда Фонда занимается в Молдове не столько продекларированной изначально аналитической и информационной деятельностью, сколько пытается стать «пропагандистом и агитатором», действуя в интересах вначале двух партий – ДПМ и ПКРМ, а затем только одной – Демократической партии Молдовы.

В принципе, с этим вполне можно было бы согласиться, но лишь в том случае, если бы этот фонд был молдавским. Таких местных псевдоаналитических «фондов» в Молдове, всяких и разных, сегодня хоть пруд пруди, и никого не удивляет, что все они патронируют те или иные местные же партии, небескорыстно продвигая их интересы в общественном мнении.

Однако открытое участие во внутренних политических процессах в Молдове Российского фонда «Признание», его попытки оказывать влияние на молдавскую политику пришлись в нашей стране весьма многим не по нраву.

Всё это привело к тому, что как представители большинства молдавских партий, так и эксперты просто перестали посещать «круглые столы» Российского фонда «Признание», фактически отказав ему в признании.

Открытое же продвижение этим фондом интересов Демократической партии Молдовы вызвало вначале недоумение, а затем и недовольство у Партии коммунистов, которая в конечном итоге вообще разорвала с ним все прежние добрые отношения.

К сожалению, оказавшись в изоляции, в том числе и утратив прежние контакты с Либерально–демократической партий Влада Филата и Партией коммунистов Владимира Воронина, руководители Российского фонда «Признание» Владимир Фролов и Елена Миськова восприняли это не как следствие ошибочности своей политики в Молдове, а лишь как некие «козни врагов», к коим они причислили руководство этих партий.

Определенная неприязнь, которая, как следствие случившегося, со временем проявилась в отношении части молдавских политиков и экспертов к ним персонально, Фролов и Миськова стали воспринимать не иначе, как проявление с их стороны «антироссийских взглядов и настроений». К великому сожалению, кое-кто из ответственных лиц в Москве, введённый ими в заблуждение, также стали на эту неверную в корне позицию.

В итоге такой однобокой информированности Москвы о реальной ситуации в молдавской политике заметно изменилось в худшую сторону отношение с её стороны как к ПКРМ, так и к ЛДПМ, в том числе к её лидеру, премьер-министру Молдовы Владу Филату.

Благодаря этим неуклюжим «стараниям» и откровенной политической предвзятости, в Москве вдруг стали видеть в Молдове только одного единственного достойного политика и одну единственную достойную партию, с которыми России можно и нужно иметь дело – Мариана Лупу и его Демократическую партию.

В настоящее время фонд «Признание» практически заморозил свою деятельность в Кишиневе (говорят, перенес её в Тирасполь и Комрат), но расхожие политические мифы о других молдавских партиях и их лидерах, в том числе и о Владе Филате, которые руководство Российского фонда «Признание» и партийная команда ДПМ сочиняли и повсюду распространяли, всё ещё живы в Москве.

Отсюда, скорее всего, проистекают определенные сложности во взаимоотношениях премьер-министра Молдовы Влада Филата с Москвой.

Уже сам тот факт, что во время визита в Кишинёв главы Администрации президента России Сергея Нарышкина не состоялась его встреча с премьером, лидером крупнейшее правящей партии Владом Филатом, убедительно свидетельствует о том, что у России нет ещё сегодня четкого представления о том, как ей следует выстраивать с ним свои отношения.

Такая позиция Кремля, безусловно, крайне осложняет деятельность премьер-министра Влада Филата, который, как это видно из его неоднократных заявлений, хорошо понимает важность и необходимость для Молдовы налаживания самых добрых и эффективных отношений с Россией.

Справедливости ради, следует признать, что некоторые политические мифы о Владе Филате появились отнюдь не на пустом месте. Дело в том, что в пылу политической борьбы за поддержку правого электората, который он любыми способами пытался перетянуть на сторону своей ЛДПМ, Влад Филат сделал немало неоднозначных заявлений, которые вполне могли вызвать определенную настороженность у руководства России.

В целом же ситуация сегодня такова, что Владу Филату, теперь уже не только руководителю партии, но и премьер-министру и неформальному лидеру правящего Альянса, приходится выстраивать отношения с Россией, начиная, по сути, с «чистого листа».

Было бы, однако, большой ошибкой с его стороны, если он решит доказывать Москве, что он «друг России», так как у российского руководства в последнее время появилось стойкое (и вполне оправданное!) недоверие ко всякого рода слишком навязчивым и слишком своекорыстным, но не слишком надежным внешнеполитическим «друзьям».

Будет намного лучше, если Влад Филат своими практическими действиями убедит россиян в том, что он абсолютно надежный партнер, не дающий пустых обещаний и всегда твердо держащий слово.

Что же касается других рисков и угроз для Влада Филата на российском направлении, то они традиционны - во взаимоотношениях с Россией у Молдовы всегда остро стояли и продолжают стоять две важнейшие проблемы – цены на российский природный газ и условия экспорта молдавских товаров на российский рынок.

При этом российское руководство, как правило, тесно увязывает свой подход к этим вопросам с тем, как ведет себя молдавская власть по отношению к русскоязычному населению в Молдове, к русскому языку, а также с её реальной способностью договариваться и соблюдать договоренности.

Так что, Владу Филату предстоит самому решить, как он будет выстраивать свои дальнейшие отношения с Россией, всегда памятуя, однако, о том, что от его успеха или неудачи на этом направлении в очень большой степени зависит, как к нему и ЛДПМ будут относиться молдавские избиратели, особенно русскоязычные, большинство которых видят в России исторического друга и покровителя Молдовы, а потому кровно заинтересованы в укреплении молдавско-российского стратегического партнерства и дружбы.

Украина

Пока не до конца ещё ясно также, как будут развиваться отношения Молдовы с соседней Украиной. Между двумя нашими странами есть ряд застарелых проблем, которые трудно решить с наскока, лихой кавалерийской атакой.

Настораживает, однако, что заканчивается уже второй год нахождения правящего Альянса у власти в Молдове, но за всё это время так и не состоялись встречи и переговоры на уровне высших руководителей двух стран.

И это, судя по всему, далеко не случайно. Что касается Украины, то её руководство считает, что Молдова не выполнила свои обязательства по передаче дороги в районе Паланки в собственность украинской стороне в обмен на ранее полученную территорию под порт Джурджулешты на Дунае.

Это, безусловно, сложный вопрос для молдавского Правительства премьера Влада Филата, но его всё равно рано или позже придется решать.

Украинская сторона считает, что главная вина за длительное отсутствие прогресса в поиске путей решения накопившихся во взаимоотношениях между Киевом и Кишиневом проблем лежит на официальном Кишиневе. У властей Молдовы, однако, прямо противоположная точка зрения на этот вопрос.

Надо признать, что премьер-министр Молдовы Владимир Филат послал Украине позитивный сигнал, заявив, что не понимает, почему Молдова не покупает более дешевую украинскую электроэнергию? Впрочем, пока неясно, все ли так просто и в этом вопросе. Возможно, его надо рассматривать комплексно, в пакете с другими проблемами?

И на Украине, и в Молдове уже традиционными стали слова ведущих политиков об «общности курса» двух стран на европейскую интеграцию, о необходимости урегулирования оставшихся со времен СССР двусторонних проблем и последующем переходе на уровень стратегического взаимодействия.

Однако в Кишиневе нередко можно услышать и совсем иные речи. Как отмечают многие эксперты, в кулуарах молдавские чиновники говорят, что с Украиной им очень непросто о чем-то разговаривать и договариваться, в том числе и по проблеме Приднестровья.

Слышать это несколько странно, учитывая, что на протяжении последних нескольких лет Киев активно помогал Кишиневу, порой даже в ущерб своим собственным экономическим интересам.

В 2006-м и 2009 г.г. в период газовых кризисов из собственных запасов Украины Молдове предоставлялся газ. После российского «винного эмбарго» марта 2006 г. Украина дала зеленый свет молдавской винной продукции, пожертвовав интересами собственных виноделов.

Такой подход Киева в отношениях с соседом строился из расчета, что со временем Кишинев будет развивать дружественный Украине внешнеполитический курс.

Однако, как полагают украинские эксперты, на каком-то этапе Молдова, видимо, посчитала, что постоянные уступки Украины - это признак ее слабости.

Есть немало примеров, когда Кишинев, вопреки нормам ВТО, принимал откровенно дискриминационные шаги в отношении украинских экспортеров, транспортных перевозчиков. В приднестровском урегулировании Кишинев, особо не церемонясь с Киевом, пытался использовать его как инструмент в своем диалоге с Россией.

Но сегодня Киев, судя по всему, уже обратил внимание на необходимость выработки новых подходов в отношении Кишинева, стремясь подойти к этому вопросу взвешенно и без перегибов, проведя стратегическую оценку перспектив дальнейших взаимоотношений с Молдовой.

Киев не желает при этом опускаться до уровня рефлексий, отвечая на каждое дискриминационное решение молдавской стороны той же монетой. Украинские власти понимают, что, во-первых, в период финансового кризиса от торговых войн проиграют обе стороны, хотя и в разной степени.

Во-вторых, прямое давление вряд ли превратит Молдову в стратегического союзника Украины.

Тем не менее, Киев не забывает об «отрезвляющим эффекте» отдельных ответных мер в адрес Молдовы, если она слишком «заиграется».

В этой связи следует вспомнить, как осенью 2006 года, закрыв на ремонт железнодорожный мост в районе Могилева-Подольского, Украина разблокировала свой железнодорожный транзит в направлении Измаильского и Ренийского портов.

В общем и целом, Украина пытается сегодня комплексно подойти ко всем вопросам, накопившимся в отношениях с Молдовой. Поэтому, если Кишинев и дальше будет игнорировать сигналы Киева о необходимости скорейшего разрешения двусторонних вопросов, Украина может начать реализовывать план действий по минимизации рисков от неразрешенных проблем. В частности, построить альтернативные транспортные магистрали в обход молдавского региона.

Председатель Верховной Рады Украины Владимир Литвин считает, что есть все основания для активизации парламентского сотрудничества между Украиной и Молдовой. По его словам, из-за определенных факторов двусторонний межпарламентский диалог в последнее время был недостаточно динамичным, но сегодня Парламента Украины готов к развитию системной межпарламентской составляющей двусторонних отношений с Молдовой.

Литвин отметил, что Украина и Молдова имеют ряд актуальных двусторонних вопросов, в частности, завершение демаркации государственной границы, признание права собственности на объекты, которые были построены на территории Украины и Молдовы во времена СССР, выполнение Молдовой международных обязательств по завершению процедуры передачи в собственность Украины земельного участка под автомобильной дорогой в районе населенного пункта Паланка.

В этой связи Литвин предложил провести инвентаризацию проблемных моментов двусторонних отношений и выразил убеждение, что в их решении существенную роль могли бы сыграть парламенты.

Становится ясно, что складывающаяся ситуация требует максимальной активности на украинском направлении и от премьер-министра Молдовы Влада Филата, если он не хочет вместе со своим Правительством оказаться в арьергарде начинающегося процесса улучшения и развития отношений между Кишиневом и Киевом.

Ему необходимо при этом вспомнить, что значительная часть молдавского электората является этническими украинцами, имеющими родных и близких на Украине, которые кровно заинтересованы в том, чтобы между нашими двумя странами не было никаких проблем, осложняющих их общение.

Так что, ситуация на украинском направлении для Филата складывается сегодня очень непросто, здесь имеется много рисков и угроз и для его коалиционного Правительства, и для него самого, как премьер-министра и лидера ЛДПМ.

Понятно, что решение проблемы Паланки в пользу Украины может вызвать недовольство в определенных кругах молдавского общества, а оппозиция тут же в полной мере обыграет все это и повернет против Филата.

Однако и окончательный отказ Молдовы от давно обещанной передачи Паланки будет воспринят Украиной как крайне недружественная акция, что вполне может привести к введению некоторых санкций против Молдовы, в том числе и тех, которые болезненно ударят по части её граждан.

Например, Украина может вернуться к требованию иметь определенную (весьма значительную!) сумму денег для тех молдавских граждан, которые въезжают на её территорию.

А это вряд ли понравится многим гражданам Молдовы, регулярно посещающим Украину по личным делам, что, несомненно, негативно скажется на их отношении к премьеру Филату и может обвалить электоральный рейтинг возглавляемой им ЛДПМ.

Часть вторая

Проблема Приднестровья

Приднестровскую проблему – одну из наиболее злободневных и трудноразрешимых для современной Молдовы – следует рассматривать в контексте иных проблем – в частности, проблем России, Украины, Румынии, США и Евросоюза.

Важно помнить: Приднестровье – регион, где сравнительно недавно произошёл гражданский конфликт, пролилась кровь с обеих сторон, и раны, нанесённые этой братоубийственной войной, до сих пор не зажили. Более того, обе стороны продолжают бередить эти незажившие раны в пропагандистских целях.

Казалось бы, наиболее оптимальной стратегией разрешения конфликта является построение общей федерации в составе Республики Молдова и Приднестровья. Ещё 10 лет назад это понимали все посредники переговорного процесса, включая США, Евросоюз и Россию.

Однако сегодня в настроениях как политических элит, так и гражданского общества обоих регионов доминируют взаимоисключающие позиции: руководство Молдовы – на позициях закона о статусе левобережных районов РМ от 2005 года, Приднестровье – на проекте так называемого «договора о дружбе между Республикой Молдова и ПМР».

При этом около 75% граждан Молдовы стоят на позициях унитарного характера страны, около 90% жителей Приднестровья – на позициях независимости региона.

Существует и другая стратегия урегулирования конфликта – стратегия малых шагов. Именно эту стратегию до недавнего времени продвигал Владимир Филат. В частности, была проведена «футбольная встреча» между Филатом и лидером Приднестровья Игорем Смирновым, в результате чего было возобновлено движение поезда Кишинёв – Одесса.

Однако за спиной Филата стоит ЛДПМ, в программе которой, принятой ещё в 2007 году, но по-прежнему опубликованной на официальном сайте партии, руководство Приднестровья именуется «преступной группой во главе Приднестровского региона, которая была приведена к власти силой Российской Федерации, и существует благодаря политической, экономической и военной поддержке Москвы».

В программе той же партии, как мы уже отметили, жёстко ставится вопрос не только о выполнении Россией Стамбульских соглашений 1999 года, но и переформатировании миротворческой операции как предварительном условии продолжения переговоров.

Однако эта позиция противоречит компромиссному решению, с огромным трудом достигнутому 18 марта 2009 года, согласно которому Москва и Тирасполь согласились с необходимостью перевода миротворческого формата в мирогарантийную операцию под эгидой ОБСЕ. Взамен Кишинёв согласился на то, что подобная смена формата будет осуществлена по итогам окончательного урегулирования конфликта.

Данный компромисс стал большой политической победой тогдашнего президента Молдовы Владимира Воронина. Ясно, что отказ Кишинёва от этого соглашения вызовет отказ Москвы и Тирасполя от согласия на смену миротворческого формата и вернёт переговорный процесс к замкнутому кругу, предшествовавшему 18 марта 2009 года.

В то же время, прорумынские настроения, разделяемые значительным числом знаковых фигур в ЛДПМ, не исключая и самого Владимира Филата, вызывают резкое отторжение на левом берегу Днестра, особенно среди молдаван Приднестровья. Эту деструктивную позицию ЛДПМ во главе с Филатом активно использует в пропагандистских целях руководство Приднестровского региона, утверждающее, что «два берега Днестра становятся всё дальше друг от друга».

С другой стороны, настораживает активная поддержка, оказывавшаяся ЛДПМ во главе с Филатом перед выборами 2010 года со стороны тех маргинальных сил из Тирасполя, которые проповедуют небезызвестный «план Белковского», предусматривающий объединение правобережной Молдовы с Румынией в обмен на признание независимости Приднестровья.

В этой связи представляется примечательной телеграмма посольства США в Украине от 2007 года, обнародованная порталом WikiLeaks, согласно которой отдельные молдавские политики (явно представлявшие на тот момент либеральную оппозицию Воронину) выражали готовность в обмен на объединение с Румынией отдать Приднестровье Украине.

Вызывает недоумение отсутствие опровержения или даже критики подобного проекта со стороны ЛДПМ во главе с её лидером, находившихся именно в тот момент в оппозиции.

Влад Филат должен понимать, что проблема Приднестровья – это мина замедленного действия и она может взорваться в любой момент. И этот «взрыв» может нанести серьезный урон как самому Филату, так и его партии.

Часть третья

Проблемы премьер-министра, лидера ЛДПМ Влада Филата на внутриполитическом фронте

Взаимоотношения в руководстве Либерально- демократической партии Молдовы (ЛДПМ)

В последнее время в экспертных кругах Молдовы получила хождение информация о якобы возникшем внутреннем конфликте в руководстве ЛДПМ.

Активно распространяются слухи о неких противоречиях и даже скрытой войне между партийным «диктатором» Владом Филатом и «либералом» Александром Тэнасэ.

Безусловно, со стороны трудно судить, насколько достоверна и объективна эта информация.

Но, тем не менее, тот факт, что как в самой ЛДПМ, так особенно и вне её, имеются вполне определённые политические силы, которые небескорыстно, целенаправленно и постоянно раздувают и педалируют этот конфликт (независимо от того, имеется ли он в реальности, или же существует только в их воображении), сомнению не подлежит.

Вполне очевидна и понятна цель этих акций – взорвать партию Влада Филата изнутри, расколоть и ослабить её, убрав с политической сцены опасного соперника в борьбе за власть.

Иначе, впрочем, и не могло быть. Таковы суровые законы политической борьбы, причем не только в Молдове, в которой не бывает ни вечных врагов, ни вечных союзников.

И очень плохо, если Влад Филат недооценивает риски и угрозы со стороны тех, кто сегодня пытается взорвать партию изнутри.

Проблема Дорина Киртоакэ

На первый взгляд, молодой, бестолковый, но чрезмерно амбициозный вице-председатель Либеральной партии (ЛПМ), кишинёвский мэр Дорин Киртоакэ, недавно даже попытавшийся вызвать премьера, лидера ЛДПМ Влада Филата на «телевизионную дуэль», для него не конкурент.

В самом деле, на что может претендовать Дорин Киртоакэ, ставший столичным мэром в 2007 году исключительно потому, что его вынужденно поддержали – чтобы не пропустить в кресло кишиневского головы кандидата-коммуниста! – все правые политические силы Молдовы, но за четыре года своего мэрского правления снискавший себе сомнительную славу «самого плохого мэра в истории Кишинёва»!?

Ясно, что либерал Дорин Киртоакэ показал себя в Кишиневе как неэффективный менеджер, не выдержал испытание своей высокой и ответственной должностью.

Все это, конечно, так. Но ситуация, которая складывается накануне проведения в начале июня 2011 года новых выборов мэра Кишинева, вновь даёт некоторые, пусть минимальные, но шансы на успех именно Дорину Киртоакэ.

Причём снова по той же самой простой причине, что наиболее успешным его соперником в борьбе за мэрское кресло, скорее всего, будет кандидат-коммунист.

Поэтому, судя по всему, дело идёт к тому, что трём правым партиям АЕИ-2, в силу своих политических обязательств, снова придётся объединить свой электорат в Кишиневе и постараться сделать так, чтобы победу во 2-ом туре одержал Дорин Киртоакэ.

Но, задумаемся, если случится такое чудо, если Дорин Киртоакэ, надоевший уже большинству кишинёвцев пуще пареной репы, городские выборы всё-таки выиграет и снова усядется в кресло кишиневского мэра, то как станут дальше развиваться события на молдавской политической сцене?

Тут никаких загадок нет. Позиции либерала Дорина Киртоакэ укрепятся - ведь он станет «дважды избранным» кишиневцами мэром столицы.

Кстати, Дорин Киротокэ уже ехидно напомнил Владу Филату о то, что он выиграл у него прошлые мэрские выборы. Вторая победа, безусловно, сделает его еще более самоуверенным.

А далее Либеральная партия выдвинет Дорина Киртоакэ на пост своего председателя и начнет позиционировать его вначале как будущего премьер-министра, а когда позволит возраст, то и как будущего президента Молдовы.

Безусловно, этот политик с унионистскими заявлениями на устах тут же получит всестороннюю помощь от Румынии.

Должность мэра столицы Молдовы, дающая ему широкие административные возможности, позволит ему значительно усилить Либеральную партию, которая со временем может начать «поглощать» нынешний электорат ЛДПМ.

Да, это сценарий, рассчитанный не на один день. Но от этого реальная опасность его осуществления не становится слабее, а его реальные угрозы и риски для ЛДПМ и для персонально Влада Филата не становятся призрачнее.

Эти угрозы Филат и его партийная команда могли бы минимизировать, выдвинув и проведя в мэры своего собственного кандидата.

Но риски, и весьма немалые, остаются и при таком варианте: во-первых, не факт, что ЛПМ и ДПМ окажут ему солидарную поддержку; во-вторых, неудача кандидата ЛДПМ в ситуации, когда существует угроза новых досрочных парламентских выборов, может существенно ослабить электоральный потенциал партии Филата.

Проблема Лупу и Плахотнюка

Возглавляемая спикером Парламента Демократическая партия Молдовы (ДПМ) переживает сегодня не лучшие времена. «Пролетев» мимо Парламента в апреле 2009 года, ей удалось снова в него попасть в июле того же года по результатам досрочных парламентских выборов только в результате хитроумной комбинации, затеянной её закулисными спонсорами, перебросившими «на усиление» демократов бывшего члена ЦК ПКРМ, бывшего спикера Парламента Мариана Лупу.

Очаровав часть прежнего электората ПКРМ, Мариан Лупу протащил на своём прежнем авторитета ДПМ в Парламент, но при этом уже вскоре, обретаясь в составе правящего Альянса «За европейскую интеграцию», быстро растерял и свой личный авторитет, и доверие избирателей к своей партии.

Протиснувшись снова – на сей раз уже с большим трудом, только благодаря сверхмассивным финансовым вливаниям богатого спонсора – бизнесмена Влада Плахотнюка! – в Парламент РМ на досрочных парламентских выборах 28 ноября 2010 года, ДПМ скомпрометировала себя окончательно, устроив вначале длившийся целый месяц торг о создании Левоцентристской коалиции с ПКРМ Владимира Воронина, а затем, «обернувшись через голову» и оказавшись снова в правом либеральном АЕИ-2.

Так что, как политическая партия, ДПМ сегодня симпатиями значительной части молдавского общества не пользуется. Но, как говорится, еще не вечер. Надо помнить, что ДПМ располагает сегодня самыми сильными рычагами в системе власти.

Умело и цинично угрожая после выборов 28 ноября 2010 года другим правым партиям, входившим в АЕИ-1, созданием коалиции с левой ПКРМ, ДПМ не только сумела оставить за собой все, что она имела в прежнем Альянсе, но и выторговала новые должности во власти.

Сегодня ДПМ – это, по своей сути, очень серьезная политическая и бизнес машина, которая контролирует многие важнейшие сферы как в законодательной, так и в исполнительной власти. Под контролем Лупу и Плахотнюка и в зависимости от них оказалась и ЛПМ Михая Гимпу – Дорина Киртоакэ, которая теперь всё явнее подыгрывает во всём и везде ДПМ.

Цели нынешней партийной команды ДПМ во главе с Владом Плахотнюком вполне ясны и понятны: любой ценой сделать Мариана Лупу Президентом Молдовы, создав новый мощный «центр власти» в стране, который если и не «подомнет под себя» в полной мере лидера ЛДПМ, премьер-министра Влада Филата, то, во всяком случае, сравняется с ним по степени влияния на внутреннюю политику в стране, а также полностью лишит премьера любого влияния на внешнюю политику.

А вот это уже очень серьезно, так как именно Президент Молдовы представляет её на международной арене. Он же руководит силовыми структурами страны. Таким образом, в случае успешного осуществления демократическим дуэтом Лупу – Плахотнюка своего плана, у Влада Филата и его ЛДПМ появится очень серьезный и опасный конкурент.

Особой угрозы для Филата и его ЛДПМ не было бы в том случае, если бы речь шла только об одном Мариане Лупу. Он слишком мало похож на жёсткого и расчетливого политического бойца, который день и ночь будет думать лишь о том, как бы это ему половчее убрать из большой политики премьера Влада Филата.

Более того, можно даже предположить, что если бы Мариан Лупу не скомпрометировал себя в фальшивом образе «миротворца», не поссорился бы с Россией и не испортил бы окончательно отношения с ПКРМ, он вполне мог стать неплохим Президентом Молдовы.

Конечно, лишь при условии, что власть от Президента постепенно перешла бы в Правительство, а за главой государства остались бы в основном лишь представительские функции.

Но сегодня за спиной Мариана Лупу везде и всюду маячит тень Влада Плахотнюка, а потому говорить о том, что Президент Лупу в нынешней ситуации мог бы стать самостоятельной политической фигурой, не приходится.

Не демонизируя Влада Плахотнюка - эту новую для нашей страны политическую фигуру, всё же следует признать, что его максимальная закрытость от общества, его неоднозначная «кредитная история», его стиль поведения и способы проникновения в большую политику многих политиков и экспертов в Молдове серьёзно настораживают.

У молдавского общества существуют обоснованные подозрения относительно того, что в стране наряду с «теневой экономикой» может появиться и «теневая власть», которая будет решать все важнейшие вопросы.

Очевидно, что сегодня главное препятствие для установления в Молдове этой «теневой власти» – это лидер ЛДПМ, премьер-министр Влад Филат. Отсюда проистекают самые серьезные риски и угрозы для Филата и его партии.

Проблема Воронина и ПКРМ

В связи с тем, что создание АЕИ-2 в составе ЛДПМ, ДПМ и ЛПМ не решило проблему избрания Президента страны в Парламенте, где новая правящая коалиция имеет только 59 депутатских мандатов (а необходимо не менее 61), уже вскоре стало ясно, что или Молдову ожидают новые досрочные парламентские выборы, или же надо создавать другую правящую коалицию, в которой будет искомый 61 мандат.

В этой связи некоторые молдавские эксперты считают, что весьма реален вариант создания коалиции между ПКРМ и ЛДПМ. В сумме эти две партии обладают 74 голосами, которых с лихвой хватает для избрания Президента.

Конечно, еще недавно и лидер ПКРМ Владимир Воронин, и лидер ЛДПМ Влад Филат жёстко заявляли о невозможности создания такого союза, причём даже в перспективе.

Но чего не бывает в политике, особенно в молдавской. Особенно в сложившейся сегодня в стране ситуации, когда ей жизненно необходима стабильность.

Поэтому коммунисты снова заговорили о «совместных действиях» с либеральными демократами. Именно таким образом, по словам лидера ПКРМ Воронина, Партия коммунистов могла бы преодолеть нынешний политический кризис в стране.

«Вместе у нас 74 мандата. Это конституционное большинство. И мы могли бы совместными усилиями избрать Президента и сформировать Правительство, чтобы избежать новых выборов и стабилизировать ситуацию в стране», - говорит Владимир Воронин о перспективах союза ЛДПМ и ПКРМ.

«Речь не идет о создании новой коалиции или распределении должностей между двумя партиями, - поясняет лидер ПКРМ. - Не верю я во все эти коалиции. Они недолговечны, так как ведут к обману избирателей. Избиратели голосовали за одну партию, а она входит в альянс с другими. Это обман с целью узурпации власти. Тем более что у каждой партии из альянса - свои интересы».

Замечания Воронина о том, что «в настоящее время никакие переговоры коммунисты ни с кем не ведут», вряд ли стоит воспринимать серьезно. Так же, как и подобные заверения Влада Филата, сделанные им несколько ранее. Переговоры между Ворониным и Филатом идут, причем и напрямую, и через иностранных дипломатов.

Обсуждение технического или реального союза между ЛДПМ и ПКРМ обсуждается в экспертном и дипломатическом сообществе практически с даты оглашения окончательных результатов выборов 28 ноября 2010 года.

Такой союз неизбежен, утверждают многие политические аналитики. По их мнению, даже новые досрочные выборы в Парламент Молдовы не изменят расклада сил, так как ни одна из партий не получит большинства.

Это значит, что повторится либо новая коалиция, не имеющая возможности менять Конституцию и принимать основные законы, либо будет необходим союз двух крупнейших партий.

Судя по многим признакам, хорошо понимая всё это, руководство ЛДПМ, тем не менее, тянет время.

Либеральным демократам нужны итоги местных выборов, на которых они рассчитывают значительно укрепить свои партийные позиции.

Также ЛДПМ надеется получить подтверждение тому, что, как заявляют некоторые аналитики, ПКРМ якобы теряет свой рейтинг в регионах.

Поэтому, как считают многие эксперты, Влад Филат продолжит вести переговоры с ПКРМ, но ему нужно будет знать, каким пространством, какими возможностями для политического маневра он располагает.

Многое говорит о том, что Владимир Воронин через посредников подталкивает Филата к соглашению уже сейчас.

«Коммунисты готовы идти на компромисс и обсуждать возможность преодоления политического кризиса», - заявляет лидер ПКРМ. Воронину такой союз ещё до местных выборов намного важнее, чем Филату. Коммунисты смогут предъявить электорату мощную победу, а вот ЛДПМ он в пересчете на электорат обойдется весьма недешево.

Воронин это понимает. Своими заявлениями он лишь частично играет на избирателей. В основном он пытается воздействовать на тех, кто курирует «политическое закулисье» будущего союза ПКРМ с ЛДПМ.

Таким образом, необходимо чётко осознавать, что и сегодня, а, возможно, и в длительной перспективе, ЛДПМ и ПКРМ – это основные электоральные конкуренты в Молдове.

Понимание этого факта всегда будет вызывать осторожность во взаимоотношениях между партиями Воронина и Филата. Это не означает, однако, что они не могут вести переговоры и даже договариваться по некоторым вопросам, имеющим общенациональное значение. Например, об избрании Президента, решении проблемы Приднестровья, модернизации Молдовы и т.д.

Но при этом эти две партии были, есть и будут политическими конкурентами (но не обязательно врагами), каждая из них будет стараться получить свои собственные выгоды при реализации тех или иных совместных проектов.

Поэтому лидер ЛДПМ Влад Филат должен понимать, что любые его контакты с лидером ПКРМ Владимиром Ворониным могут принести ему как определенные плюсы, так и существенные минусы. Плюсы могут принести пользу в первую очередь для Молдовы, а минусы эти могут ударить по электоральному рейтингу как партии, так и её лидера.

Часть четвертая

Проблемы премьер-министра, лидера ЛДПМ связанные с экономическим и социальным кризисом

Самые серьёзные проблемы, порождающие всё новые большие риски и опасности для политической судьбы премьер-министра, лидера ЛДПМ Влада Филата и всей его партийной команды связаны с кризисным состоянием молдавской экономики и социальной сферы.

Влияние мирового кризиса на реальную экономику Республики Молдова оказалось значительно более глубоким, чем предполагалось ранее. Вопреки заверениям Правительства Влада Филата о том, что Молдове удастся благополучно, без особых потерь преодолеть этот кризис при помощи «щедрых» внешних спонсоров и кредиторов в лице МВФ, ЕБРР, США и стран ЕС, его разрушительное влияние на общество, промышленность, торговлю и сельское хозяйство Молдовы продолжает усиливаться.

Усиливается инфляция. Дефицит торгового баланса бьёт новые рекорды. Сокращение валютных поступлений на фоне рост цен и тарифов ведет к снижению спроса, потребления и, соответственно, импорта. Легкая и пищевая промышленность вступили в фазу рецессии.

Над рынком недвижимости Молдовы нависла угроза кризиса. Проблемы, связанные с кредитованием строительных компаний, ведут к замораживанию работ на стройплощадках и банкротству ряда компаний.

Животноводство в глубокой коме. Быстрая рекуперация утраченных позиций проблематична, несмотря на смягчение тенденций сокращения поголовья животных.

Повышаются цены на природный газ, который Молдова, утратив прежние преференции со стороны России, должна теперь покупать по среднеевропейской цене.

Ещё один мотив для тревоги - значительное увеличение внешнего долга Молдовы, который, в связи с тем, что Правительство Влада Филата вынуждено прибегать ко всё новым внешним заимствованиям, будет расти и в дальнейшем. Государственный и гарантированный государством внешний долг в его нынешнем виде уже начинает представлять угрозу для экономической безопасности Молдовы.

Из успешного ранее экспортера агропродовольственных товаров Молдова превращается сегодня в исключительного импортера. Понятно, что массовый импорт отнюдь не является стимулирующим фактором для местного производителя.

Сельское хозяйство Молдовы, лишенное финансовой помощи со стороны Правительства Влада Филата из-за бюджетного дефицита, продолжает утрачивать позиции, нуждаясь в последовательной политике, направленной на модернизацию сектора и субсидирование сельскохозяйственных производителей.

Всё более остро ощущается в Молдове дефицит квалифицированной рабочей силы. Сохранение низкой демографической динамики и дальнейшая эмиграция рабочей силы ведут к сокращению численности населения, и, естественно, потенциального предложения рабочей силы.

Инвестиционный имидж Молдовы значительно ниже по сравнению с соседними странами, а также на региональном уровне.

Принятый с огромным трудом бюджет Молдовы на 2011 год настолько дефицитен, что оставляет без покрытия многие важные сферы экономики и лишь в очень слабой степени ориентирован на снижение кризисных явлений в социальной сфере.

В стране усиливается социальное размежевание между с большим трудом выживающей основной массой граждан и преуспевающими на фоне всеобщей нищеты олигархическими группировками и бизнесменами-нуворишами, спекулирующими на народных бедствиях, обогащающихся за счет уклонения от уплаты налогов, проворачивания «серых» и «черных» валютных операций и контрабанды.

В этой связи Владу Филату, как главе Правительства и лидеру правящей ЛДПМ, следует чётко отдавать себе отчёт в том, что неудовлетворение социальных ожиданий народа, отсутствие в стране социальной справедливости могут иметь самые негативные последствия и для него лично, и для его партии, и для всего Альянса.

Судя по многим признакам, сам Влад Филат это уже осознаёт. Но он связан по рукам и ногам обязательствами внутри правящего Альянса, не встречает понимания и поддержки со стороны двух других партий АЕИ-2. Особенно рельефно проявилось это во время дебатов по проекту налоговой политики и бюджета на 2011 год.

Из трех лидеров АЕИ-2 именно лидер ЛДПМ Влад Филат находится в зоне наибольшего риска, поскольку на него, как главу Правительства, будут сыпаться все шишки за экономические провалы и кризис социальной сферы, могущий спровоцировать политический взрыв.

А недавнее заявление Михая Гимпу о намерении «поставить Филата под контроль Парламента» - это всего лишь первый явный «звонок» ему о том, что может его ожидать в том случае, если лидерам ЛПМ и ДПМ для удержания электоральных симпатий за своими партиями и увода от себя недовольства народных масс катастрофической ситуацией в социальной сфере придётся искать «жертву» для заклания.

Заключение

Риски и опасности для Влада Филата и его партии были, есть и будут, поскольку они всегда являются неотъемлемыми атрибутами политической жизни любой партии и любого партийного лидера.

Влад Филат, вероятно, уверен в том, что в его руках сегодня «золотая акция», делающая его политическим игроком номер один на политической сцене Молдовы, а потому рассчитывает выжидать и торговаться до тех пор, пока не возникнет наиболее благоприятная для принятия решения относительно дальнейших действий ситуация.

Но Влад Филат должен при этом осознать, что через какой-то промежуток времени и его нынешние союзники по правящей коалиции АЕИ-2 – Лупу, Плахотнюк, Гимпу, и его нынешние оппоненты во главе с лидером оппозиционной ПКРМ Ворониным, сегодня ещё проявляющие желание стать его новыми партнерами, если он и далее будет пребывать в пагубной нерешительности, будет и далее так же пассивно, как сейчас, «ждать благоприятной погоды», осторожничая и благодушно сидя на берегу штормящего «политического океана», неизбежно научатся обходиться без него, либо, сумев сговориться за его спиной, вырвут эту «золотую акцию» из его рук.

Обсудить