Воспоминания и факты о военном Кишинёве

Кишинев удивительно красив: это – город особняков, тонущих в зелени. Правда, наполовину он разрушен немцами, которые сейчас довольно лениво отстраивают его.


Кишинёв"Массированный налёт нашей авиации на железнодорожный узел Кишинёв и военные объекты города Кишинёва

В ночь на 5 июня наша авиация произвела массированный налёт на железнодорожный узел Кишинёв и военные объекты города Кишинёва. В момент налёта на железнодорожном узле находилось много воинских эшелонов противника. В результате бомбардировки возникли десятки пожаров, сопровождавшихся взрывами. Горели паровозы, железнодорожные вагоны и платформы с военной техникой, цистерны с горючим, а также военные склады.

Один наш самолёт не вернулся на свой аэродром."

www.army.lv


Павел Борисович Винник:

- Армия попала в состав 3-го Украинского фронта, которым командовал Толбухин. Я на всю жизнь запомнил эти бои. Самое страшное - когда теряешь товарищей. В жару мы шли на Кишинев - фашисты бежали… Это была знаменитая Ясско-Кишиневская операция. Была такая тираспольская дорога. Там столько трупов было! В основном — наших предателей, что с немцами отступали. Ведь многие считали, что никогда большевики не вернутся...

Август 1944 года, жара жуткая. От малярии мы теряли больше людей, чем от ранений. Очень много было винограда, да и вообще еды было много. Когда пошло наступление, было уже ясно, что немцы будут драпать. Но у них было страшное оружие — огнеметы. У меня был друг, сибиряк, чудный парень, помкомвзвода, старшина - он столько мне помогал!.. Я же городской парень, для меня пройти 30 км - это страшно. Я был в ботинках с обмотками, и когда мы прошли первые 30 км и был привал на обед, я понял, что никуда больше не пойду. Ноги были — сплошные пузыри, красные. Двое ребят побежали за санинструктором; тот обмыл мне ноги, бритвой разрезал пузыри, смазал ихтиолкой. И вот этот парень-сибиряк смотрит на меня и говорит: «А ведь ты не от этого такой грустный. Жить хочешь? Дам совет: тебе сейчас хорошо?» - «Да.» - «Живи минутой. Не загадывай наперед - дольше проживешь. А если начнешь думать, внимание пропадает, и можно под пулю попасть». Когда мы уже врывались в Кишинев, сбоку огнеметчик дал залп. И этот мой дружочек попал под огонь. Я до сих пор не могу забыть крик умирающего от ожогов. Начали его засыпать землей, но бесполезно…

www.kp.md


КишинёвВ ночь на 14 июля советские войска оставили Кишинёв, причём отступление походило на паническое бегство, так как управление войсками было практически потеряно. Вокруг пылали сёла и города, железнодорожные станции и хлеб на полях. В том году был богатый урожай, пшеница стояла высокая - среднему солдату по плечо, - и её не хотели оставлять врагу. По дорогам брели мелкие и крупные части с большим количеством раненых, отступавшие по приказу и без приказа и перемешавшиеся с потоками беженцев. Наплыв техники и людей было трудно охватить взглядом, особенно на переправах. Дезертирство стало принимать массовые масштабы, в частности среди выходцев из Бессарабии

Винокур Роман

http://artofwar.ru


On July 18, 1941, the Romanian troops captured in their successful advance the capital of Bessarabia which was consumed by fire, with its foundations shaking, dynamited by the retreating Red Army.

Colonel D. Tudosie, Assistant Chief of the Major Staff of the Fourth Corps, is named Military Commander of Chisinau and its surroundings which he reached on July 19 with a reduced staff of support and security.

The city reflected in its totality the living tragedy. Smoldering ruins and scattered corpses of people and animals everywhere, robbing bands of tramps and ravens of disasters, deserters and armed elements, from the communist army, who ruled the peripheries, as well as a total paralysis of any living activity.

The approximate situation of the real estate within the Municipality of Chisinau which became the property of the State was:

  • 1,906 buildings in liveable condition
  • 359 " destroyed
  • 70 " in a bad condition

In these buildings there were:

  • 6,523 liveable apartments
  • 323 uninhabitable apartments

SAMUEL ARONI
Memories of The Holocaust: Kishinev (Chisinau) 1941-1944
http://www2.aud.ucla.edu/


По свидетельству военных корреспондентов «Правды» и «Известий», посетивших Кишинев уже 26-27 августа 1944 г., «Кишинев был разрушен так, как ни один виденный нами до сих пор город Советского Союза»

http://www.baza.md/engine/print.php?newsid=320&news_page=1


КишинёвОтрывок из письма Дмитрия Кедрина жене. из Кишинёва, 1945 год, возможно чуть позже.

"«Здравствуй, родная!.. Кишинев удивительно красив: это – город особняков, тонущих в зелени. Правда, наполовину он разрушен немцами, которые сейчас довольно лениво отстраивают его. Каждое утро сотни пленных в деревянных башмаках идут мимо наших окон на работу... Устроили нас очень хорошо, кормят и поят отлично... От бессарабского вина вульгарно опьянеть невозможно, оно только бодрит. По утрам в окрестных церквях и монастырях звонят колокола... Вот бы вам побывать здесь: как тут хорошо, тепло, тихо – душа отдыхает». "

http://www.geocities.com/SoHo/Village/4988/kedrin/s_kda.html


КишинёвВ эту же ночь мы въезжали в Кишинев по Оргеевскому шоссе мимо бывшего конзавода, потом — вверх по Павловской улице. Редкие выстрелы издалека, явно в нашу сторону, не отвлекали меня от моих мыслей — ужас, сожаление, надежды, искорки радости...

Город был мертв! Угрюмо шумела сорванная с крыш домов и свисавшая вниз по стенам жесть. В районе Ильинского базара — дикая пустыня, заваленная кучами щебня, остатками стен. Город оказался среди самых пострадавших во Второй мировой войне — после Сталинграда, Варшавы, Дрездена. Его разрушали дважды: в конце июля 1941-го, когда основные силы Красной армии оставили Кишинев, румынская артиллерия начала его обстрел с Гидигичских высот. Тогда-то и появились спецгруппы советских саперов, начавшие осуществлять "гениальные" указания Всезнайки — они сожгли и разрушили всю центральную часть, самые красивые районы города. Вдоль Александровской—Ленина улиц уничтожались жилые дома, служебные здания, школы, дворцы, предприятия, склады. Лишь в хрущевских разоблачениях "о культе личности" было поверхностно признано, что "имярек Культ", пожалуй, переборщил, дав указания все уничтожать на пути врага. После "воздействия Культа" (читай Джугашвили-Сталина) от Кишинева остались лишь древняя часть его и верхний район особняков. Через пару лет разрушение города было завершено в двадцатых числах августа 1944-го.

Немцы ввели в Кишинев на передышку две танковые дивизии СС, шедшие на подмогу румынам к оргеевскому участку фронта. Их расположили на Ильинском, на Старом базарах и прилегающих улицах. Союзникам, как видно, сообщили об этом. Рано утром, когда немцы строились для дальнейшего продвижения, налетела американская группа в шестнадцать "летающих крепостей". Это была одна из "челночных" бомбардировок конца войны. В течение одного часа была снесена с лица земли вся старая часть города, между улицами Павловской, Кацыковской, Минковской, Харлампиевской, конечно, вместе со всеми танками, машинами и эсэсовцами. В этот день немцы потеряли сотни новейших танков, бронетранспортеров и тысячи солдат и офицеров. Таким образом, в начале прорыва в Кишиневско-Ясской операции (23—24 августа 1944 года) Румыно-немецкие войска были лишены поддержки кишиневской группы СС. Об этом факте вряд ли вы что-нибудь найдете в советской историографии Отечественной войны. Не станут же они признавать военные заслуги союзников! Только это ли они замалчивают?! В центре разрушений, на Екатериновской улице, чудом уцелели старинные памятники молдавского феодального государства — церковь Святого Стефана и напротив нее бывший дом турецкого губернатора. Советы снесли их в 50-е годы. Советы не любят вещественные доказательства, перед которыми лопаются пузыри их лженаучно-исторических выдумок, призванных доказать недоказуемое, например, что "Бессарабия всегда, мол, принадлежала России".

Одинокая бабка Данилюк, жившая на Павловской улице, на краю Ильинского базара, осталась целой и невредимой со своим домиком. Домик одиноко стоял среди груды развалин, где мы ее обнаружили, когда рыскали по развалинам "в поисках населения".

Я летал со специальными заданиями в Бухарест, колесил по Румынии, Венгрии, Австрии. Был занят днем и ночью, но каждый раз возвращался на свою базу в Кишиневе. У меня даже была комната на Кузнечной улице, недалеко от развалин бывшей радиостанции, построенной румынами в 1936 году. Моя гимназия с замечательным парком вокруг здания теперь зияла черными пустыми оконными проемами. Два высоченных тополя с двух сторон парадного входа были вырублены. Ох и щемило сердце кишиневца! Во главе группы из трех человек я разыскивал уцелевших. На Болгарской улице нас внезапно обстреляли: улица была перекрыта каменной стеной с амбразурами, о существовании этой стены мы ничего не знали! Как видно, румыны еще пытались воевать на юге города, не представляя себе размаха Кишиневско-Ясской катастрофы, положившей конец антонесковской Румынии... Мы, лежа, ответили огнем по амбразурам, но потом никого там не обнаружили — как видно, несколько заядлых вояк ушли через православное кладбище на юг.

"Главный дом" находился в верхней части города. Весь Кишинев в довоенное время выглядел типичным российским одноэтажным городом. Всего четыре дома составляли исключение из этого правила — "Дом Бабалата" на Александровской, где помещалась лаборатория доктора Якира, брата казненного командарма Ионы Якира, "Дом Рубинштейна" на Пушкинской, угол Фонтанной, дом в конце Киевской улицы и Эпархиальный дом, там, где теперь "Белый дом" с памятником Ленина. В описываемый период Кишинев выглядел еще провинциальней. Я ходил в "Главный дом" ежедневно, утром — по долгу службы. Я задался давно целью увидеть своими глазами, что делается во дворе и в подвалах. Особенно разгорелось мое любопытство, когда я увидел, что усиленно достраивали забор, окружавший весь двор Главного дома, до необычной высоты — десять метров. Значит, что-то надо было скрывать, значит, "Главный дом" начал "служить делу".

Цви Кэрэм

http://belolibrary.imwerden.de/books/memoirs/kerem_jews.htm


КишинёвЛидия Алексеевна Бельская:

Летом 44-го советские войска вошли в Молдавию. Был освобожден город Оргеев. А 20 августа настала очередь Кишинева. Ровно в пять утра началась артподготовка. Через час с тяжелыми боями армия двинулась в сторону столицы республики. За первые сутки смогли пройти всего 15 километров. Через три дня, 23 августа, штурмовой батальон подполковника Бельского первым вышел на подступы к Кишиневу. Можно было отдохнуть, дождаться резерва. Но немцы торопились уничтожить город, полыхали пожарища, на улицах были слышны автоматные очереди. Алексей Ильич вызвал только добровольцев, с которыми и ворвался в Кишинев со стороны Мунчешт. Дрались за каждый дом, дерево, палисадник. Капитан Топалов из Чадыр-Лунги, старшие лейтенанты Сенаторов и Давидович на улице Первомайской (нынешний проспект Молодежи) смогли уничтожить экипажи трех фашист-ских танков, а башни развернули в сторону немцев.

- Солдаты батальона, как и нынешний спецназ, были отлично подготовлены, - рассказывает Лидия Алексеевна. - Все физически сильные и выносливые, умели водить все типы машин и танков.
Потом завязались бои за центр города. Между улицей Бэнулеску-Бодони и Театральным переулком стоял высокий металлический столб. Бельский подозвал к себе сержанта Кушнира: «Сможешь залезть и установить флаг?» Солдат мигом оказался наверху и привязал к флагштоку красное полотнище с надписью: «273 стрелковый полк. 1-й штурмовой батальон». Дали залпы в воздух и отправились в сторону Садовой преследовать врага. Бои шли всю ночь, но город был освобожден. За эту операцию подполковника Бельского представили к званию Героя Советского Союза..

www.kp.md

Обсудить