Дорин Киртоакэ и Игорь Додон: портреты кандидатов на должность мэра Кишинева

Приходится констатировать, что и нынешняя избирательная кампания в Кишиневе вновь проходит в жестком противостоянии антимолдовенистов и антигосударственников во главе с Дорином Киртоакэ с молдовенистом и государственником Игорем Додоном, а вовсе не в противоборстве антикоммунистов с коммунистами.

Думаю, что никто из знающих мои политические предпочтения не сомневается в том, что я являюсь оппонентом ЛПМ и её лидеров Михая Гимпу и его племянника Дорина Киртоакэ.

Четыре года тому назад большинство жителей Кишинева проигнорировали местные выборы, потому что у них не было выбора. Выбирать между бездарно назначенным от ПКРМ, заведомо непроходным кандидатом В. Иорданом и непрофессиональным юнцом Д. Киртоакэ они не пожелали.

Это была протестная позиция избирателей, которых лишили права выбора. Но была тогда и другая протестная позиция против кандидата от партии власти, который к этой партии никакого отношения не имел.

Таким образом, Дорин Киртоакэ стал тогда Генеральным примаром, благодаря этому протестному голосованию, а не своим личным качествам или большому числу сторонников Либеральной партии среди кишиневцев и жителей муниципия в целом.

Распространенное тогда мнение, что даже кишиневцы - немолдаване поддержали кандидата-униониста, якобы показав, тем самым, свой отход от прежней непримиримой позиции по отношению к призывам унионистов из ЛПМ к объединению Молдовы с Румынией, не имеет под собой никаких оснований.

Но, так или иначе, кишиневцы в 2007 году сделали свой выбор. У них было 4 года времени, чтобы убедиться в его правильности или ошибочности. И теперь им предстоит снова прийти на избирательные участки, чтобы подтвердить свой прежний выбор или отказаться от него.

Такая альтернатива требует от каждого избирателя оценить 4-летнюю работу Д. Киртоакэ на посту Генерального примара Кишинева, чтобы принять осознанное решение, заслуживает ли он избрания на второй срок.

С этой целью позволю себе дать портрет нынешнего градоначальника и кандидата на второй мэрский срок. Как человек, он мне незнаком, а как политик - он мой оппонент, а оппонентов принято уважать.

Хотя, по моему глубокому убеждению, Д. Киртоакэ лишь волею обстоятельств оказался в кресле главного администратора и хозяина столицы Молдовы.

Дорину Киртоакэ нет и 35-ти. Он – выпускник юридического факультета Бухарестского университета. Но до своего избрания Генеральным примаром муниципия Кишинева засветился(2001 – 2005 гг.) в качестве редактора и главного редактора передачи Surprize, Surprize на TVR 1, а в 2003 – 2005 гг. был координатором проектов «Свобода выборов и свобода прессы» Хельсинского комитета по правам человека.

Следующие два года его жизни были, видимо, посвящены борьбе за должность Генерального примара, которую он и выиграл в 2007 году.

Кроме румынского и русского языков, Дорин Киртоакэ владеет, вероятно, французским и английским языками, что немаловажно для политика, заявившего себя сторонником западного и противником восточного геополитического вектора внешней политики Молдовы.

Но, думается, что не владение западными языками вознесли Д. Киртоакэ на пьедестал молодых политиков Кишинева, которые уже управляют Республикой Молдова, придя на смену старой гвардии политиков советской эпохи. Его на этот пьедестал поставили Бухарест и его родные дяди - Георгий и Михай Гимпу.

Георгия давно уже нет в живых, но он известен как борец против прежней социальной системы и российского/советского присутствия в Пруто-Днестровском междуречье Республики Молдова, именуемом Бессарабией. Он – один из идеологов унионизма в Молдове, имевшего поддержку в Бухаресте.

Что касается дяди Михая, то он не имел до 1989 года русофобских заслуг своего брата. Говорят, он завидовал Георгию по-черному и потому находился с ним в сложных личных взаимоотношениях.

Михай Гимпу небезуспешно пытался компенсировать отсутствие своих личных национал-унионистских заслуг на начальном (до 1988 г.) этапе так называемого национального молдавского возрождения (так называемого потому, что его стратегия была унионистской, и, как показало истекшее 20-летие после 1989 года, имело своей целью уничтожение молдавской этнической и политической идентичности).

Он был одним из активных вдохновителей межнациональной розни в правобережной Молдове, участвовал в организации похода друковских волонтеров на гагаузов в 1990 году и в обострении отношений с левым берегом Днестра, приведшем к Приднестровсой войне в 1992 года.

Дорин Киртоакэе, которому в 1989 году было чуть более 10 лет, рос и мужал на унионистской идеологии, инкорпорированной в его голову дядями Георгием и Михаем. На идущего им на смену юнца обратили внимание в Бухаресте и обеспечили ему соответствующее воспитание и образование, морально-политическую и финансовую поддержку, а также имиджевую раскрутку.

Бухарестский университет, западный лоск и западный взгляд на «временный» для унионистов молдавский проект, молодежные ток-шоу на телевидении, пиар-кампании в двух, ещё до иордановской, мэрских избирательных состязаниях с В. Урсу и З. Гречаной, всё это давало основание полагать, что Дорина Киртоакэ готовят к политической карьере государственного масштаба.

Пост Генерального примара Кишинева рассматривался как трамплин-обкатка для его политической карьеры в качестве кандидата на пост Президента либо спикера Парламента Молдовы.

Дорин Киртоакэ – это убежденный и последовательный сторонник румыноунионистской идеологии и практики на правом берегу Днестра, и его не стоит недооценивать в этом его политическом реноме.

Но проблема Дорин Киртоакэ заключалась в том, что Генеральный примар Кишинева – это, прежде всего, хозяйственная должность, это экономические и финансовые вопросы и проблемы, к которым он не был подготовлен, а по прошествии 4-х лет его «примарства» можно смело утверждать, что он к их решению вообще непригоден.

Из сказанного выше логично вытекает, что в 2007 году Д. Киртоакэ мог стать и стал мэром-политиком, но не мог стать и не стал мэром-хозяйственником, мэром-управленцем, мером-менеджером.

Вместе с тем мэр – это выборная должность. Следовательно, только сами избиратели должны были решить, стоит ли за него голосовать, справится ли он со всем сложнейшим комплексом административно-хозяйственных проблем, стоящих перед муниципием Кишиневом и его жителями.

Персональная ответственность за выбор Генерального примара в 2007 году лежит всецело на кишиневских избирателей. Как тех, кто голосовал за Дорин Киртоакэ, так и тех, кто бойкотировал эти выборы. Хотя голосование ногами можно понять: не было видно того, за кого можно было отдать свой голос.

Генеральный примар Кишинева Д. Киртоакэ за четыре года управления муниципием решал политические задачи, стоящие перед его Либеральной партией, председателем которой был его дядя Михай Гимпу. Его выдвигали на эту должность именно с этой целью.

Первый политический шаг, который он сделал – это поездка сразу же после избрания в Бухарест с горшочком молдавской земли. Никто тогда не думал, что за этой унижающей молдавскую этническую и политическую идентичность акцией может последовать 7 апреля 2009 года. Кстати, эту связь мало кто видит и до сих пор.

Между тем поражение Воронина-Иордана в 2007 году объективно создало условия для их политических противников спланировать и провести свой сценарий первой избирательной кампании 2009 года (обвинения властей в фальсификации выборов), заключительным аккордом которой стал разгром парламента и президентуры Молдовы, деморализация апрельских победителей на выборах и их избирателей.

Д. Киртоакэ преподносил себя как политик не только в двухгодичном противостоянии с президентом В. Ворониным, но и в почти таком же временном противостоянии с В. Филатом. И если его политическая пикировка с экс-президентом Ворониным ещё как-то объяснима, то публичный вынос сора из избы Альянса, в которой обитают и сам Генеральный примар Кишинева, и премьер-министр Молдовы, казалось бы, не подается никакому разумному объяснению.

На самом же деле, именно эта пикировка подтверждает политическую стратегию ЛПМ: максимально использовать должность Генерального примара для политической раскрутки партии и ее потенциального лидера Дорина Киртоакэ.

Что же касается решения хозяйственных, социальных, финансовых и иных проблем Кишинева, то Д. Киртоакэ просто неспособен был их решать за прошедшие четыре года его примарства и неспособен будет их решать и в следующее четырехлетие, если, не дай Бог, кишиневцы снова его изберут.

Он принадлежит к числу необучаемых людей: ему это просто не дано от природы, и ничего обидного для него в этом нет. Не каждому всё отпущено Богом. В качестве подтверждения этого печального для Дорина Киртоакэ вывода скажу, что всё, за что только не брался Генеральный примар, имело негативные последствия для Кишинева и его жителей.

Приведу только два примера: асфальтирование дороги на ул. Алба Юлия и покупка троллейбусов в Беларуси. Асфальт укладывался поздней осенью и был такого качества, что менее чем через полгода требует ремонта. Сколько миллионов леев пущено на ветер или уложено штабелями в чьи-то карманы? Что же касается новых троллейбусов, то достоянием общественности стал факт перечисления денег за них Минску не напрямую, а через некую румынскую фирму-посредника в Бухаресте. А это означает «прокрутку» денег. Даже если они задержались там всего на неделю, проценты от этой махинации могут составить сотни тысяч долларов или евро. В чьём кармане они осели?

Я лично не думаю, что в кармане Дорина Киртоакэ или его знаменитого дяди. Но я уверен в том, что они точно знают, в чей именно карман и на какие именно цели.

О социальной политике Генерального примара Кишинева вообще не стоит говорить, поскольку жители Кишинева почувствовали её на своей шкуре. Да, конечно, мировой кризис. Да, мы не могли остаться в стороне от него. Да, это больно ударило, прежде всего, по самым незащищенным слоям населения во всем мире.

Но с этим злом в других странах власти боролись, искали способы оживления экономики, облегчения положения людей. У нас же в Молдове политики избрали самое простое и легкое для них, но не для народа, решение: просто легли под МВФ.

Кишиневскому избирателю 5 июня 2011 года предоставлен выбор. Все заявленные кандидаты на должность Генерального примара принадлежат к молодой поросли политиков, не отягощенных советским прошлым. Но этим выборам, как и всем предыдущим, сознательно и целенаправленно придают характер идеологического противостояния: «коммунисты – антикоммунисты».


Вполне понятно, кто из претендентов представляет коммунистов, а кто – антикоммунистов. Такая тактика выгодна тем, кто выступает как антикоммунист. Почему?

А потому, что, на самом деле, Игорь Додон, на мой взгляд, лишь формально представляет выдвинувшую его ПКРМ. Напомню, он вступил в Партию коммунистов после ее поражения на выборах 29 июля 2009 года.

С точки зрения политика-прагматика, каковым он по определению является – это самоубийственный шаг. Однако Игорь Додон его всё-таки сделал, не мог его не сделать.

По моему мнению, именно поражение ПКРМ высветило для него ту объективную реальность, перед которой оказалась Республика Молдова: к власти в стране пришли силы, которые загоняют в гроб молдавскую этническую идентичность и способны похоронить и молдавскую государственность.

Игорь Николаевич Додон – молдаванин, он показывает себя идеологом этнического молдовенизма, и его такая перспектива, нависшая над его нацией и его страной, категорически не устраивает. Главная сущность Игоря Додона, его мировоззренческое кредо, как мне представляется, заложено в его этнической духовности, освоенной с молоком матери.

А тот факт, что он вступил в ПКРМ после 29 июля 2009 года лишь подчеркивает ту трагическую политическую реальность, что только эта партия имеет действенный политический ресурс и солидную электоральную силу, стоит на позициях, которые и он разделяет: защита молдавской этнической и политической идентичности.

Игорю Додону противостоит Дорин Киртоакэ, который открыто выступает и против молдаван, как нации, и против молдавского государства. Это не моя выдумка. Идеологический мэтр унионизма в Молдове Константин Тэнасе так прямо и спрашивает: «Кого выберут кишиневцы: румына Дорина Киртоакэ или молдаванина Игоря Додона?». Эта неопределенность его очень сильно беспокоит, так как он не знает, кому из этих двух кандидатов кишиневский избиратель отдаст свои предпочтения.

Игорь Додон опасен для Дорина Киртоакэ, Михая Гимпу, Константина Тэнасе и Со, прежде всего, как молдовенист-государственник, а не коммунист. В ПКРМ, в принципе, коммунистов вообще нет, и они это прекрасно знают.

Двух же других кандидатов на пост кишинёвского мэра от АЕИ-2 - Виктора Бодю и Валентину Булигу – Константин Тэнасе вообще не считает серьезными конкурентами Дорина Киртоакэ. Хотя вполне очевидно, что оба они в профессиональном смысле намного сильнее нынешнего Генерального примара Дорина Киртоакэ.

Но, что характерно, в отличие от него, Бодю и Булига не афишируют свою этническую, этнокультурную и этнополитическую идентичность.

Тем не менее, совершенно очевидно, что в случае выхода кого-либо из них во второй тур с выходом в него и кандидата от ЛПМ, оба они непременно призовут свой электорат проголосовать за Дорина Киртоакэ: их к этому, как членов АЕИ-2, обяжет коалиционная солидарность.

Но, если Виктор Бодю и Валентина Булига позиционируют себя молдаванами и государственниками, то как они будут выглядеть, встав на сторону униониста и антигосударственника Дорина Киртоакэ!?

Следовательно, приходится констатировать, что и нынешняя избирательная кампания в Кишиневе вновь проходит в жестком противостоянии антимолдовенистов и антигосударственников во главе с Дорином Киртоакэ с молдовенистом и государственником Игорем Додоном, а вовсе не в противоборстве антикоммунистов с коммунистами.

К сожалению, надо честно признать, что у нас в Молдове нет сегодня ни коммунистов, ни социал-демократов, ни либералов, ни консерваторов в мировоззренческом смысле этих слов.

У нас есть лишь организованное этнически и политически мобильное румынское меньшинство, управляющее на правом берегу Днестра, и неорганизованное, этнически и политически раздробленное полиэтническое большинство, допускающее антигосударственников к власти в Молдове.

Таким образом, мы имеем парадоксальную ситуацию. Предвыборная кампания в Кишиневе насыщена проблемами социально-экономического характера и различными способами их решения, предлагаемыми кандидатом на должность Генерального примара Игорем Додоном, а местные СМИ призывают избирателей из числа этнических молдаван голосовать за румына Дорина Киртоакэ.

Это означает, что на мажоритарного избирателя столицы политики и политтехнологи правого толка смотрят как на этническую безликую массу, которая должна перестать себя уважать, а также отказаться от социальной программы Игоря Додона, предусматривающей развитие города и улучшение благосостояния его жителей, в угоду политическим унионистским целям господ Киртоакэ, Гимпу и Со.

По профессии Игорь Додон экономист. Он окончил экономический факультет Государственного аграрного университета, факультет менеджмента Молдавской академии экономических знаний, факультет экономического права Международного института менеджмента. Работал на фондовой бирже Молдовы, возглавлял Национальный депозитарий ценных бумаг страны, Универсальную товарную биржу Молдовы, был заместителем министра, затем министром экономики и торговли республики, первым вице-премьер-министром в правительстве Зинаиды Гречаной. К тому же, Игорь Додон – доктор экономических наук. Кстати, кроме родного языка он свободно владеет русским, французским и английскими языками.

Одно простое сравнение профессиональной биографии Игоря Додона и Дорина Киртоакэ должно было бы убедить кишиневцев в том, что у нынешнего Генерального примара нет шансов против Додона – опытного управленца, менеджера, администратора самого высокого уровня, ученого-экономиста. У Игоря Додона есть также широкие связи в бизнес-кругах и финансовых институтах Запада и Востока.

Но у Дорина Киртоакэ не было бы никаких шансов против Игоря Додона только в том случае, если бы кишиневские избиратели, или, по крайней мере, их весьма солидная часть, при выборе, за кого голосовать, руководствовались бы, прежде всего, своими экономическими и социальными интересами, а не этноязыковыми и геополитическими предпочтениями.

Для них, кишинёвских избирателей, неважно, румын или молдаван, главным критерием в поиске истины должен бы стать ответ на вопрос, кто может решить их социально-экономические проблемы, хотя бы часть их них.

Дорин Киртоакэ уже наглядно показал, что его совершенно не интересует, как живёт подавляющее большинство населения Кишинева. У него нет профессиональных навыков и знаний для того, чтобы знать проблемы города и его жителей, оценивать их и искать способы и средства их решения.

У Игоря Додона, напротив, всё это есть. Дорин Киртоакэ может быть только политиком в кресле Генерального примара, в то время как Игорь Додон будет на этом посту только экономистом-менеджером.

Такова главная суть противостояния между Игорем Додоном и Дорином Киртоакэ. А в стороне стоят и наблюдают за этим противостоянием кишиневцы - немолдаване.

Так, между прочим, происходит, начиная с первых муниципальных выборов в Кишиневе в 1995 году. Кишинёвцев - немолдаван можно понять. Как нигде в Молдове, именно в столичном Кишиневе немолдаване чувствуют себя людьми «второго сорта».

В то же время, русскоязычный электорат столицы не может по определению стоять на антимолдавских и антигосударственных позициях. В массе своей – это избиратели Игоря Додона.

Повторяю, не коммуниста, а экономиста и профессионала Додона. Кстати, миноритарные слои Кишинева выступают в поддержку интеграционных с ЕС планов прежних и нынешних властей Кишинева, их Запад вовсе не пугает. Но они не хотят при этом в угоду кому-то рвать традиционные культурно-исторические связи, людские контакты и социально-экономическое сотрудничество с Востоком.

И еще одна мысль к размышлению. У русскоязычных жителей Кишинева, как и у молдаван и у румын столицы Молдовы, одни и те же социально-экономические проблемы. При поездке в городском транспорте, при начислении коммунальных услуг, при покупке товаров в магазинах и на рынках Кишинева, при определении зарплаты учителям, врачам, рабочим никто у них не спрашивает, кто из них какой национальности.

У всех кишиневцев одни и те же, общие проблемы. Поэтому нет никаких оснований у Константина Тэнасе для того, чтобы делить кишиневских избирателей на молдаван, «которые за Додона», на румын, «которые за Киртоакэ», на немолдаван, которых он вообще в расчет не принимает.

Генеральный примар Кишинёва Игорь Додон, если его изберут, не будет, конечно, предметно заниматься специфическими проблемами русскоязычных жителей Кишинева. Но он будет относиться к ним толерантно, с пониманием и, решая многочисленные проблемы города и всех его жителей, в том числе и молдаван, и румын, он будет решать также и их социально-экономические и бытовые проблемы. За это русскоязычным жителям столицы стоит его поддержать.

Вполне понятно, что с Дорином Киртоакэ у Кишинева нет и не может быть достойного будущего. Как нет и никогда не будет его и у всей нашей страны - Республики Молдова с Либеральной партией Дорина Киртоакэ – Михая Гимпу.

Обсудить