Три ошибки Влада Филата

6 мая в Молдове, по моему мнению, стало меньше одной партией и одним перспективным политиком. Владимир Филат – действующий премьер-министр Республики Молдова, лидер партии, которая набрала на последних выборах в молдавской столице около 30% голосов – заявил об отказе своей партии на участие в гонке за кресло мэра Кишинёва в пользу действующего мэра Дорина Киртоакэ, представляющего радикальную Либеральную партию, набравшую в Кишинёве всего 16% голосов.

Дальнейшая политическая карьера Филата на этом закончилась. Многие, особенно в свете последних консультаций с оппозиционной ПКРМ, начали воспринимать молдавского премьера как личность национального масштаба, готового ради единства страны и её успешной евроинтеграции жертвовать своими отдельными идеологическими установками. Говорили даже, что именно Филат обладает наибольшими шансами на избрание президентом страны. После 6 мая об этом не говорит ни один серьёзный эксперт. Филат собственной рукой зачеркнул иллюзии многих, кто рассматривал его в качестве потенциального «президента для всей Молдовы». Но были ли он таким?

Проще всего рассматривать в качестве побудительных мотивов Филата принести себя в жертву Киртоакэ и Либеральной партии стремление спасти собственную ЛДПМ, которая действительно переживала серьёзный кризис. Вслед за выходом из партии Виталия Нагачевского и Александра Тэнасе пришла очередь и Михая Годи, который вышел из партии после того как выдвинулся в мэры Кишинёва в качестве независимого кандидата и подверг критике руководство партии во главе с Филатом. Все трое в последние дни начали кампанию против лидера своей бывшей партии.

Уход Михая Годи – одной из ключевых фигур в ЛДПМ – бесспорно, стал достаточно сильным ударом и по самой партии, и по её лидеру в преддверии местных выборов в стране. Формальная причина ухода Годи – несогласие с попытками Влада Филата найти точки взаимодействия с оппозиционной Партией коммунистов Республики Молдова. Но стоили ли Филату жертвовать своей политической карьерой ради иллюзорного укрепления партийных рядов?

Ещё недавно многие мои коллеги полагали, что Владимир Филат не вполне органично вписывается в собственную партию, которой он руководит. Филат им представлялся этаким государственным мужем, мыслящим общенациональными, а не узкопартийными и не идеологическими категориями. Действительно, евроинтеграция, активным сторонником которой выступает Филат, вряд ли возможна в условиях национального раскола, в котором пребывает Молдова после 7 апреля 2009 года и особенно после попыток Альянса запретить крупнейшую оппозиционную партию страны.

Для Республики Молдова (в нынешнем виде, без Приднестровья, ей предстоит существовать ещё не один год, а может быть, и не одно десятилетие) оптимально подошла бы двухпартийная система, состоящая из либеральной и социалистической партий, периодически сменяющих друг друга у штурвала власти. Основой для этого, как недавно думали многие, могли бы стать две крупнейшие партии в стране – ЛДПМ и ПКРМ. При этом обе партии, ведя страну по пути в Евросоюз, должны были бы твёрдо стоять на позициях сохранения молдавской государственности и нейтрального статуса Молдовы.

Да, Молдова весьма жёстко расколота по территориальному признаку: север и юг страны в основном поддерживает ПКРМ, центр – либеральные партии. Но ведь и США столь же жёстко поделены по территориально-политическому принципу: жители побережий, мегаполисов и испаноязычных штатов голосуют за демократов, центральные штаты и Аляска – за республиканцев. И это не мешает демократам и республиканцам находить консенсус по вопросам внешней политики.

Владимир Филат, чья карьера вплоть до последних месяцев развивалась просто блестяще, допустил, по меньшей мере, три стратегические ошибки ещё в самом её начале – когда вышел из ДПМ и заявил о себе как о самостоятельном политике с амбициями национального масштаба.

Во-первых, вместо партии либералов-государственников он принялся строить партию с идеологией «унионизм-лайт». В качестве своих партнёров он выбрал пусть и более умеренных, но внутренне не меньших, а может быть, даже больших унионистов, чем Гимпу и Киртоакэ. Например, тот же самый Михай Годя ещё недавно восхвалял маршала Антонеску, сравнивая его с Франклином Рузвельтом. А на взгялы Александру Тэнасе не мог не оказать влияние его отец – редактор махрово-унионистской газеты Timpul Константин Тэнасе, чьи русофобские высказывания даже стали предметом уголовного разбирательства. А Лилиана Палихович договорилась до запрета «георгиевских ленточек» накануне Дня Победы.

Вторая стратегическая ошибка стала органическим продолжением первой. Владимир Филат отказался (а вернее – не осмелился) решиться на переговоры с ПКРМ о создании правительства национального единства после ноябрьских выборов прошлого года. Если бы такое правительство было бы создано, у Молдовы давно был бы полноценный президент, и с наибольшей вероятностью, им стал бы сам Филат. Однако он оказался заложником наиболее одиозных лиц в руководстве собственной партии и не стал рисковать.

Однако все почему-то забыли, что Филат является, пусть и умеренным, но всё же унионистом. 8 лет его жизни, учёбы и карьеры связаны с Румынией. Он считает свой язык румынским, выступает за конституционное упоминание румынского в качестве государственного языка Республики Молдова и за изучение в школах истории румын. По его словам, сказанным в ходе выступления перед депутатами Европарламента, молдавский язык был вписан в конституцию «из конъюнктурных соображений». Наконец, всем памятен унизительный вызов Филата «на ковёр» к президенту Румынии Траяну Бэсеску летом 2010 года.

Умеренность во взглядах, которые Филат демонстрировал в течение последних месяцев, переключение на социальную тематику и готовность к диалогу с оппозицией были, как теперь выясняется, всего лишь тактическим ходом. Эта тактика сулила премьер-министру расширение электоральной базы и реализацию президентских амбиций. Однако личные идейные установки, впитанные Филатом ещё со студенческой скамьи, перевесили.

Третью, на сей раз фатальную ошибку, Влад Филат допустил в свой день рожденья – 6 мая 2011 года. С точки зрения Вашингтона, Бухареста и отечественных ультраправых радикалов Филат совершил героический поступок: он спас дышащий на ладан Альянс за европейскую интеграцию ценой собственной политической карьеры. Но и собственной партии Филат нанёс смертельный удар. Партия, которая не в состоянии выдвинуть кандидата на пост мэра города, в котором она до этого набрала около 30% голосов, обречена на медленную смерть. Владимир Филат больше не рассматривается в качестве кандидата на пост президента страны: голосов «плавающего» электората ему не видать, в унионистском лагере он рассматривается в качестве лузера, которым можно управлять, а в самой ЛДПМ нет ни одной фигуры его масштаба.

Сегодня уже понятно, что на выборах мэра Кишинёва решается судьба президентского поста в Республике Молдова. Вне зависимости от того, кто победит на выборах, - Дорин Киртоакэ или Игорь Додон, - победитель с наибольшей вероятностью станет следующим президентом Молдовы. Две последние партии – ЛП и ПКРМ – на последних парламентских выборах постигла неудача: они значительно уменьшили своё парламентское представительство. Любой из победивших кандидатов в мэры столицы станет символом возрождения собственной партии.

Если победит Дорин Киртоакэ – значит, своим успехом на выборах 2009 года Либеральная партия обязана именно ему, а не его экстравагантному дяде Михаю Гимпу, который своими клоунскими действиями привёл ЛП к неудаче на ноябрьских выборах 2010 года. Значит, по всей видимости, Гимпу уступит своему племяннику лидерский штурвал в своей партии, и именно Киртоакэ поведёт либералов к дальнейшим победам.

Если победит Игорь Додон – значит, именно он является надеждой на модернизацию ПКРМ, на её ребрендинг и возрождение. А через 4 года Додон становится одним из самых реальных претендентов на пост президента. Значит, именно Додон с наибольшей вероятностью возглавит ПКРМ перед новыми выборами. Ведь Владимир Воронин уже неоднократно заявлял, что готов уступить лидерство в партии наиболее достойному и перспективному преемнику. А кто ещё может быть более достойным лидером партии по сравнению с человеком, сумевшим одержать победу на выборах столичного мэра?

Филату в этом раскладе не будет места. И даже те зоологические унионисты, кто сегодня поют ему осанну, - будь то Константин Тэнасе или Анатол Цэрану – все они не замедлят отвернуться от него, когда встанет вопрос о единой кандидатуре на пост президента от Альянса за европейскую интеграцию. Кому нужен ненадёжный подражатель, если есть успешный молодой оригинал? «Скрипач не нужен». Мёртвый самурай тем более.

***

«Жалею вас, приверженцы фатальных дат и цифр – томитесь как наложницы в гареме!», - пел Владимир Высоцкий, покинувший мир в 42 года.

В свой 42-й день рождения премьер-министр Республики Молдова Владимир Филат сделал себе политическое харакири.

Ради чего? На этот вопрос ответят историки…

Обсудить