Почему при росте цен на продовольствие крестьяне беднеют?

В результате такой политике, как международных организаций, так и нашего правительства, молдавская земля зарастет чем угодно, но только не продовольственным сырьем. Ну, а если не дай Бог, примут закон о праве продаже земли иностранцам, то из-за нужды сегодняшнего дня, наши крестьяне продадут ее за бесценок а, потом самим негде будет ни работать, ни жить и воспитывать своих детей.

Давно известно, что сельское хозяйство не самый надежный вид экономической деятельности. Оно постоянно подвержено превратностям погоды, болезней и стихийных бедствий. Для смягчения влияния всех этих факторов, а также колебаний цен на международных рынках, более 150 лет тому назад (после окончания Гражданской войны) в США был придуман прекрасный механизм под названием «фьючерс». Фьючерс – это заключение контрактов на поставку будущей продукции сельского хозяйства по определенной цене взамен аванса используемого крестьянами для организации своего производства. Это прекрасная система просуществовала и выполняла свою первоначальную миссию по финансированию сельского хозяйства, минимизации рисков и сохранения цен на продовольствие в небольшом диапазоне, просуществовала вплоть до 1999г. Дело в том, что сами эти контракты торговались на товарных биржах только и исключительно трейдерами (спекулянтами) в этой области деятельности и находились под присмотром Комиссии по срочной биржевой торговле (федерального ведомства, занимающееся вопросами регулирования рынков товарных фьючерсов и опционов в США). В 1999г. торговля продовольственными фьючерсами была исключена из списка регулируемых этой комиссией позиций и на рынок пришли крупные банки.

Перед этим банкирами Уолл стрита была проведена подготовительная акция. Их жадность заставила блестящие умы в Голдман Сакс (один из ведущих банков США) осознать простую истину о том, что ничто не ценится больше, чем наш хлеб насущный. А где цена, там можно делать деньги. В 1991 году банкиры Голдман Сакса, под руководством их прозорливого президента Гари Кона, представили новую разновидность инвестиционного продукта – производного финансового инструмента, отслеживающего цены 24 видов сырья, от драгоценных металлов и энергии до кофе, какао, крупного рогатого скота, свиней, кукурузы, сои и пшеницы. Они придали вес инвестиционной ценности каждого составляющего элемента, смешали части в итоговые значения, и затем свели всё то, что было сложным собранием реальных предметов в математическую формулу, которую можно было выразить, как самостоятельно существующее явление, известное с тех пор, как товарно-сырьевой индекс Голдман Сакс (GSCI). Около десяти лет GSCI оставался относительно статичным инвестиционным средством, так как банкиры сохраняли большую заинтересованность в риске и долговых обязательствах под обеспечение, чем в чём-либо, что можно было в буквальном смысле слова жать или сеять. Но, вот федеральное правительство решило «вдруг» отменить старый, давно устоявшийся механизм контроля. И тут начинается самое интересное. Начиная с 2000г. на рынок индексных фондов (GSCI) после Goldman Saks ринулись все крупные банки мира (Barclays, Deutsche Bank, Pimco, JP Morgan Chase, AIG, Bear Stearns и Lehman Brothers и прочие поставщики индексных инвестиционных товарных фондов). С 2003г., когда в этой области крутились примерно 13 млрд. долларов, постоянно повышался уровень инвестиций в этой области и в 2008г. дошел до 318 млрд. долларов (рост более чем в 24 раза). Практически все деньги крупных банков после того как лопнул деривативный пузырь в недвижимости переместились в эту область, образовав другой денежный пузырь, который ведет к постоянному увеличению цены не только на продовольствие, но и на те товары, которые крестьянин использует в своем производстве (семена, топливо, технику и др.).

Давайте посмотрим, какова разница между старым механизмом фьючерских сделок и индексной торговлей. Срочные (фьючерские) рынки традиционно включали два вида игроков. На одной стороне были фермеры, мельники и владельцы зернохранилищ. Т.е. субъекты, способ участия которых на рынке имеет реальный вещественный характер, выраженный в пшенице (кукурузе, бобовых, мясе, кофе, какао и др.). Эта группа включает в себя не только фермеров, выращивающих кукурузу или пшеницу, но также и основных переработчиков и продавцов, транснациональные корпорации, такие как Пицца Хат, Крафт, Нестле, Сара Ли, Тайсон Фудс и Макдоналдс – чьи акции растут и падают на Нью-Йоркской фондовой бирже в зависимости от их способностей дать людям пищу по конкурентным ценам. Эти участники рынка называются добросовестными хеджерами, потому что им на самом деле необходимо продавать и покупать зерновые культуры.

На другой стороне находятся спекулянты (трейдеры). Спекулянт не производит и не потребляет ни кукурузы, ни сои, ни пшеницы, и у него нет помещений, чтобы сложить там купленные в определённый момент двадцать тонн зерна, если бы их вдруг доставили. Спекулянты делают деньги, практикуя обычное для рынка поведение – приобретая по низкой цене и реализуя по высокой. Обладатели физических долей в зерновых фьючерсах, как правило, рады традиционным спекулянтам на своих рынках из-за бесконечного потока их ордеров на покупку и продажу, которые придают торговле соответствующую ликвидность, и предоставляет добросовестным хеджерам средство управления риском, позволяющее им продавать и покупать в любое удобное для них время.

С введением индекса Голдмана вся система извратилась полностью. Структура GSCI не обращала никакого внимания на вековые каноны купли и продажи. Этот новомодный производный продукт был предназначен, т.е. сконструирован для покупки биржевых товаров и только для их покупки (т.н. «длинных позиций»). В основе этой стратегии "только длинных позиций" лежало намерение трансформировать инвестиции в биржевые товары (раньше, относившиеся к компетенции специалистов) в нечто, сильно похожее на вложение в акции, разновидность имущественных активов, в которые каждый может разместить свои деньги и позволить им расти. Как только торговля первичными товарами была приведена в вид, больше напоминающий фондовый рынок, банкиры могли ожидать притока свежих наличных денег. Однако стратегия игры на повышение имела недостаток, по крайней мере, для тех из нас, кто ест. Индекс товарных фьючерсов GSCI не предусматривал в отношении товара механизма продажи или т.н. "короткой позиции". Такое несоответствие подрывало естественную структуру товарно-сырьевых рынков, требуя от банкиров покупать всё дальше и больше независимо от цены. Каждый раз, когда приближалась дата платежа по фьючерсу на товарный индекс длинной позиции, банкиры должны были "перебрасывать" свои мультимиллиардные портфели невыполненных распоряжений о покупке на следующий срочный контракт, и так ещё два или три месяца. И поскольку дефляционное воздействие продажи без покрытия попросту не являлось частью индекса GSCI, профессиональные торговцы зерном могли хорошо заработать, предвосхищая колебания цен на рынке, которые неизбежно бы вызывали эти "переброски". Таким образом, бум на новые спекулятивные возможности в области мировых рынков зерновых, пищевых масел и домашнего скота породил порочный круг. Чем больше растёт цена на продовольственные товары, тем больше денег вливается в сектор, что подстёгивает рост цен дальше. На самом деле, с 2003 до 2008 года объём спекуляций индексных фондов вырос на 1900 процентов. Результатом всей этой банковской аферы в отношении зерна, прочих продовольственных культур и скота стало сотрясение основ мировой системы производства и распределения продуктов питания. Мало того, что мировое снабжение продовольствием вынуждено не только иметь дело со стеснёнными запасами и повысившимся спросом на реально существующее зерно, так ещё и инвестиционные банки выдумали искусственный восходящий поток, поднимающий цены по зерновым фьючерсам. Исход: виртуальная пшеница безраздельно определяет цену на пшеницу материальную, поскольку спекулянты (традиционно одна пятая рынка) теперь численно превосходят добросовестных хеджеров в соотношении четыре к одному.

На данный момент банкиры и трейдеры восседают на вершине пищевой цепочки – плотоядные животные системы, пожирающие всё и вся, что ниже. Ближе ко дну вкалывают фермеры. Для них растущая цена на зерно должна бы по идее быть свалившейся на голову удачей, вот только спекулянты также подсуетились над резким ростом цен на всё, что фермер мог бы купить для выращивания пшеницы – начиная с семян и удобрений и заканчивая дизельным топливом. В самом низу находится потребитель. Средний американец, который тратит приблизительно от восьми до двенадцати процентов своей недельной зарплаты на еду, не почувствовал сразу трудности, связанные с ростом цен. Правда, грубо говоря, для двух миллиардов людей по всему миру, которые расходуют больше половины своего дохода на пропитание, последствия оказались ошеломляющими: в 2008 году 250 миллионов людей перешли в разряд голодающих, приведя общемировое число "необеспеченных едой" к невиданному ранее миллиардному максимуму (данные ООН).

Изменчивость рынков продовольствия к тому же выбросила на помойку великолепную потенциальную возможность для мирового сотрудничества. Чем выше цены на кукурузу, сою, рис и пшеницу, тем больше государствам мира, выращивающим зерно, следует взаимодействовать между собой в целях недопущения вспышек драматичной инфекции продовольственной инфляции и политических переворотов в охваченных паникой (и, в общем, более бедных) странах-импортёрах зерна. Вместо этого, озабоченные государства отреагировали политикой "сначала мне", от введения запрета на экспорт и создания избыточных запасов зерна чему, постоянно используя различные международные организации, сопротивляются банкиры мировых банков. И усилия обеспокоенных активистов или международных агентств по обузданию спекуляции зерном ушли в никуда. Всё время, пока индексные фонды продолжают процветать, банкиры присваивают прибыли, а неимущие во всём мире балансируют на краю голодной смерти.

Теперь посмотрим на состояние дел у нас в Молдове. При постоянном росте цен на продовольствие вот уже на протяжение многих лет класс крестьян постоянно нищает. Многие уже не могут себе позволить заплатить за нормальную обработку земель (вспашку, обработку площадей т уборку урожая техникой) из-за отсутствия денежных средств. Услуги по обработке земли постоянно растут из-за роста цен на семена, дизельное топливо, минеральные удобрения и средств по защите растений, эл.энергию, газ и др. Под натиском МВФ наше Правительство отменило эмбарго на экспорт зерна и открыло рынок для импорта мяса, и другого продовольствия.

Вот небольшой анализ производства с\продукции в нашей стране (сведения которые я смог найти в официальных статсообщениях):

Наименование

Ед.изм

2001г.

2008г.

2009г

2010г

Мясо

тыс.тонн

6.5

12.1

14.8

11.4

Консервы фруктовые и овощные

тыс.тонн

86.3

98.1

58.1

52.3

Фураж (готовый)

тыс.тонн

29.8

49.1

56.6

24.4

Сахар

тыс.тонн

129.9

134.0

42.4

53.2


Как видно, по основным позициям молдавского продовольственного производства идет снижение. Одним из факторов является вытеснение своего производителя дешевыми (но не всегда качественными) продуктами. Но есть и другие причины и одной из главных, отсутствие финансовых средств и слабая протекция государством своего производителя (через налоговую систему, таможенные пошлины, да и через прямые дотации). Опять ВТО, по указке тех же банкиров, говорит «стоп-.это противоречит нашим правилам».
В результате такой политике, как международных организаций, так и нашего правительства, молдавская земля зарастет чем угодно, но только не продовольственным сырьем. Ну, а если не дай Бог, примут закон о праве продаже земли иностранцам, то из-за нужды сегодняшнего дня, наши крестьяне продадут ее за бесценок а, потом самим негде будет ни работать, ни жить и воспитывать своих детей.

Решение всех наших молдавских бед в сельском хозяйстве видится в возврате к созданию коллективных хозяйств в виде акционерных обществ путем слияния всех земель каждого населенного пункта о обмен на акции, найма специалистов (небольшого числа, а не так как при советской власти), получения кредитов путем залога части земли (желательно на срок не менее 24 месяцев) на приобретение семян, топлива, удобрений и аренды техники. При этом, внести изменения в законодательство об АО в части количества акций на каждого члена создаваемых обществ. Что бы сохранить право голоса и принятие решений большинством членов, количество акций каждого члена общества не может превышать более (5,или 10%) от общего их количества. Создание консорциума этих АО в масштабе района, либо региона (Север, Центр, Юг) в целях организации хранения, переработки и упаковки продукции. Открытие товарно-сырьевой биржи с задачей организации торгов на внутреннем и на внешнем, рынке. При этом на бирже торговать только натуральными продуктами без всяких индексов. На первом этапе становления акционерных обществ желательно участие государства финансами и организационными силами (оказать бесплатную юридическую помощь, сделать регистрацию бесплатной, пересмотреть законодательство в вопросах размеров Уставного фонда – конкретно для с\хоз производителей и др.). Все эти мероприятия приведет к восстановлению нормальных экономических отношений на селе, созданию рабочих мест, применению современных агротехнических технологий и повышению производительности труда, обеспечению населения страны продуктами высокого качества и значительными поступлениями в бюджет страны.
Обсудить