А сегодня веком правят скоморохи и юроды…

Возомнила эта шайка, эти хищные подонки,
Что они и есть румыны, Рима гордого потомки.

…Вот какие годы знали летописцы и рапсоды,
А сегодня веком правят скоморохи и юроды…
И ничтожество рядится в тогу имени святого,
И на грязь и пошлость ставят пробу века золотого…
Мало, что ли, краснобаев, пустомель в картонных латах,
Коим шумно рукоплещет сброд мошенников завзятых?
Нет шутов из высшей знати, пляшущих, как на канате,
Или кукол балаганных в государственной палате?
Наплетут такие байки о народе и Отчизне,
Что недолго и поверить в святость их кристальной жизни,
И представить невозможно, что непогрешимый рыцарь
Над своими же речами сам исподтишка глумится…
И такое-то отребье управляет нами бойко,
Между тем как зря пустуют в сумасшедшем доме койки.
Те кто, в сущности, достоин лишь смирительной рубашки,
Философии нас учат, сыпля пышных слов стекляшки,
И законы излагают, и налоги налагают,
И, друг друга взяв за горло, к добродетели взывают.
Патриоты! Патриархи учредительной кормушки,
Где продажностью пропитан всякий, с пяток до макушки,
Где ханжи благочестиво дремлют, сидя в сонной дымке,
И встречает гром оваций власти подлые ужимки…
Возомнила эта шайка, эти хищные подонки,
Что они и есть румыны, Рима гордого потомки.
Эта накипь лжи и яда, эта чернь и этот гной –
Полновластные владыки над людьми и над страной…
Все, что алчно и корыстно, все изгои, все илоты –
Все слетелись на добычу, все полезли в патриоты!
Хам гнусливый и зобатый, проходимец и растлитель,
Фалалей косноязычный – вот земли моей властитель!
Это вы - потомки Рима? Вы, скопцы с душой тлетворной?
И людьми - то называть вас человечеству зазорно!
Истаскались вы до срока, пылью головы забили,
И не мудрость в ваших душах – пошлый вальс из Бал-Мобиля…
И подвязка светской шлюхи вместо всех сокровищ мира…
Как тобой не восхищаться, отпрыск доблестного Рима?!
А теперь, встречая в страхе взор наш пристально-холодный,
Вы не верите, что ваши ухищрения бесплодны,
Что за каждой пышной фразой мы, привычные к обману,
Тотчас чуем дух торговый праздности и чистогана.
И, когда мы не желаем вам подыгрывать в спектакле,
Мы же в этом виноваты, господа мои, не так ли?...

Михай Еминеску

Обсудить