Дмитрий Чубашенко: "Наиболее логичным, с точки зрения реальной ситуации и здравого смысла, партнером для ПКРМ могла бы стать ЛДПМ"

Сегодня Молдова напоминает подбитую, не способную взлететь, ковыляющую по земле птицу, одно крыло у которой не действует совсем, а другое сильно поранено. Такую птицу нужно лечить. Политики, претендующие на роль «ветеринаров», этого сделать не могут. Значит, общество должно их заставить это сделать. Если, конечно, оно само еще на что-то способно.

Поверх партийных барьеров

В самом начале нынешней избирательной кампании в статье «В чем смысл местных выборов» я высказал мнение, что общее, для всей страны, значение этих выборов совсем не совпадает с узкопартийными интересами каждого участника.

Сегодня, когда до дня голосования осталось меньше десяти дней, это еще более очевидно.


Главный вопрос

Если коммунисты рассматривают местные выборы как ступеньку к тотальному реваншу, если либерал-демократы видят в них новую возможность для дальнейшей экспансии, если просто либералы и просто демократы озабочены удержанием имеющихся позиций, если все остальные участвуют в выборах по принципу «Не догоню, так хоть согреюсь», – то интерес всего общества выглядит более глобальным и состоит в том, чтобы эти выборы стали первым шагом к нормализации власти в Молдове, к созданию устойчивой, поверх партийных барьеров, властной конструкции, которая могла бы существовать без того, чтобы прибегать к услугам всякого рода политических отморозков и авантюристов.

Завершающаяся избирательная кампания еще раз наглядно показала, что существующая в Молдове партийно-политическая система — ненормальная, неэффективная, неправильная.

Молдове нужна ребалансировка политического спектра и самой властной структуры. Местные выборы могут положить начало такому переформатированию партийной системы, которое будет иметь совсем не местное значение. Досрочные парламентские и наконец-то результативные президентские выборы могут эти изменения закрепить.

Сегодня Молдова напоминает подбитую, не способную взлететь, ковыляющую по земле птицу, одно крыло у которой не действует совсем, а другое сильно поранено. Такую птицу нужно лечить. Политики, претендующие на роль «ветеринаров», этого сделать не могут. Значит, общество должно их заставить это сделать. Если, конечно, оно само еще на что-то способно.


Главный приз

Главным призом местных выборов считается кресло генерального примара молдавской столицы, хотя расклад сил в районных советах может оказать на развитие политической ситуации не меньшее влияние. Но Кишинев есть Кишинев. Большой спорт — это большой спорт. Если выборы в районах — это турниры по картингу, то в столице — это «Формула 1». Фавориты этой гонки известны — кандидаты от Партии коммунистов и от Либеральной партии, Игорь Додон и Дорин Киртоакэ.

«Хороший румынский парень» Киртоакэ и «молдавский коммунист с человеческим лицом» Додон до сих пор столкнулись лицом к лицу лишь однажды — в ток-шоу на телеканале Publika. Общее впечатление: дебаты были ровными, никто их однозначно не выиграл, каждый ориентировался на свою часть аудитории.

Оба участника держались уверенно, но если Киртоакэ вел себя нагло, агрессивно, то Додон старался быть корректным и спокойным.

Выступление Киртоакэ было сильно политизированным, демагогическим. Он ставил цель поляризовать дискуссию по оси «демократия–коммунизм». Додон больше говорил о приземленных вещах, о конкретных проблемах Кишинева, о цифрах. Его послание было технократическим, примирительным, призывало к окончанию политической войны, консенсусу, сотрудничеству.

В то же время демонстративный отказ Додона жестко отвечать на нападки Киртоакэ производил впечатление слабости, неуверенности. Да, люди устали от противостояния, они хотят доверия и мира, но когда политик не может адекватно ответить на грубые атаки другого политика, избирателю это может не понравиться.

Киртоакэ постоянно обвиняет Додона в том, что он коммунист, что он представляет тоталитарную партию, которая виновна в репрессиях, геноциде, голоде, депортациях и прочих преступлениях. Киртоакэ призывает Додона осудить коммунизм, прежде чем говорить о сотрудничестве. Додон ничего внятного на это пока не ответил.

Киртоакэ действует по «рецепту» Жванецкого: «При чем тут борщ, когда такие дела на кухне?!». Если Додон предпочитает говорить про кишиневский «борщ», Киртоакэ постоянно переводит разговор на «кухню» всемирной борьбы с коммунизмом.

Как коммунисты должны отвечать на обвинения в том, что они коммунисты — это их дело. Но очевидно, что Киртоакэ можно легко задать ряд встречных вопросов, которые поставят и его в неловкое положение.


Вопросы Киртоакэ

Вопрос первый. Почему Либеральная партия, ее лидеры Михай Гимпу и Дорин Киртоакэ не осудили военного преступника, союзника Гитлера Иона Антонеску, виновного в убийстве свыше 300 тысяч евреев и 25 тысяч цыган, в создании концлагерей и геноциде? Только потому, что он «свой», румынский фашист?

Вопрос второй. Нормально ли, что румын-унионист, выступающий за присоединение Бессарабии к Румынии, возглавляет столицу государства, часть которого он хочет присоединить к другому государству?

Вопрос третий. Нормально ли, что примар Кишинева является гражданином Румынии и давал клятву другому государству, которая звучит так: «Клянусь быть преданным румынской родине и народу, защищать национальные права и интересы, уважать Конституцию и законы Румынии»?

Вопрос четвертый. Куда на время выборов Киртоакэ спрятал своего дядю? Почему он стесняется Михая Гимпу? Опасается, что тот его скомпрометирует?

Вопрос пятый. Либеральная партия выступает за присоединение Молдовы к НАТО. Почему Киртоакэ скрывает этот факт от кишиневцев?

Вопрос шестой. Должны ли мы отказываться от христианства из-за того, что существовала инквизиция?

Вопрос седьмой. Нужно ли отказаться от либерализма вообще, если по какому-то недоразумению либералами называют себя Гимпу и Киртоакэ, которые либералами не являются, а придерживаются национал-социалистической идеологии?

Этот список можно продолжить. В ПКРМ всегда считали, что с креативом у них все в порядке. Пусть придумывают сами и другие контраргументы.


Главная ошибка

Киртоакэ по своей натуре — сам большевик, человек с тоталитарным мышлением, зовущий общество на баррикады.

Киртоакэ — это синоним конфронтации, политической войны, раскола общества.

Он хвастается своими ничтожными достижениями, перечисляя 10-12 проектов, которые реализовал за четыре года, хотя Кишинев и кишиневцы нуждаются в сотнях и тысячах таких проектов.

Большинство людей согласны, что «хороший парень» – это не профессия. Но кое для кого «хороший румынский парень» – это уже профессия, и они готовы голосовать за Киртоакэ исключительно по данному критерию. Хотя сам по себе он — некомпетентный управленец, действующий хаотично, без плана, без видения проблем и решений. Наглый шоумен и клоун. Авантюрист, современный граф Калиостро.

При этом Киртоакэ допускает одну главную ошибку: вместо того чтобы бегать за Филатом, он бегает за Додоном. Киртоакэ так и не сумел закрепить в глазах избирателя заявленную Филатом поддержку. А ведь очевидно, что исход голосования в Кишиневе решат голоса тех сторонников ЛДПМ, которым не нравятся ни Киртоакэ, ни Додон, но которые пока не определились, за кого голосовать, и голосовать ли вообще.

Сам Филат, объявивший о формальной поддержке Киртоакэ со стороны ЛДПМ, ничем, кроме однократного заявления, эту поддержку не подкрепил. Пока что Додон, выступающий за неформальный надпартийный союз примэрии с правительством в интересах кишиневцев, позиционирует себя ближе к Филату, чем Киртоакэ, которому сотрудничество с правительством кажется чем-то менее важным, чем полная победа над мировым коммунизмом.


От соло к дуэту

Если отстранение Киртоакэ от «управления» Кишиневом — это, хоть и не достаточное, но совершенно необходимое условие для нормального развития столицы, то полный реванш ПКРМ по всей Молдове отнюдь не является условием для нормализации обстановки в стране.

На этой неделе председатель ПКРМ Владимир Воронин отметил свое 70-летие. Некоторые наивные политики и политологи утверждают, что этот юбилей станет для Воронина поводом заявить о том, что он уходит на покой и передает партию молодому поколению. Ничего подобного не будет. Воронин полон сил, энергии и одержим жаждой реванша. Он хочет вернуть себе должность президента, на худой конец, спикера или премьера.

Если не считать выборы в Кишиневе, в которые партия сильно и не вмешивается, то по другим регионам ПКРМ ведет кампанию в стиле «Все или ничего!». Никаких компромиссов с АЕИ, только полная и безусловная победа, только капитуляция «антинародных» сил, только тотальный реванш ПКРМ.

Нацеленный на победу предвыборный драйв ПКРМ понятен — так должна вести себя любая партия, – но, опять-таки, для страны, для общества было бы лучше, чтобы коммунисты по уровню поддержки со стороны избирателей оставались там, где они находятся сейчас — 35-40%. Их возврат к парламентскому большинству не остановит противостояние в обществе, наоборот, рискует вернуть его в 2009-й год, с повторением событий наподобие 7 апреля. Спираль конфронтации будет только раскручиваться.

Для Молдовы было бы полезно, если бы ПКРМ от навязчивой идеи безраздельного солирования перешла бы к дуэту, к союзу с какой-либо другой крупной политической силой. Победа Додона в Кишиневе может стать первым шагом в этом направлении.

Наиболее логичным, с точки зрения реальной ситуации и здравого смысла, партнером для ПКРМ могла бы стать ЛДПМ. Но на этой неделе премьер-министр Влад Филат вновь сказал, что союз с ПКРМ нереален, потому что «ЛДПМ и ПКРМ несовместимы». Это означает, в том числе, и необходимость двигаться в сторону большей совместимости этих двух (да и всех остальных) политических партий.


Трио в роли квартета

Правящий Альянс за европейскую интеграцию давно похож на бездарный квартет из крыловской басни. Но если мартышка, осел, козел и косолапый мишка не могли вместе исполнять музыку, то у АЕИ случай более тяжелый — его участники, вдобавок, еще и терпеть не могут друг друга.

Каждый день мы получаем все новые подтверждения обостряющейся конкуренции между ЛДПМ и Демпартией. За этим кроется соперничество между Владом Филатом и Владом Плахотнюком.

Отодвинув в сторону Дмитрия Дьякова, Плахотнюк пока еще терпит Мариана Лупу в роли номинального председателя ДПМ. Но понимая, что Лупу уже никогда не станет президентом, Плахотнюк, очевидно, все чаще задумывается о том, чтобы самому побороться за эту должность. Президентские амбиции Филата тоже ни для кого не секрет. Вот и летят искры от нашедшей на камень косы.

Если Киртоакэ, а вместе с ним и Гимпу, рискуют проиграть выборы в Кишиневе, в первую очередь из-за своего унионизма, то на парламентских выборах именно это, унионизм, при любом раскладе позволит им преодолеть предвыборный порог. Всегда найдется пять-шесть процентов избирателей, готовых голосовать «за наших, за румынских».

У Демпартии ситуация сложнее. Лупу, который как и.о. президента и спикер парламента ничем себя не проявляет, не только государство, но и партию уже не тянет, а амбиций заместителя Лупу по парламенту и партии, учитывая неоднозначную репутацию Плахотнюка, для прорыва недостаточно.

Демарш министра юстиции, высказавшегося, с подачи премьера, за исключение Плахотнюка из «совета по правосудию», дестабилизировал и Лупу, и его зама, и еще больше закрепил в общественном сознании имидж Плахотнюка как «мафиозника» и «бандита», а ДПМ — как «олигархической партии». На фоне полной маргинализации Дьякова, которому как-то удавалось удерживать партийные структуры на плаву, Плахотнюк рискует довести ДПМ до такого состояния, когда она вообще не сумеет преодолеть четырехпроцентный барьер и не попадет в следующий парламент.

Уход ЛП и ДПМ на обочину политической жизни, при одновременном реформировании ПКРМ, сохранении позиций ЛДПМ и появлении ряда новых партий может существенно изменить в ближайшие два-три года молдавский политический пейзаж. 5 июня может стать началом этих изменений.


pan.md

Обсудить