Обыкновенный либерал- необольшевизм

Куда заведёт Молдову либерал-необольшевизм Гимпу – Киртоакэ? Это может стать провокационной спичкой в стоге сена. Надо забрать у них эти спички, иначе эти «неразумные дети» могут спровоцировать такую дестабилизацию, что мало не покажется.

Толковый словарь обществоведческих терминов определяет необольшевизм как новое радикальное политическое течение правой или левой ориентации, допускающее возможность неконституционных действий, насильственных, свойственных большевизму методов решения политических проблем.

«Глупее коммунизма только глупый антикоммунизм».
Адам Михник, диссидент, публицист, бывший идеолог польской «Солидарности»

Всё-таки в удивительное время мы живём. Меняются исторические декорации, уходят в небытие вчерашние политические крикуны и демагоги (назвать их элитой я никак не могу), но с удивительным постоянством повторяются всё те же заезженные сюжеты, когда вместе с новой политической элитой пробивают себе тропинку во власть и «герои минувших лет», все эти карьеристы-неудачники 90-х годов, метко названные «политическими мухоморами».

До поры, до времени они, затаившись по тёмным углам и закоулкам, внимательно присматривались, прислушивались к происходящему, терпеливо выжидали, и вот снова, решив, что их час настал, выползли на политическую сцену нашей страны, пожелав, вероятно, «осчастливить» своим появлением молдавскую политику.

Впрочем, этому не приходится особо удивляться. В моменты крутых общественных потрясений, сопровождаемых внезапно образующимся вакуумом ценностей, неясностью жизненных перспектив и неустойчивой государственностью политической системы, именно радикализм становится одной из наиболее опасных характеристик общественного бытия, ибо он опирается не на разум, а на инстинкты, на неспособность к толерантности и компромиссу.

Целью правого или левого радикализма всегда и неизменно является дестабилизация, раскол общества, разрушение демократических ценностей, созданных предшественниками.


Любой политик вообще, так или иначе, отстаивает своё присутствие в политике, а уж бывшие «осколки» рухнувшей политической системы, не добившиеся осуществления своих властных замыслов, тем более.

В контексте нынешних тревожных политических реалий в Молдове это, безусловно, далеко «не подарок» для нашей страны.

Реинкарнация либерального радикализма в Молдове

Либеральный радикализм 90-х годов снова стал модным политическим явлением в Молдове. Сегодня его носители лишь слегка поменяли декорации, хотя, на самом деле, все эти люди – типичные дети «совка», бывшие комсомольцы и компартийцы, советские юристы, плоть от плоти прежней тоталитарной системы, выходцы из одной и той же «сталинской шинели», если хотите.

Не были они никогда «жертвами диссидентства», сидели себе тихо, помалкивали в кулачок и служили, как могли, системе. Поэтому всё, чего они хотят сегодня – это вовсе не борьба за пресловутые «либеральные идеи», а лишь горячее желание вернуть себе утраченные блага и привилегии, пробиться к сытной кормушке власти, которую они на долгое время потеряли, по причине чего к настоящему времени сильно проголодались и отощали.

Вновь Молдова окунается с головой в неустойчивое политическое время 90-х годов ХХ века, печально известное своей популистско-демагогической лексикой типа «Перемены!» «Мы хотим перемен!» (не раскрывая, однако, истинной сути этих самых «перемен») и примитивной риторикой по любому поводу.

Недавно ведущие американские и немецкие социологи и политологи составили обобщенный портрет современной политики, дав характеристику также и политическим элитам на постсоветском пространстве. Их выводы как нельзя лучше соотносятся со всем тем, что происходит сегодня в Молдове.

По их мнению, современные политики, вышедшие из тоталитарной «сталинской шинели», вовсе никакие не творцы истории, а всего лишь любопытные образчики размалёванных «красоток на подиуме».

Демократические выборы на постсоветском пространстве превращаются, по их мнению, в «конкурс джентльменов», а избиратели в массе своей ориентируются не на конкретную партию, как таковую, а на внешние данные и демагогический талант выдвинутых ею кандидатов.

Упомянутые выше эксперты считают, что избиратели отдают предпочтение политикам среднего возраста. Самые молодые политики воспринимаются в обществе как неопытные радикал-экстремалы, а самые старые - как впадающие в маразм циники.

Такое впечатление, что американские и немецкие эксперты, делая свои выводы, смотрели в молдавский «политический колодец», потому что у нас в Молдове сегодня всех этих «прелестей либеральной политики» имеется в изобилии, да к тому же ещё к ним добавился в последнее время и поднимающий голову необольшевизм.

Внимательно присматриваясь к происходящим в молдавской политической жизни неоднозначным процессам, я лично давно уже собирался высказать свои собственные суждения и соображения по этому «феномену политики», но всё как-то было недосуг, всё откладывал на потом.

Повод взяться, наконец, за перо и написать этот очерк дала мне передача «Открытая студия» на ТV-7 (ведущий Анатол Голя), в которой участвовали «самый чистый человек в Молдове» – лидер местных либералов Михай Гимпу и политолог Виталий Андриевский.

Добавила мне поводов для серьёзных раздумий и недавняя электоральная дуэль между либеральным мэром Кишинёва Дорином Киртоакэ и кандидатом на пост мэра молдавской столицы от ПКРМ Игорем Додоном на телеканала «Publiсa TV», которая окончательно утвердила меня во мнении, что по нашей молдавской земле бродит снова зловредный призрак либерал-необольшевизма.

Все, кто смотрел эти теледуэли, воочию видели, как старый, матерый унионист-либерал Михай Гимпу «перебросил» тлеющую головешку пещерного антикоммунизма своему молодому племяннику, также унионисту и либералу Дорину Киртоакэ.

Этой чадной «головешкой» либеральный племянник отчаянно тыкал затем не только в своего оппонента, но и во всех нас, телезрителей, на протяжении всей передачи, доказывая, что во всех бедах Кишинева, случившихся за четыре года его правления, виноваты не его собственная бездарность, как управленца, не отсутствие у него профессионализма, а «проклятые коммунисты».

Признаюсь, садясь перед телевизором, я ожидал услышать от этих людей, которые приватизировали слоган «Мы хотим перемен!», от этих двух записных поборников «новых либеральных реформ», действительно серьёзные и взвешенные мысли, глубокие размышления о том, какие именно реформы были ими инициированы, какими методами и способами они были осуществлены, какие перемены в жизни народа связаны с ними, а главное, как оценивает их результаты само население.

Но, увы, вместо всего этого я стал свидетелем до боли знакомого, нудного «пережёвывания пережёванного», повторения заученных наизусть политических догм и штампов, а также сеанса самолюбования, убедительно показавшего, что у Гимпу и Киртоакэ начисто отсутствует способность к самокритике.

Оба этих видных молдавских либерала-униониста показали лишь свою бьющую в глаза личную нескромность и необъективность в оценке своей собственной деятельности, да ещё чрезмерное увлечение «поиском врагов» везде и всюду. Они постоянно «якали», старались показаться умнее и влиятельнее, чем есть на самом деле, и при этом несли всяческую чушь и откровенный политический бред.

Они вели себя как провинциальные актёры-любители, играя свою роль «либеральных реформаторов» совершенно бездарно и непрофессионально, зато в их глазах то и дело мелькали искры снедающего их внутреннего пламени предвзятости, враждебности и «классовой мести» по отношение ко всем, кто с ними не согласен.

Увы, я услышал лишь до боли знакомую, старую, заезженную до дыр пластинку с речами самозваных либеральных «борцов за счастье народное», поезд которых давно и наглухо застрял в историческом тупике.

Известно, что Ницше писал о человеке, который, идя по жизни, тащит на себе свой собственный труп. Либерал-радикал Михай Гимпу и его племянник – наследник по руководству ЛПМ - тащат на себе труп своего собственного политического прошлого. Похоже, что они никак не могут проститься также и с «трупом коммунизма». Вот и тащат их на себе. Тяжело им, трудно, но бросить жалко, вот и тащат…

Сегодня мало кто в Молдове всерьёз опасается возвращения и реставрации коммунистического режима советского образца. Тем не менее, Гимпу и Киртоакэ «отважно» тянут за хвост мёртвого льва, изображая из себя «либеральных рыцарей без страха и упрека», которым не страшен «призрак коммунизма».

Давно замечено, что градус антикоммунистической риторики Михая Гимпу повышается, накануне и во время предвыборной кампании.

Кликушеский антикоммунизм Гимпу - Киртоакэ стал и вправду уделом «профессиональных политиков», как они себя называют. А в теледебатах Киртоакэ – Додон телезрители увидели, как пещерный их антикоммунизм был раздут ими до фанатизма, как он стал фиговым листом для прикрытия ими своей управленческой импотенции.

Разумеется, любой человек может любить или ненавидеть коммунистов – это законное право каждого, его личный выбор. Но когда антикоммунизм превращается в борьбу с инакомыслием, в оружие уничтожения «врагов народа», средство достижения своих целей - это уже не что иное, как «либеральный необольшевизм» с тоталитарными замашками.

Легко быть либерал-радикалом – почти каждый на это способен, но куда трудно быть радикальным политиком без агрессивного радикализма. Лишь немногие люди в политике способны на это. К ним, понятное дело, нельзя отнести ни молдавского «главного либерала» Михая Гимпу, ни второго человека в руководстве ЛПМ Дорина Киртоакэ, который во всём копирует своего дядю.

В том, что Молдова снова имеет сегодня во власти таких «демократов особой выделки», оригинально выглядящих в мантии «большевиков XXI века», есть и наша общая вина. Как говорится, что заслужили, то и получили.

В этом есть и безусловная вина ПКРМ, которая в годы своего правления в 2001 – 2009 г.г., действуя авторитарными методами, против своего желания, но объективно «готовила почву» для возвращения Михая Гимпу и Со в политику.

Это была протестная реакция охваченного антиавторитарными настроениями молдавского общества, принявшая особо обострённую, эмоциональную форму в 2008 году.

Это дало повод Михаю Гимпу слегка сменить свой имидж, но по своей политической сути, каким он был в большевистских «красных шароварах» непримиримого борца, таким же он и остался. Стержнем искомой идеи для него по сей день продолжает оставаться пещерный антикоммунизм, появившийся в Молдове ещё в пору образования экстремистского крыла Народного Фронта. Именно из под этого крыла и выпорхнули все нынешние откровенные ксенофобы и унионисты.

В своём «новом качестве» бывший незадачливый «фронтист», политический неудачник Михай Гимпу хочет позиционировать себя сегодня как лидер молдавского либерализма, как мыслящий политик, к тому же ещё и «бывший диссидент».

На самом деле, как говорил в одной своей сатирической миниатюре незабвенный Аркадий Райкин, Михай Гимпу был и остался типичным «спесфическим» сереньким политиком с ограниченным интеллектуальным и образовательным потенциалом.

Позиционируя себя «борцом за румынский язык», сей странный политический персонаж по сей день откровенно шокирует и смешит образованных людей и в Молдове, и в Румынии, поскольку в его «румынском разговорном лексиконе» имеется весьма ограниченный багаж из двухсот слов, а литературный румынский язык он так и не выучил за все 20 лет «борьбы» за его внедрение в Молдове.

На сей, счёт молдавский народ о нём даже анекдот сочинил. Вроде, во время последних парламентских выборов Михай Гимпу пошёл к бабке-знахарке, попросил совета, как продлить себе жизнь спикером или президентом.
Бабка выслушала его и порекомендовала пить какие-то травки. На прощание Михай Гимпу спросил знахарку: «Эти травки на самом деле помогут?»,
«Даю гарантию! – ответила знахарка. – Только вот одного не пойму, зачем такая беда на нашу голову»?
Комментарии, как говорится, излишни.

«Недетская болезнь» либерал-большевизма

Политический радикализм крайне опасен в любом обществе, независимо, от кого он исходит, от коммунистов, демократов или либералов. Он, как правило, создаёт «враждебные образы» в общественном сознании, дестабилизирует ситуацию.

Радикал-либерал Михай Гимпу и его племянник Дорин Киртоакэ хорошо освоили известную тактику Мао Цзе-дуна, который советовал: «Чтобы выпрямить, нужно перегнуть!»

И они начали не только «перегибать» везде и во всём, но и делать себе политическую карьеру на нашем историческом прошлом.
Нужно отдать им должное, они первыми уловили, что в Молдове самая непыльная работа – это борьба с прошлым. Тут есть своя логика. Для реформ у них нет ни ума, ни навыков профессиональных, ни интеллекта нет, а чем же им ещё заняться? Правильно, борьбой с «трупом коммунизма».

Тактику Михая Гимпу можно сравнить с «мыльным» телесериалом, которому характерна затянутость, повторение сюжета, но главное – плохая режиссура и непрофессиональная игра актёров.

Грустно, когда видишь, что неудачник «эпохи молодого фронтиста Юрия Рошки» сегодня вдруг обрёл второе дыхание. Он вновь возбудил вирус «панацеизма», превратившийся в болезнь, сопровождаемую навязчивым поиском панацеи от всех просчётов и неудач.

И он её нашёл: то ему не нравится поведение Владимира Филата в АЕИ, то коммунисты виноваты в том, то бывшая Советская власть ему мешает, не позволяет «сосредоточиться на реформах».

Согласен, тоталитаризм, сталинизм, «советский социализм» навредили не только Молдове, всё это уже осуждено, причём не единожды, но Михай Гимпу хочет поставить здесь и «свою подпись».

В то же время, он эту свою подпись ни за что не хочет поставить в перечне других своих «заслуг», о которых даже вспоминать не любит.

Выглядит парадоксально, что, расписывая «преступления» советских времён, сталинизма, которые были осуждены бывшей Компартией ещё в 90-е годы ХХ века, а затем и новым демократическим парламентом Молдовы, сегодняшний «чисторукий либерал» Михай Гимпу так и не покаялся за свои собственные грехи.

Он не покаялся ни за свою вину в развязывании «похода на Юг», ни за участие в развязывании вооруженного конфликта на левом берегу Днестра, ни за связанные с ним многочисленные жертвы, ни за воровскую «приватизацию» и никчемные реформы, ни за превращение Молдовы в самую нищую страну в Европе.

А ведь, мы все это хорошо знаем, на самом первом плане многих этих «героических дел» весьма долгое время был не кто иной, как сам депутат и один из идеологов радикального крыла Народного фронта Молдовы, нынешний «либерал» Михай Гимпу.

В чём ещё проявляется сходство «либерализма» Михая Гимпу и необольшевизма?

В советские времена правящий режим не брезговал сталинским принципом, суть которого заключена в словах о том, что «цель оправдывает средства».

Не брезгует им и «либерал» Михай Гимпу. Он начисто забывает о политических сделках демократов с коммунистами в годы правления ПКРМ, в которых участвовали и нынешние его партнёры по АЕИ-2. Об этом он прекрасно знает, но упорно молчит.

Так что же получается? Большевистский принцип «цель оправдывает средства» всё ещё находится в либеральном «бетоне»? Такая «борьба» с коммунизмом и есть сплетение псевдолиберальных догм с большевистским менталитетом.

Михай Гимпу твёрдо усвоил, что идеология провокаций всегда привлекает обывателя, прибыльно насилует любую политическую конъюнктуру, запугивая население коммунизмом, точно так же, как нас в советское время пугали американским империализмом.

Гимпу твёрдо знает, что сегодня комплекс обид утвердился в виде стереотипов массового сознания, и он пытается их разжечь в политических целях.

У него расчёт прост: надо бросить ложку дёгтя в хрупкую стабильность, и фанатики всегда найдутся. Тактика эта циничная. В искусстве закулисных игр Гимпу не уступает Троцкому.

Неотроцкизму, как и необольшевизму, вообще свойственны политические истерики, сплошные возмущения и разоблачения, и откровенная неприязнь к будничной, рутинной практической работе, к созидательной деятельности. Образно говоря, «в революции они находят себя».

Так обстоят дела Гимпу и в АЕИ-2: с девятью процентами голосов избирателей, полученных его Либеральной партией, он хочет стать «верховным судьёй» всего Альянса и обязательно спикером Парламента.
Мне совершенно непонятно, почему на все эти притязания никак не реагирует врио Президента, спикер Парламента Мариан Лупу? Неужели он не видит, что от такого «союза», от такого «братания» ДПМ и ЛПМ демократы только проигрывают. У них ведь совсем другой электорат. Тогда зачем же устраивать вторые похороны ДПМ?

То же самое, кстати, можно сказать и о ЛДПМ, которую ожидают немало вопросов от электората за «братание» с ЛПМ. Впрочем, это уже, судя по всему, хорошо понял Михай Годя, на днях покинувший партию Филата.

Есть ещё одна чисто большевистская примета. Михай Гимпу очень хотел попасть в учебники истории Молдовы как врио Президента, а потому под занавес своего правления решил оставить на память о себе молдавскому народу что-то «особенное».

Он где-то подхватил вирус «синдрома Брежнева» и потому начал щедро одаривать людей из своего окружения высокими государственными наградами, независимо от того, есть у них какие-либо заслуги перед страной и народом, или таковых нет и никогда не имелось.

Вот с этим сомнительным багажом и он войдёт в новейшую историю Молдовы как врио главы государства, который обесценил государственные награды, а также принимал свои партийные и личные интересы за проблемы страны и народа.

Заразился Михай Гимпу ещё и вирусом «синдрома Хрущёва», отличившись по части принятия волюнтаристских решений. Он издавал указы, утверждал различные комиссии «по эксгумации и осуждению сталинизма», разрабатывал проект новой Конституции, причём без консультаций даже со своими партнёрами по Альянсу.

Вместе со своим племянником – мэром Кишинёва Дорином Киртоакэ он постоянно провоцировал Альянс своими «расследованиями» трагических событий в Кишинёве 7 апреля 2009 года, осыпав их зачинщиков и активных участников высокими наградами и почётными званиями, выступая реаниматором классического тоталитарного слогана: «Государство – это Я».

Нынешний популизм Михая Гимпу тоже идёт из прежней советской эпохи. Правда, советские лидеры воплощали его в идею построения коммунизма, а нынешний постулат Гимпу - тоже «светлое будущее», которое видится ему «в процветании либерализма и благосостояния».

Что ж, популизм всегда таков. На первый взгляд он смешон и вроде бы не так и страшен. Это некая рекламная апелляция к обывателю, который «хавает всё», особенно образы врагов. Это яркий фантик, в который обёрнута всё та же политика, способ отвлечь народ от его проблем.

Но, если копнуть поглубже, если зрить в корень, то становится ясно, что Либеральная партия Михая Гимпу – Дорина Киртоакэ мало чего общего имеет с цивилизованным либерализмом. Национал-антикоммунизм у них на первом месте, а вот всё либеральное – это, скорее, ширма, такой декоративный «бантик сбоку».

Наконец, все разговоры Михая Гимпу о либерализме, все его стенания о демократии, все его попытки предстать в образе «борца с коммунизмом» являются всего лишь драной ширмой, за которой он и его соратники прячут свои истинные цели, состоящие в стремлении удержать власть любой ценой и любыми средствами.

Между тем, как свидетельствуют известные факты, Либеральная партия Михая Гимпу частенько «ходит налево», особенно в период участия в выборных кампаниях, беззастенчиво воруя и присваивая себе левые лозунги о «социальной справедливости» и «социальной направленности» рыночных реформ. Так что, вполне ясно, почему левые ему мешают.

Можно сделать вывод о том, что Михай Гимпу ищет сегодня легитимность в своём, довольно новом для него, «либеральном образе».

Ведь сегодня в общественном сознании существуют два образа исторического прошлого Молдовы: образ сталинизма, тоталитарного режима, и образ радикальной либеральной партии, паразитирующей, ради своего выживания, на «костях сталинизма и призраков коммунизма».

Михай Гимпу хочет быть одновременно и судьёй, и прокурором нашей истории, и исполнителем приговора одновременно. Впрочем, как говорил один мыслитель, не существует такого судьи, который мог бы вынести прошлому независимый вердикт.

Ошибся этот мыслитель. Такой «судья» нашёлся. Это “либерал” Михай Гимпу, который считает себя «высшим судьёй» нашей истории, ситуации в АЕИ-2, судьбы всей нашей страны.

При этом сам он имеет весьма расплывчатое представление о логике и контексте исторических событий существования Молдовы в системе мировых координат.

Его «исторические координаты» не уходят дальше его родного села Колоница. Навязывание им «своего взгляда» на историю – этот всё тот же большевистский приём, та же попытка подчинить историю своим партийным, политическим целям.

«Разум возмущённый» Михая Гимпу кипит вовсе не оттого, что он держит в своих руках списки репрессированных «жертв сталинизма», а от его горячего желания «отомстить» нынешней ПКРМ, отомстить её лидеру Владимиру Воронину, который после каждого очередного «радикального закидона» главного молдавского либерала ставил под сомнение его психическую адекватность и рекомендовал срочно обратиться к психиатру.

Своим пещерным антикоммунизмом Гимпу хочет лишить Молдову надежды на левую социал-либеральную или социал-демократическую альтернативу, которые являются сегодня единственной возможностью спасения страны от хаоса неолиберализма.

«Клиника» радикал-необольшевизма

Я далёк от мысли, что этот «феномен» характерен только для Молдовы. Лучшие умы в мире уже бьют в набат, предупреждая об опасности крайнего радикализма.

Политологи, социологи и психологи считают, что это явление далеко не локальное, оно имеет широкое распространение, свои глубокие корни.

Неслучайно этот феномен тщательно изучается с учётом разных аспектов. Западные эксперты особо забеспокоились после того, как в некоторых европейских странах правые радикалы, или «нацики», как их называют, начали завоёвывать власть. Покойный правый радикал Хайдер возглавил провинцию в Австрии, а националист Ле Пен даже вышел во второй тур президентских выборов во Франции.

Как считают западные эксперты, питательной средой как левого, так и правого радикализма (необольшевизма) является весьма низкий уровень образованности, интеллекта и политической культуры лидеров тех или иных партий.

В своих концепциях, как правило, они демонстрируют тотальное отрицание всех имеющихся плюсов предшественников и тянут более всего к этнополитическому экстремизму и национал-социализму.

Итальянский политолог Мьеди дал своеобразную формулировку политическому радикализму. Это, по его мнению, губная помада и вульгарные колготки, которые используются с целью получения инвестиций для кланового бизнеса. Есть здоровый антикоммунизм, но есть и воинствующий антикоммунизм в виде болезни головного мозга,- считает Мьеди.

Исследования показывают, что радикализм заметно активизируется в период кризисного обострения.

Проявляет себя объективная закономерность: чем тяжелее ситуация в стране, чем выше рост безработицы и нищеты, тем быстрее люди готовы к восприятию радикализации политической жизни.

В такое время люди ищут идеологов (вождей, фюреров), которые предлагают им свои «чудодейственные» рецепты спасения. Во всех бедах становятся виноваты эмигранты, коммунисты, социалисты, русские, евреи, другие «враги».

Сегодняшние радикалы пока не призывают к вооружённому восстанию. Им достаточна охлократия, то есть голос толпы, энергия бунта.

Наконец, как считают западные эксперты, политический радикализм всегда тесно связан психическими и другими личностными чертами.

Сегодняшнему радикалу характерны такие качества, как эгоцентризм, наглость, авантюризм, волюнтаризм, игнорирование Конституции и воли народа. А это всегда привлекает фанатиков, ценящих свой и чужой апломб.

Психологи приводят и такие симптомы «клиники радикализма»: это нарушение логики мышления, провалы памяти, появление галлюцинаций, нарушение способности к здравым рассуждениям. Они увязывают эти психологические аспекты с проявлением паранойи, вызывающей бред.

Следовательно, радикализм вовсе не «детская болезнь» в политике, а вполне взрослая очень тяжёлая и опасная.

Видимо, совершенно не случайно во многих странах с развитой демократией будущие политики, особенно депутаты парламентов и руководители ветвей власти, согласно закону, проходят обязательное тщательное медицинское обследование.

Конечно, не «по блату», у своих знакомых врачей, а у независимых специалистов.

Опасности политического де-жавю

Иногда спорят о том, какой радикализм для нашей страны опаснее: «левошовинистический» в исполнении Валерия Клименко, или «либерал-необольшевистский» Михая Гимпу?

На мой взгляд, и левые, и правые всегда порождают своих радикалов, экстремистов, то есть людей, считающих своим правом навязывать другим людям любой ценой, любыми способами и средствами своё собственное понимание реальной политики.

Подходы бывают различны, и это сказывается, в первую очередь, на их отношении к народу. Правые недовольны левым электоратом, пугают его возвращением коммунизма, левые «застряли» в Советском Союзе. В общем, и те, и другие обманывают народ, дурят головы, разносят заразу «классовых врагов».

Судя по сложившейся в Молдове ситуации, гражданское общество в нашей стране ещё не осознало угрозу как левого, так и правого радикализма. Ещё не образовался иммунитет против этого вируса. Пора уже нажать на кнопку «SOS», пора сказать: «Люди, будьте бдительны! Такой радикализм отравляет и так уже расколотое общество!»

Либерал-большевизм бросает нам сегодня вызов в новом веке. Он занял нишу «игрока», который по своему хотению может играть дестабилизирующую роль.

Если европейский либерализм проявляется в толерантности, оппортунизме и стремлении идти на компромиссы, то наш молдавский либерал-радикализм исключает любую такую возможность, проявляется в наиболее жёсткой форме.

Он возвращает нас к «броуновской политике», залежавшемуся политическому товару, «секонд-хэнду» 90-х годов ХХ века. Мы приходим туда же, откуда, как думалось, ушли навсегда.

«Клинический антикоммунизм», фетишизация своих политических идей, превращение истории в слугу партии - это типичные черты большевизма, они возвращают нас в нестабильность и противостояние в обществе.

«Возрождение Гимпу» мешает и будет мешать разумной, прагматичной политике в стране, как «камешек в ботинке» мешает идти вперёд человеку.

Сказанное выше я не отношу ко всему руководящему составу ЛПМ, там есть и умные головы, но, к сожалению, терпящие нецивилизованные, я бы даже сказал, антиевропейские «закидоны» Михая Гимпу.

Невооружённым глазом видно, что весь «необольшевизм» Михая Гимпу – это тлеющий фитиль в бомбе, заложенный в фундамент нашей государственности, который он готов раздуть в подходящий для этого момент, когда «созреют условия». Сегодня ему мешает другая электоральная конъюнктура, движение государственников и возможность решения Приднестровского конфликта.

«Пятая колонна» ведёт войну против молдавской государственности и молдавской идентичности уже 20 лет. Разумеется, не на полях сражений, а в политической и информационной войне. Сегодня в вопросах молдавской идентичности с брежневизмом нас роднит очень многое, слишком многое, чтобы этого не замечать. В советские времена навязывалась одна идентичность - «единый советский народ». Должен был исчезнуть «молдавский народ».

Сегодня необольшевики Гимпу продолжают эту традицию. Республику Молдова они считают «сталинским проектом» и перекрестили в Бессарабию, а «молдавский народ» исчез из их либеральной политической лексики.

Либерал-большевики хотят обернуть в траурные полотна не только сталинские репрессии, но и день образования Молдавского государства в 1359 году. Они уже не помнят эту дату. В Польше говорят: поляк и патриот синонимы. У нас радикал-либералы и патриотизм – несовместимы.

Вот так мы и живём на своей земле, на земле своих предков, а, совсем рядом с нами живут люди, которые предают историю рождения нашего государства, а, значит, и Родину. Почему? Ровно по той причине, почему кошка предаёт своего хозяина, когда её приласкает чужой и соблазнит колбасой.

Куда заведёт Молдову либерал-необольшевизм Гимпу – Киртоакэ? Это может стать провокационной спичкой в стоге сена. Надо забрать у них эти спички, иначе эти «неразумные дети» могут спровоцировать такую дестабилизацию, что мало не покажется. В противном случае, в Молдове продолжится «холодная война», делающая её лёгкой добычей для новых диктаторов.

Говорят, морщины на лике страны оставляет не время, их оставляют политики-временщики. Придёт час, когда мы забудем о «чистом либерале» Гимпу. Но «морщины» от его либерал-большевизма останутся. Была права бабка-знахарка: Зачем такая беда на нашу голову?





Обсудить