Колоница своё слово сказала. Слово за Кишинёвом

Главная, до предела примитивная, стратегия Киртоакэ покоится только на одном-единственном доводе: Киртоакэ, якобы, за европейское будущее Молдовы, Додон – за коммунистическое прошлое. В этом уверены те, кто привык путать евроинтеграцию с клумбой в сквере Европы. Евроинтеграция – это европейские дороги и тротуары, европейские подъезды и лифты, европейская медицина, европейский контроль над коррупцией, европейское отношение чиновников к простым людям. И тогда у кого больше шансов превратить Кишинёв в европейскую столицу – у митингового демагога Киртоакэ, или у его оппонента Додона – прагматика и человека дела?

Местные выборы 5 июня 2011 года завершились успехом Партии коммунистов Республики Молдова в молдавских городах, включая столицу страны. Ещё никогда за все годы независимости молдавские коммунисты не добивались большинства в Кишинёвском муниципальном совете. И ещё никогда кандидат от ПКРМ в мэры города не побеждал столь уверенно в городских районах столицы.

Выражение «городские районы столицы», казалось бы, звучит как масло масляное. Разве бывают «сельские районы столицы»? Однако, как бы странно и абсурдно это ни звучало, в случае Молдовы это имеет место. В середине 90-х годов в состав Кишинёвской муниципии был включён целый ряд окрестных сёл. Справедливости ради надо сказать, что такая практика присутствовала и в советские годы. Но если в то время она была оправдана ростом территории городских районов, когда на месте старых сёл вырастали новые городские кварталы.

Однако в ближайшие годы территория города расти не будет. Все сёла останутся на своих местах, их жители не подвергнутся принудительной урбанизации, на месте сельских домов не вырастут новые высотные дома. Сельский уклад в Колонице, Гратиештах или Трушенах никак не изменился. Тем не менее, жители этих сёл участвуют в выборах генерального примара столицы Молдовы, и более того, оказывают на эти выборы самое непосредственное влияние.

Дополнительную абсурдность ситуации придаёт тот факт, что все эти окрестные сёла, помимо участия в выборах генерального примара, вправе избирать своих сельских примаров. Однако жители Ботаники, Рышкановки или Боюкан такой возможности лишены – они даже не вправе избирать преторов собственных секторов! И поэтому, в отличие от привилегированных жителей сёл, единственная возможность для горожан (в прямом смысле) проявить волеизъявление – это выборы генерального примара и муниципального совета.

Как бы то ни было, коммунисты выиграли местные выборы в Кишинёве. Кандидат в примары Игорь Додон получил рекордное число голосов – 166 тысяч. Ещё 159 тысяч получил список кандидатов от ПКРМ в муниципальные советники. Впервые за годы независимости ПКРМ получила в муниципальном совете Кишинёва 26 из 51 мандата, что даёт возможность коммунистам самостоятельно избрать председателя муниципального совета и его заместителей.

Победил на выборах и Игорь Додон, набравший в первом туре больше всех голосов избирателей. Правда, этих голосов не хватило для того, чтобы быть избранным уже в первом туре. Отметим, что победив на выборах в 2007 году, Киртоакэ имел 130 тысяч голосов, на 36 тысяч меньше, что Додон получил 5 июня 2011 года в первом туре. В городских районах Кишинёва Додон одержал уверенную победу. В наиболее населённом секторе Ботаника он получил более 58% голосов, в секторе Рышкановка – более 53%. Чуть хуже оказались его показатели в секторах Боюканы (49,62%), Чеканы (48,77%) и Центр (47,8%). Достаточно высоки показатели Додона в пригородах Вадул-луй-Водэ (57%) и Ватра (более 52%) – впрочем, оба этих урбанизированных посёлка входили в состав Кишинёвского горсовета ещё при советской власти.

Зато нынешний (или уже бывший?) генпримар Дорин Киртоакэ победил в окрестных сёлах, формально присоединённых к Кишинёву. В Колонице – «столице» их семейного клана, а также в Гратиештах, он получил более 78% голосов, в Трушенах – около 70%, в Бачое – более 66%, в Тогатино – более 64%, в Дурлештах – более 62%, в Будештах и Кондрице – более 60%, в Кодру – более 58%, в Сынжере – более 56%. Поэтому, если бы избирался единый генеральный примар всех кишинёвских пригородов, Киртоакэ уверенно победил бы уже в первом туре.

И этому тоже есть свои объяснения. Во-первых, жители сёл живут своими старыми семейными мифами и легендами, например, «коммунисты забрали у нас корову», «коммунисты выморили нашу семью голодом», «коммунисты нас депортировали в Сибирь». И никого не интересует, что именно при коммунистах молдавское село впервые стало конкурентоспособным и на общесоюзном рынке, и в Европе. Вся сельская инфраструктура – дороги, предприятия, школы, клубы и так далее – были построены коммунистами либо до 1991 года, либо в 2001 – 2009 годах.

Во-вторых, многие жители сёл наивно полагают, что сохранение либералов у власти в Молдове позволит им получить всевозможные блага от Евросоюза, вплоть до безвизового режима. Так им сподручнее будет навещать своих дочерей, разбавляющих кровь европейских народов молдавской кровью от Порту до Милана. Молдаване за годы либеральных реформ из народа-виноградаря превратились в народ-посудомойщик, и многих, судя по результатам голосования, такая перспектива вполне устраивает.

Наконец, в-третьих, сельского жителя гораздо проще надурить или подкупить, либо продуктовым набором, либо просто наличными деньгами. Там гораздо проще совершать фальсификации – телекамер мало, наблюдатели от оппозиции за всем не уследят. Именно на эти участки проводился массовый своз студентов. И ещё неимоверное количество самых диких нарушений, часть которых удалось документально зафиксировать.

В штабе Либеральной партии, равно как и во всём Альянсе «За европейскую интеграцию», знали о том, какое непаханое поле дают им столичные пригороды. Именно благодаря этим сёлам в 2003 году был избран примаром Серафим Урекян. Во многом благодаря этим же сёлам в 2007 году обеспечил себе уверенную победу юный унионист Дорин Киртоакэ. И на эти же сёла делали ставку те, кто до 5 июня говорил, что исход выборов будет предрешён (именно так сказал Михай Гимпу, отвечая на вопрос телеведущего Анатолия Голи в ток-шоу «Открытая студия» на канале ТВ7 о выборах генпримара Кишинёва: «А что тут обсуждать, всё давно решено»).

Организаторы просчитались. Им не помогли ни наглый подкуп избирателей, ни откровенные нарушения на участках, ни даже срежиссированные экзит-поллы, показывавшие явку пенсионеров на избирательные участки в районе 7% (меньше, чем молодёжь, чего никогда не было в истории) и впоследствии победу Киртоакэ в первом туре. Самодовольство господ Цэрану, Боцана и Барбарошие в студии телеканала «Публика» сменилось отчаянным скулежом представителей Польши и Румынии вкупе с истеричными причитаниями Константина Тэнасе на страницах газеты «Тимпул».

Однако «сборная АЕИ» попыталась организовать новую афёру. Огорчив своих сторонников, преждевременно открывших шампанское, молдавский ЦИК заставил начать преждевременно праздновать победу и оппозиционный электорат, объявив о победе Игоря Додона в первом туре – в тех же цифрах, что и экзит-поллы, предсказывавшие победу Киртоакэ, только с точностью до наоборот. Позже выяснилось, что эти результаты только по самому Кишинёву, без учёта «муниципальной сельской местности», и что их результаты ещё предстоит посчитать.

Как полагает аналитик Вячеслав Валько, это было сделано намеренно – во-первых, чтобы попытаться сфальсифицировать итоги выборов в муниципальный совет, во-вторых, чтобы создать у избирателей Игоря Додона убеждение, что ему никто не даст победить – любые выборы будут подтасованы, и 19 июня можно со спокойной совестью ехать на дачи и огороды. Но есть первая попытка была сорвана усилиями наблюдателей, то второй миф – о всесильности АЕИ и неизбежности фальсификаций - упорно продолжает жить среди определённой части левых избирателей.

Да, у Альянса действительно в рукавах тысяча и один способ «относительно честной» фальсификации выборов, на которые указывает МИД России в своём заявлении – и качество избирательных списков, и манипулирование избирательным законодательством перед выборами, и печатание неимоверного числа избирательных бюллетеней, и «карусели», и фокусы с паспортами, и подкупы, и запугивания, и многое другое.

Но и коммунисты после выборов 28 ноября прошлого года многому научились. Качественно работают наблюдатели, ловящие за руку каждого махинатора. Отлажено работают передвижные патрули, одному из которых удалось пресечь продолжающуюся после официального закрытия работу участка в Колонице. На место нарушений моментально прибывают телекамеры канала NIT, агентства «Омега» или иностранных каналов, аккредитованных в Молдове – и если дело оказывается вне внимания полиции и ЦИК, оно сразу же становится достоянием самой широкой общественности. 19 июня каждый участок в каждом селе окажется под тройным вниманием наблюдателей, юристов и телекамер – в этом можно даже не сомневаться.

Да, раненый и агонизирующий зверь – самый опасный. Спонсоры АЕИ, начиная с бухарестских «кураторов» Молдовы и кончая отечественным мистером Кукловодом (фамилию которого нам обещает назвать Влад Филат) пойдут на всё. Маски сброшены уже сегодня: врио президента Мариан Лупу, прежде рядившийся в тогу «молдавского государственника» и «друга России», а затем обиженно надувавший губы из-за использования его совместных кадров с Михаем Гимпу, сегодня открыто поддержал ярого униониста и воинствующего русофоба Дорина Киртоакэ.

Вряд ли на этот вопрос можно будет ответить, как и на вопрос, как себя будет чувствовать редактор якобы пророссийской газеты «Коммерсант-плюс» Роберт Западинский, патетически восклицающий в своей статье «Не верю!» в адрес коммунистов. А в Киртоакэ Вы верите, господин Западинский? Вы готовы взять на себя ответственность за обильное возлияние воды на мельницу русофобско-унионистского режима?

Главная, до предела примитивная, стратегия Киртоакэ покоится только на одном-единственном доводе: Киртоакэ, якобы, за европейское будущее Молдовы, Додон – за коммунистическое прошлое. В этом уверены те, кто привык путать евроинтеграцию с клумбой в сквере Европы. Евроинтеграция – это европейские дороги и тротуары, европейские подъезды и лифты, европейская медицина, европейский контроль над коррупцией, европейское отношение чиновников к простым людям. И тогда у кого больше шансов превратить Кишинёв в европейскую столицу – у митингового демагога Киртоакэ, или у его оппонента Додона – прагматика и человека дела?

«Святая троица» (прости меня, Боже, за кощунство) в составе лидеров Альянса уже предстала перед камерами в комичном виде с листами в руках, заявляя о совместной поддержке молодого униониста на пост генерального примара Кишинёва. И это только начало. Мы, вероятнее всего, увидим раздачу предвыборных подарков и продуктовых пакетов. Мы увидим новые шоу с экзит-поллами в день голосования. Всё это будет.

Но всё это уже было. Это мы видели и 5 сентября, и 28 ноября, и 5 июня. У них многое выходило в прежние дни (особенно 28 ноября), но не прошло сейчас. Никакими фальсификациями, подкупами и угрозами нельзя перебить массовую явку избирателей на выборы. Это наглядно показали и 1994, и 2001, и 5 июня 2011 года, когда властям не удалось, как они ни старались, подтасовать выборы в муниципальный совет.

Гимповцы хотят видеть вас отчаявшимися, потерявшими надежду, махнувшими на всё рукой. На это есть только один ответ: голосовать. Причём не только самим приходить, но и приводить с собой родственников, друзей, соседей, коллег по работе, просто знакомых. Надо помнить: 19 июня будет важен каждый голос. Любой бюллетень будет способен склонить чашу весов истории на ту или иную сторону. Любой из нас, кто в этот день не придёт на выборы, проголосует своими ногами (и другими частями тела) за Киртоакэ и Гимпу, за продолжение разрухи в нашем городе, за новые «памятники жертвами оккупации», за новое гражданское противостояние.

Колоница уже сказала своё слово. Мы его услышали. Слово за Кишинёвом.

Обсудить