Органы правосудия: Служат или обслуживают?

Речь идет о полной аморфности, бездействии, беспомощности органов власти и государственного управления, силовых структур, в разрешении некоторых общественно важных вопросов. Призванные работать на государство и общество, на деле они всего лишь покрывают властную элиту.

Паралич органов власти – «бич общества» в Республике Молдова

Одним из любимых приемов наших политиков, особенно в разгар избирательных кампаний, является выявление на суд общественности т.н. главного «бича общества», всеобъемлющего зла, от которого, по их мнению, происходят все беды населения и из-за которого жизнь никак не может наладиться. Возьмем, к примеру, двух главных ньюсмейкеров последних месяцев, главных кандидатов на пост генпримара Кишинэу: Игоря Додона и Дорина Киртоакэ. Первый в качестве главного порока выбрал классический вариант с коррупцией, которая намертво поразила Примэрию. Это неоднократно проверенный временем прием, этакая неуничтожаемая поганка, выводить которую на постсоветском пространстве можно долго и вдохновенно. У второго масштабы куда серьезнее, а именно красная угроза в лице коммунизма (Воронинского), нависшая над «проевропейской» Молдовой и угрожающая утащить всех назад в прошлое или же в лапы маячащей за ее спиной России.

Каждый здравомыслящий человек отдает себе отчет, что это не более чем инструменты массовой манипуляции общественным мнением, информационные поводы, пропаганда, суть которой увести внимание населения от реальных проблем государства. В тени же этой постоянной демагогии, информационных «уток», напичканных на ТВ, главной интриги года под названием «Кукловод», интерактивным шоу с обработкой бюллетеней и подсчетом голосов, реальный «бич общества» продолжает паразитировать страну и население. Речь идет о полной аморфности, бездействии, беспомощности органов власти и государственного управления, силовых структур, в разрешении некоторых общественно важных вопросов. Призванные работать на государство и общество, на деле они всего лишь покрывают властную элиту.

Один на один с государственным аппаратом.

Поставив цель продемонстрировать порочность государственной машины, автор этих строк провел журналистское расследование, в основу которого легли несоответствия между задекларированными доходами и пожертвованными денежными средствами некоторых кандидатов в депутаты за две парламентские кампании 2009 года (5 апреля и 29 июля). В качестве показательных примеров были взяты данные Михая Гимпу и Александру Тэнасе, взносы которых в фонд любимых партий значительно превышали задекларированные доходы. Тогда г-н Гимпу задекларировал в ЦИК доходов на сумму в 311 192 леев, а внес в дело партии 755 750 леев. Г-н Тэнасе задекларировал 407 563 леев, произведя взносов при этом на сумму 492 000 леев. Аналогичные нестыковки были и других подозрительных доноров, среди которых: Олег Серебрян, Вячеслав Унтилэ, Юрие Колесник, Леонид Бужор и многие другие. Суть тут, в общем-то, не в именах, а в том, каким образом на подобные несоответствия отреагировали компетентные органы и в первую очередь Государственная Налоговая Инспекция.

Однако ни Налоговая Служба, ни стоящие выше по иерархии Минфин и Правительство РМ (где существует Центральная Комиссия по контролю деклараций о доходах и имуществе), не смогли, или не захотели, дать сколько-нибудь вразумительного ответа на поставленные в петициях вопросы: было ли проведено расследование в связи с явными несоответствиями между доходами и взносами указанных лиц? Установлены ли источники данных денежных поступлений? Подтверждена ли их легальность?

Подобная информация, без сомнений, представляет общественно значимый интерес, и право на доступ к ней закреплен целым сводом законов и других нормативных актов, как то: Закон о доступе к информации, о подаче петиций;
ч.(1) ст.34 Конституции «Право лица на доступ к любой информации, касающейся общественных дел, не может быть ограничено»;
ч.(2) ст.34 Конституции, согласно которой государственные структуры обязаны в соответствии со своей компетенцией обеспечивать достоверное информирование граждан об общественных делах и др.

Более того, поданные петиции были составлены совместно с официально зарегистрированным СМИ и содержали подпись, как главного редактора издания, так и автора расследования. Поставленные вопросы касались исключительно подозрений в нарушении налогового законодательства, и именно удовлетворению подобных запросов собственно и благоволит Налоговый Кодекс.

Все это было упрямо проигнорировано всеми перечисленными государственными органами, в следствие чего в Апелляционную Палату было подано исковое заявление с требованием обязать ответчиков предоставить запрашиваемую информацию.

24 ноября 2010 года судья Виктор Прутяну (кстати, заседавший недавно при решении о пересчете голосов на выборах в Муниципальный Совет) при полном отсутствии обоснованности и без приведения конкретных норм в мотивировочной части решения, а также с нарушением других процессуальных норм права, отказал в удовлетворении иска.

Кассационная жалоба на данное решение была подана в Высшую Судебную Палату и 13 апреля 2011 года была отклонена коллегией судей в составе: Новак Светлана, Стратулат Галина и Молдован Святослав, оставившей в силе решение первой инстанции. Таким образом, что ВСП, что Апелляционная Палата, отклонив иск, отклонили собственно и общественный контроль за деятельностью государственных органов, - один из принципов как гражданского общества, так и поистине демократического государства. Судебная власть выступила на стороне контролирующих органов, покрывающих деятельность политической элиты.

Вместо службы обществу – прислужничество политической элите

Сегодня в любой развивающейся стране, в том числе и в России, от которой так шарахаются наши политики, именно органы государственного управления, силовые структуры, судебные инстанции выходят на первый план в разрешении общественно-важных вопросов. Зачастую они проводят собственную, а не навязанную сверху, линию, четко соответствующую своим полномочиям и букве закона, становясь все более независимыми от политического руководства страны, оказывая влияние на него и даже саботируя некоторые его решения.

Повышенная роль государственных структур в управлении обществом, обладание ими политического веса, крепкая позиция в механизме госуправления, постоянный рост автономности и самостоятельности - вот они признаки настоящей демократии.
Вспомните тот же конфликт между Следственным комитетом РФ и Прокуратурой Московской области, разразившийся зимой этого года на почве подозрений в «крышевании» сотрудниками прокуратуры и милиции игорного бизнеса в Подмосковье. В скандал был вовлечен даже лично генпрокурор РФ Юрий Чайка, и дело до сих пор обрастает новыми подробностями, арестами и отстранениями от службы высокопоставленных чиновников.

Отсутствие крупных уголовных дел и судебных разбирательств, касающихся действующих государственных деятелей и политиков в РМ, позволяет сделать только один-единственный логичный вывод: абсолютно все чиновники, судьи и прокуроры находятся на коротком поводке политиков.

Вспомните, хотя бы дележку силовых ведомств и министерств лидерами либерально-демократических партий накануне создания АЕИ-2 и все встанет на свои места. Вся пройденная в расследовании цепочка, от мелкого чиновника Налоговой до судьи ВСП наглядно демонстрирует положение контролирующих органов, силовых ведомств и судебной власти в этой стране, а также позволяет дать ответы на некоторые щепетильные вопросы.

Почему, например, в каждую избирательную кампанию в избирательных списках партий присутствуют сомнительные персоны, лица с криминальным прошлым, а их не только не сажают, но дают возможность преспокойно пройти в Парламент, муниципальные и районные советы.

Почему ЦБЭПК, который регулярно задерживает взяточников, не в состоянии вывести на чистую воду ни одного сомнительного вкладчика в избирательный фонд. У них всегда есть сомнения и подозрения, но все они оказываются беспочвенными. Откуда у нас взяться действительно потрясшим бы общественность расследованиям, хоть парочке выявленных органами фактов крупнейших финансовых нарушений, последующих судебных разбирательств и соответствующих наказаний, если Налоговая инспекция в своих ответах на запросы пишет, что: «суммы, внесенные физическими лицами в избирательную кампанию, могут накапливаться годами и подтверждение их легальности, не входит в компетенцию налоговой инспекции»? Браво! Только вдумайтесь: в компетенцию Налоговой не входит определение легальности доходов (уплачены ли с них налоги).

Не удивительно и то, почему ничего не предпринимается и по другим резонансным в обществе делам, как то прошлогодние скандалы, связанные с контрабандой сигарет и многие другие подобные случаи, где хоть малейшим образом замешаны видные политики. Кульминацией этого организационного бессилия силовых и контролирующих органов можно считать подобие расследования событий 7 апреля 2009 г.

Полное отсутствие авторитета, компетенции и чести у правоохранительных органов, невыполнение своих обязанностей госслужащими, отсутствие судебных разбирательств по фактам реального нарушения законодательства делает просто смешными любые публичные запросы в Генеральную Прокуратуру и прочие ведомства, по типу недавнего запроса Игоря Додона и предоставления им материалов, касающихся мошеннических схем хищения средств муниципального бюджета; протекционизма и злоупотребления влиянием со стороны генерального примара Кишинева Дорина Киртоакэ. Кого они хотят испугать этим и чем угрожают друг другу? Складывается впечатление, что подобные жесты рассчитаны исключительно на доверчивого зрителя, который услышав слово «прокуратура» сразу же успокоится и поверит, что все виновные будут наказаны.

Конечно, неверно полагать, что данный порок развился исключительно при нахождении у власти либералов, но ведь именно они так обещали нам независимую юстицию и аполитичность правоохранительных органов. Вместо этого, людям продолжают морочить голову с экранов ТВ кукловодами, борьбой с коррупцией, коммунизмом и прочим абстрактным злом. А силовые структуры и органы госуправления так и продолжают служить не обществу, а попросту поделены между политиками как гарантия собственной безопасности. И это действительно реальный «бич общества», который превратил Молдову в территорию интересов элитарных группировок, а не нормальное развивающееся и уж тем более европейское, демократическое государство.

Обсудить