Молдо-приднестровский переговорный процесс: «5+2» или «6+1»

Именно референдум, по нашему мнению, должен продемонстрировать подлинную волю как молдавского, так и приднестровского народов, сказать всему миру – что на самом деле хочет народ в молдо-приднестровском урегулировании.

Недавно прошедший в Москве очередной раунд консультаций по молдо-приднестровскому урегулированию в формате «5+2» оставил достаточно странное впечатление. Странное, в первую очередь потому, что та скудная информация, которая просочилась во вне, дает повод серьезно задуматься о процессах, происходящих внутри действующего переговорного формата «5+2». По словам действующего посла Республики Молдова в Российской Федерации Андрея Негуца, которые он озвучил в эфире канала «Эхо Москвы», фактически в работе переговорного формата произошла некоторая метаморфоза, а именно: 6 участников (Молдова, Россия, Украина, ОБСЕ, СЕ, США) вроде бы оказались по одну сторону, а 1 участник (Приднестровская Молдавская Республика) по другую сторону при обсуждении повестки дня. Речь в данном случае идет о консолидированной позиции большинства участников по вопросу принятии решения о возобновлении официальных молдо-приднестровских переговоров, которые были прерваны несколько лет назад.

Так ли это было на самом деле, или нет, нам трудно судить не будучи конкретными участниками этих консультаций, однако явно просматривающаяся тенденция свидетельствует о том, что преобладающее большинство «переговорщиков» полны решимости усадить Молдову и Приднестровье за полноценный «переговорный стол». И вот тут-то сразу возникает «целый букет» вопросов касательно содержательного смысла и конечных результатов этих переговоров. Другими словами, о чем договариваться и как договариваться, если у сторон конфликта кардинально противоположные ценностные ориентиры и декларируемые цели: так называемая «широкая автономия» или « автономия с отдельными элементами федерализма» для Приднестровья в составе унитарного молдавского национального государства (позиция Молдовы) и независимая от Молдовы, суверенная Приднестровская Молдавская Республика (позиция Приднестровья). Тем более что российская сторона неоднократно со всей ответственностью заявляла, что полноценный переговорный процесс может иметь перспективы на успех исключительно при равенстве сторон.

Совершенно очевидно, что приднестровская сторона имея в качестве весомого конституционного аргумента впечатляющие результаты референдума 2006 года по определению государственного статуса Республики, никогда не согласится на молдавские условия. Иначе говоря, что возобновлять, если и так ясно, что, при сохранении нынешних реалий, впереди всех ожидает прогнозируемый тупик.

Приднестровская Молдавская Республика вот уже 21 год живет своей«непризнанной» жизнью И эта жизнь кардинально отличается от той «ужасной» жизни, от тех страшилок которыми полны западные СМИ. Как в любой стране рождаются дети и умирают старики, работают детские сады и школы. Функционирует классический многопрофильный университет. Работают заводы и «фабрики», в том числе такие известные,
как: Рыбницкий металлургический завод, Тираспольский вино-коньячный комбинат, «Тиротекс», «Электромаш», рынки и магазины.

В целом, все как в обычном «признанном» государстве. Однако, это не совсем так. Ежедневно, на протяжении всех 20 с лишним лет, граждане Приднестровья сталкиваются со множеством препятствий, препон и ограничений, терпят тяготы и невзгоды от всевозможных блокад и угроз, в первую очередь со стороны Республики Молдова, подвергаются незаслуженному остракизму со стороны мирового сообщества. Увы, таковы сегодня в мире «правила игры», такое ныне «международное право» - право сильного и беспринципного, право двойных стандартов.

Этот сильный и циничный хочет, признает хоть кого в качестве суверенного государства, хочет не признает. Хочет устроить небольшую «войнушку», пожалуйста вам Ливийский кошмар, хочет «народную революцию», пожалуйста - Египетская «революция», хочет расчленить суверенное государство – вот вам Сирийский сценарий.

Все это становится возможным только потому, что мир по-прежнему, как бы не спорили многие известные специалисты в области мироустройства и геополитики, остается однополярным, построенным по принципу пирамиды, на вершине которой восседает «император» всех континентов, морей и океанов – Соединенные Штаты Америки. В силу чего то что не устраивает США, по определению должно не устраивать весь остальной мир. Вот не устраивает их существование независимого Приднестровья, которое своей приоритетной стратегической целью считает перспективное вхождение в состав Российской Федерации и они предпринимают всевозможные шаги и действия, напрямую, или через подконтрольные политические режимы стран Европы, чтобы ликвидировать эту независимость и заставить всех остальных мировых акторов с этим согласиться, также, как под очевидным давлением США, страны мира сегодня «соглашаются» и признают новое «государство» Косово.

О том, что США главный заинтересованный игрок Западного мира в молдо-приднестровском урегулировании этом можно судить хотя бы по тому с каким пристальным внимание в США следили за начавшимися в Москве консультациями по молдо-приднестровскому урегулированию. Накануне и в день консультаций нами была проанализирована информация поступившая на сайты западных радиостанций «Голос Америки», «Свобода», «Немецкая волна», «Би-Би-Си» и только «Голос Америки» дал два серьезных обстоятельных материала по встрече в Москве со своими комментариями.

А как, по их логике, может быть иначе? Как США могут допустить, чтобы под боком у Западного мира, между Молдовой и Украиной, которых Запад интенсивно тащит в НАТО и ЕС, существовало независимое Приднестровье, заселенное этническими русскими и русскоязычными, сохранившее верность России и на территории которого размещены российские войска. Данная реальность ломает им всю диспозицию на мировой шахматной доске.

К сожалению, этому мощному натиску Запада, в первую очередь в лице США, сегодня не могут противостоять даже очень сильные государства, к которым несомненно относиться и Россия. Да, мы-приднестровцы, безусловно понимаем, что сегодняшняя Россия – это не Советский Союз. Россия существенно уступает ему по экономической и военной мощи, по человеческому потенциалу, мировому влиянию, авторитету и не может на равных разговаривать с США. Хотя, бывает, что на обыденном уровне как то все это забывается и мы постоянно твердим себе одно и то же : ну почему Россия нас не признает, ну неужели России это трудно сделать, ну неужели, там в Кремле, не видят, что Приднестровье – это стратегический плацдарм для России в ее геополитическом противостоянии с Западом, что это часть русского мира, большой России.

Да, возможно и видят и понимают, но нет реальной возможности как-то кардинально изменить порядок вещей. Безусловно, в российских властных кабинетах есть определенное видение «приднестровской проблемы», возможно не одно и не два. Может быть, даже, серьезно учитывающее «американский фактор» этой проблемы. Видимо не всех в этих кабинетах устраивает нынешнее положение в молдо-приднестровком урегулировании
« ни мира – ни войны». Возможно не случайно не так давно был смещен со своего поста бывший посол России в Республике Молдова, заместитель секретаря Совета Безопасности РФ адмирал Юрий Зубаков, курирующий молдо-приднестровский переговорный процесс.

Скорее всего в Москве уже сформулирована или вырабатывается новая стратегия в разрешении молдо-приднестровского конфликта, о чем можно судить по некоторым высказываниям официальных российских лиц, в частности, представителя России в молдо-приднестровском урегулировании Сергея Губарева, заявившего, что Приднестровье сможет жить отдельно от Молдовы только улетев на Луну. Сергею Губареву, как дипломату не следовало бы так говорить. Очевидно, кто-то в свое время аналогичным образом высказывался в отношении Абхазии и Южной Осетии. И что ж – сейчас эти государства находятся в составе Грузии? Такая же метаморфоза вполне может произойти и в случае с Приднестровьем. Главное не надо торопиться, пытаться срочно «что-то» решить в условиях отсутствия предпосылок.

В основе этого «нового» российского видения видимо лежит все та же старая аргументация, согласно которой, мол, находясь в составе Молдовы Приднестровье вместе с Гагаузией будет сдерживать Молдову, не даст ей уйти в Румынию, проводить исключительно прозападную политику, стать членом НАТО. Если попытаться проанализировать этот подход с точки зрения логики , то на первый взгляд он кажется вполне обоснованно востребованным. Однако если оценить этот подход с учетом, на наш взгляд, проигнорированной российской стороной структурной детализации, мы увидим, что он не просто далек от идеала, но содержит очень серьезные изъяны и подводные камни, которые вполне могут обанкротить Россию на молдо-приднестровском направлении.

С нашей точки зрения, российские властные представители достаточно поверхностно и «несерьезно» воспринимают то обстоятельство, что официальным стратегическим курсом Республики Молдова уже давно является ее проамериканский, проевропейский вектор развития. Этот курс и ориентация на Запад на сегодняшний день составляют для нее главную ценность и совершенно очевидно, что возврата к «Советской Молдавии» нет и быть не может. Ныне западное воздействие на внутреннюю и внешнюю политику Республики Молдовы является определяющим. Об этом можно судить хотя бы по фактическому участию « нейтральной» Молдовы в различных мероприятиях и учениях Северо-Атлантического блока.

Попытки России хоть как-то оказать влияние на переформатирование политических предпочтений политического класса Республики Молдова с упором на поддержку левых политических сил в лице партии коммунистов в целом потерпели фиаско, тем более что коммунисты тоже не раз заявляли о необходимости для Молдовы европейского выбора, что фактически подтвердил на днях один из новых лидеров молдавских коммунистов и «главная надежда» Москвы на выборах мэра Кишинева Игорь Додон, неожиданно призвавший Россию не вмешиваться во внутренние дела Молдовы. Почему-то Россия «забыла» и знаменательные слова Дмитрия Козака, назвавшего в 2003 году, поступок президента Молдовы Владимира Воронина сорвавшего подписание уже завизированного Меморандума по молдо-приднестровскому урегулированию – поступком «находящимся за гранью добра и зла». И этого человека, и эту партию российская политическая элита вновь избрала в качестве своей опоры и надежды в Молдове?

Очевидно и то, что эта «новая» стратегия России «закрывает глаза» на наличие 160 тысяч граждан Российской Федерации постоянно проживающих в Приднестровье, «русскость» всего и вся в Приднестровье, пророссийский менталитет абсолютного большинства населения Республики, всеми фибрами души стремящегося стать частью Российского общества и государства. Невольно создается впечатление (возможно и ложное), что Россия, как мать в силу объективных обстоятельств потерявшая раннее своего ребенка, который повзрослев пытается опять вернуться к ней, отвыкнув от него и забот о нем и боясь чьего-либо внешнего осуждения, вновь стремится отправить его «туда» - далече.

Наконец, надо понимать и то, а мы приднестровцы это отчетливо осознаем, что если все же произойдет силовое навязывание приднестровскому обществу «проживания» в рамках национального молдавского государства (то ли в рамках автономия, то ли автономии с элементами федерализма) преобладающая часть приднестровского населения (преимущественно русскоязычное население) не смирится с существующим положением и просто возьмет и уедет в Россию на постоянное место жительства, ведь Россия - это их большая Родина. Уедет, поскольку интернациональное Приднестровье не сможет адаптироваться к условиям жизни в рамках национального государства, территориально целостной Молдовы. То, что останется от Приднестровья в составе Молдовы, Приднестровьем собственно уже не будет. И тогда уже точно, на все времена, Молдова «уйдет», руководствуясь своей стратегией развития, на Запад, окончательно и бесповоротно.

Еще раз оговоримся, мы понимаем все стоящие перед Россией проблемы, осознаем, что многое в ее экономическом и геополитическом развитии зависит от ведущих мировых акторов, каковым она к сожалению ныне не является. Но это вовсе не означает, что следует отказываться от своих принципов, от своих друзей и своих «детей». Если молдо-приднестровская проблема не решается сегодня, не следует уподобляться Западу и искусственно заставлять стороны конфликта «что-то» подписать любой ценой. Даже если этот Запад очень настойчиво «многое» обещает взамен.

Скажем, Турция не сильней России ни экономически, ни в военном плане. Однако несмотря на всевозможные «пряничные» ей предложения со стороны Евросоюза в обмен на отказ от поддержки Турецкой Республики Северного Кипра, она вот уже 36 лет по прежнему оказывает всестороннюю поддержку этому непризнанному государству и своим гражданам, там проживающим, не «сдает» непризнанную Республику.

Может быть и России следует пойти по пути Турции и не спешить с так называемой «реинтеграцией» Республики Молдова, несмотря на все «заманчивые» предложения со стороны США, ЕС и федерального канцлера ФРГ госпожи Ангелины Меркель, других европейских руководителей. Достаточно только вспомнить, какие обещания были даны в свое время Михаилу Горбачеву, каким соблазнам он не смог воспротивится и что из всего этого получилось. Обещания Запада их «реализация», где-то там в заоблачном «далеко». Приднестровье же, вот оно, здесь. Сегодня оно есть, а завтра, с учетом вышеизложенного, его может уже не стать.

Осмысливая создавшуюся на переговорном поле тупиковую ситуацию и стремясь предупредить очевидную ошибочность предпринимаемых российским политическим классом шагов на приднестровском направлении, мы бы предложили новую стратегию молдо-приднестровского урегулирования, как некий промежуточный, но весьма эффективный способ дающим двум сторонам конфликта возможность в течении достаточно длительного периода времени решить свои внутренние политические проблемы, укрепить свой экономический потенциал, окончательно определиться с приоритетами и ориентирами, а затем уже на новой мировоззренческой и нравственной основе вернуться к основной повестке дня. Речь конечно же идет об уникальном успешном опыте Китайской Народной Республики по решению «проблем» Гонконга и Макао и аналогичной разработанной стратегии разрешения «проблемы» Тайваня.

Необходимо особо отметить, что Китай не просто декларирует свои установления и преференции для этих стран-регионов, но и реализует их на практике, не отступая ни на йоту от подписанных документов, демонстрируя тем самым свою договороспособность и государственную порядочность. В силу чего, «Отложенный статус» прекрасно работает сегодня в Гонконге, Макао, возможно в скором времени заработает и на Тайване.

Почему бы ему не заработать и в отношении Приднестровья. Особо, в этом контексте, следует обратить внимание на то, что этот статус не противоречит базовым принципам переговорного процесса. Именно на него сослался в недавнем интервью министр иностранных дел ПМР Владимир Ястребчак как на выход из сложившего тупикового состояния переговорного процесса.

Мы, как граждане Приднестровья, исходим из того, что в любом случае урегулирование молдо-приднестровских отношений должно исходить из ментальных побуждений приднестровского народа, из его мировоззренческих ценностей. На днях известный российский телеведущий Максим Шевченко, выступая в медиа-клубе « Импрессум» и говоря о целях общества и государства, произнес очень важные слова - «колбаса не может быть целью». А вот приднестровцам международные посредники и наблюдатели, как мы видим, предлагают как раз колбасу, обещая молочные реки и кисельные берега в составе Республики Молдова. А это значит, что в головах многих нынешних политиков, в том числе российских и приднестровских, такие «вещи» как право народа на самоопределение, патриотизм, честь и долг, преданность идеи, самоценность государства как бы отошли на второй план, а превалирует идеология потребительства, соглашательства, чисто утилитарные «вещи». Не случайно сегодня из уст новых политических оракулов звучат раньше, казалось бы, невозможные вещи – мол не надо было выигрывать Великую Отечественную войну, сегодня бы все жили в Германии и у всех было бы вдоволь колбасы.

Колбаса, конечно, это хорошо, особенно если она сделана из чистого мяса, однако в ряду приднестровских ценностей ей явно не принадлежат первые места. На первом месте, и это подтверждают как результаты референдума 2006 года, так и многочисленные социологические исследования, с большим отрывом находится право приднестровского народа на самоопределение и создание собственного независимого государства – независимая Приднестровская Молдавская Республика.

Может быть уважаемые гаранты, посредники и наблюдатели в молдо-приднестровском переговорном процессе все же не будут заранее отдавать предпочтение той или другой стороне конфликта, а еще раз глубоко предметно вникнут в их аргументы и максимы, с тем чтобы, может быть найти новую формулу успешности переговоров. И тогда, вполне вероятно, наступит некое озарение, когда все участники поймут, что лучшим, наиболее безболезненным и эффективным способом мирного и справедливого урегулирования, нормализации молдо-приднестровских отношений было бы проведение общеобязательного референдума как Молдове, так и в Приднестровье, под жестким наблюдением и контролем авторитетных международных организаций, включая ООН и ОБСЕ. Именно референдум, по нашему мнению, должен продемонстрировать подлинную волю как молдавского, так и приднестровского народов, сказать всему миру – что на самом деле хочет народ в молдо-приднестровском урегулировании.

Совершенно непонятно, в силу каких причин и оснований мировые акторы бояться этого, особенно в свете продвижения США демократии в различные страны мира.

Может быть, им все таки следует попытаться это сделать и поставить финальную точку в решении этого застарелого конфликта.



Примечание.

Редакция не разделяет позицию автора. Однако мы публикуем этот материал, так как знаем, что такая точка зрения сегодня превалирует в Приднестровье. И если мы действительно ищем пути к урегулированию конфликта, мы должны знать позицию тех, с кем ведем переговоры на эту тему.

Обсудить