Предвестье освобождения: партизанская война в Молдавии в 1944 году

Обзор партизанских действий в Молдавии в годы немецко-румынской оккупации подтверждает старую истину: непременным условием партизанской борьбы является ее поддержка населением.

В годы немецко-румынской фашистской оккупации в Молдавии действовали десятки подпольных патриотических организаций и групп. Саботаж населением экономических и мобилизационных мероприятий оккупантов не позволил им эффективно использовать сельское хозяйство, промышленность и людские ресурсы. Однако попытки Центрального и Украинского штабов партизанского движения (ЦШПД и УШПД) развернуть вооруженную борьбу на территории республики долгое время оставались безрезультатными.

Весной 1943 г. руководство Коммунистической партии Молдавии инициировало формирование «молдавских» отрядов в партизанских районах на севере Украины и юге Белоруссии. Было создано два соединения общей численностью до 3 тыс. бойцов. Они сражались успешно, но выйти на территорию Молдавии не смогли . Однако вооруженная борьба в Молдавии все-таки началась. Воспоминания о ней вошли в молдавский фольклор и стали объектом специальных исследований , к сожалению, выполненных на ограниченной документальной основе. Между тем выяснение механизма развертывания этой борьбы на территории республики, ее масштабов и характера представляет научный интерес. Поскольку официальной исторической наукой Молдовы эта тема предается забвению, представляется важным поиск ответ на вопрос «Что было?», персонификация истории партизанского движения.

Патриотическая борьба в Молдавии прошла два периода радикализации – после побед Красной армии под Москвой и под Сталинградом. Сообщения о том, что «русские идут», воодушевляли рабочих и большинство крестьян и оказывали деморализующее воздействие на румынскую администрацию и коллаборационистов. Ненависть к оккупантам обостряли мероприятия, проводимые ими в предвидении скорого изгнания. В весны 1943 г. Бухарест осуществлял на оккупированных территориях грабительскую «Операцию 1111». Осенью политика грабежа обрела тотальный характер. 11 ноября 1943 г., через пять дней после освобождения Киева, правительство Румынии направило губернатору «Заднестровья» (Буго-Днестровское междуречье) инструкцию №660 500, которой предписывалось «вывезти […] в Румынию всю промышленность, все движимое и недвижимое имущество, все связанное с материальной жизнью, с тем, чтобы противник нашел пустую территорию и, следовательно, был вынужден доставлять из тыла все необходимое для военных операций» . 20 ноября инструкции о проведении «Операции 1111» были направлены также оккупационным властям Бессарабии . Зимой 1943-1944 гг. румынские власти осуществили тотальное расхищение промышленности оккупированной Молдавии и вывезли большую часть урожая. Расхищение оборудования мельниц и маслобоек не только поставило население на грань голода, но и показало всем, что час освобождения близок.

Стремясь лишить Красную Армию пополнения, генштаб румынской армии циркуляром №70.804/944 от 10 января 1944 г. потребовал от администрации Бессарабии срочной, до 19 января, эвакуации резервистов старших возрастов и молодых людей 16-20 лет . Была развернута также мобилизация в румынскую армию. За Прут отправляли также рабочих, объявленных «мобилизованными» либо «реквизированными». Всего оккупанты намеревались «изъять» в Бессарабии 250 тыс. мужчин . Однако добиться исполнения своих приказов они уже не могли. «Из полученных донесений о том, как ответило население Бессарабии на призыв о защите страны, – не без иронии доложил 1 июня губернатор О.Ставрат, – следует: сами явились на призывной пункт от 2 до 10 процентов; были пойманы и отправлены жандармами в воинские части 36-38 процентов; из допризывников сами явились и были направлены за Прут от 20 до 30 процентов; были собраны и отправлены жандармами от 40 до 50 процентов; на реквизиции сами явились 40-45 процентов; силой реквизировано жандармами 30-35 процентов» . Остальные, более половины контингентов, подлежащих мобилизации, скрывались. Они стали резервом партизанского движения. В состав румынской армии оккупанты смогли включить менее 10% мобилизованных. После освобождения Молдавии в состав Красной армии влились 256,8 тыс. ее жителей .

Еще менее стабильной была немецко-румынская власть в районах Молдавии восточнее Днестра. Здесь и, главным образом, в смежных районах Украины уже в феврале-марте 1944 г. действовали около 2000 вооруженных партизан, объединенных в более 30 партизанских отрядов и групп. Украинский ШПД забрасывал сюда группы организаторов партизанского движения, перед которыми ставил задачу выхода на территорию Молдавии . Подпольная боевая группа районного центра Дубоссары во главе с Дмитрием Надводским еще в 1943 г. уничтожила 6 румынских военных, обстреляла казарму румынских войск и охрану моста через Днестр. В марте 1944 г. подпольщики Д.И. Надводский, И.В. Сокольников, И.В. Макаренко, В.Д. Абраш и А.Н. Мироненко уничтожили в Дубоссарах несколько офицеров и солдат противника. В марте 1944 г., в лесу Маринова роща участники группы забросали грантами немецкую батарею из трех пушек. В ту же ночь партизаны подорвали у села Гояны две немецкие автомашины. Возвратившись в Дубоссары, они решили взорвать мост через Днестр. В полночь Д.И. Надводский, И.В. Сокольников и И.В. Макаренко подкрались к мосту и заминировали его. Взрыв разрушил только въезд на мост. Пехота продолжала уходить, но движение техники было прервано. Перед мостом скопились боевая техника и автомобили. Поняв, что путь к отступлению отрезан, экипажи 9 немецких танков сами сожгли свои боевые машины . 10 апреля, когда в Дубоссары вошли разведчики советских войск, подпольщик А.Н. Мироненко провел их огородами к месту расположения немецкого подразделения. Разведчики разгромили противника, а часть солдат взяли в плен. В бою принял участие и Мироненко .

10 февраля 1944 г. в район Тирасполя, а затем в Оргеевские леса прошел отряд «Смерть фашистским захватчикам». Получая пополнение из населения, отряд увеличил свою численность почти вдвое . В каменоломнях у села Бычок близ Григориополя партизанскую группу из 20 бойцов сформировал избежавший ареста участник подпольной организации Т.М. Данилов, офицер Красной армии. В начале апреля партизаны напади на квартировавших в Григориополе немецких летчиков. В перестрелке с ними Данилов был тяжело ранен, и отряд возглавил партизан гражданской войны Т.Н. Пушкаренко. 12 апреля партизаны среди дня с криками «Ура!» атаковали охрану понтонного моста через Днестр. Приняв их за передовое подразделение Красной армии, немецкий гарнизон Григориополя бежал .

25 января 1944 г. в 18 км севернее Тирасполя сброшена с парашютами группа организаторов партизанского движения, подготовленная Штабом партизанского движения при Военном Совете 2-го Украинского фронта. Она состояла из 8 опытных бойцов; ее командир С.Д. Автеньев, уроженец села Строинцы (Рыбницкий район), воевал еще в годы гражданской войны. Выброска прошла не совсем удачно, командир, радистка М.С. Соколова и еще один десантник приземлились прямо на огороды села Плоское, а другие четверо партизан – в десяти километрах от села. Но группа нашла поддержку у населения. Автеньва, повредившего при приземлении ногу, укрыл старообрядческий священник о. Илларион Колесников. Располагая запасом оружия и радиосвязью, группа в течение месяца сформировала отряд им. Котовского численностью 70 партизан. В селах оставались еще 9 вооруженных групп численностью 320 бойцов.

2 февраля, пустив под откос на перегоне Веселый Кут – Мигаево эшелон с живой силой и боеприпасами, партизаны начали боевые действия. 21 февраля они уничтожили бортовую аппаратуру румынского самолета, совершившего вынужденную посадку у села Павловка, а три дня спустя подорвали у станции Новосавицкая эшелон с войсками и техникой; при крушении разбились 17 платформ с автомашинами, погибли либо были ранены более 100 солдат противника. 7 марта партизаны уничтожили из засады 15 немецких солдат, а через трое суток на станции Ефремовка подорвали еще один эшелон противника. В те же дни партизаны сожгли склады с военным обмундированием в Тирасполе и немецком селе Нойдорф, подорвали на шоссе Павловка-Тирасполь четыре немецкие автомашины с боеприпасами. Всего феврале-марте 1944 г. партизаны отряда им. Котовского пустили под откос три эшелона, уничтожили 2 танкетки, 4 автомашины, 2 склада, 93 солдат и офицеров противника, предотвратили угон более 600 голов скота. Радистка М.С. Соколова передавала собранные партизанами разведывательные данные о противнике, наводила на цели советские бомбардировщики .

Разведывательной группе во главе с лейтенантом М.Е. Рыбаком, заброшенной с парашютами в район Рыбницы, удалось установить связь с подпольем. Руководители Рыбницкой организации В.И. Рыбалко, А.С. Плугарь, С.М. Грищенко помогли разведчикам легализоваться, снабжали их сведениями о железнодорожных перевозках врага. Отряд под командой М.М. Струкачева (64 бойца), сформированный в районе Житомира, переправившись через Днестр, вступил в уездный центр город Сороки, а затем захватил обоз противника, состоявший из 10 автомашин, и свыше 300 подвод с боеприпасами, продовольствием и военным снаряжением. 18 марта, когда одно из соединений 5-й гвардейской танковой армии вышло в этом районе к Днестру и остановилось из-за отсутствия горючего, партизаны разыскали на складах в Сороках 18 бочек дизельного топлива и переправили их через реку. Партизанский отряд под командой М.Тугушева захватил у местечка Атаки плацдарм на западном берегу Днестра и оказал помощь в форсировании реки одному из соединений 40-й армии. Во время боя за Атаки местные подпольщики перерезали связь немецких минометных батарей с наблюдательным пунктом и штабом. Управление огнем было нарушено, и противник покинул позиции. 20 марта 1944 г. 120 партизан сформированного на Украине рейдового отряда «Советская Молдавия» под командой Я.А. Мухина с боем вступили в Каменку, районный центр Молдавской ССР .

5 марта 1944 г. началась Уманско-Ботошанская наступательная операция 2-го Украинского фронта. Прорвав оборону противника, 17 марта советские войска вышли к Днестру. В этот же день части 2-й танковой армии под командованием генерал-лейтенанта С.И. Богданова приступили к форсированию реки в районе Ямполя, Сорок и Атак . Немецкая авиация ожесточенно бомбила переправившиеся через Днестр части, можно было ожидать контрнаступления противника. Но южнее, на железнодорожной станции Каменка, партизаны обнаружили 10 000 тонн зерна – большую ценность в голодное военное время. От пленного были получены сведения, что стоящий в соседних селах Подойма и Подоймица батальон немецкой пехоты получил приказ сжечь склады. Командование отряда «Советская Молдавия» приняло решение спасти хлеб. В течение четырех дней партизаны и 46 добровольцев-жителей Каменки вели бои. 23 марта, когда немцы, прорвавшись на станцию, уже поджигали склады, к Каменке подошел танк разведывательного дозора корпуса генерал-лейтенанта Кириченко. Взорвав на станции паровоз, немцы отступили. 24 марта Каменка была освобождена. Склады удалось спасти.


26 марта на пароме, построенном крестьянами села Строинцы, партизаны отряда «Советская Молдавия» переправились на западный берег Днестра, захватили плацдарм и освободили село Тарасово. Наутро противник атаковал партизан силами до батальона при поддержке 8 танков. 4 танка подорвались на минах, установленных минером Г.А. Фарберовым, пехота понесла потери от огня партизан, и бой затянулся на целый день. К вечеру оставшиеся у противника 4 танка израсходовали боезапас и горючее, и экипажи сами сожгли их. Немецкий батальон начал отступление. Этим боем партизаны сковали противника и облегчили переправу через Днестр 5-й воздушно-десантной дивизии.

Отдохнув в селе Тарасово, партизаны, двинулись вниз по течению Днестра и после ряда столкновений с арьергардами противника вступили в районный центр Резину. Здесь они захватили склад боеприпасов, где обнаружили 80 тыс. патронов, 200 снарядов, 4000 мин. В ночь на 5 апреля отряд двинулся на уездный центр Оргеев, но на подступах к городу был встречен пулеметным огнем и отступил. В 19.00 того же дня группа партизан под командой Фарберова заняла три дома на окраине города, а в 23 часа, когда подошли 3 советских танка, попыталась войти в город. Однако противник ввел в бой 4 тяжелых танка «тигр», и 2 советских средних танка были подбиты. 6 апреля, когда началось наступление регулярных войск, партизаны среди первых ворвались в Оргеев. Действия отряда «Советская Молдавия» на территории МССР следует признать успешными. По данным Я.П. Мухина, с 18 марта по 15 апреля отряд вывел из строя 577 немецких и румынских солдат и офицеров. Противник потерял в боях с отрядом 12 танков, 2 бронетранспортера, 44 автомашины, партизаны захватили 109 единиц стрелкового оружия, в том числе 22 пулемета, другие трофеи. Отряд потерял убитыми 5 и ранеными 15 партизан. Погиб также местный житель-проводник, выводивший партизан на подступы к Оргееву . Отчасти оценочными можно признать потери противника в живой силе, но не в вооружениях и технике.

Партизанский отряд М.М. Струкачева, освободив Сороки, двинулся на юг через села Солонец, Ункитешты и другие. Когда отряд достиг села Котюжены, румынские жандармы, собираясь угнать их в Румынию, держали под стражей во дворе своего поста 150 крестьян. Партизаны освободили жителей. Затем взорвали мосты через речку Реут возле сел Ункитешты и Гура-Каменчий, пустив под откос немецкий эшелон . В марте в Молдавию тылами врага вышли также партизанский отряд А.А. Варфоломеева «За Советскую Молдавию» и ряд партизанских групп. Партизаны вышли к железнодорожной линии Бельцы-Унгены, связывающей север Молдавии с Румынией. 24 марта они разобрали путь у станции Марандены. Паровоз, следующий за застрявшим на линии эшелоном, пошел под откос.

На следующий день на станцию прибыл немецкий эшелон. Нацисты окружили соседнее село Хилиуцы, согнали население на площадь, расстреляли 12 человек и подожгли 73 крестьянских двора, более половины домов села. Направив на крестьян пулеметы, немцы потребовали выдать партизан. Крестьяне молчали. За этой сценой наблюдал раненый партизан, укрывшийся на водонапорной башне. Стремясь предотвратить массовое убийство, он вышел на площадь и сказал: «Стреляйте в меня, но их отпустите. Они не виноваты». Каратели схватили партизана. 123 жителя Хилиуц были погружены в эшелон и вывезены в Яссы. В августе 1944 г. они были освобождены Красной Армией .

К середине марта на территории Молдавии действовали более 20 партизанских отрядов и групп. Многие из них располагали радиосвязью . Немецкое командование перебросило в Молдавию 6 дивизий с фронта в нижнем течении Южного Буга , тем не менее, в 20-х числах марта войска 2-го Украинского фронта освободили Бельцы и весь север Молдавии. 26 марта на протяжении 85 километров была восстановлена государственная граница СССР по Пруту. Последнее обстоятельство имело символическое значение. Ряду соединений, отличившихся в этих боях, было присвоено наименование «Днестровских» . 11 апреля на подступы к Тирасполю вышли войска 37-й армии 3-го Украинского фронта и в ночь на 12-е начали штурм бывшего административного центра «Заднестровья». Ожесточенные уличные бои пришлось им вести в районе консервного завода и в центре города. В разгар боя бойцы 595-го стрелкового полка водрузили на здании городского театра красное знамя. На правом берегу реки советские части в тот же день освободили села Кицканы и Копанка, а на следующий день – также Варницу. 12 апреля в 12 часов дня передовые части 57-й армии неожиданно для противника, без артподготовки, форсировали Днестр в районе сел Буторы (левый берег) — Шерпены. Так был создан Шерпенский плацдарм. Но особую роль в Ясско-Кишиневской наступательной операции было суждено сыграть Кицканскому плацдарму .

Противник получал крупные подкрепления, и в апреле фронт стабилизировался в основном по Днестру от моря до Дубоссар и далее по линии Дубоссары- Оргеев- севернее местечка Корнешты. 6 мая войска 3-го Украинского фронта перешли к обороне. В ночь на 10 мая немецкие войска, пытаясь ликвидировать Шерпенский плацдарм, предприняли контрнаступление. Оно застало части 8-й гвардейской армии генерала В. И. Чуйкова врасплох. За восемь дней боев советские войска понесли тяжелые потери, но удержали около 40 процентов территории плацдарма. Группировка противника была в основном перемолота, и немецкие войска перешли к позиционной войне.

Оккупанты приступили к осуществлению мероприятий «выжженной земли». Перед отступлением они успели взорвать мосты через Днестр в Рыбнице и Бендерах, уничтожили 100 зданий в Тирасполе. Крупнейшей диверсией захватчиков явилось уничтожение жилья. Из 11 640 домостроений, имевшихся в Кишиневе к началу войны, в июне-июле 1941 г. пострадали 239 домостроений . К концу февраля 1944 г. румынские власти снесли еще 7000 домов . С мая по август немецкие войска разобрали 748 домов, а камень использовали для оборудования укреплений . И, наконец, 22-24 августа 1944 г. немецкие саперы взорвали большое число домов, а также помещений промышленных предприятий. Всего за годы войны были уничтожены 9388 домостроений Кишинева , 76% жилого фонда города. Свыше 90% процентов разрушений пришлись на долю специальных мероприятий администрации и войск противника. Город Бендеры был разрушен на 80%, Унгены – на 73%, Оргеев – на 71%, Бельцы – на 50%, Тирасполь – на 40%. . Кроме того, румынские войска сняли и вывезли в Румынию рельсы с 200 км (из 840 км имевшихся в Молдавии) железнодорожных путей, взорвали 170 мостов, уничтожили более 1000 стрелочных переводов, 5 паровозных депо , систему железнодорожного водоснабжения, сигнализации и связи, во многих местах разрушили полотно железнодорожного пути. Были разрушены система водоснабжения и канализации, уничтожены 25 из 27 имевшихся в Молдавии коммунальных электростанций , необходимых, в частности, для водоснабжения населения городов

К началу мая 1944 г. Красная Армия освободила северные и восточные районы Молдавии с населением 1165 тыс. чел . Фронт пролег по 16 из 33 освобожденных районов. Из районов, ставших прифронтовыми, румынские и немецкие войска согнали в Кишинев жителей около 20 сел. «Эти жители, – докладывала полиция, – лишены пищи, одежды и обуви». Наплыв бездомного населения вызвал вспышку эпидемии сыпного тифа и, отмечено в полицейском отчете, привел к «бесчисленным жертвам среди населения» . После изгнания жителей оккупанты вывозили оставленное ими продовольствие и довершали разорение крестьянских хозяйств. Были сожжены не менее 25 сел . Почти полностью были разрушены местечки Леово, Корнешты, Валя-луй-Влад . Разорение экономики и массовые перемещения населения усилили неразбериху в тылу немецко-румынских войск и способствовали радикализации народного сопротивления. В оккупированных районах сложилась обстановка всеобщего неповиновения, которую шеф полиции Бессарабии еще в январе 1944 г. определи как «климат, благоприятный для развития коммунистической деятельности» .

Группы патриотов, раздобыв оружие, уходили в леса. В Ново-Аненском районе (западнее Днестра) с конца 1943 г. действовал партизанский отряд М.М. Чернолуцкого. Когда в Бендерах начались аресты подпольщиков, в этот отряд ушла половина участников патриотических групп Марандича и Шесточенко. В селе Шерпены вооруженную группу организовал участник Бессарабского подполья 20-30-х гг. В.И. Демиян. Обзавелись оружием скрывающиеся от мобилизации в румынскую армию группы молодежи сел Логанешты, Ульма, Стольничены. В селе Кондрица отряд из 33 партизан организовали Павел Попович и инвалид Первой мировой войны И.Г. Гросу. В лесах северо-западнее Кишинева с ноября 1943 г. действовал состоящий из местных жителей и бежавших пленных партизанский отряд Павлова. Весной 1944 г. Павлов погиб, но отряд продолжал воевать до изгнания оккупантов. В Ниспоренском район партизанский отряд создают 22 бежавших из плена военнослужащих Красной Армии. Однако партизаны были слабо вооружены, не располагали радиосвязью со штабами партизанского движения, и поэтому не могли получать помощь по воздуху и вести разведку в интересах Красной Армии. Кроме того, местным партизанам не хватало опытных командиров .

Организация партизанской борьбы в Молдавии являлась задачей Молдавского отдела Украинского штаба партизанского движения. Представителем МО УШПД при Военном Совете 3-го Украинского фронта был заместитель главы правительства Молдавской ССР К.И. Цуркан, а начальником оперативного отдела Штаба – депутат Верховного Совета МССР майор Я.И. Шамис . При их участии командование фронта активизировало работу в тылу противника. 14 января 1944 г. в Каприянский лес к северо-западу от Кишинева были заброшены с парашютами партизанские группы под командой лейтенантов А.Строгова, А.Макаренко и И.Чечеткина общей численностью около 25 бойцов. Командиры имели опыт борьбы в тылу врага, группы располагали радиопередатчиками и запасом оружия. Их задачей было сформировать партизанские отряды и «развернуть боевую и диверсионную работу» на железной дороге Кишинев-Яссы. Начало партизанской борьбы оказалось трагичным. При приземлении разбились двое бойцов из группы Строгова, была повреждена радиостанция группы Макаренко. Оккупанты заметили самолет, и 16 января 80 жандармов из оперативного батальона, предназначенного для борьбы против партизан, начали прочесывать лес в районе села Ульма. Следы на снегу и овчарки вывели их к партизанской стоянке в двух километрах от села Скорены. В первом же бою погиб лейтенант А.Строгов . Однако остальным участникам группы удалось отбиться и уйти от преследования. Более того, у них нашлись помощники. Жена лесника одного из участков Каприяновского леса Елена Макаревич укрыла парашютистов и накормила их. Она же и ее брат Павел Чоботару, крестьянин села Каприяна, а также Иван Суман из Страшен доставили им необходимые сведения. Дом жителя Страшен Василия Буруянэ стал явкой группы Андрея Макаренко .

Губернатор Бессарабии генерал О.Ставрат выпустил объявление, в котором известил население о заброске парашютистов и потребовал доносить властям о появлении вооруженных лиц. Командование войсковой операцией взял на себя шеф жандармерии Бессарабии полковник Т.Мекулеску . Продолжая поиски в Каприянском лесу, 19 января у сторожки Обэдэрия жандармы столкнулись с группой парашютистов из 14 человек. «В 3 часа дня 19 января, – радировал в Штаб Иван Чечеткин, – нас настигла облава, состоящая из жандармов, человек 60. Приняли бой». В бою были убиты три жандарма, еще трое ранены. Получили ранения также двое партизан, но жандармы об этом не узнали. «Потери парашютистов, – отмечено в жандармском бюллетене от 20 января, – неизвестны, ибо не удалось проникнуть в их расположение». Жандармы, впрочем, заверили начальство, что обе группы окружены; на помощь карательному отряду были посланы еще 50 человек из гарнизона Кишинева. В тот же день из села Ульма на прочесывание леса были направлены около 500 солдат и офицеров кишиневского гарнизона. Следовало раздробить силы противника. Командир отряда «Победа» А.Макаренко выслал на железную дорогу группу из 4 партизан. 23 января в доме лесника у села Ульма группа попала в засаду. Партизаны отстреливались до последнего патрона. Начальник штаба отряда молдаванин Даниил Гога, Александр Даркин и Владимир Гладкий погибли, один партизан попал в плен. Но их жертва спасла их товарищей. Когда, сняв оцепление, на стрельбу бросились другие подразделения жандармов, Макаренко и Чечеткин вывели из окружения основные силы партизан. Обе группы, разделившись, перешли железную дорогу и скрылись в Оргеевских лесах. С 15 по 21 января группа А.Макаренко вела разведку, собирая и передавая в штаб 3-го Украинского фронта сведения о положении в Молдавии .

Войсковую операцию жандармам пришлось начинать заново. В течение недели по следам парашютистов шел жандармский спецназ – две роты егерей, специально натренированных для борьбы против партизан. Их, видимо, для подкрепления духа, сопровождали артиллерийская батарея, специальные подразделения пулеметчиков и минометчиков и другие формирования, способные дать бой целому полку. Жандармские подразделения проводили обыски в окрестных селах, допрашивали жителей. Наученные горьким опытом общения с оккупантами, крестьяне никаких данных о парашютистах жандармам не сообщали. 25 января группа Федора Абрамитова, сменившего убитого лейтенанта А.Строгова, переночевала в монастыре Хынку. Монахи накормили и обогрели парашютистов, дали им продуктов с собой. Но информация о их пребывании в монастыре дошла до жандармов и помогла им рассчитать маршрут движения парашютистов. Полковник Мекулеску сформировал из жандармов группы «охотников» по 6 человек каждая и направил их по разным маршрутам. 28 января одной из таких групп партизаны были замечены в лесу у монастыря Курки. К монастырю был брошен жандармский резерв. На следующий день в Лукашевском лесу, в 5 километрах от монастыря Курки, произошла перестрелка партизан с жандармами. Партизаны отбились и ушли в направлении села Иванча. Но карателям удалось разгадать их намерение переправиться через Днестр .

30 января 1944 г. полковник Т.Мекулеску доложил в Бухарест, что партизан – всего 7 человек, среди них есть женщина, и она ранена. Тем не менее, им была подготовлена новая войсковая операция с участием жандармских постов Оргеевского территориального округа и оперативных жандармских сил. На следующий день четверо партизан, – группа А.Макаренко, – были окружены в двух километрах от Иванчи в помещичьей усадьбе Ограсарова и приняли бой. Комиссар отряда Белецкий, будучи ранен, приказал товарищам уходить. Сам он продолжал отстреливаться и погиб, но группа вновь оторвалась от преследователей . Несколько дней жандармы безрезультатно прочесывали леса и искали партизан в селах. 3 февраля в каменном карьере в километре к западу от села Бутучены они обнаружили Андрея Макаренко, партизана Бирюченко и радистку Миронову и блокировали их. Не рискуя атаковать, жандармы вызвали из Кишинева команду егерей, вооруженных автоматами и гранатами, и даже подразделение минометчиков. Партизаны, не теряя времени, «сняли» четверых карателей и вновь вырвались из кольца. Они ушли в сторону Оргеева, где были сконцентрированы румынские войска. Предположить нечто подобное жандармы не смогли, и вновь потеряли следы этой группы .

Несколько жандармских подразделений преследовали группу Ивана Чечеткина. 25 января партизаны, резко сменив направление движения, перешла речку Бык между селами Корнешты и Негрешты и сбили преследователей со следа. Но патроны и продукты подходили к концу. Устроив дневку, командир дал товарищам отдохнуть, а затем обсудил с ними ситуацию. Решили закопать оружие и перейти на нелегальное положение. Для того, чтобы вырваться из зоны облав, партизаны применили отчаянный прием. И.Чечеткин, П.Глушич, П.Черный, В.Байков и С.Примак явились в полицию Оргеева и представились как «украинские рабочие», вывезенные немцами из Балты в Рыбницу «для использования на работе». Они предъявили удостоверения, якобы выданные немецкими оккупационными властями. Оргеевские жандармы под конвоем отправили «рабочих» в Рыбницу, а рыбницкая жандармерия, проверив их документы, отпустила на свободу. И.Чечеткин и его товарищи продолжили партизанскую борьбу в Одесской области, где воевали до изгнания оккупантов. Двое партизан из группы Чечеткина, Л.Радченко и В.Зайченко, попытались уйти за Днестр с оружием в руках. Однако 2 февраля при попытке переправиться через реку они были схвачены румынскими пограничниками .

Оттягивая на себя сотни карателей, еще десять дней сражалась в Оргеевских лесах группа Ф.Абрамитова. 10 февраля 1944 г. партизаны, измученные преследованием, приняли последний бой. Вечером областной инспектор жандармерии телеграфировал в Бухарест, что в этот день «в 12 часов в лесу между Лукашевкой и Селиште произошел бой с 5 партизанами. Результат: 3 парашютиста убиты, в том числе женщина. Захвачено: радиоаппарат, 2 автомата и различный материал». Погибли партизаны Е.Левина, Ф.Легвиненко и П.Кнеш. Расстрелявшего все патроны, обессилевшего от голода и бессонницы Ф.Абрамитова жандармы схватили на следующий день, а через два дня – еще одного бойца этой группы, Я.Поплавского. 11 февраля в селе Булаешты рота карателей вновь настигла А.Макаренко, Миронову и Бирюченко. Партизаны отстреливались до последней возможности. Получив тяжелые ранения, они были взяты в плен .

В ночь на 21 февраля 1944 г., когда каратели еще продолжали поиски партизан в Оргеевских лесах, в соседний лес у села Иванча был заброшен партизанский отряд из 12 чел. под командой Т.Ф. Прокина, подготовленный штабом партизанского движения 3-го Украинского фронта. Отряд, перед которым была поставлена задача проводить диверсии на железной дороге Унгены-Кишинев, доставил также боеприпасы и продовольствие для групп И.Чечеткина, Ф.Абрамитова и А.Макаренко. Отряд двинулся на север. Однако каратели, узнав о выброске парашютистов, прочесали лес и 24 февраля обнаружили севернее Иванчи четверых партизан из состава ранее заброшенных групп. В перестрелке один из них был убит, а трое, в том числе двое раненых, захвачены в плен . Двое суток спустя жандармы обнаружили в лесу Селиште отряд Прокина. В бою погибли двое партизан, жандармы потеряли семь человек. 27 февраля, выехав в лес, полковник Т.Мекулеску лично организовал поиски партизан. С помощью собаки жандармские подразделения обнаружили место нахождения Т.Ф. Прокина, комиссара отряда И.Н. Беленко и четверых партизан. Жандармы, вооруженные винтовками, получили тактико-техническое преимущество перед партизанами, оснащенными автоматами ППШ –оружием ближнего боя. Тем не менее, бой, в ходе которого погибли все шесть партизан, в том числе радистка Ольга Степанова и медсестра Мария Вела, продолжался три часа. О.Степанова отстреливалась до последнего патрона, а затем вывела из строя радиостанцию и, подпустив карателей, взорвала гранату у себя в руках . Только троим партизанам из отряда Прокина удалось уйти от преследования.

Накануне этого боя, в ночь на 27 февраля, в лес у села Лукашевка и монастыря Курки в Оргеевском уезде приземлился еще один отряд, подготовленный партизанским штабом при Военном Совете 3-го Украинского фронта. Как и отряд Т.Ф. Прокина, он состоял из 12 партизан. Командовал им А.И. Лисицин. Одной из задач отряда было оказание помощи группе Прокина, но, допросив лесничего, партизаны узнали о гибели этой группы и в тот же день по радио сообщили об этом в партизанский штаб. Наличие в районе выброски крупных сил жандармерии позволило противнику захватить снаряжение отряда и сразу начать преследование. В 10 часов утра двое партизан, посланных на поиски мешков с вооружением и продовольствием, сброшенных с парашютами, столкнулись с жандармами в лесу в двух километрах от монастыря Курки. В ответ на требование сдаться, они открыли огонь из автоматов и забросали жандармов гранатами. В бою оба партизана погибли. 2 марта в лесу в 5 км от Лукашевки партизаны вновь были обнаружены карателями. Радиограмма, направленная в штаб в начале боя, стала последней: в числе четверых убитых партизан оказалась и радистка А.И. Ершова. Пять партизан, закопав рацию и ставшее излишним вооружение, сумели выйти из окружения. Однако в селе Рэчула группа стала жертвой предательства и потеряла в столкновении с жандармами еще троих бойцов. Двое партизан ушли от погони, перешли Днестр, но 9 марта все же были схвачены оккупантами у села Монастыри Рыбницкого уезда .

Парашютистам не удалось закрепиться в Оргеевских лесах, но они на полтора месяца связали и измотали силы противника, равные полку, подняли дух населения. «Все члены отрядов, – с прискорбием признал в заключительном отчете полковник Т.Мекулеску, – в совершенстве умеют пользоваться оружием. Боевая подготовка, их боевой дух и самопожертвование оказались отличными». Шеф жандармов понимал, что это только начало. С тревогой отметил он также «оснащение парашютистов новейшим оружием и средствами боя, ярость, проявленную ими в бою с жандармами». Ожидая заброски новых отрядов на территорию Бессарабии, Мекулеску просил направить в губернаторство специальные части для борьбы с парашютистами . Кишиневский областной инспектор полиции Павел Епуре предупредил Бухарест о том, что советское командование стремится создать в Бессарабии «сильные организации, с которыми в соответствующий момент можно было бы начать широкие действия […], подготавливая таким образом мощные акции по подрыву безопасности румыно-германских войск в этой зоне» .

Трудно сложилась и судьба партизанского отряда под командой С.Д. Автеньева. 12-15 марта, части противника, в том числе зондеркоманда в составе 240 эсэсовцев, блокировали Осиповский лес, где находились стоянки отряда С.Д. Автеньева и местных партизан, и окрестные села. Карателям удалось схватить 35 патриотов – партизан и укрывавших их крестьян; командир Осиповского отряда Н.И. Орлик и комиссар Я.М. Левченко были окружены и, не желая сдаваться, застрелились, несколько партизан погибли в перестрелках. Но ядро отряда им. Котовского ушло от преследования. В конце марта-начале апреля партизаны возобновили боевые операции. Они вырезали участок телефонно-телеграфной линии, связывающей штаб войсковой части противника с войсками на передовой линии, 3 апреля подорвали на дороге Тирасполь-Павловка 4 автомашины с боеприпасами, а на следующий день 6 партизан под командой С.Д. Автеньева совершили нападение на подразделение из 18 немецких солдат. 12 солдат были убиты, партизаны захватили 2 ручных пулемета, 4 автомата и 6 винтовок. Командир отряда был ранен в руку .

В ночь на 17 марта в район сел Бравичи и Сесены была сброшена с парашютами группа из 11 партизан под командой журналиста М.В. Смелевского. 27 марта сюда же была заброшена группа из 6 человек под командой И.И. Лысова. Пополняясь добровольцами из местных жителей, обе группы сформировали партизанские отряды «Журналист» и им.Фрунзе. Действуя из засад, с 28 марта по 2 апреля партизаны уничтожили 12 солдат противника, 4 апреля разгромили на дроге Цыганешты-Онешты вражеский обоз, 5 апреля взорвали у села Фрумоаса мост и немецкую машину с боеприпасами. Однако восточнее, в долине речки Кулы, противник уже оборудовал оборонительный рубеж, перебрасывал сюда войска. 16 апреля отряды были блокированы в Бравичском лесу подразделением численностью до 500 человек из состава 106-й немецкой дивизии. Каратели пустили в ход 24 пулемета и миномет, тем не менее, бой продолжался несколько часов. Партизаны вывели из строя около 100 карателей, но и сами потеряли убитыми комиссара отряда им. Фрунзе Н.И. Тетьянко и 10 недавно принятых в отряд добровольцев. Прикрывая отход отрядов, погибли М.В. Смелевский и комиссар отряда «Журналист» Ф.П. Исайкин, но партизанам двух отрядов под командой И.Лысова удалось вырваться из кольца. В боевых столкновениях с 19 по 30 апреля отряд им.Фрунзе, устроив ряд засад на дорогах, уничтожил 24 солдата противника. В последний день апреля 27 партизан прорвались через линию фронта .

Вечером 19 марта с мелитопольского аэродрома взлетел и взял курс на запад транспортный самолет с 10 партизанами под командой младшего лейтенанта НКВД Е.И. Петрова, подготовленный партизанским штабом при Военном Совете 2-го Украинского фронта. Перед ними стояла задача сформировать в оккупированной Молдавии отряд имени Ф.Дзержинского. Группа Петрова была рассеяна над Каларашским районом. В селе Садово упал парашют с грузом, оккупанты поняли, что поблизости выброшен советский десант, и бросились на поиски парашютистов. Один из партизан, уроженец села Голешты Страшенского района П.М. Мариновский, при прыжке с парашютом повредил ногу. Обнаруженный жандармами близ села Лозово, он несколько часов в одиночку вел бой и вывел из строя 15 солдат, офицеров и жандармов. Расстреляв патроны, трижды раненый Павел Мариновский подорвал себя гранатой . Через неделю после приземления, прибыв в село Лозово на разведку, попали в жандармскую засаду и погибли начальник штаба будущего отряда им. Дзержинского М.В. Сердюк и разведчик П.И. Зубов .

Понесла потери и десантная группа из 8 бойцов под командой капитана Георгия Посадова, подготовленная партизанским штабом при ВС 3-го Украинского фронта, два дня спустя переброшенная из Кривого Рога в лес у села Сипотены. 18-летняя радистка Ядвига Бурковская, полячка из Житомирской области, при приземлении сломала ногу. Товарищи укрыли ее в селе Петичены. Но кто-то донес жандармам, и они схватили девушку. Я.Бурковская, имевшая опыт партизанской борьбы в родных местах, отвечать на вопросы отказалась. «Я пришла сюда по заданию правительства, – заявила она, – о чем я сказать не могу». Допрос продолжался всю ночь, но показаний парашютистка так и не дала. Утром каратели вывели Я.Бурковскую на расстрел. После первого выстрела в грудь девушка осталась жива, и жандарм Раду из поста села Городиште добил ее очередью из автомата в голову .

Большинство молдаван было на стороне русских, и многие находили в себе мужество помогать партизанам. Г.А. Посадова и еще пятерых парашютистов спрятал от жандармов лесник села Лозово Феофан Лозован. Во время облавы, чтобы отвлечь внимание карателей от чердака, где скрывались партизаны, он устроил пожар в собственном доме. Крестьянин села Волчинец Петр Курмей при содействии односельчан укрыл парашютистов Юрия Тимофеева и Петра Сергеева. Вокруг них сложилась боевая группа молодежи. Они присоединились к Посадову и после нескольких стычек с оккупантами пришли в село Кристешты, где установили связь с бывшим председателем сельсовета Георгием Бокшаняну. Тот свел десантников с другими надежными людьми.

Действия Г.Посадова свидетельствуют о его знании массовой психологии. В сопровождении троих партизан и проводника он отправился в село Спариец и в присутствии крестьян застрелил там двоих жандармов. Затем, переодевшись в форму унтер-офицера, бесстрашно пришел в село Логанешты. Крестьянам, собравшимся посмотреть на партизан, капитан сказал: «Фронт скоро будет здесь. Надо помочь!». 23 крестьянина откликнулись на его призыв и достали припрятанное оружие; нашелся даже немецкий пулемет. Отряд, получивший имя Н.Щорса, общей численностью 29 бойцов, разместился в монастыре Хынку . Затем партизаны разгромили жандармские посты в селах Юрчены и Бобейка, провели ряд других операций. К 12 апреля в отряде было 34 партизана . К группе Петрова к этому времени также присоединились несколько крестьян, уклоняющихся от мобилизации в румынскую армию, и под его командой оказалось 11 бойцов. В этот день партизаны Посадова и Петрова встретились на кордоне у Петра Николаеску, лесничего села Лозово. Из 46 бойцов двух отрядов были вооружены только 27, но имелось два пулемета. Отряды решили действовать вместе.

13 апреля 1944 г. партизанская разведка сообщила, что от села Чучулены к Лозово движется немецкий обоз из 150 повозок, до 100 кавалеристов и до 300 человек пехоты. Г.Посадов и Е.Петров устроили засаду на опушке леса в 5 километрах южнее Лозово. Шедшую впереди кавалерию партизаны пропустили. Затем, подпустив пехоту на 150-200 метров, открыли огонь. Часть пехотинцев бежала в лес, другая укрылась в обозе. Скрылась в лесу и часть кавалеристов, но большинство их галопом ускакало в направлении Лозова. Партизаны с криком «ура» бросились на дорогу. Ездовые пытались развернуть обоз и спастись бегством. Установив трофейный пулемет на возвышенности, лейтенант Н.П. Димитрюк расстреливал убегавших с обозом немцев. Успех был полный, но партизаны понесли тяжелую потерю: был ранен Г.Посадов, как оказалось, смертельно . О том, какой авторитет успел завоевать капитан у партизан, свидетельствует их реакция на его ранение. «Все мы плакали» – признался впоследствии участник этого боя Георгий Бокшаняну .

Немецкие кавалеристы могли возвратиться. Партизаны уложили командира на повозку с сеном, подобрали 25 винтовок и, прихватив несколько подвод с патронами, гранатами, обмундированием и обувью, покинули место боя. В тот же день радистка Паня Тихонова передала в партизанский штаб донесение Е.Петрова об операции. В результате боя, доложил он, партизанами уничтожено 165 немецких солдат и офицеров , выведено из строя до 80 лошадей, разбито 18 повозок с боеприпасами и военным снаряжением. Сообщение о засаде, устроенной молдавскими партизанами, попало в сводку Советского Информбюро, но из-за небольшого количества захваченного оружия сведения о потерях противника штабисты сочли завышенными. «Партизанские отряды, действующие в южных районах Молдавской ССР, – зачитал диктор, – дезорганизуют тылы немецко-румынских войск. Партизаны минируют дороги и из засад уничтожают вражеские обозы и живую силу. Только 9 и 10 апреля советские партизаны подорвали 2 танка, 16 автомашин и несколько повозок. Группа партизан 14 апреля 1944 года напала на большой вражеский обоз, следовавший к линии фронта. В результате короткой схватки обоз был разгромлен. Убито 60 гитлеровцев. Захвачено много боеприпасов». Отход с места боя оказался своевременным. Партизанский связной Феофан Георгиевич Лозован сообщил Петрову, что немецкие кавалеристы, поняв, что партизан немного, возвратились на место боя, но уже не нашли их. Подобрав раненых, оккупанты заняли в Лозово под госпиталь помещение школы и многие дома местных жителей. Убитых увезли в неизвестном направлении.

15 апреля Штаб партизанского движения при Военном Совете 3-го Украинского фронта приказал Е.И. Петрову принять командование двумя отрядами. Бойцы отряда им. Щорса влились в отряд им. Дзержинского. Дерзкое нападение на фронтовую часть, совершенное среди бела дня, показало силу партизан и вызвало патриотический подъем среди населения. В объединенный отряд вступили 25 жителей Кристешт, 26 крестьян села Кырлань, 12 – из села Ниморены. Через месяц после того памятного боя в отряде – по существу, соединении, – им.Ф.Дзержинского воевали 231 партизан . Крестьяне видели в партизанах своих защитников, и обращались к ним за помощью. 27 апреля жители села Садово разыскали группу партизан под командой начальника штаба отряда лейтенанта А.Я. Галкина, устроивших засаду на дороге в 8 км от села Чорешты, и сообщили, что немцы и румыны отобрали у крестьян скот и угоняют его по этой дороге. Партизаны остановили обоз, взяли в плен 8 немецких солдат и румынского офицера, разоружили и отпустили 4 румынских солдат. Отобранный у крестьян скот возвратили владельцам .


Патриотическая группа села Кондрица уничтожила группу из 6 румынских мародеров, а затем двоих немцев. При нападении на первую из них, пировавшую в доме Прасковьи Загоряну, не удалось избежать стрельбы, но предателя в Кондрице не нашлось, и жандармы об этом не узнали. В Кондрицком монастыре нашла укрытие группа разведчиков Красной Армии во главе с офицером Борисом Коляденко. 27 апреля, когда в Кондрицу на трех автомашинах прибыла немецкая интендантская команда в составе 11 солдат и офицера, парашютистов в монастыре уже не было. Команда попыталась вывезти из монастыря запасы продовольствия, и местные партизаны решили уничтожить грабителей. Партизан Василий Сырбиян пришел в монастырь, пересчитал немцев и выяснил, чем они вооружены. Засаду устроили прямо в селе. Когда первый автомобиль с интендантами и монастырскими запасами въехал на мостик через ручей, партизаны открыли огонь из пулемета и винтовок. Офицер и 10 солдат противника были убиты. Но когда командир партизан Павел Попович вышел из укрытия, один из солдат противника, оказавшийся живыми, застрелил его и сумел скрыться.

29 апреля Кондрицу оцепил немецкий карательный отряд. Мужчин села согнали в монастырскую трапезную и подвергли чудовищной пытке: людей по одному выхватывали из толпы и ставили босиком на раскаленную плиту. Карателям удалось вырвать у крестьян имена организатора отряда И.Г. Гроссу, партизан С.Т. Закуцела и З.Г. Галина, партизанских связных Елены Сырбиян и Л.М. Дашкевича, заболевшего тифом. Они были схвачены жандармами и после пыток расстреляны . 16-летний Антон Дашкевич, возивший на подводе продукты партизанам отряд им.Дзержинского, выдержал избиения и двухнедельное содержание в подвале жандармского поста в селе Ульма по колено в воде, ни в чем не признался и был выпущен. Кондрицкий отряд сохранил личный состав, поддержку односельчан и сеть связных. После гибели П.Поповича отряд возглавил бывший пленный Семенов. Когда и он погиб в бою, партизаны похоронили его в Кондрице.

Облава в Кондрице была частью более крупной карательной операции. 30 апреля подразделения румынской армии численностью до полка при поддержке минометных батарей приступили к прочесыванию Каприяновского леса. Командование отряда им. Дзержинского, получив сведения о сосредоточении войск, разгадало замысел противника. Тактика, выработанная партизанами Белоруссии, лесистых областей России и Украины, предписывала при угрозе наступления превосходящих сил противника отход в другие лесные массивы. В небольших лесах Молдавии затеряться невозможно. Поэтому партизаны решили дать бой. В 12 часов дня в 8 км юго-западнее от села Каприяна отряды встретили карателей плотным ружейно-пулеметным огнем. Атака была отбита, но минометный обстрел вынудил партизан отойти вглубь леса и занять новый рубеж обороны. В 15 часов цепи карателей вновь подошли к партизанским позициям, попали под огонь и вновь отступили. В течение дня противник, по оценке Е.И. Петрова, потерял убитыми и ранеными 130 солдат и офицеров. Погибли также 3 партизана, а еще трое пропали без вести . Карательная операция провалилась.

Всего в январе-апреле 1944 г. на территории Молдавии действовали 18 партизанских отрядов и ряд диверсионно-разведывательных групп. Вооруженные группы местных партизан не оставили письменных отчетов, свидетельства о их борьбе сохранились в устной традиции . Но они действовали, поскольку исполнителей многих диверсий нападений на оккупантов по документам противника установить не удается до сих пор. В селах группы молодежи обзаводились оружием и уничтожали жандармов, солдат и офицеров противника. Всего за эти месяцы партизаны Молдавии пустили под откос 7 воинских эшелонов, взорвали 2 моста, уничтожили около 3 тысяч солдат и офицеров противника, 16 танков и бронемашин, 86 автомашин и более 400 повозок с боеприпасами, снаряжением и продовольствием . Главным результатом вооруженной борьбы патриотов стало образование в зоне Кодр, – в Страшенском, Ниспоренском, Каларашском, Котовском, Оргеевском районах, – очага партизанского движения, ликвидировать который противник оказался не в состоянии.

В мае 1944 г. оккупанты продолжили карательные операции в Кодрах. 2 мая подразделения 39 пехотного полка румынской армии, подразделение немецких войск и отряд румынских жандармов провели в лесу у села Чучулены еще одну облаву. Партизан каратели не нашли, но схватили 111 чел., бежавших из румынской армии либо уклоняющихся от мобилизации . 9 мая эсэсовцы устроили дикую расправу в селе Мынзатешты Унгенского района. За связь с партизанами они сожгли вместе с домами три семьи, закопали живыми 8 и расстреляли 30 человек. Подобные расправы оккупанты учинили в селах Стольничены, Кристешты и других. При прочесывании лесов жандармы гнали впереди своих цепей мирных жителей, обоснованно полагая, что в крестьян партизаны стрелять не станут .

Уклоняясь о боев, партизаны маневрировали, расширяя зону боевых действий. Они уничтожали оккупационную администрацию, действовали на дорогах. 13 мая в 4 км северо-восточнее села Васиены взвод партизан отряда им. Дзержинского разгромил немецкую колонну из 12 автомашин. Затем партизанская разведка выяснила, что в селе Бобейка располагается штаб румынской жандармерии и склады с вооружением и боеприпасами. Имелся в селе и немецкий гарнизон – 85 солдат и офицеров, а также подразделение румынской армии. В 2 часа ночи на 15 мая рота партизан под командой А.Я. Галкина обстреляла из всех видов стрелкового оружия и забросала гранатами штаб жандармерии и дома, где ночевали немцы. В результате боя противник потерял 75 жандармов и солдат, партизаны взорвали склад с вооружением . Румынское подразделение участия в бою не приняло. 20 мая в двух километрах от села Ульма 12 партизан во главе со старшиной А.С. Думкой обстреляли из засады немецкий обоз с продовольствием и боеприпасами. В разгар боя к противнику подошло подкрепление, и партизаны, избегая окружения, отошли в глубь леса

Партизаны чинили препятствия вывозу леса, необходимого для оборудования оборонительных рубежей. Противник потерял 12 солдат и 3 офицера. 25 мая группа партизан во главе с В.Рыковым напала на охрану обоза из 30 подвод, вывозивших лес Немецкий комендант села Лозово, ответственный за вывоз лесоматериалов, бросился к месту боя с резервом из 40 солдат и офицеров. Партизаны встретили их огнем из засады, устроенной на опушке леса. Комендант, четыре офицера и 8 солдат противника были убиты. В районе Кагула на строительство оборонительной линии оккупанты согнали несколько тысяч жителей. Партизаны отряда им. Фрунзе Ян Крошлак и Людвик Лаучик установили контакты с охраной, состоявшей из солдат-словаков и чехов, и добились их «невмешательства». При молчаливом согласии охраны мобилизованное население разбежалось, строительство оборонительного рубежа было сорвано .

Уже в начале лета партизаны изгнали румынскую администрацию из ряда сел. 24 мая обстреляли немецкую колонну в лесу Тею близ села Васиены, 27 мая разогнали патруль из 10 жандармов у села Каприяна, убив двоих унтер-офицеров и ранив еще двоих, на следующий день забросали гранатами жандармский пост в селе Дахновичи . «В районе села Чучулены, – отмечено в донесении румынских властей от 2 июня 1944 г., – действуют отряды партизан в 400-500 человек. Жандармы с помощью немецких солдат пытались их уничтожить, но безрезультатно, так как партизаны превосходят их как численно, так и по вооружению. Необходимо выделить регулярные войска для борьбы с партизанами, так как жандармы не в состоянии вести борьбу». В зоне Кодр, констатировало командование немецких войск, румынская администрация более не существует. «Лесной массив, охватывающий села Старые Варзарешты, Чучулены, Секарены, Богичены, Младинешты, Пашканы, Перены, Ниспорены, Шишканы, Новые Драгушены, Болцун, Кристешты, Юрчены, Миклеушены и Долна, – отмечено журнале боевых действий 6-й немецкой армии за 5 июля 1944 г., – в настоящее время является самым опасным районом, похожим на настоящий фронт, поскольку там сосредоточены парашютисты, по некоторым данным, их свыше 500. Некоторые села, например, Юрчены, Кристешты, Болцун сегодня оставлены властями, которые не осмеливаются находиться там, так как эти места являются настоящими очагами партизан» .

На фронте период позиционных боев продолжался с 19 мая по 19 августа 1944 г. В еще оккупированных центральных и южных районах Молдавии противник, намереваясь удержать нефтяные источники Румынии, разместил соединения группы войск «Южная Украина». Для населения это был период насилия и грабежей, не менее страшный, чем в июле-августе 1941 г. Но жители понимали, что русские побеждают, кошмар оккупации подходит к концу, и стремились помочь Красной Армии. Тысячи жителей скрывались от мобилизации в румынскую армию, в лесах возникли «цивильные» лагеря. Не имея оружия и опытных руководителей, беглецы от мобилизации не могли дать карателям отпор. При прочесывании лесных массивов в районе сел Иванча, Корнешты, Котовска (Ганчешты) и Микауцы частями 6-й немецкой армии только с 1 по 12 июня 1944 г. было убито 20 и схвачено 780 безоружных жителей. Молодежь стремилась к вооруженной борьбе. К 16 июня численность отряда им. Дзержинского достигла 430 бойцов .

Было очевидно, что рост численности отряда осложняет его снабжение продовольствием, лишает маневренности. Но его разукрупнению препятствовала нехватка опытных командных кадров. В то же время дальнейшее развертывание партизанской войны позволяло оттянуть с фронта боевые части противника, нанести ему серьезный ущерб и дезорганизовать его тыл. Для штабов Красной Армии представляли интерес данные партизанской разведки. Учитывая создавшуюся обстановку, представители УШПД при штабах 2-го и 3-го Украинских фронтов приступили к формированию и переброске в тыл противника групп организаторов партизанского движения. Группы состояли из 7-11 бойцов – как опытных партизан, направленных Украинским штабом партизанского движения, так и молодых добровольцев. Группы были вооружены автоматическим оружием и снабжены радиопередатчиками. Командовали ими офицеры, имеющие опыт партизанской борьбы. 1 июня у села Спариец приземлилась группа под командой И.И. Иванова, 5 июня в район Ниспорен прибыла группа И.Т. Тюканько, 7 июня в Котовский район – группы А.И. Костелова и В.П. Александрова. 27 июня у села Каракуй были заброшены группы И.А. Лясоцкого. В последние дни июня-начале июля в эти районы были заброшены также группы Л.И. Диряева, М.К. Жемадукова, И.К. Решетняка, А.Ф. Гурова, Г.Ф. Алмазова и партизанский отряд численностью 50 бойцов под командой В.А.Шпака .

В июне 1944 г. Молдавский отдел УШПД был переведен из Киева в Сороки. Его возглавил полковник Я.А. Мухин. Привлекая бывших партизан Молдавских соединений и молодежь из освобожденных районов Молдавии, Молдавский отдел приступил к формированию партизанских отрядов численностью 20-25 бойцов. 23 июля в район сел Митрополит и Мунтяны им был переброшен отряд в составе 26 бойцов под командой капитана второго ранга А.В. Обушинского, 24 июля у станции Михайловка Чимишлийского района приземлились 25 партизан во главе с П.С. Бордовым. 2 августа на базу отряда А.В. Обушинского прибыл отряд Я.А. Бовина в составе 23 партизан, а 4 августа в Ниспоренский район были заброшены 23 партизана отряда М.А. Червонного. И наконец, 11 августа в 11 километрах северо-западнее Кагула и 13 августа – в 18 километрах к востоку от этого города приземлились 37 партизан из отрядов И.Я. Нужина и И.В. Анисимова. 31 июля из Румынии перешел в Молдавию отряд С.С. Шевченко в составе 12 партизан.

Почва для развертывания партизанской борьбы оказалась благодатной. В отряд М.Х. Жемадукова влились 5 местных групп общей численностью 60 человек, в том числе 48 вооруженных трофейным оружием . Группа жителей села Сарата-Мерешены во главе с Василием Полотайко, скрывающихся в лесу от мобилизации в румынскую армию, укрыла А.И. Костелова, повредившего ногу при приземлении, разыскала других парашютистов и положила начало отряду «За честь Родины». К моменту соединения с войсками Красной Армии отряд насчитывал 78 бойцов. Диверсионно-разведывательной группе В.П. Александрова помогли собраться 17 местных партизан, действующих с 9 марта 1944 г., но не имеющих командира, а также безоружные молодые люди, скрывающиеся от мобилизации. И те, и другие составили костяк партизанского отряда им.Кутузова численностью 51 партизан . Отряду им. Дзержинского помогали кондрицкие партизаны. 19 июня они были переданы в отряд им. Калинина под командой И.И. Иванова. Включив в свой состав местных партизан, организаторские группы сформировали в лесистом районе западнее Кишинева 15 партизанских отрядов и 3 разведывательно-диверсионные группы, поддерживающие радиосвязь со штабами партизанского движения при Военных Советах 2-го и 3-го Украинских фронтов и Молдавским отделом УШПД. Они получали из советского тыла помощь оружием, снаряжением, медикаментами.

Обеспечить радиосвязью удалось не все партизанские отряды. В Ново-Аненском районе продолжал действовать самостоятельно отряд М.М. Чернолуцкого. Еще один отряд, под командой бежавшего из плена летчика лейтенанта Е.Ф. Ярмыкова, весной 1944 г. сформировался в Оргеевских лесах. Связным Ярмыкова в селе Иванча был крестьянин А.А. Атаманюк. В середине мая 1944 г. партизаны разгромили немецкий обоз, направлявшийся из села Рышково в Иванчу. Но действовала и агентура врага. 25 мая полевое гестапо 6-й немецкой армии арестовало 29 жителей, бежавших из румынской армии. В Рышковском лесу, удалось установить гестаповцам, скрывались три группы по 20 человек каждая, но на вооружении у них имеется только 21 винтовка. Арестованные снабжали партизан продовольствием .

Характерен выбор наименований партизанских отрядов. Особо популярна была у партизан личность Г.И. Котовского. В Молдавии почти одновременно появились два отряда, носящие его имя – под командованием А.В. Обушинского, направленный в Чимишлийский район Молдавским отделом УШПД, и под командованием И.Т. Тюканько, подготовленный штабом партизанского движения при Военном совете 2-го Украинского фронта и заброшенный в район Ниспорен. Ранее, как отмечено, имя Котовского носил отряд под командой С.Д. Автеньева в районе Тирасполя и еще один, входивший в состав Первого Молдавского соединения, действующего на Украине. Одному из отрядов, заброшенному в Ниспоренский район, было присвоено имя Сергея Лазо, молдаванина, руководившего партизанской борьбой против японских интервентов на Дальнем Востоке в годы гражданской войны. М.И. Кутузов, чье имя было присвоено отряду В.П. Александрова, знаменит не только как победитель Наполеона; накануне Отечественной войны 1812 г. он командовал русскими войсками, разгромившими на Дунае турок, и присоединил к России область между Прутом и Днестром. Имя «За честь Родины» партизанскому отряду под командой А.И. Костелова было присвоено по решению партизан . Два партизанских отряда, под командой И.И.Иванова и Л.И. Диряева, носили имя «всесоюзного старосты» М.И. Калинина. Самочинно возникшие отряды и группы имен руководителей СССР себе не присваивали. Отряды М.Чернолуцкого, Е.Ярмыкова, П.Поповича и другие остались без особых наименований.

В июне вновь заброшенные группы знакомились с районом партизанских действий, налаживали разведку, принимали пополнение. Охотно принимали в отряды бежавших пленных, имеющих опыт участия в боях на фронте. Однако большую часть добровольцев составляли молдаване. По данным сигуранцы, представленным Кишиневскому областному инспекторату полиции, большинство членов партизанских отрядов составляли бессарабцы, уклонившиеся от мобилизации либо бежавшие из румынской армии . Боевые действия вел в основном отряд им. Дзержинского. 3 июня 12 партизан этого отряда среди дня обстреляла в 8 км северо-западнее села Котовское немецкую автоколонну из 9 автомашин. 3 грузовика с боеприпасами были разбиты, а 2 машины с горючим сожжены. В бою были убиты 10 солдат и 3 офицера противника, еще 8 солдат были ранены. 18 июня, установив необычайное перемещение танков и пехоты по дороге Лозово-Ниспорены, четверо партизан во главе с начальником разведки отряда старшим лейтенантом Цаголовым заминировали и взорвали 20-метровый бетонный мост через речке Быковец. Движение по дороге было прервано на 6 суток. Имели место и нападения на жандармов, обстрелы обозов, особенно на дорогах, связывающих Кишинев с Румынией, не зафиксированные в отчетах партизанских отрядов . Очевидно, действовали местные партизанские группы. Оценив силы партизан, 7 июня 1944 г. немецкое командование перебросило в село Кырлань (18 км юго-западнее Страшен) специальный 465-й охранный батальон «с задачей умиротворения этой партизанской области» . Кроме того, в крупных селах были размещены «фельдпосты» – подразделения тайной военной полиции. Румынское командование направило в зону Кодр 3-й и 4-й оперативные жандармские батальоны и другие специальные части, предназначенные для борьбы с партизанами, и сформировало усиленные жандармские посты.

Однако это не воспрепятствовало усилению партизанской борьбы. Отряд им. Кутузова с 13 июня по 25 августа провел более 20 операций, главным образом засад и диверсий на дорогах вокруг районного центра Котовское, в районе сел Мерешены, Сарата-Мерешены, Логанешты, Спариец, Резены, Ивановка, Первомайское. 17 августа, за три дня до начала наступления Красной Армии, партизаны отряда, уничтожив немецкую охрану, взорвали деревянный мост через речку Нырнова у села Ивановка .

В ночь с 16 на 17 июня 8 разведчиков отряда им. Калинина (командир – И.И. Иванов) под командой заместителя командира Мирошкина, установив, что в Чучулены прибыли 120 немцев и 60 румын, совершили нападение на немецкое подразделение, размещенное на окраине. Понеся потери и, очевидно, переоценив силы партизан, противник после часового боя оставил село. В ночь на 24 июня партизаны взорвали 30-метровый деревянный мост через речку Ныркову; движение по дороге было прекращено на 15 суток. Той же ночью партизаны из отряда И.И. Иванова взорвали железнодорожный мост через речку Быковец в 4 км от села Долна . Прекращение движения и активность партизан помешали противнику провести железнодорожной линии Кишинев-Корнешты мероприятия по ее тотальному разрушению. 27 июня партизаны разгромили жандармский пост в селе Миклеушены. 29 июня группа из 8 партизан обстреляла из засады немецкий обоз. 26 немцев были убиты или ранены, партизаны захватили 12 винтовок, но довершить разгром обоза им не удалось .

В конце июня командование 6-й немецкой армии начало крупномасштабную операцию против партизан в Каприяновском и Кондрицком лесах. Силами 7-го армейского корпуса был блокирован весь лесной массив от Кишинева до Калараша и села Сипотены. Примерное место стоянок отрядов Е.И.Петрова, И.И.Иванова и В.А. Шпака карателям было известно. 28 июня отряды под командой В.А. Шпака и А.И. Костелова дважды отбивали атаки крупных сил противника. В боях погибли радистка Вера Кудрявцева и еще четверо партизан. 29 июня партизанская разведка доложила о сосредоточении войск противника возле сел Каприяны, Ульма, Городка, Кырлань, Чучулены, Новые Драгушены и Лозово. Партизаны по радио сообщили об этом в штаб. В полночь фронтовая авиация нанесла по скоплениям противника удар. Партизанские сигнальщики ракетами указывали пилотам цели, а засады, устроенные партизанами, встретили бегущих в лес карателей пулеметным и автоматным огнем. Было уничтожено около 100 солдат и офицеров противника. При этом отличились начальник разведки отряда им.Дзержинского Казбек Цагоев и пулеметчики Дыряга, Ершов, партизаны отряда В.И.Шпака – Фролов, Данека, Минич .

Начало карательную операцию удалось отсрочить. Однако утром 5 июля после артиллерийской подготовки, продолжавшейся час, ударная группа во главе с командиром 41-го мотополка 10-й моторизованной дивизии вермахта полковником Шеффелем при поддержке бронемашин приступила к прочесыванию Каприяновского леса. Командиры наметили участок обороны каждой роте, каждому взводу, запасы продуктов и боеприпасы были навьючены на лошадей. Замысел Е.И. Петрова заключался в том, чтобы затянуть бой до ночи, а затем прорваться в другие леса. Цепи карателей партизаны встретили огнем из всех стволов и вывели из строя до 80 солдат и офицеров. Пытаясь взять партизан в кольцо, немецкое командование перебросило на 30 автомашинах подкрепление. Партизаны разбились на боевые группы и начали прорываться в уже прочесанные участки леса. При этом одна из групп в составе 70 партизан попала в окружение. Комиссар отряда им. Дзержинского С.С. Гуров с криком «Ура!» бросился на цепи карателей и увлек за собой бойцов. Уничтожив два пулеметных расчета и десятки солдат и офицеров противника, партизаны прорвали окружение. С наступлением темноты немецкие подразделения отошли на исходные позиции, а партизаны заняли новый рубеж обороны .

Одновременно каратели нанесли удар по отряду «За честь Родины», дислоцированному в лесу к западу от Котовского. 25 июня 5 партизан, устроив на дороге Мерешены– Сарата-Мерешены засаду, уничтожили автомашину и двоих немецких офицеров. 2 июля партизаны отряда совершили нападения на дорогах Котовское-Карпинены и Котовское-Лапушна. На следующий день на дороге Кишинев-Котовское 6 партизан во главе с подрывником Сергеем Майоровым уничтожили автомашину с 25 немецкими танкистами, следующими на фронт. Но противник уже разведал место расположения партизан. В ночь на 5 июля предатель вывел к стоянке отряда в Котовском лесу зондеркоманду СС численностью до батальона. В лагере находились около 30 партизан. Открыв огонь, часовые задержали карателей. Смертью храбрых погибли партизаны Ф.Т. Васильев, М.Т. Ворбурь и Н.Д. Постуров. Радистку Елену Новик на следующий день вместе с рацией захватили жандармы. Однако в целом карательная операция провалилась. Уничтожив около 25 эсэсовцев, отряд ушел от преследования. Уже 8 июля его бойцы возобновили действия на дорогах западнее Котовска .

6 июня группировка Шеффеля продолжила прочесывание леса, но основным силам партизан удалось уйти от преследования. Видя, что операция терпит провал, немецкое командование сформировало 7 июля еще одну боевую группу – во главе с командиром 20-го мотопехотного полка полковником Герольдом и сменило тактику. Каратели группами по 50 человек начали разведывать место нахождения партизан. В свою очередь, Е.И. Петров разослал 12 разведывательных групп с заданием выяснить расположение сил противника и отыскания бреши в цепи блокады. Разведчики Стахов и Кокош встретили одну из таких групп в лесу близ села Кырлань и были обнаружены. В перестрелке первым погиб Стахов. Кокош отстреливался из автомата, пока были патроны, и был убит в момент, когда приготовился бросить гранату . Часть партизан скрылась в селах. Большинству удалось переждать прочесывание леса. Но 20 партизан были схвачены . Однако в целом «генеральная облава» закончилась провалом. Все отряды вышли из окружения и нанесли противнику существенные потери. «Обзор деятельности партизан за время с 1 по 10 июля 1944 года, – отмечено в журнале боевых действий 6-й немецкой армии, – указывает на дальнейший рост активности партизан. Центром партизанского движения по-прежнему является лесной район западнее Кишинева» .

Отряды, оказавшиеся вне зоны «генеральной облавы», продолжали операции. Необычным образом начал боевые действия отряд И.Т. Тюканько, которому было присвоено имя Г.И. Котовского. Получив сведения о том, что в доме помещика в селе Шишканы предполагается офицерский бал, вечером 1 июля 10 партизан во главе с командиром отряда окружили дом и обстреляли его из автоматов. Были убиты 6 офицеров и 4 унтер-офицера противника. 4-13 июля партизаны совершили еще четыре нападения на оккупантов. Наиболее результативной оказалась засада, устроенная 5 июля на дороге Шендрены – Селиште. В перестрелке с румынским подразделением из 15 человек партизаны убили офицера, двоих солдат и шефа жандармского поста; остальным удалось убежать. Просчитав ответные действия врага, партизаны не стали уходить с места засады. Через два с лишним часа туда подошла немецкая рота и также попала под огонь партизан. По оценке И.Т. Тюканько, в бою были истреблены 58 немцев. Факт значительных потерь, понесенных противником в этом бою, подтвердили сами оккупанты. С 17 по 27 июля отряд им. Котовского был блокирован в лесу в 10 км к юго-востоку от села Ниспорены и вынужден уходить от преследования и вести бои .

В схватках с противником совершенствовалась боевая выучка партизан. 27 июля во время дневки в поле у села Гыртоп каратели обнаружили отряд П.С. Бордова. Прикрывая отход товарищей, пулеметчик С.М. Цуркан из села Климауцы Сорокского уезда израсходовал боезапас и попал в окружение. Стреляя из пистолета, он все же прорвался к своим. Во время облавы 7 августа группа партизан этого отряда под командой Я.Д. Овсянникова уничтожила в Котовском лесу целое подразделение противника – 39 солдат и офицеров. Пятерых из них застрелил в бою С.М. Цуркан. Партизаны захватили 37 винтовок, разбитый пулемет, 4700 патронов и 83 гранаты. Другой партизан этого отряда, Р.С. Дороганич из села Большой Молокиш, принял участие в диверсии на железной дороге и лично уничтожил в боях 13 карателей. 4 августа восемь партизан отряда им. Кутузова, попав в засаду, дали бой 60 немецким солдатам. Партизан Григорий Малышев, раненый в обе ноги и окруженный врагами, отстреливался в течение четырех часов, а затем покончил с собой. Партизаны отряда Л.И. Диряева Ян Крошлак и Людовиг Лаучик, зная немецкий язык, доставали разведывательные данные, участвовали в боевых операциях. 15 августа комиссар отряда М.М. Пономаренко характеризовал последнего таким образом: «Лаучик замечательный боевой товарищ, прекрасный разведчик, хороший командир, он смело и бесстрашно первым идет при выполнении боевых операций, имеет на своем счету несколько десятков убитых немцев и жандармов» .

На вероятных путях выхода партизан из леса противник также устраивал засады. 12 июля, выяснив, что жандармы из гарнизона села Ульма ежедневно выходят на засаду к селу Городка, отряд В.А. Шпака устроил контрзасаду, уничтожив 9 карателей. Партизаны отряда под командой И.И. Иванова у села Дахновичи 5 августа уничтожили 6 и ранили 16 солдат и офицеров врага, идущих к месту засады, а 7 августа, обойдя засаду с тыла, перестреляли еще 6 жандармов . Более трудной оказалась борьба с оперативными группами карателей, действующими под видом партизан. Пытаясь скомпрометировать партизан, отмечено в отчете одного из партизанских отрядов, противник создал «в Котовских лесах лжепартизанский отряд-банду, куда вошли немцы и изменники нашего народа, с задачей вылавливать по лесам партизан, скрывающихся в лесах пленных, парашютистов и дезертиров из румынской и немецкой армий. Эта банда в количестве около 40 человек налетала на села, прилегающие к лесам, объявляла себя партизанами и проводила насилия и грабежи населения. Партизанский отряд разоблачил эту банду среди широких масс трудящихся и добился доверия населения к парашютистам и существующим в лесах партизанским отрядам». Командование отряда им.Дзержинского создало специальную группу, которая выследила и разгромила один лжепартизанский отряд. Как показали пленные, только одним из фельдпостов было сформировано 13 лжепартизанских групп по 10-12 человек в каждой. Фельдпосты готовили и забрасывали в партизанские отряды свою агентуру .

Особую ненависть вызывали у населения жандармы. Едва ли не каждое воспоминание крестьян о румынских жандармах – это рассказ об истязаниях и грабежах. Избивали родителей на глазах у детей и детей – в присутствии родителей. В селе Кристешты Ниспоренского района весной-летом 1944 г. жандармы схватили 16 партизан, приходивших навестить семьи, и расстреляли их . Жену партизана Георгия Бокшэняну, требуя сказать, где находится муж, жандармы до потери сознания били палками по пяткам; женщина осталась инвалидом. В селе Молешты жандармы ежедневно допрашивали и избивали жен партизан и крестьян, уклоняющихся от мобилизации. Если удавалось схватить кого-нибудь из партизан, его забивали насмерть. Пастуха Василия Мунтяну, партизанского связного, жандармы истязали веревками, пока мясо не отстало от костей . Поэтому пощады жандармам не было. 26 июля, когда жандармы проводили в лесу облаву, А.В. Обушинский с группой партизан пробрался в Молешты и устроил засаду прямо во дворе жандармского поста. Вскоре во двор въехали на подводах 15 жандармов. Когда 9 из них вышли умываться, начальник разведки отряда Г.А. Фарберов подал команду, и партизаны открыли огонь. Затем они ворвались в дом, застрелили шефа поста и двоих жандармов, а троих взяли в плен. В схватке отличились бывший боец Второго Молдавского соединения Н.Н. Богомолов и партизан Д.Р. Пынзарь, местный житель . 30 июля Обушинский и шесть партизан его отряда дали бой 12 жандармам в селе Юрьевка. 9 жандармов были убиты, партизаны захватили оружие и документы, однако в перестрелке погиб партизан Иван Цуркан. В тот же день группа партизан совершила нападение на жандармов в селе Ионяска-Ноуэ. 10 августа партизаны этого отряда уничтожили троих жандармов в селе Присака, но получил смертельное ранение партизан Андрей Кырпа. Его с почестями похоронили на опушке Каракуйского леса . В селе Обилены партизан Петр Вердеш, пришедший домой отдохнуть, был ночью извещен односельчанином о том, что немцы собираются казнить группу крестьян. Партизан ворвался в дом, где ужинали четверо карателей, и расстрелял их из автомата. Обреченные были спасены . 16 августа отряд И.Е. Нужина разгромил немецкую комендатуру в селе Бужоры; комендант был убит .


Наибольший ущерб войскам противника наносили диверсии на коммуникациях. 26 июля подрывники Овсянников, Камышный и Белека из отряда П.С. Бордова пустили под откос эшелон с боеприпасами на участке Сагайдак-Злоть. Разбились паровоз и 6 вагонов, движение было прервано на сутки. На следующую ночь четыре партизана во главе с Г.А. Фарберовым, начальником разведки отряда А.В. Обушинского, в нескольких километрах от места диверсии, устроенной группой Овсянникова, пустили под откос паровоз и четыре вагона с живой силой. Движение было прервано еще на 15 часов. 30 июля, едва противник восстановил движение, в двух километрах от станции Сагайдак диверсанты из того же отряда под командой партизана П.Г. Шеенко подорвали эшелон с техникой. Вновь были разбиты паровоз и 6 вагонов, а движение остановлено почти на сутки. 5 августа в 3,5 км западнее станции Злоть та же группа пустила под откос эшелон с войсками. По оценке командира, были убиты до 70 немцев . В начале августа были совершены акты саботажа на станции Комрат, как доложила полиция, «главным образом на железной дороге у вагонов-цистерн». Полиция подозревала рабочих-железнодорожников . «Вследствие выхода из строя железных дорог, – уже 2 августа заключило немецкое командование, – вывоз раненых во время крупных оборонительных боев встретит весьма существенные трудности» . Все более проблематичным становилось для оккупантов и использование шоссе и грунтовых дорог. Каждый отряд ежедневно и ночами высылал группы, имеющие на вооружении ручные пулеметы и автоматы, для проведения засад и диверсий на дорогах. 5 августа 11 партизан из отряда И.Т. Тюканько разгромили на дороге Пыржолтены-Калараш румынский обоз из 50 повозок. Были уничтожены 2 офицера и 30 солдат противника .

Располагая радиосвязью, партизанские отряды почти ежедневно передавали штабам 2-го и 3-го Украинских фронтов сведения о численности, вооружении, моральном состоянии, о перемещениях немецких и румынских войск, о местах нахождения их штабов, аэродромов, крупных складов. За полтора месяца борьбы в Кодрах только отряды под командой Л.И. Диряева, М.Х. Жемадукова и Н.А. Лясоцкого передали свыше 100 сообщений со сведениями о противнике. По разведывательным данным, полученным от отряда А.В. Обушинского, советская авиация вывела из строя до 200 автомашин и несколько тысяч солдат и офицеров противника. «Данные разведки партизан, – отметил в докладе начальник оперативного представительства УШПД при Военном Совете 3-го Украинского фронта, – оказали большую помощь при наступлении войск фронта» .

Они отвлекали на себя значительные силы противника, нарушали снабжение его войск, подрывали дух солдат и офицеров. Наличие связи с советским тылом имело для партизан и помогавшего им населения большое морально-психологическое значение. Однако продовольствием, оружием и боеприпасами партизаны обеспечивали себя в основном за счет трофеев. Их снабжение по воздуху оставалось очень скромным. В ночь на 18 июня отряду под командой И.И. Иванова по воздуху переброшено 20 автоматов, 50 килограммов тола, 17 000 патронов, 50 гранат, медикаменты. Отряд им. Дзержинского получил 4 пулемета, 25 автоматов, 30 винтовок, 10 пистолетов, 125 кг тола, 50 000 патронов, 5 комплектов радиопитания, медикаменты. 15 июля отрядам «За честь Родины» и им. Кутузова также были доставлены пулеметы, автоматы, тол, гранаты, патроны, комплекты радиопитания. 28 июля партии вооружения и боеприпасов были заброшены отрядам им.Дзержинского, «За честь Родины», им. Кутузова, а также разведывательно-диверсионным группам Г.Ф. Алмазова и А.Ф. Гурова. Последняя выброска грузов партизанам состоялась 19 августа – отрядам А.И. Костелова и П.С. Бордова и группе Г.Ф. Алмазова .Учитывая масштабы снабжения из советского тыла и масштабы партизанской войны в Молдавии, следует признать, что поддержка партизанского движения являлась весьма эффективной формой вооруженной борьбы.

Сотни крестьян вели разведку, снабжали отряды продовольствием, укрывали и лечили раненых партизан. Крестьянин села Садово Иван Буздуган, в списках отряда им. Дзержинского не числившийся, участвовал в операциях партизан и 30 апреля погиб при выполнении боевого задания. Его односельчанин Федор Тигинян, войсковой разведчик времен Первой мировой войны, вместе с сыном выполнял разведывательные задания партизан. Крестьяне села Садово с ведома примара Георгия Вулпе укрыли от жандармов участников группы Е.И. Петрова лейтенанта Александра Галкина и медсестру Ольгу Лукьянову. Галкин организовал из молодежи боевую группу, которая расправилась с несколькими немецкими мародерами. Немецкое командование, проведав об этом, подтянуло артиллерию и грозило расстрелять Садово, если не будут выданы партизаны. За невыход крестьян на строительство оборонительных рубежей села Жаврены, Ракулешты и Балашеты немцы уже бомбили и обстреляли из орудий, 130 жителей погибли или получили ранения, были разрушены более 200 домов . Однако местный священник пошел к немцам и поручился, что жители Садова с партизанами не связаны. Румынских жандармов в том же убеждал примар, связной отряда им. Дзержинского. Каратели ограничились грабежом. При обысках был схвачен партизан Лунгу, участник боя 12 апреля. Жандармы увезли его в село Речула,бросили в застенок, оборудованный для пыток, и там замучили. Но Галкина и Лукьянову садовские крестьяне, передавая из дома в дом, все-таки спасли .

Надежных помощников находили партизаны и в других селах. Житель села Сарата-Мерешены Еремей Кугурлуян по заданию П.С. Бордова, командира отряда им. Сталина, вел разведку в соседних селах и Кишиневе. В селе он организовал выпечку хлеба для партизан, сбор продуктов питания. 69-летний житель села Юрьевка А.Г. Апанасенко укрыл 12 бежавших военнопленных, а затем и десантную группу Л.И. Диряева. Позднее А.Г. Апанасенко оборудовал убежище, где укрывал раненых парашютистов П.Ф. Лужанского и чеха Людовита Лаучика из отряда им. Котовского под командой А.В. Обушинского. Старый крестьянин попал под подозрение, был задержан жандармами и при допросе жестоко избит, но раненых не выдал. Две молодые крестьянки этого села выполняли разведывательные задания Л.И. Диряева. В отряд им. Лазо доставляла воду, продукты и сведения о противнике крестьянка села Новые Кетрошаны Валентина Варламова. Она была арестована жандармами, но выдержала пытки. Наступление советских войск спасло ей жизнь . Разведывательные задания А.В. Обушинского выполняли жители Юрьевки Н.М. Сазонов и Т.С. Алексеев, в селе Чигирлены Котовского района для отряда вели разведку Е.А. Ерезан и Р.И. Пынзов, в селе Липовены Чимишлийского района – Владимир Усатый, Георгий Касап, Федор Лотко .

Самоотверженно помогали партизанам лесник урочища Бэбэняса близ села Болчаны А.И. Маник и все члены его семьи – дочь Дорина, сын Федор, племянники – Николай и Семен, а также мать, жена, тесть. Они служили проводниками, разведчиками, снабжали партизан продуктами питания; через дом лесника прошли десятки добровольцев, искавших связи с партизанами. По заданию В.П.Александрова А.И. Маник сообщил жандармам о появлении в лесу партизан, переодетых в немецкую форму. Полиция предприняла поголовную проверку документов проезжающих через Ганчешты (Котовск) немецких солдат и офицеров, задерживая их продвижение. В конце июля 1944 г. оккупанты заподозрили А.И. Маника в связях с партизанами. Они выставили у его дома засаду, а затем расстреляли его дочь, сына, мать. Сам А.И. Маник и его жена были схвачены позднее и подвергнуты пыткам , но наступление советских войск спасло их. Скрывал партизан и лесник Д.В. Чертеску из села Татар-Баурчи. Когда оккупанты заподозрили его в связях с партизанами, лесник скрылся. Доставлял партизанам продукты и сведения о противнике также старый крестьянин этого села К.Д. Деня .

К началу августа 1944 г. в центральных и южных районах Молдавии сражались 18 отрядов и 3 диверсионно-разведывательные группы общей численностью более 1300 вооруженных партизан. Накануне перехода советских войск в наступление штабы партизанского движения при Военных Советах 2-го и 3-го Украинских фронтов указали каждому отряду районы действий на коммуникациях противника. Оккупанты усилили карательные операции, однако их результаты командование противника расценивало сдержанно. «За отчетный период, – отмечено в составленном в штабе 6-й немецкой армии «Обзоре деятельности партизан за время с 1 по 10 августа 1944 года», – отмечены многочисленные случаи нападения партизан на отдельных румынских и немецких солдат». «Из операций, проведенных нами против партизан, – отмечено в журнале боевых действий 6-й немецкой армии 19 августа, – следует упомянуть «очищение» леса за период с 5 по 7 августа по обе стороны от дороги Лапушна-Ганчешты, в районе, исключительно наводненном партизанами». Прочесывания лесов проводились также вдоль дорог Быковец-Ниспорены, Лозово-Котовск, Кишинев-Котовск-Чимишлия, Кишинев-Резены-Чимишлия, Котовск-Леово. Лесной район к западу от Котовска, где находился отряд «За честь Родины», 7-10 августа блокировали крупные силы пехоты, поддержанные танками и артиллерией. Несмотря на это, 7 и 9 августа боевых группы отряда подорвали на дороге Котовск-Чимишлия две автомашины с боеприпасами, а одну – с живой силой. 11 августа диверсионно-разведывательная группа А.Ф. Гурова подорвала на дороге Котовск–Сарата-Галбена три автомашины с пехотой. Войска, участвовавшие в облаве, потеряли убитыми и ранеными 65 солдат и офицеров. С 5 по 15 августа только отряд И.И. Иванова истребил более 200 карателей .

Провал антипартизанских операций стал очевиден 15 августа, когда отряды в почти полном составе вышли на дороги, минируя их, обстреливая колонны противника, громя обозы. В ночь на 18 августа диверсионная группа И.В. Горбаченко из отряда им. Алешина пустила близ станции Злоть под откос эшелон с техникой, диверсанты из отряда «За честь Родины» под командой С.М. Майорова подорвали еще один эшелон у станции Карбуна, а группа С.М. Иванова из отряда В.А. Шпака – третий эшелон. За одну ночь противник потерял 3 паровоза, 52 вагона и платформы. Что еще важнее, в момент, когда железная дорога была особенно необходима противнику, движение по ней было блокировано почти на сутки . Правда, в эти же дни партизаны понесли потери. 18 августа в 12 км южнее Яргоры карателям удалось окружить 8 партизан во главе с командиром отряда им. Фрунзе, ветераном Первого Молдавского соединения и отряда «Советская Молдавия» Иваном Анисимовым. В бою погибли партизаны Александр Лосеня и Юрий Гамалеев, получил тяжелое ранение командир. И.В. Анисимов приказал товарищам отходить по винограднику, а сам продолжил бой. Когда кончились патроны в автоматных дисках, он бросил пять гранат, а затем выпустил в карателей несколько пуль из пистолета и застрелился. 22 августа при аналогичных обстоятельствах, прикрывая отход товарищей, погиб начальник штаба отряда им. Фрунзе Г.М. Федорук. Отбиваясь до последней возможности погибли разведчик отряда им. Ворошилова Макар Гура, боец отряда им. Котовского Федор Жигня, некоторые другие партизаны .

Утром 20 ав¬густа 1944 г. партизанские штабы известили отряды по радио о переходе войск двух фронтов в наступление. Перед партизанами были поставлены задачи препятствовать отводу войск противника, вывозу материальных ценностей и угону населения. В этот день отряд П.С. Бордова уничтожил близ Лапушны колонну из 17 автомашин. Партизаны из отряда В.А. Шпака у станции Злоть пустили по откос эшелон. Диверсионная группа И.С. Пикузо из отряда им. Ворошилова, подорвав на линии Комрат-Прут эшелон с боеприпасами, прервала движение по железной дороге. Оккупанты восстановили путь, но на следующий день партизаны устроили еще одно крушение, а 22 - го – третье. На этот раз на перегоне Баюш-Дезгинжа партизаны подорвали паровоз и 7 вагонов, убили 75 и ранили 95 румынских солдат и офицеров. Действия партизан западнее Комрата помешали противнику использовать железную дорогу в дни решающих боев на фронте. Вступившие 23 августа в Комрат части 2-го Украинского фронта застигли здесь часть служб штаба 6-й немецкой армии. В Комрате, на станциях Бессарабская и Абаклия противник был вынужден оста¬вить 10 исправных паровозов и до 500 вагонов с военным иму¬ществом и горючим. На станции Комрат остались 18 эшелонов с техникой, боеприпасами и награбленным имуществом.

21 августа отряд «За честь Родины» в составе 78 бойцов уничтожил на дороге Котовск-Лапушна колонну из 10 автомашин и 300 солдат и офицеров противника, 22 августа на дороге Котовск-Карпинены – 5 автомашин, 100 подвод, большое число оккупантов и захватил 4 орудия. 24 августа партизаны этого отряда разгромили на дороге Стольничены-Лапушна обоз из 110 подвод, охраняемый 60 кавалеристами. 22 августа партизаны из отряда И.Е. Нужина обстреляли из засады колонну немецких войск у села Кочулия, а у села Ларгуца разгромили немецкий обоз из 200 повозок. Были также освобождены 4500 жителей, которых противник угонял с собой, обоснованно рассчитывая, что колонну мирных жителей, среди которых идут и подразделения противника, русские летчики бомбить и обстреливать не станут. Партизаны отряда М.М. Чернолуцкого, заранее разведав расположение минных полей противника, оказали помощь в их преодолении танкистам и пехоте 3-го Украинского фронта .

Стремясь помешать отступлению противника за Прут, в ночь на 23 августа партизаны отряда им. Лазо под командой М.В. Кузнецова взорвали охраняемый бетонный мост у села Долна. Утром у взорванного моста скопилось большое количество автомашин. В поисках объездов колонны двинулись по лесным дорогам. Отряд устроил несколько засад вдоль дороги Бурсук–Кристешты, уничтожив либо захватив в плен около 100 немецких и румынских солдат и офицеров. Увеличивая панику, группа партизан во главе с начальником штаба отряда П.С. Овсянниковым взорвала в четырех километрах от Ниспорен склад боеприпасов; взрывы продолжались более трех часов. Отряд И.И. Иванова в этот день разгромил у села Болцун колонну противника силой до батальона. 24 августа, обнаружив у села Спариец 5 орудий, ведущих огонь по советским войскам, группа партизан под командой Иванова совершила нападение. Пехотное прикрытие разбежалось, и пушки, запас снарядов и радиостанция стали трофеем партизан. Отряд захватил также 150 пленных. В тот же день на опушке леса у села Сарата-Мерешены партизаны из группы А.Гурова забросали гранатами четыре 122-миллиметровых орудия, из которых также велся огонь. Партизаны вывели пушки из строя .

Отряд А.В. Обушинского четыре дня громил обозы противника в районе села Митрополит. Однако 24 августа часть отряда под командой начальника штаба Г.М. Храмова, устанавливая мины, не заметила находящиеся в хвосте колонны противника танкетку и бронетранспортер. Подошедшую к месту засады колонну пехоты партизаны рассеяли огнем из двух пулеметов. Но затем, поливая все огнем, на цепь партизан двинулась танкетка. Противотанковых средств у партизан не имелось. Храмов и трое бойцов получили ранения. Танкетка подорвалась на партизанской мине, но ее экипаж продолжал вести огонь. Несмотря на ранение, Храмов продолжал командовать, и партизанам удалось организованно выйти из боя и вынести раненых. Отход товарищей прикрыл пулеметчик С.П. Порумба .

В том же районе действовали отряды Л.И. Диряева, М.Х. Жемадукова, Н.А. Лясоцкого и А.Г. Шевченко. 20-22 августа они разгромили три крупных обоза, а 23 августа заняли между селами Митрополит и Липовены оборону. За два дня боев партизаны этих отрядов отразили ряд атак противника, вывели из строя 3 танка, бронетранспортер, 175 автомашин с военным имуществом, уничтожили 250 и взяли в плен около 600 солдат и офицеров. Один из танков гранатой подбил партизан из отряда Л.И. Диряева Ян Крошлак. Снарядом, выпущенным из второго танка, Крошлак был тяжело ранен. Советским правительством он был награжден орденом Красной Звезды, а на родине удостоен звания Героя Чехословакии .

В 1944 г. партизаны Молдавии уничтожили свыше 11 тысяч солдат и офицеров противника, пустили под откос 13 воинских эшелонов, взорвали 9 мостов, уничтожили 25 танков и бронемашин, около 400 автомашин. Маршалы Советского Союза Р.Я. Малиновский, С.С. Бирюзов и М.В. Захаров дали высокую оценку боевой деятельности молдавских партизан, отметив их удары по важнейшим коммуникациям врага на линиях Бендеры–Бессарабская, Кишинев–Котовск, Кишинев–Яссы .

Обзор партизанских действий в Молдавии в годы немецко-румынской оккупации подтверждает старую истину: непременным условием партизанской борьбы является ее поддержка населением. На территории республики партизанская борьба развернулась в 1944 г. в силу объективных военно-политических причин. Мероприятия штабов партизанского движения при Военных Советах 2-го и 3-го Украинских фронтов и Молдавского отдела УШПД способствовали ее расширению и активизации, перебрасывая в тыл противника опытные командные кадры, обеспечивая отряды радиосвязью. Учитывая условия Молдавии – отсутствие крупных лесных массивов, высокую плотность населения и концентрацию войск противника, – следует признать, что партизанская борьба приобрела значительный размах и представляла собой эффективный метод ведения боевых действий. Партизанская война в Молдавии и ее участники не должны быть забыты.

[1] См.: Афтенюк С., Елин Д., Коренев А., Левит И. Молдавская ССР в Великой Отечественной войне Советского Союза 1941-1945 г. – Кишинев. Картя Молдовеняскэ. 1970; История народного хозяйства Молдавской ССР (с древнейших времен до наших дней). 1917-1958 гг. –Кишинев. Штиинца. 1974; Левит И.Э. Участие фашистской Румынии в агрессии против СССР. Истоки, планы, реализация (1.IX 1939-19. XI 1942). – Кишинев. Штиинца. 1981; его же. Крах политики агрессии диктатуры Антонеску (19. XI 1942-23.VIII 1944). – Кишинев. Штиинца. 1983. Коммунистическое подполье Молдавии. 1941-1944. – Кишинев. Картя Молдовеняскэ. 1984; Гратинич С.А. На левом берегу Днестра. 1941-1944. – Кишинев. Картя Молдовеняскэ. 1985; Шорников П.М. Промышленность и рабочий класс Молдавской ССР в годы Великой Отечественной войны. – Кишинев. Штиинца. 1986 .

[1] См.: Жунгиету Е. Фолклор молдовенеск дин периоада Марелуй рэзбой пентру апэраря Патрией. – Кишинэу. Штиинца. 1972.

[1] См.: Елин Д.Д. Партизаны Молдавии. – Кишинев. Штиинца. 1974.

[1] НА РМ. Ф.706. Оп.1. . Д.516. Л.18; Гратинич С.А. Указ. соч., С.147.

[1] Молдавская ССР в Великой Отечественной войне Советского Союза 1941-1945 г. Сб. документов и материалов в двух томах. /Сост.: И.Э. Левит и др. Т.2. В тылу врага. – Кишинев. Штиинца. 1976. С.190.

[1] НА РМ. Ф.680. Оп.1. Д.4666. Л. 572.

[1] Там же. Ф.2067. Оп.1. Д. 210. Л.327.

[1] Молдавская ССР в Великой Отечественной войне…Т.2. С.192,193.

[1] История Республики Молдова с древнейших времен до наших дней.- Кишинев. 2002. С.240.

[1] Елин Д.Д. Указ. соч., С. 160, 161.

[1] Феномен Приднестровья. Изд.2-е. –Тирасполь. РИО ПГУ. 2003. С.88.

[1] Коммунистическое подполье Молдавии. С.87-89.

[1] Елин Д.Д. Указ. соч., С. 160, 161.

[1] История Приднестровской Молдавской Республики. Том2. Первая часть. С.233.

[1] Там же. С.599.

[1] Там же, С.166, 167.

[1] Афтенюк С., Елин Д., Коренев А., Левит И. Молдавская ССР в Великой Отечественной войне Советского Союза 1941-1945 г. – Кишинев. Картя Молдовеняскэ. 1970. С.296, 297.

[1] История Приднестровской Молдавской Республики. Т.2. Ч.1. С. 299; Молдавская ССР в Великой Отечественной войне… Т.2. С. 431-436, 533.

[1] Фуртунэ В. Унул дин бравий рэзбунэторь. // Молдова сочиалистэ. 1985. 24 аугуст.

[1] Молдавская ССР в Великой Отечественной войне… Т.2. С.222,223. Согласно другому сообщению, на принудительные работы были угнаны 176 жителей села Хилиуцы. (Елин Д.Д. Партизаны Молдавии. С.164,165).

[1] Елин Д.Д. Указ. соч.,. С. 160, 161; История Приднестровской Молдавской Республики. Т.2. Ч.1. –Тирасполь. 2002. С.227.

[1] Афтенюк С., Елин Д., Коренев А., Левит И. Указ. соч., С.302.

[1] Молдавская ССР в Великой Отечественной войне… Т.1. С.330, 331.

[1] Афтенюк С., Елин Д., Коренв А., Левит И. Указ. соч., С.305.

[1] НА РМ. Ф. 706. Оп.1. Д. 555. ЛЛ.10,17.

[1] Basarabia. 1944. 28 februarie.

[1] Там же. Д.4812. Л.156.

[1] Кишинев. Энциклопедия. – Кишинев. Картя Молдовеняскэ. 1984. С.35.

[1] Афтенюк С., Елин Д., Коренв А., Левит И. Указ. соч., С.379; Баталова Е.В. Забота Коммунистической партии о развитии здравоохранения Молдавии в послевоенные годы (1944-1962). Кишинев. 1963. С.15.

[1] История народного хозяйства Молдавской ССР. С.211.

[1] НА РМ. ф. 3002. Оп.3. Д.3. Л.41 об.

[1] Там же. Ф.3021. Оп.5. Д.27. Л.4.

[1] Там же. Ф.680. Оп.1. Д.4812. ЛЛ.321, 210, 402.

[1] Афтенюк С., Елин Д., Коренв А., Левит И. Указ. соч., С.379; Баталова Е.В. Забота Коммунистической партии о развитии здравоохранения Молдавии в послевоенные годы (1944-1962). Кишинев. 1963. С.15.

[1] Молдавская ССР в Великой Отечественной войне… Т.2. С.231.

[1] Там же. С.406.

[1] Елин Д.Д. Указ соч., С.154,155, 160, 161, 174.

[1] Молдавская ССР в Великой Отечественной войне… Т.2. С.291, 439,590.

[1] Там же. С.387-390.

[1] Там же. С.392.

[1] Там же. С.391.

[1] Там же. С.388,389, 590.

[1] Там же. С.591.

[1] Там же.

[1] Там же. С.591, 592.

[1] Там же.

[1] Там же. С.592.

[1] Там же. С.401,593.

[1] Там же. С.401, 593; Афтенюк С., Елин Д., Коренев А., Левит И. Указ. соч., С.290.

[1] Молдавская ССР в Великой Отечественной войне… Т.2. С. 404, 405, 594.

[1] Там же.. С. 402.

Ф.Абрамитов, А.Макаренко и другие партизаны, схваченные во время зимней облавы, остались в живых. В августе 1944 г., когда режим Антонеску был свергнут, они вышли из военной тюрьмы, заперев в камерах своих тюремщиков.

[1] Там же. С.407.

[1] Там же. С.446-449.

[1] Афтенюк С., Елин Д., Коренев А., Левит И. Указ. соч., С.290; См. также: Цопа Т. «Журналист» приземляется в Кодрах. В кн.: Легендарный штурм. Документальные повести, рассказ. – Кишинев. Литература артистикэ. 1984. С.201-214.

[1] Афтенюк С., Елин Д., Коренев А., Левит И. Указ. соч., С.290, 291.

[1] Молдавская ССР в Великой Отечественной войне…Т.2. С.609,610.

[1] Там же. С.534, 609.

[1] Жунгиету Е. Фолклор молдовенеск дин периоада Марелуй рэзбой пентру апэраря Патрией. – Кишинэу. Штиинца. 1972. П.159.

[1] Афтенюк С., Елин Д., Коренев А., Левит И. Указ. соч., С.277.

[1] Молдавская ССР в Великой Отечественной войне…Т.2. С.534,535.

[1] Жунгиету Е. Оп. чит., П.159.

[1] Бывший партизан Г.Бокшаняну еще в 60-е гг., до публикации документов, так оценил потери противника: «Убитых – человек восемьдесят, раненых – примерно девяносто. Двадцать разбитых повозок, сорок убитых лошадей». См.: Жунгиету Е. Оп. чит., П.159.

[1] Там же. С.333.

[1] Молдавская ССР в Великой Отечественной войне…Т.2. С.535.

[1] См.: Там же. С. 203, 204; Шорников П. Кондрица, 1944.// Советская Молдавия. 1973. 24 августа; его же. Неизвестный из 1944 года. // Молодежь Молдавии. 1975. 15 ноября; его же. Дело было в Кондрице.// Молодежь Молдавии. 1975. 5 декабря; его же. Памяти Павла Поповича.// Штиинца. 1984. 6 декабря.

[1] Молдавская ССР в Великой Отечественной войне…Т.2. С. 535,536.

[1] Жунгиету Е. Оп. чит., П.155-157.

[1] Елин Д. Указ. соч., С. 173; Афтенюк С., Елин Д., Коренев А., Левит И. Указ. соч., С.291.

[1] Молдавская ССР в Великой Отечественной войне…Т.2. С.440.

[1] Афтенюк С., Елин Д., Коренев А., Левит И. Указ. соч., С.342.

[1] Молдавская ССР в Великой Отечественной войне…Т.2. С. 536,537.

[1] Там же. С. 537; Елин Д.Д. Указ. соч., С.195-197.

[1] Молдавская ССР в Великой Отечественной войне…Т.2. С.450,451.

[1] Афтенюк С., Елин Д., Коренев А., Левит И. Указ. соч., С.336.

[1] Там же. С.333.

[1] Там же. С.333,334.

[1] Елин Д.Д. Партизаны Молдавии. С. 176, 177.

[1] Молдавская ССР в Великой Отечественной войне…Т.2. С.491,492.

[1] Там же. С.606, 608.

[1] Молдавская ССР в Великой Отечественной войне…Т.2. С.600, 601, 453.

[1] Там же. С.603, 608, 609.

[1] Там же. С.463.

[1] Там же. С.454,455, 537, 538..

[1] Афтенюк С., Елин Д., Коренев А., Левит И. Указ. соч., С.335.

[1] Молдавская ССР в Великой Отечественной войне…Т.2. С.514-516.

[1] Афтенюк С., Елин Д., Коренев А., Левит И. Указ. соч., С.336.

[1] Там же. С.518.

[1] Елин Д.Д. Указ. соч., С.193,194.

[1] Молдавская. ССР в Великой Отечественной войне... Т.2. С.611. Елин Д.Д. Указ. соч., С.182.

[1] Молдавская ССР в Великой Отечественной войне…Т.2. С.522,523.

[1] Там же. С.538.

[1] Moraru P. Srmata lui Stalin vazuta de romani. -Bucuresti. Editura militara. 2006. P.286.

[1] Афтенюк С., Елин Д., Коренев А., Левит И. Указ. соч., С.335,336.

[1] Молдавская ССР в Великой Отечественной войне…Т.2. С.528, 529.

Сведения о предстоящем «бале» И.Т. Тюканько, вероятно, получил от самого помещика Кирилла Гучужны. Ни его самого, ни имение, ни имевшийся у него автомобиль партизаны не тронули. (А се ведя: Жунгиету Е. Оп. чит., П.156).

[1] Афтенюк С., Елин Д., Коренев А., Левит И. Указ. соч., С.346-349; Молдавская ССР в Великой Отечественной войне…Т.2. С.605.

[1] Елин Д.Д. Партизаны Молдавии. С.185,186.

[1] Цит. по: Там же. С.187.

[1] Молдавская ССР в Великой Отечественной войне…Т.2. С.205.

[1] Жунгиету Е. Оп. чит., П.156.

[1] Елин Д.Д. Указ. соч., С.200.

[1] Молдавская ССР в Великой Отечественной войне…Т.2. С.498, 499.

[1] Жунгиету Е. Оп. чит., П.156.

[1] Молдавская ССР в Великой Отечественной войне…Т.2. С.494

[1] Там же. С.474; Елин Д.Д. Указ. соч., С.204.

[1] Молдавская ССР в Великой Отечественной войне…Т.2. С.473.

[1] Цит. по: Афтенюк С., Елин Д., Коренев А., Левит И. Указ. соч., С.337.

[1] Молдавская ССР в Великой Отечественной войне…Т.2. С.529.

[1] Елин Д.Д. Партизаны Молдавии. С.194.

[1] Там же. С.193.

[1] Афтенюк С., Елин Д., Коренев А., Левит И. Указ. соч., С.277.

[1] Подробно см.: Посадовский рубеж. // Русское слово. 2005. №9(101). Май.

[1] Елин Д.Д. Партизаны Молдавии. С. 178,179

[1] Молдавская. ССР в Великой Отечественной... Т.2. С.553.

[1] Елин Д.Д. Партизаны Молдавии. С. 178,179

[1] Молдавская. ССР в Великой Отечественной... Т.2. С.553.

[1] Цит. по: Афтенюк С., Елин Д., Коренев А., Левит И. Указ. соч., С.336, 337, 345; Елин Д.Д. Указ. соч., С.205, 206.

[1] Елин Д.Д. Указ. соч., С.207.

[1] Афтенюк С., Елин Д., Коренев А., Левит И. Указ. соч., С.348, 349; Молдавская. ССР в Великой Отечественной войне... Т.2. С.508.

[1] Афтенюк С., Елин Д., Коренев А., Левит И. Указ. соч., С.345, 346; Елин Д.Д. Указ. соч., С.208, 209; Молдавская. ССР в Великой Отечественной войне... Т.2. С.495, 608, 611, 545; Т.1. С. 431,590.

[1] Афтенюк С., Елин Д., Коренев А., Левит И. Указ. соч., С.346,347.

[1] Молдавская. ССР в Великой Отечественной войне... Т.2. С.501.

[1] Афтенюк С., Елин Д., Коренев А., Левит И. Указ. соч., С.349..

[1] Ясско-Кишиневские Канны (Под. ред. Р.Малиновского). –Москва. 1964. С.157.

Опубликовано: Забытый агрессор. Румынская оккупация Молдавии и Транснистрии. Сб. статей./ Сост. А.Р. Дюков. Фонд «Историческая память». – М., 2010. С.112-166.

Обсудить