Вместе с водой выплескивается ребенок

Обратим внимание еще на два факта, имеющих прямое отношение к некоторым символам партии. На парламентских выборах 28 ноября 2010 г. и на местных выборах этого года зафиксировано падение числа сельского избирателя, голосующего за ПКРМ. Как это соотносится с категорическим отстаиванием серпа в символике партии? Другой факт обусловлен отмеченным ростом избирательной поддержки ПКРМ в городах Молдовы. Но разве эта тенденция каким-то образом связана с другим символом партии – молотом?

Горячая дискуссия на сайте ava.md вокруг проблемы реформирования ПКРМ, начатая В. Андриевским еще до 19 июня, имеет все признаки закончиться очередной говорильней политологов, обеспокоенных все более проявляющимся размыванием государственности Республики Молдова.

Мне кажется, что пришло время напомнить историю проблемы и внутриполитические процессы, ее сопровождающие. Тем более что эта история остается неизвестной широкому кругу лиц, которые занимаются ее изучением. А она поучительна. Во всех отношениях.

Будучи депутатом парламента созыва 2001–2005 гг. я несколько раз участвовал в дебатах с представителями западных политических и общественных структур. Смысл этой дискуссии состоял в том, что наши оппоненты убеждали и доказывали необходимость изменения символов партии власти, а мы с аргументами в руках доказывали им, что не в символах дело, а в конкретной практической деятельности, которую осуществляет эта партия. Наши доводы не воспринимались ими, хотя и выслушивались и не опровергались.

Парламентская избирательная кампания 2005 г. проходила под таким внешнеполитическим прессом с обеих сторон, что угроза ее проигрыша партией власти была налицо. Запад давил на ПКРМ из-за ее символов, восток предъявлял счет Кишиневу за не подписание Меморандума Козака и явный его крен власти в западном направлении. Лишь в последний момент Запад ослабил давление, итоги выборов с большим трудом склонились в пользу ПКРМ, но их результатом стало ситуативное соглашение между победителями и частью парламентской оппозиции по избранию В. Н. Воронина президентом на второй срок. Сразу после выборов лидер ПКРМ публично объявил на пресс-конференции о предстоящем реформировании партии.

Вскоре после выборов в Президентуре состоялось совещание под руководил Владимира Николаевича, на котором этот вопрос обсуждался и была дана команда в двухнедельный срок представить свои соображения. Я, хотя и не претендовал на второй депутатский мандат, тем не менее, оставался в команде. В качестве такового я составил записку с обоснованием необходимости немедленно приступить к практическим действиям с тем, чтобы успеть подготовить электорат к парламентским выборам 2009 г. Она была передана лидеру партии, но ответа на нее я не получил. Тогда я сделал этот материал в виде статьи для публикации в «Коммунисте» под рубрикой «Дискуссия». Она, как мне сказали, была подготовлена для размещения в очередной номер, но разрешения на публикацию не было получено редакцией. Впоследствии мне стало известно, что мой материал был пущен по кругу среди самых приближенных к лидеру партии, мнение которых по поднятой в статье проблеме разделилось. Видимо это явилось причиной того, что Владимир Николаевич, проявив нерешительность, передумал и дал задний ход, не просчитав все его последствия на ближайшую перспективу.

Я так подробно остановился на начальной стадии обсуждения этой проблемы внутри руководства ПКРМ, чтобы стало ясно, что она не была привнесена извне, обсуждалась в высшем эшелоне партии, которое и положило ее под сукно. Основной аргумент, который был выставлен тогда, чтобы ничего не делать был, как мне сказал один из тех, кто читал мою статью и поддержал ее, сформулирован В. Н. Ворониным следующим образом: «От добра добра не ищут», что означает: у нас достаточна электоральная поддержка и нечего рисковать.

Осенью 2007 г. я прекратил сотрудничество с ПКРМ, поскольку пришел к выводу, что ПКРМ не нуждается в моих услугах. Но еще почти два года я не выступал публично в открытую полемику с лидерами партии коммунистов.

Моя статья о реформировании ПКРМ 2005 г. была размещена на сайте ava.md лишь в 2009 г., когда все то, о чем я предупреждал тогда, свершилось. Желающие могут ознакомиться с ней, найдя ее в архиве портала. Но здесь я хочу в двух словах сказать, в чем состояла суть этих предупреждений: Я доказывал, что парламентские выборы 2009 г. приведут к коалиционному правлению в Молдове и ПКРМ необходимо немедленно приступать к обновлению своих символов и созданию предпосылок для появления еще одной партии слева от центра, чтобы заиметь коалиционного партнера. Государственность Молдовы не может быть монополией одной партии и его заложницей.

Необходимо также сказать, что проигрыш досрочных парламентских выборов 29 июля 2009 г. партией коммунистов и создание АЕИ-1 очень скоро отрезвило некоторых аналитиков, выступавших ранее с резкой критикой ПКРМ, и рассматривающих ее как тормоз на пути переформатирования левого политического и электорального поля. Понадобилось всего пару месяцев функционирования новой власти, чтобы они поняли, какая угроза нависла над политической идентичностью молдавского государства и смогли увидеть, что, кроме ПКРМ, нет другой влиятельной и организованной политической силы в республике, способной противостоять пришедшим к власти посредством 7 апреля правым унионистским силам. Это прозрение дорогого стоит, но, как видно, в ПКРМ не увидели (не способны увидеть?) разницу их критических стрел в адрес партии до и после 29 июля 2009 г., а точнее с осени этого года.

Теперь по поводу нынешней дискуссии, в которой и я частично участвовал материалом на сайте «Дорин Киртоакэ – проигравший победитель». Есть точка зрения политологов, есть отношение к ней читателей сайта, и есть позиция руководства ПКРМ, изложенная Зурабом Тодуа. Давайте разбираться по существу.

Среди политологов, высказавшихся по проблеме на сайте, нет антигосударственников Молдовы и поскольку они рассматривают ПКРМ как партию, выражающая интересы государственников страны, то они являются ее союзниками, желают ей успеха и предлагают методы и средства по усилению ее электорального потенциала. Они считают, что реформирование символов партии позволит ей увеличить свое влияние на избирателя, если даже и не сразу. Одни их них предлагают интеграцию всего левого половина политического поля Молдовы под эгидой обновленной ПКРМ, другие предпочитают появление второй левой партии с реальными шансами стать коалиционным партнером обновленной ПКРМ и участвовать в управлении страной. Они считают, что промедление с реформированием партии – смерти подобно. В этих их рассуждениях нет никакого давления на руководство ПКРМ, есть только тревога за судьбу страны, которая в руках ПКРМ – другой силы нет – но в слабеющих руках. Почему эта их позиция вызывает у некоторых в партии коммунистов раздражение? Почему их рассматривают в одном ряду с антикоммунистами-унионистами, действительно ищущими как развалить ПКРМ и лишить государственников Молдовы естественной опоры? Кто может запретить людям, болеющим за свою Родину и за свой народ высказывать свое мнение о проблемах партии, за которую они голосуют? И что им делать, если голос непонимания, раздражения и неприятия мнения своего думающего и переживающего избирателя исходит от руководства той самой партии или политологов, выступающих от его имени?

Отношение посетителей сайта по вопросу реформирования ПКРМ разделилось. Здесь мы не будем рассматривать «мнение» засланных казачков. Оно открыто антикоммунистическое, русофобское и унионистско-прорумынское. Его выразители вообще считают, что коммунистический поезд ушел вместе с уходом СССР, а его воскрешение в Молдове – это недоразумение, которое так называемые западные, бухарестские и наши доморощенные «демократы» больше не допустят, что они 7 апреля 2009 г. и продемонстрировали.

Не будем рассматривать и мнение тех посетителей сайта, которое совпадает с мнением политологов. Нас интересует мнение тех, кто стоит на позициях государственников но, вопреки очевидным фактам, продолжает ориентироваться на неформированную ПКРМ и считает, что и приступать к этому не стоит. Кстати, близкую к ним позицию занял и Зураб Тодуа, отстаивающий позицию «от добра добра не ищут», разделяемую, по крайней мере, одной частью руководства ПКРМ. Основной тезис, положенный в основу этой позиции озвучивается следующим образом: «За ПКРМ голосует половина избирателей, и отказ от символов партии приведет к ее расколу и, следовательно, к утрате ею значительной части своего избирателя». Но этот тезис – голословный, он не подкрепляется конкретными фактами. Давайте обратимся к ним, и посмотрим, так ли это, как они утверждают?

На парламентских выборах ПКРМ получила поддержку: в 1998 г. – 30% избирателей, в 2001 г. – 50%, в 2005 г. – 46%, в 2009 г. в апреле – 50%, в июле – 44%, в ноябре 2010 г. – 39%. О чем они свидетельствуют. Во-первых, о том, что 39% - это далеко не половина избирателей. Во-вторых, очевидна тенденция сокращения электоральной поддержки, особенно ощутимая после 7 апреля 2009 г. Как может уважающая себя партия не видеть эту тенденцию, не анализировать ее с позиции социально-экономических и общественно-политических процессов, происходящих в стране, а не лишь своих узко партийных? На горизонте партии замаячили те 30% избирательной поддержки 1998 г. Но тогда они означали стремительный рост поддержки партии в народе Молдовы, а теперь неуклонное движение в сторону этих же 30% означает падение ее влияния.

Что касается местных выборов, то полноценное участие в них дало в 1999 г. около 40% электоральной поддержки ПКРМ (фаза роста влияния партии), а в 2011 г. – около одной трети (фаза падения).

Обратим внимание еще на два факта, имеющих прямое отношение к некоторым символам партии. На парламентских выборах 28 ноября 2010 г. и на местных выборах этого года зафиксировано падение числа сельского избирателя, голосующего за ПКРМ. Как это соотносится с категорическим отстаиванием серпа в символике партии? Хотите или нет, но выходит, что серп сам бросает ПКРМ, либо, что более соответствует объективной реальности, самого серпа, реального и символического, уже нет на селе, как нет и советского колхозного крестьянина, образ которого этот серп призван был пропагандировать после 1917 г.

Другой факт обусловлен отмеченным ростом избирательной поддержки ПКРМ в городах Молдовы. Но разве эта тенденция каким-то образом связана с другим символом партии – молотом? Кто и как убедит меня в том, что в городах республики имеется в наличии организованный рабочий класс, или пролетариат, которому нечего терять, кроме своих цепей, и который решил, наконец-то, проголосовать за выражающую его интересы ПКРМ! То есть, голосование в городах страны за партию коммунистов никак не связано с приверженностью партии молоту в ее символах. Это голосование имеет совсем иную причину, и было бы желательно руководству партии поискать ее в выигрыше Игорем Додоном выборов в городе Кишиневе, а не заниматься его выдавливанием из радов партии. Тот, кто делает это, копает могилу самой ПКРМ.

Безусловно, процесс реформирование партии, выработка стратегии и тактики, выбор времени его реализации на практике – это внутреннее дело самой партии. И никто извне не способен это сделать или претендовать на это. В том числе и избиратель этой партии.

Но и избирателя никто не может заставить голосовать за партию, которая, по его мнению, не выражает или перестала выражать его интересы. Сокращение численности избирателей ПКРМ – это электоральный сигнал для нее задуматься, все ли она правильно делает? В этой связи я хотел бы указать на разницу избирательных кампаний в странах западной демократии и у нас. Там партия, борющаяся за власть, стремится уловить весь спектр ожиданий граждан страны, чтобы отобразить их в своей избирательной платформе и победить на выборах. Проигравшая партия на второй день после выборов начинает готовиться к следующим выборам, и первый ее шаг в этом направлении – отставка лидера партии.

У нас все наоборот. Партия диктует народу свое видение его будущего, и никакой ее проигрыш на выборах не способен поколебать уверенность ее вождей в своей правоте и поэтому ни о каких их отставках не может быть и речи. Это укоренившаяся психология партийного строительства, характерная для советской эпохи и оставшаяся нам в наследство от ее руководящей и направляющей силы, сохраняется на постсоветском пространстве, в том числе и в Молдове, и поражает партийный организм и всю политическую систему во всех вновь образовавшихся государствах. Если демократической установки нет в головах партийных и политических вождей нации, то и не будет управления ими государством, основанного на демократических принципах.



Обсудить