Отряд не заметит потери бойца?

Партия коммунистов, по словам Воронина, всегда найдет замену и Игорю Додону, и любым другим товарищам...

13 июля 2011 года экс-президент Владимир Воронин, бессменный лидер ПКРМ, провел пресс-конференцию, привлекшую к себе внимание политического класса и общественности Молдовы и ставшую темой острых дискуссий о судьбе его партии.

Одной из причин этого интереса стало, помимо нескольких важных для общества мыслей Владимира Воронина, озвученных им на этой пресс-конференции, его, выдержанное в весьма резких тонах, заявление о том, что если, дескать, снова кто-либо покинет Партию коммунистов, то его ждет та же печальная участь, которая уже постигла предшественников, например Мариана Лупу, Василия Тарлева, Владимира Цуркана и других «отступников».

Партия коммунистов, по словам Воронина, всегда найдет замену и Игорю Додону, и любым другим товарищам...

На первый взгляд, это заявление Владимира Воронина не лишено известной логики. Действительно, где сегодня бывшие некогда у всех на виду и на слуху «уважаемые товарищи» Василий Тарлев, Виктор Степанюк, Владимир Цуркан? Кто их сегодня вообще, хоть словом, вспоминает? Кто интересуется и, главное, считается с их позицией?

Пожалуй, только одному Мариану Лупу удалось принести Демпартии, которую он возглавил, уйдя из ПКРМ, около 12% электоральной поддержки в 2009 и в 2010 г.г., да и то лишь, по правде говоря, главным образом, лишь благодаря просто огромным по меркам Молдовы финансовым вливаниям в избирательную кампанию.

Всё это, конечно, так. Но, тем не менее, анализ электоральной динамики ПКРМ чётко указывает на то, что уход этих, далеко не рядовых, членов партии и беспартийных из команды ПКРМ, не прошёл бесследно для самой ПКРМ, нанеся ей весьма серьезный электоральный урон.

В 2008 году команду Партии коммунистов покинул бывший премьер Василий Тарлев, На парламентских выборах 5 апреля 2009 года возглавляемый им Центристский Союз (ЦСМ) набрал 2, 7%, а ПКРМ получила 48%, что дало ей 60 депутатских мандатов.

Партии Владимира Воронина не хватило всего лишь одного депутатского мандата, чтобы самостоятельно избрать Президента Молдовы. Именно того самого мандата, который у ПКРМ, фактически, отнял ЦСМ «отступника» Василия Тарлева.

Если быть более точными, то, согласно детальным рассчётам итогов этих выборов, ЦСМ Василия Тарлева отнял у ПКРМ Владимира Воронина целых 3 депутатских мандата, что, в конечном итоге, и предопределило июльские досрочные парламентские выборы 2009 года.

В июне 2009 года ПКРМ понесла новую потерю – её ряды покинул Мариан Лупу, который, возглавив Демпартию, обеспечил ей на досрочных парламентских выборах 29 июля 12% голосов электората. ПКРМ же на этих выборах получила только 44%, снизив свой предыдущий результат сразу на 4%. Эти проценты, будем объективны, отнял у ПКРМ покинувший её Мариан Лупу, после чего партия Владимира Воронина откатилась в «окопы» глухой оппозиции, выбраться из которых ей пока никак не удаётся.

В декабре 2009 года ПКРМ снова понесла потери – её покинула «группа Владимира Цуркана – Виктора Степанюка», которая затем влилась в дышавшую на ладан виртуальную партию «Единая Молдова».

На ноябрьских досрочных парламентских выборах 2010 года партия «Единая Молдова» набрала менее 1 %, поскольку приход в неё «перебежчиков» ничуть не повысил её электоральный рейтинг.

Но и сама ПКРМ снова снизила свой результат на 4%, набрав на сей раз уже только 39% голосов избирателей. По мнению экспертов, одной из важнейших причин этой неудачи ПКРМ стало усилившееся разочарование молдавского общества в ней, как в партии, «из которой бегут люди».

Следует отметить, что длительное время Виктор Степанюк считался идеологом Партии коммунистов, а Владимир Цуркан, оставаясь беспартийным, был в очень близких отношениях с её лидером Владимиром Ворониным.

После апрельских выборов 2009 года Владимир Цуркан был избран первым заместителем председателя Парламента, в то время как его председателем стал сам лидер ПКРМ Владимир Воронин.

И вот теперь, когда вначале шепотком в кулуарах, а сегодня уже и в полный голос заговорили о том, что в ПКРМ назревает новый скандал между консерваторами и реформаторами, следствием которого может стать уход из партии Игоря Додона, политические эксперты занялись подсчётами, сколько процентов электоральной поддержки потеряет партия Владимира Воронина, если это всё-таки случится?

Сухие математические расчёты показывают, что не менее 4%. В реальности же, полагают эксперты, учитывая многие нюансы эмоционального и личностного характера, может быть и намного больше.

В 2008-2009 г.г., когда из партии ушли Василий Тарлев и Мариан Лупу, ПКРМ находилась у власти, а потому имела в своём распоряжении весь административный ресурс, а также контроль над большинством СМИ имеющих республиканское покрытие. Это позволило ПКРМ в значительной степени «сломать» ЦСМ Василия Тарлева, а также снизить электоральный результат ДПМ Мариана Лупу.

Но сегодня ситуация совсем иная. ПКРМ уже два года пребывает в глухой оппозиции, лишилась доступа к рычагам власти, утратила контроль над СМИ, а потому снова «сломать» с помощью административного ресурса и тотальной информационной войны своих электоральных противников ей не удастся.

К тому же, надо учесть, что Василий Тарлев, Мариан Лупу или Владимир Цуркан не имели особого электорального веса, так как никогда не выигрывали выборов, не были в полной мере «политическими локомотивами».

В отличие от них, Игорь Додон, фактически, стал таким «локомотивом» и выиграл битву команды кандидатов в советники от ПКРМ за большинство в Муниципальном совете Кишинева. В итоге в июне 2011 за список кандидатов в советники МСК от ПКРМ проголосовало в три раза больше избирателей, чем в 2007 году.

В 2007 году кандидат в мэры Кишинёва от ПКРМ Вячеслав Иордан набрал 26% в первом туре, а Игорь Додон в 2011 году - 48%. Другими словами, в 2007 году правящая ПКРМ, используя на полную мощь административный ресурс, получила в три раза меньше голосов столичных избирателей, чем в июне 2011 года, находясь в оппозиции, но имея Игоря Додона в качестве своего «политического локомотива».

Это ли не лучшее доказательство того, что фактор личности играет в электоральных битвах партии огромную роль!? Выдвини ПКРМ своим кандидатом в столичные мэры не Игоря Додона, а любую другую кандидатуру, никогда не получила бы она большинство в МСК.

Это надо помнить и понимать и руководству, и активу, и рядовым членам ПКРМ. Как минимум, они должны сказать спасибо Игорю Додону за то, что он, опираясь, в основном, на свои собственные ресурсы, привел партию к победе.

Но, увы, сегодня ситуация всё больше напоминает известный классический сюжет, суть которого заключена в словах: «Мавр сделал своё дело. Мавр может уходить…»

Отведя Игорю Додону роль такого «мавра», лидеры ПКРМ высокомерно говорят ему сегодня: не задирай нос, это не ты привел команду партийных кандидатов в МСК, это успех всей нашей партии, а ты лично, если не согласен с такими оценками, свободен - можешь уходить на все четыре стороны! Иди, куда глаза глядят!

Иными словами, Игоря Додона просто выталкивают из Партии коммунистов, всё более чётко давая ему понять, что он здесь «пришёлся не ко двору». Как же так? За что же? Почему?

Потому и за то, что он, посмел, нарушив душевное спокойствие «забронзовевших» лидеров, выступить с предложениями о модернизации и реформировании ПКРМ, подверг критике партийных бюрократов за ошибки и упущения в подборе кандидатов в выборные органы, а главное - имеет свою личную позицию по различным вопросам и публично её озвучивает.

В этой ситуации Игорь Додон мог бы поступить так же, как до него это сделали Лупу и Степанюк, то есть просто уйти из ПКРМ, а затем начать её критиковать.

Но Игорь Додон этого не делает. Не делает, прежде всего, потому, что его цель состоит отнюдь не в критике партии и её руководства ради самой этой критики, а в искреннем желании сделать ПКРМ чище, лучше, сильнее, современнее, более конкурентоспособной, более востребованной обществом.

Игорь Додон хочет, чтобы Партия коммунистов могла проводить в Парламент не только своих лидеров, но получила большинство, которое дало бы ей возможность взять власть в свои руки и навести порядок в Молдове.

Да, Игорь Додон ещё молод. У него ещё недостаточно политического опыта. Но этот опыт он заметно набирает в процессе работы, участвуя в дискуссиях, осуществляя поиск наиболее приемлемых, наиболее эффективных вариантов развития и укрепления партии.

Конечно, Владимир Воронин, который возглавил Партию коммунистов, когда ему было за 50 лет, имел больше житейского и политического опыта. Но разве он не допускал ошибок и серьезных просчетов, имевших нередко тяжёлые последствия для партии и для всей Молдовы?

Достаточно вспомнить его неуклюжую политику в отношениях с Тирасполем и Комратом, «винные войны» с Россией, становление и укрепление под его отеческой опекой печально известного «Кукловода», скандальные рейдерские атаки на некоторые доходные предприятия и банки, странную «приватизацию» по смехотворным ценам привлекательных государственных объектов.

Всё это было. Обо всём этом с осуждением говорили и делали соответствующие выводы в обществе. Но обо всём этом и многом другом, подрывавшем и разрушавшем электоральный имидж ПКРМ, глухо молчали в партии Воронина.

Ни один партиец - коммунист не встал в полный рост и не выступил против этого, не назвал вещи своими именами. Мариан Лупу и Виктор Степанюк виде все это отнюдь не «рвали на себе рубахи», ратуя за интересы страны и народа.

Почему же всё это происходило? Да только потому, что в партии Воронина к тому времени установилось негласное правило – «ничего не знаю, ничего не вижу, ничего никому не скажу». Вождь, дескать, сам знает, что делает. Нельзя выносить сор из родного дома. Промолчишь – цел будешь. Начнёшь говорить правду – пеняй на себя!

Это сейчас, уйдя из ПКРМ и получив «кормушку» в ДПМ, Мариан Лупу такой смелый, такой решительный «правдоруб». Это сейчас он показушно «борется» с коммунистами и своим бывшим патроном Ворониным. А вот когда Лупу тогда стоял у коммунистической «кормушки», когда кормился из рук Воронина, то «молчал в тряпочку» и смиренно ждал своей доли.

Игорь Додон хочет широко открыть форточки и окна в ПКРМ, чтобы освежить воздух и поменять эту душную, нездоровую атмосферу «покрытия своих» в партии.

Безусловно, и сам Игорь Додон не безгрешен. Его также можно и нужно критиковать. И за его «беспартийное» прошлое, когда он входил в число «детей президента» (Додон вступил в партию уже после того, как ПКРМ стала оппозиционной), и за его настоящее партийное. В том числе за ошибки, допущенные в ходе минувшей избирательной кампании.

В первую очередь, за отказ от участия в дискуссиях на телевидении с оппонентами, за недостаточно качественную подготовку наблюдателей, которые дежурили в день выборов на избирательных участках, за неряшливое оформление документов для Прокуратуры по коррупционным деяниям «сладкой парочки» Михая Гимпу – Дорина Киртоакэ в Кишиневе.

Вполне понятно, что снятие запрета на критику в ПКРМ, «невзирая на лица», за которое выступает Игорь Додон, ударит также и по нему самому.

Но для молдавского общества главное совсем не это. Для общества не так уж важно, чем обернется для самого Игоря Додона его стремление обновить Партию коммунистов.

Для общества важно, прежде всего, что в случае, если процесс реформирования и обновления в ПКРМ будет запущен и доведен до логического завершения, Молдова получит партию, которой можно будет верить, которая будет открыта для общества, будет слушать и слышать его, будет с ним советоваться и дискутировать. Обществу сегодня, как воздух, нужна именно такая партия, которой оно может без опасения доверить власть.

Поэтому общество очень не хочет, чтобы личные амбиции «забронзовевших» лидеров ПКРМ взяли верх над здравым смыслом и интересами страны и народа, став причиной потери партией ещё одного своего бойца…

Обсудить