Приднестровский конфликт и перспективы его разрешения: взгляд из Кишинева

1. Истоки приднестровского конфликта

1.1 Исторические корни приднестровского конфликта

В жизни современной Молдавии важную роль играет неурегулированный политический конфликт между центральным правительством и руководством районов, расположенных к востоку от Днестра. Это обстоятельство накладывает отпечаток на целый комплекс проблем, определяющих экономическую и политическую жизнь страны, межнациональные отношения, внешние экономические и политические связи и др.

В каждом из конфликтов на территории бывшего СССР прослеживаются различные составляющие - политическая, стратегическая, экономическая, этническая, демографическая, идеологическая, историческая, языковая, религиозная, географическая, криминалистическая и др. В своей совокупности они и определяют специфику того или иного конфликта.

В приднестровском конфликте в сконцентрированном виде присутствуют некоторые черты, свойственные другим конфликтам (нагорно-карабахский, грузино-осетинский, грузино-абхазский), но вместе с тем, в этом конфликте имеются и специфические черты, отличающие его от других конфликтов на бывшем советском пространстве. В частности, для него характерно более сильное присутствие и воздействие идеологического и политического факторов. Не последнюю роль в этом конфликте играет и геополитический и геостратегический компоненты.

Важно отметить и тот факт, что в приднестровском конфликте практически отсутствуют, или же играют не самую важную роль, такие составляющие как этническая, религиозная, демографическая. Отсутствуют и какие-либо исторические параллели, которые могли бы служить местным прецедентом в развитии конфликта, так как на протяжении веков не было зафиксировано каких-либо серьезных конфликтных ситуаций в этом регионе. Конфликт разразился в связи с распадом Советского Союза, и главные составляющие в нем являются политическая, идеологическая и геополитическая основы.

1.2 Правобережная Молдавия

Истоки молдавской государственности исходят к XIV веку, когда к востоку от Карпат сформировалось Молдавское Княжество, приграничное про-государственное образование, играющее буферную роль между просвещенной Европой и варварским миром.[1]

Первоначально, с 1352 по 1359 гг., Молдавия находилась под сюзеренитетом венгерских королей однако, начиная с правления Богдана I, княжество обрело два важнейших атрибута государственности: суверенитет и независимость. И хотя суверенитет и независимость в ту пору были понятиями несколько отличавшими от нынешними, и вряд ли стоит преувеличивать их роль в политической жизни любого государства, тем не менее, с 1359 г. по 1538 г., период когда Молдавское Княжество самостоятельно определяла свою внутреннюю и внешнюю политику, состоялся расцвет молдавской государственности. Именно тогда появилась возможность консолидировать зарождающееся молдавское общество, установить политические, экономические и военные связи со своими соседями и, главное, очертить свою государственную территорию, границы которой признавались в международно-правовом плане.

Не менее важными были и укоренение в самосознание молдаван таких понятий как «молдавская страна», «молдаванин», «молдавский язык» и т.д., что способствовало процессу формирования молдавской народности. Именно в XV-XVI вв. закрепились эти понятия, а вовсе не в ХХ веке, в «сталинские времена», как утверждают некоторые современные доморощенные политики и историки.

Главной геополитический особенностью Молдавского Княжества в те времена состояло в том, что Молдавская Страна (Ţara Moldovei) находилась (и продолжает находится до сих пор) как бы на разломе, на стыке, или же на границе между тремя великими культурами (славянской, латинской и восточной), между тремя великими религиями (православной, католической и мусульманской), между тремя великими народностями (славянами, латинянами и тюрками) и между тремя идеологическими течениями (панславизм, пантюркизм и панлатинизм). Исключительное положение приграничного государства и приграничного народа привело к тому что на протяжении веков Молдавское Княжество постоянно лавировало между великими державами, великими религиями и великими течениями пытаясь удержаться на плаву, сохранив свой суверенитет и свою национальную идентификацию.

Безусловно, однако, что на определенном этапе Молдове пришлось принять какие-то условия, которые гарантировали ей дальнейшее существование. Так, сохранив испорченную латынь как язык общения, молдаване приняли православие. Сохранив и язык и религию, молдаванам, тем не менее, пришлось принять в 1538 г. сюзеренство Османской империи. Лишь это помогло средневековому Молдавскому государству выжить на том, определенном историческом этапе.

Вместе с тем, внутренние и внешние противоречия не позволили руководству Молдавского Княжества на том историческом этапе выбрать стратегического партнера для того, чтобы в затянувшемся споре великих держав выжить с помощью сильного союзника. С высоты сегодняшнего дня нам видно и понятно, что Молдове трудно было тогда преодолеть естественную тягу к Австрии, Венгрии, Польско-Литовскому княжеству, и соответственно к Западной Европе, из-за религиозных разногласий (православие-католицизм). Одновременно было невозможно преодолеть объективную тягу к Российской империи из-за разногласий культурного и языкового порядка. Существовала и неосознанная тяга к Османской империи тех консервативных слоев населения, особенно среди бояр, которые жаждали спокойствия и продолжения своего личного благополучия.

В конечном итоге борьба между великими державами на протяжении XVIII-XIX вв. привело к расчленению Молдавского Княжества на три части: в 1775 г. Северная Молдова (Буковина) была завоевана Австрийской Империей, в 1812 г. Восточная Молдова (Бессарабия) была завоевана Российской Империей. Западная Молдова (Запрутская Молдова) оставалась до 1878 г. под сюзеренитетом Османской Империи.

История каждой из трех расчлененных молдавских земель имела свое продолжение в составе того или иного государства.

Так, Северная Молдова (позже названная Буковиной), находилась с 1775 по 1867 гг. в составе Австрийской Империи, с 1867 по 1918 гг. в составе Австро-Венгерской Империи, с 1918 по 1940 гг. и с 1941 по 1944 гг. в составе Румынского Королевства а с 1940 по 1941 гг. и с 1944 по 1991 гг. в составе Советского Союза. С 1991 г. по настоящее время Северная Молдова (Буковина) находится в составе Украины.

Западная Молдова, которая включала в себя молдавские земли от Карпат до Прута и до низовьев Дуная, после второго расчленения Молдовы в 1812 г. продолжала оставаться под сюзеренитетом Османской Империи. В 1859 г. она создала совместно с Валахией (другим дунайским княжеством) личную Унию, Молдо-Влахию, которая в 1861 г. превратилась в реальную Унию и стала именоваться с 1862 г. Румынией. Западная (Запрутская) Молдова находится до сих пор в составе Румынии.

Восточная Молдова (позже названная Бессарабией) в 1812 г. стала частью Российской Империи. В декабре 1917 г., сразу после Октябрьской революции в России, Восточная Молдова провозгласила себя Демократической Молдавской Республикой, однако отстоять свой суверенитет и свою независимость не смогла, т.к. в марте-апреле 1918 г. была присоединена к Румынии.

В результате договоренности достигнутой между правительствами двух стран 28 июня 1940 г. Восточная Молдова (Бессарабия) была передана Румынией Советскому Союзу. 2 августа того же года Восточная Молдова была провозглашена Молдавской Советской Социалистической Республикой и стала одной из 16 союзных республик СССР. В ее состав были включены и территории бывшей МАССР, автономного образования в составе Украины. Вместе с тем, от Восточной Молдовы были отделены и переданы Украинской ССР территории севера и юга Бессарабии (Хотинский уезд на севере и Черноморское побережье и устье Дуная на юге).

С 22 июня 1941 г. по август 1944 г. на территории Молдовы находились румынские и немецкие войска, которые участвовали в войне против Советского Союза. С августа 1944 г. по август 1991 г. Молдова входила в состав СССР в качестве союзной республики (квази-государственного образования в составе советской федерации).

27 августа 1991 года Парламент Молдовы провозгласил государственную независимость страны, которая вскоре была признана международным сообществом и стала полноправным субъектом международного права.

1.3 Левобережная Молдавия

Со второй половины 14 века территория нынешнего Приднестровья входила в состав Великого княжества Литовского, с 1569 года, соответственно - в составе Речи Посполитой.

Пределы влияния Российской Империи достигли реки Днестр после подписания в Яссах, 29 декабря 1791 года, русско-турецкого Договора как итога войны 1787-1791 годов.

С 1791 года по 1917 год Левобережье Днестра входило в состав Российской Империи. После образования СССР нынешние левобережные районы Республики Молдова были частью Украины. 12 октября 1924 года было провозглашено создание Молдавской АССР в составе Украины, с центром сначала в Балте (ныне в Одесской обл., Украина), а с 1929 г. — в Тирасполе.[2] Некоторые исследователи считают, что создание МАССР было продиктовано желанием союзного центра таким образом решить бессарабскую проблему,[3] хотя эти утверждения, на наш взгляд, не бесспорны, так как в Советском Союзе в это же время было образовано множество автономий по национальному признаку, без наличия каких-либо спорных территориальных вопросов.[4]

2 августа 1940 года МАССР вошла в состав вновь образованной Молдавской ССР, однако не в полном составе, а лишь теми районами, где преобладало молдавское население. Необходимо отметить, что территория нынешнего Приднестровья ранее никогда не входила в состав Молдавского княжества, а решение московских властей включить эту территорию в состав МССР было, скорее всего, продиктовано тем обстоятельством, что на эти территории проживало население, которое идентифицировало себя как молдаване (более 30% населения, согласно данным переписи населения 1926 г.[5]). Кроме того, это была попытка, на наш взгляд, компенсировать передачу Украинской ССР территории севера и юга Бессарабии (Хотинский уезд на севере и Черноморское побережье и устье Дуная на юге).[6]

Во время Второй мировой войны, с 1941 г. по 1944 г., Приднестровье было оккупировано немецко-румынскими войсками и входило в состав румынского протектората «Транснистрия». С 1944 г. по 1991 г. Левобережье Днестра входило в состав Молдавской ССР.

2 сентября 1990 г. была провозглашена Приднестровская Молдавская Республика (ПМР) как новое «государство» на территории левобережного Днестра, однако независимость нового про-государственного образования не была признана ни молдавскими властями, ни мировым сообществом.

2. Геополитические реалии и возникновение приднестровского конфликта

2.1 «Перестройка» и начало распада СССР

В 1980-х годах ХХ-го столетия в результате «перестройки» в Советском Союзе повысилась социальная активность населения и обострились национальные и межэтнические вопросы. В союзных республиках возникли общественные движения, объединявшие представителей титульных национальностей этих республик.

В республиках, которые имели некоторые традиции государственного строительства, например в прибалтийских, титульная нация смогла организоваться и выставить на первый план идеи консолидации общества и завоевания суверенитета и независимости от союзного центра. В других республиках, например в кавказских и некоторых среднеазиатских, на первый план вышли проблемы межэтнических и религиозных разногласий, которые вылились в кровавые конфликты.

Вместе с тем, во всех этих республиках идея независимости обретала свои контуры, и независимость от центра отождествлялась с идеей формирования своего, нового государственного образования.

В Молдавской ССР процессы «перестройки» обрели другой характер. Идея независимости от союзного центра, проводимая той же Россией и прибалтийскими республиками, споткнулась в Молдавии об идее объединения с Румынией, которая выдвигалась небольшой группой писателей и молодежи. Ситуация осложнялась тем, что население МССР, в отсутствие традиций государственности, было подвержено манипуляциям со стороны новоявленных лидеров, которые умело проводили в жизнь идеи своих закордонных работодателей. Именно в процессе «перестройки» проявились первые признаки подмены национальных лозунгов на националистические, притом не молдавские, а румынские.

Перспектива исчезновения СССР, в отличие от тех же прибалтов, не сплотила население Молдавской ССР вокруг идеи молдавской государственности, а раскололо его на антагонистические группировки. Одни желали независимость и молдавскую государственность, другие – объединение с Румынией, третьи – сохранение Молдавии в состав Советского Союза, во что бы то ни стало.

Осенью 1988 года прошёл ряд демонстраций, на которых звучали всё более радикальные лозунги: «Молдавия - для молдаван», «Чемодан - вокзал - Россия».

В ответ, в Тирасполе и других населенных пунктах левобережья прошли митинги с требованиями «говорить на человеческом языке».

2.2 Языковая проблема

В марте 1988 года на съезде Союза писателей СССР в Москве прозвучало предложение придать государственный статус языкам титульных наций всех республик Советского Союза. В Молдавии после этого были выдвинуты требования признать идентичность молдавского языка румынскому, а также перевести молдавский язык на латинскую графику и сделать его государственным языком Молдавской ССР.

Дискуссии вокруг принятия «языкового» законодательства продемонстрировали всю глубину раскола и взаимного непонимания среди населения МССР. Население раскололось по языковому признаку, на два не сообщавшихся между собой сообщества. Реальностью стал бытовой, уличный национализм. Его «окрас» был разным в Кишиневе, Тирасполе и Комрате, но суть была одна и та же, - менталитет Homo Sovieticus в условиях незаслуженной свободы. Одни настаивали на том, чтобы только румынский язык получил статус государственного, в то время как остальные, столь же категорично, требовали, чтобы русский язык получил такой же статус.[7]

Важным шагом к возникновению конфликта послужило опубликование в марте 1989 года законопроекта «О функционировании языков на территории Молдавской ССР». Проект был опубликован от имени Союза писателей Молдавии. Законопроект вызвал негативную реакцию среди части населения, не владеющей молдавским. Это привело к возникновению стихийного общественного движения, выступавшего за введение в Молдавии двух государственных языков — молдавского и русского.

11 августа 1989 г. в Тирасполе был создан ОСТК — Объединённый совет трудовых коллективов. ОСТК выступил против этого законопроекта, который, по мнению его создателей и лидеров, мог привести к дискриминации по национальному признаку при осуществлении права на труд. ОСТК начал проведение забастовок на предприятиях левобережной Молдавии.

Несмотря на забастовки, 31 августа 1989 года Верховный совет Молдавии придал молдавскому языку статус государственного, что привело к новым забастовкам.

2.3 Народный Фронт и идея объединения с Румынией

Ослабление союзного центра, «суверенизация» союзных республик привели к тому, что в обществе стали обсуждаться различные сценарии будущего. В Молдавской ССР наиболее громко были озвучены две взаимоисключающие позиции, - сохранение любой ценой Молдовы в составе СССР и объединение с Румынией. То есть, люди цеплялись за те прецеденты, которые история создала для них. Были, правда, и предложения о создании Молдавского государства, но звучали они неуверенно и неосознанно, так как спотыкались о дилемме, как быть с запрутской Молдавией, Буковиной и Югом Бессарабии, которые, согласно тем же историческим прецедентам, составляли когда-то средневековую Молдавию, а теперь находились в составе Румынии и Украины.

В мае 1989 года был создан Народный фронт Молдовы, объединивший в себе ряд националистических организаций. Идеология Народного Фронта базировалась на идее создания «Великой Румынии», в состав которой должна была бы входить и Молдавская ССР. Без Приднестровья, разумеется, но с Буковиной и с Югом Бессарабии. Именно тогда начали муссироваться бредовые идеи об «обмене» территорий между Румынией и Украиной как единственном правильном решении будущего Молдавии.

В противовес Народному Фронту в Приднестровье возникло «Интердвижение». В Тирасполе был создан ОСТК — Объединённый совет трудовых коллективов. ОСТК начал проведение забастовок на предприятиях левобережной Молдавии, заселённой преимущественно русскими и украинцами.

Дальнейшая эволюция политического процесса в Республике Молдова наглядно продемонстрировала, что число сторонников объединения с Румынией не обеспечивает даже преодоления избирательного порога в 4%-6%. Сам Народный Фронт, ассоциировавшийся в свое время с идеей объединения с Румынией, ни разу не участвовал в выборах с подобными лозунгами. Более того, для самосохранения в молдавской политике Народный Фронт вынужден был эволюционировать от «национально-освободительного движение румын на оккупированных территориях» (1990г.) до Христианско-Демократической Народной Партии (2000 г.), с банальной программой, в которой уже ничего не говорится об объединении с Румынией.[8]

Вместе с тем, в обществе с доминирующим тоталитарным менталитетом и неспособным критически оценивать ситуацию, реакция на существование, пусть и немногочисленных сторонников идеи объединения с Румынией была совершенно неадекватной. При отсутствии диалога между сторонниками различных политических позиций, наличие сторонников объединения с Румынией спровоцировало паническую реакцию.

Москва, через единственный на тот момент канал союзного телевидения также представляла все происходившее в Кишиневе как шаги к объединению с Румынией. Ситуация осложнялась тем, что этот канал ТВ для населения Приднестровья пользовался значительно большим доверием, нежели информация подаваемая Кишиневом через свой телевизионный канал.

Появившиеся неконтролируемые компартией печатные издания финансируемые, скорее всего, спецслужбами, подливали масла в огонь, пугая население апокалипсическими сценариями объединения с Румынией. Масло в огонь подливала и сама КП Молдавии, - для упрочения своих пошатнувшихся позиций, коммунисты стали пугать население перспективой объединения с Румынией.

Страх перед объединением Республики Молдова с Румынией, по образцу 1918 года, принял параноидальные, эсхатологические формы, форму массового коллективного психоза. Особенно после того, как в декабре 1989 года в Румынии пала диктатура Чаушеску. То, что для одних жителей Республики Молдова стало избавлением от комплекса национальной униженности, для других стало предвестием «конца света». В дни падения режима Чаушеску по Кишиневу прокатывались демонстрации под лозунгами объединения с Румынией, в то время как русскоязычное население МССР цепенело от ужаса.[9]

В индустриальных центрах Приднестровья население особенно болезненно реагировало на подобные идеи. Понятие «румын» было синонимом слова «фашист». Гонимое страхом, население, в том числе и часть молдаван, готово было хоть каждый день выходить на бессмысленные референдумы. Людьми овладел комплекс «осажденной крепости», выразившийся в лозунге «Моя республика меня защитит!». Люди готовы были брать в руки оружие, лишь бы «не проснуться в Румынии».[10]

2.4 Ошибки и недальновидность кишиневских властей

Будучи в составе СССР, Молдавская ССР располагала нефункциональными, чисто декоративными атрибутами государственности и структурами власти. В советские времена органы власти формировались в кабинетах партийных функционеров, которые определяли, кто будет избран депутатом верховного или местного советов.

«Перестройка» начатая Михаилом Горбачевым, внесла некоторые коррективы в системе государственных структур власти. Началом их реального воплощения были выборы в Верховный Совет СССР, проходившие в начале 1989 года. Продолжением реформы власти послужили и выборы в Верховный Совет МССР, состоявшиеся 25 февраля-10 марта 1990 г. Для их проведения вся территория МССР была поделена на 380 одномандатных округов. Кандидаты в депутаты выдвигались не только компартией, но и трудовыми коллективами. Выборы проводились на альтернативной основе. В некоторых округах было по 5, 6 а то и 10 кандидатов. Компартия Молдавии потерпела сокрушительное поражение, так как в новый Верховный Совет прошло лишь около 10% выдвинутых ею кандидатов. Но и Народный Фронт не смог обеспечить себе победу на выборах, набрав лишь 28% депутатских мест. Основная масса победивших на выборах депутатов представляла трудовые коллективы, которые в Молдавии на тот момент были или колхозами (совхозами), или предприятиями военно-промышленного комплекса.

Вновь созданный парламент (Верховный Совет МССР) распался на фракции, которые в зеркальном виде отражали положение дел в общественном сознании населения республики. Народный Фронт, с 28% депутатскими мандатами, занял правое парламентское крыло. Они ратовали за немедленный выход Молдавии из СССР и ее присоединение к Румынии. Левое крыло заняла фракция коммунистов и представителей трудовых коллективов военно-промышленного комплекса (не только из Приднестровья, но и из Кишинева, Бельцы, Бендер, Рыбницы, Оргеева) - около 20% депутатских мандатов. Они выступали за сохранение СССР и за «социализм с человеческим лицом». Большинство в парламенте («болото») занимала фракция депутатов-аграриев, в большинстве своем – председатели колхозов и директора совхозов – около 45% депутатских мандатов. Это была самая непредсказуемая фракция, так как ее представители выступали и за Молдавию и против нее, и за выход из Советского Союза, и за сохранение колхозов. Балансируя между фронтистами и коммунистами, депутаты-аграрии внесли свой весомый вклад в существующий хаос того времени. Примерно 7% мандатов представляли независимые депутаты, единственные на тот момент, которые выступали за независимость Молдовы не только от Москвы, но и от Бухареста.

Вместе с тем, принципиально важно помнить, что эти выборы состоялись на всей территории Молдавии, в том числе с активным участием населения с левого берега Днестра. Соответственно, в составе Верховного Совета МССР был пропорционально представлен и Приднестровский регион.

Однако, последовавшие за этим ошибки Кишинева были предопределены поразительно низким уровнем политической культуры, доминировавшим в обществе вкупе с тоталитарным менталитетом. К ним относятся:

• неспособность властей ориентироваться в обстановке и принимать обдуманные, взвешенные решения. Митинговая психология доминировала в тот период, и многие решения принимались под давлением толпы;

• непонимание важности поддержания диалога, как с инакомыслящими лидерами, так и с населением. Принцип «кто не с нами – тот против нас», проводимый Народным Фронтом, стал руководящим принципом для молдавских властей того периода;

• неспособность обеспечить доступ как русскоязычного, так и молдавоязычного (румыноязычного) населения к альтернативным источникам информации. Средства массовой информации в тот период дирижировали массовым сознанием беспрепятственно: фронтисты продвигали идеи унионизма в своих СМИ, финансируемые румынскими спецслужбами, сепаратисты – в своих изданиях, финансируемые союзными (московскими) спецслужбами – обрисовывали Молдавию в черно-коричневом цвете, что далеко не соответствовало действительности. Лживая пропаганда, как с одной, так и с другой стороны, при попустительстве властей, превратила большинство населения в заложниках, которые не могли ориентироваться в перипетиях «большой политики».

• неспособность властей выработать линию поведения, которая отвечала бы интересам большинства населения республики. Колебание, слева направо и справа налево, от позиций Народного Фронта к позициям Кремля, и наоборот, привело к тому, что Молдавия так и не выработала свою политику относительно своей независимости. Объяви тогда молдавское руководство о том, что Молдавия стремится к независимости не только от Москвы, но и от Бухареста, что любой житель республики, независимо от этнического происхождения и вероисповедания, будет пользоваться равными правами, и приднестровского конфликта могло бы и не быть;

• склонность к применению силы, без понимания возможных последствий. Инциденты в Дубоссарах осенью 1990 года, «поход на Гагаузию» осенью того же года, трагические события 19 июня 1992 года в г. Бендеры явились результатом того, что российские и румынские спецслужбы спланировали и организовали провокации, а руководство Молдовы на них поддалась;

· часть руководства Республики Молдова, пришедшая из Народного Фронта, смотрела на Приднестровье как на территорию, «которая никогда не была в Румынии», как на препятствие к ожидаемому ими объединению Республики Молдова с Румынией.

Эти грубейшие ошибки молдавского руководства были мастерски использованы лидерами сепаратизма в Тирасполе с целью полного разрыва с Кишиневом. Более того, тираспольские власти охотно шли на подлог, выдавая лозунги Народного Фронта и отдельные высказывания политиков разных мастей за позицию руководства Молдовы.[11]

2.5 Поведение тираспольских властей на фоне всеобщего всесоюзного хаоса

Тирасполь, по многим параметрам, стоял особняком среди других городов Республики Молдова. В то же время, если сравнивать его, например, с Бельцами, то становится очевидным, что только доминация русскоязычного населения еще не означала автоматического противостояния с Кишиневом. Помимо того, что молдаване составляли только 17,7% согласно переписи населения 1989 года, в Тирасполе располагался штаб 14-й Армии. Также в Тирасполе был высок процент ушедших на пенсию офицеров, который предпочли остаться по месту бывшей службы. В августе 1989 года в Тирасполе был создан ОСТК (Объединенный Совет Трудовых Коллективов), который перехватил инициативу у местной партийной организации и который проповедовал наиболее агрессивные формы ксенофобии.

Некоторые исследователи полагают, что противостояние с Кишиневом развивалось по столь жесткому сценарию, именно потому, что Москва сознательно использовала население Приднестровья для достижения своих целей. Во-первых, еще в августе 1989 года обратило на себя внимание участие предприятий союзного ВПК (Военно-Промышленного Комплекса) в «языковых» забастовках. Учитывая строгость режима на этих предприятиях, равно как и их прямое подчинение Москве, многие еще в 1989 году пришли к выводу, что приказ на их участие в забастовках был получен непосредственно из Москвы. Кроме того, вовлечение 14-й Армии в процесс создания незаконных вооруженных формирований, а затем и в вооруженное противостояние с конституционной властью, также не могло состояться без прямого приказа из Москвы. [12] Нельзя не согласиться с этими выводами, так как противостояние между Москвой и союзными республиками приобретало в то время характер подковерной борьбы, с соблазном внедрения в «развратные территории» своего «троянского коня».

Из всего этого следует вывод, что население индустриальных центров Приднестровья, и Тирасполь в первую очередь, были благодатным материалом для политических манипуляций, направленных против Республики Молдова. Население Приднестровья в целом, в первоначальной фазе конфликта, оказалось и инструментом, и заложником политических спекуляций Кремля. Впоследствии, население оказалось также заложником местного авторитарного режима и интересов международной сети организованной преступности, которая, с вовлечением коррумпированных политиков из Кишинева, Киева, Москвы и Бухареста, превратила Приднестровье в перевалочную базу для контрабанды и источник обогащения.[13]

2.6 Внешний фактор и его роль в возникновении и эволюции приднестровского конфликта

В ситуации, когда Республика Молдова предпринимала первые шаги по своему становлению в качестве государства, она была особенно чувствительна к внешним воздействиям. Поворотным моментом в противостоянии Кишинев-Москва стало 23 июня 1990 года, когда Парламент Молдовы принял Декларацию о суверенитете. И хотя такую же декларацию немного ранее приняла Россия, в Москве, в штабе Горбачева, создалось мнение, что Республика Молдова намерена выйти из состава СССР, для того чтобы сразу после этого объединиться с Румынией. Для предотвращения этого, 19 августа в Комрате было провозглашено создание «Гагаузской Советской Социалистической Республики в составе СССР», а 2 сентября, в Тирасполе – «Приднестровской Молдавской Советской Социалистической Республики в составе СССР».

Другими словами, союзный центр, используя специфику ситуации в Республике Молдова, сумел создать два «якоря» для удержания Республики Молдова в составе «обновленного Союза». В дальнейшем, Кремль, превратившийся из союзного в российский центр власти, последовательно проводил (и проводит) политику удержания Республики Молдова в орбите своего влияния.

Одновременно, Республика Молдова была под неусыпным вниманием и Бухареста, где иллюзии о возрождении «Великой Румынии» развивались в геометрической прогрессии. Через своих ставленников в Народном Фронте и, соответственно, в структурах власти Республики Молдова, Бухарест разжигал русофобию и молдавофобию, и пытался внедрить в сознание молдаван идею о невозможности существования Молдовы в качестве независимого государства. Красной нитью проходила через средства массовой информации финансируемые Бухарестом идея о том, что от Приднестровья и Гагаузии придется отказаться, так как решить конфликт не удастся – «Москва не даст».

Еще одним моментом, до сих пор не поддающегося анализу, является то, что молдавское руководство само отдало в руки тираспольских сепаратистов тысячи тонн оружия, так как, по совету Бухареста, осенью 1991 года отказалось от имущества бывшей Советской Армии на территории левобережных районов, переведя под молдавской юрисдикцией лишь то имущество и вооружение, которое находилось на правом берегу Днестра. Объяснить это можно лишь тем, что Румынии не нравилась идея объединенной Молдавии (вместе с Приднестровьем), так как она представляла опасность для существования Румынского государства.[14] Это понимали и лидеры Народного Фронта, так как Молдавия, в противовес румынским требованиям об объединении, могла бы выдвинуть свои требования, об объединении чисто молдавских земель, то есть той части Молдавии, которая находится теперь в составе Румынии. Учитывая униженное положение молдавского этноса в составе румынской нации, можно предположить что идея «Великой Молдавии» вполне может представлять опасность для Румынии.[15]

В 1992 году руководством Республики Молдова неоднократно предпринимались попытки стабилизировать ситуацию и избежать сползания к вооруженному противостоянию. К примеру, Парламент Республики Молдова принял ряд Постановлений (27 мая, 11 июня, 16 июня и 18 июня 1992 года), направленных на разрешение конфликта мирными средствами.

Однако в 1992 году обнаружилась следующая закономерность, - только прекращалась стрельба и наступало перемирие, как «кто-то» опять провоцировал вооруженное противостояние. Если вернуться к Постановлениям парламента Республики Молдовы от 16 и 18 июня 1992 года, то они были приняты с участием большинства избранных на левом берегу депутатов и содержали в себе все необходимые для прекращения конфликта положения. Однако именно после их принятия, 19 июня, в Бендерах была организована провокация, на которую поддалось руководство Молдовы и после которой вспыхнуло масштабное вооруженное противостояние.

Из логики событий того времени следует вывод, что существовала «третья сила», в лице зарубежных спецслужб, как российских, так и румынских. Эти спецслужбы, используя, в том числе и неподконтрольные Тирасполю и Кишиневу вооруженные подразделения, сознательно вели ситуацию к масштабному вооруженному конфликту, что послужило бы поводом для открытого вовлечения в него, на стороне Тирасполя, подразделений российской армии и наемников-казаков, а на стороне Кишинева – волонтеров, как местных, так и из разных стран мира. Что и произошло в июне 1992 года. По крайней мере, по прошествии нескольких лет, страницы российских «патриотических» газет запестрили именами представителей российских спецслужб, кичащихся своим участием в Приднестровском конфликте.[16] То же самое замечается и в румынских средствах массовой информации.[17]

Исходя из вышеперечисленных факторов, можно утверждать, что Приднестровский конфликт, в его силовой форме был неизбежен. Каждый из центров влияния на ситуацию, Кишинев, Тирасполь, Москва, Бухарест, несет свою долю ответственности, а попытки демонизации только какой-либо одной из сторон скрывают либо непонимание сути конфликта, либо его тенденциозную интерпретацию.

3. Внутренний конфликт – первая фаза приднестровского конфликта

3.1 Парад «суверенитетов» и война деклараций

17 марта 1991 года проводился Всесоюзный референдум о сохранении Союза ССР, но органы власти Молдавии воспрепятствовали проведению референдума на территории республики, поэтому центральные республиканские комиссии по проведению референдума не были созданы и голосование прошло только в воинских частях. Проведение референдума в Приднестровье усилило недовольство кишинёвских властей. Ситуация усугубилась после путча ГКЧП 19—21 августа 1991 года.

После провала путча в Кишинёве был проведён митинг, на котором звучали призывы к выходу Молдавии из Советского Союза. Президиум ОСТК Тирасполя, со своей стороны, поддержал ГКЧП, опубликовав в «Трудовом Тирасполе» заявление: «Мы целиком и полностью поддерживаем решительные меры Государственного Комитета по чрезвычайному положению СССР, исполняющего обязанности президента страны и руководства СССР, направленные на сохранение нашей великой Родины, на стабилизацию общественно-политической обстановки». [18]

23 августа была распущена Компартия Молдавии. 27 августа вслед за Россией и Украиной Молдавия объявляет о своей независимости, а 29 августа в Киеве кишинёвскими спецслужбами был арестован председатель Верховного совета ПМССР Игорь Смирнов. Арестован был и лидер Гагаузии Степан Топал.

5 ноября решением Верховного Совета название ПМССР было сменено на новое — Приднестровская Молдавская Республика. 1 декабря состоялся первый референдум о независимости ПМР. В голосовании приняло участие 78 % избирателей, «за» проголосовали 97,7 % участников референдума.[19]

18 декабря Россия признала независимость Молдавии (в пределах административных границ Молдавской ССР на 1 января 1990 г., то есть, включая и левобережные районы Днестра), 21 декабря её примеру последовала Украина. В тот же день президент Снегур подписал договор о вступлении Молдавии в СНГ.

В течение зимы 1991—1992 гг. отношения между Кишинёвом и Тирасполем обострялись. Произошёл ряд мелких столкновений, одно из которых в первые дни весны 1992 года и послужило поводом для начала крупномасштабных боевых действий.

3.2 Позиции сторон

Точкой отсчета приднестровского конфликта некоторые исследователи считают 30 августа 1989 года, когда Верховным советом Молдавии был принят закон о языке, по которому статус государственного получил молдавский язык.[20] Еще больше усугубило складывающуюся конфликтную ситуацию установление 5 июня 1990 г. Верховным Советом Молдавской ССР нового названия государства – Республика Молдова. Ослабление позиций союзного центра и расшатывание устоев многонационального Советского Союза напрямую отразились на ситуации в Молдавии.

23 июня 1990 г. была принята декларация о государственном суверенитете Республики Молдова. Реакция национальных меньшинств на эти действия властей не заставила себя ждать. 2 сентября 1990 г. была провозглашена Приднестровская Молдавская Советская социалистическая республика. Необходимо подчеркнуть, лидеры Приднестровья выступали против распада Советского Союза в отличие от молдавского руководства.

4 ноября 1989 года в ходе конференции уполномоченных трудовых коллективов Тирасполя была принята резолюция, предписывавшая ОСТК рассмотреть возможность проведения референдума по вопросу об автономии населённых преимущественно русскими и украинцами регионов Молдавии. В конце 1989 - начале 1990 года в Приднестровье был проведён референдум об образовании Приднестровской Молдавской Советской Социалистической Республики. 2 сентября 1990 года на II Чрезвычайном съезде депутатов всех уровней Приднестровья была провозглашена Приднестровская Молдавская Советская Социалистическая Республика в составе СССР. Незадолго до этого независимость провозгласила Гагаузия. Оба образования не были признаны руководством СССР[21].

3.3 Международно-правовая оценка

С международно-правовой точки зрения приднестровский конфликт начался как внутренний конфликт между центральными властями Молдавской ССР и местными властями приднестровского региона Молдавии. На протяжении 1989 – 1992 гг., несмотря на происходившие инциденты, этот конфликт оставался внутренним, так как напрямую в нем не участвовали другие государства. Интернационализация конфликта началась лишь после начала военных действий и вовлечения в вооруженный конфликт действиях частей 14-й российской армии в июне 1992 года.

4. Вооруженный конфликт – вторая фаза приднестровского конфликта

4.1 Создание вооруженных формирований на левом берегу Днестра

После распада СССР, когда Молдавия, как и другие республики, вышла из Союза, приднестровцы в Тирасполе объявили, что отделяются от Молдавии. Свое намерение они аргументировали тем, что большинство жителей территории являются русскими и украинцами и в 1940 г. их «насильственно» объединили с молдаванами.[22] Руководство Молдавии к территориальному разделу отнеслось крайне отрицательно и попыталось силой восстановить целостность республики. Вспыхнула война. Активные боевые действия велись с весны 1992 г.

Вместе с тем, возникает вопрос о том, откуда у приднестровцев появилось оружие, кто их вооружил. Не менее важный вопрос состоит в том, как и когда появились вооруженные формирования в Приднестровье, так как сама Молдавия к этому времени не имела своих Вооруженных Сил.

Состояние хаоса и неопределенности в период развала СССР не могло не отразиться на вооруженных силах, дислоцированных в МССР. Офицерский состав после распада СССР оказались перед перспективой либо уехать в Россию, либо остаться в Молдове, в качестве офицера уже национальной армии. В особенно сложной ситуации оказались офицеры в Приднестровье. Исчезновение четкой вертикали власти, в которую была встроена армия, привело к тому, что армия, в той или иной форме, оказалась вовлеченной в политическое противостояние. На правом берегу Днестра состоялся более-менее спокойный и контролируемый вывод войск союзного подчинения. В то же время, в Приднестровье, где ситуация была намного более напряженной, началось вовлечение армии в противостояние между Тирасполем и Кишиневом. Подразделения бывшей 14-й армии стали источником вооружения для незаконных вооруженных формирований, единственным предназначением которых могло быть силовое противостояние Кишиневу.

Помимо этого, было очевидно, что и союзный центр использует армию в противостоянии между Кишиневом и Кремлем. Подобные «технологии» уже были апробированы в других конфликтных зонах бывшего СССР. Уже в 1990-м году, во время похода волонтеров на Юг, большое количество стрелкового оружия из Болградской дивизии, совершенно открыто, было распределено среди населения. Соответственно, если бы дело дошло до прямых столкновений, большие жертвы и необратимые политические последствия были бы обеспечены.

В Приднестровье, на фоне массовой истерии и психоза, началась эрозия воинских подразделений с вовлечением их, в слегка прикрытой форме, в формирование отрядов ТСО (территориальной самообороны), обеспечение их оружием и кадрами и пр.

Помимо этого, в Приднестровье, подразделения бывшей 14-й армии напрямую участвовали в конфликте. 1-го апреля 1992 года был издан Указ, подписанный Борисом Ельциным, в результате чего все подразделения бывшей 14-й Армии, находившиеся на территории Молдовы и не перешедшие под ее контроль, объявлялись российскими войсками. Тем не менее, именно прямое подчинение войск Кремлю предопределило их вовлечение в вооруженный конфликт с конституционной властью Республики Молдова.

4.2 Провокация 2 марта 1992 года и начало вооруженного конфликта

В ночь с 1 на 2 марта 1992 года из засады была расстреляна машина с дубоссарскими милиционерами, выехавшими, как оказалось позднее, по ложному вызову. Кто устроил засаду доподлинно неизвестно. В различных источниках в этом обвиняется как молдавская полиция[23], так и приднестровские спецслужбы[24]. Начальник милиции Дубоссар Игорь Сипченко скончался от ран. Гвардеец П. Олейник был ранен. Приднестровские казаки и гвардейцы, подозревавшие молдавских полицейских, окружили здание дубоссарской полиции (подчинявшаяся Кишиневу), районный отдел которой работал здесь параллельно с приднестровской милицией, и потребовали, чтобы полицейские сдали оружие и покинули помещение. Когда они садились в автобус, по площади полоснула автоматная очередь с крыши здания. В ходе перестрелки один из казаков был ранен и один погиб, но полицейские в итоге были разоружены. Гвардейцам пришлось обыскать всё здание полиции, но стрелявший так и не был найден. Задержанные полицейские были отправлены в городской совет Дубоссар, а потом в следственный изолятор. Через три недели их обменяли на бывшего командующего 14-й армией генерал-лейтенанта Яковлева, захваченного 16 марта на территории Одесской области и содержавшегося под стражей в Кишинёве.[25]

2 марта отряд специального назначения МВД Молдавии атаковал полк российской 14-ой армии, дислоцировавшийся возле села Кочиеры.[26] Офицеры и прибывшие им на помощь гвардейцы оказали сопротивление. Были блокированы жилые дома с семьями военнослужащих. Согласно приднестровским источникам[27], российские офицеры и члены их семей были захвачены в заложники. В молдавских источниках этот факт не упоминается. С помощью казаков они были освобождены. В Кочиерах и Дороцкое расположились силы МВД Молдавии и был начат артиллерийский и ракетный обстрел Дубоссар и Григориополя.

1 апреля в Бендеры вошло подразделение молдавской полиции в сопровождении двух бронетранспортёров БТР-70. Полиция предприняла попытку разоружить приднестровских гвардейцев. Под перекрёстный огонь попал автобус с работницами хлопкопрядильной фабрики. Были погибшие и раненные с обеих сторон. Одна женщина погибла и несколько гражданских лиц были ранены. В Приднестровье началась мобилизация. 14 тысячам рабочих было выдано оружие. По приказу Приднестровского командования были взорваны мосты через Днестр у Криулян и села Бычок. Была организована оборона плотины Дубоссарской электростанции и рыбницкого моста.

Активные боевые действия в течение всего марта 1992 г. велись только на Дубоссарском участке фронта и особенно в местах переправ - на полтавском мосту, на плотине Дубоссарской ГЭС и по линии непосредственного соприкосновения подразделений РГ и вооруженных формирований Молдовы - по условной границе между Коржево и Дубоссарами начиная от ГЭС до ДСО.

Военные действия в Приднестровье не вызывали одобрения у большинства молдаван. Социальные мотивы вражды Молдавии и Приднестровья по сути дела отсутствовали. Молдавская полиция и армия зачастую вели боевые действия неохотно. Хотя с марта по апрель 1992 года в молдавскую армию было призвано около 18 тысяч резервистов, многие призывники уклонялись от мобилизации. Под давлением общественности в молдавском парламенте начали брать верх умеренные силы, и 18 июня 1992 года парламент принял постановление о мирном урегулировании конфликта и создании смешанной комиссии.

4.3 Бендерский инцидент и вступление в конфликт 14-й российской армии

Битва за Бендеры началась 19 июня 1992 с очередной провокацией. Доподлинно неизвестно откуда поступила информация в МВД Молдавии, о якобы задержании в Бендерах молдавских полицейских. В Бендеры, в спешке, были направлены регулярные части молдавской армии и броне колонны МВД. На тот момент президентом и главнокомандующим Молдавии был Мирча Снегур, председателем парламента — Александр Мошану, главой правительства — Валерий Муравский, министром обороны — И. Г. Косташ, министром безопасности – Анатол Плугару.[28]

Начались кровопролитные бои в Бендерах. 20 июня молдавские войска вышли к бендерскому мосту через Днестр. Начался штурм горисполкома, обороняемого приднестровцами. Кишинёв попытался использовать авиацию для взрыва моста, однако бомбы попали в жилые районы села Парканы. В расположении российского полка в селе произошёл взрыв, унёсший жизни 26 солдат. Тем временем на сторону приднестровцев перешли добровольцы из 14-ой армии, у многих из которых были местные семьи. Они вместе с казаками, гвардейцами и ополченцами прорвались в Бендеры и выбили молдавские войска из большей части города[29].

7 июля в регион прибыли полномочные представители президента России. На аэродроме Лиманское при посредничестве полномочного представителя России генерал-полковника Семенова в присутствии нового командующего 14-й армией генерал-лейтенанта А.И. Лебедя и высокопоставленных офицеров ПМР, генерал-майор С.Ф. Кицак и бригадный генерал П.С. Крянгэ, подписали Соглашение о прекращении огня воюющими сторонами.

Тем временем в Кишинёве левые силы начали выступления за отставку правительства и парламента, допустивших гражданскую войну. Глава правительства (Валерий Муравский ) и министр обороны (Ион Косташ) ушли в отставку. Удалось достичь соглашение о прекращении огня, а 21 июля в Москве Ельциным и Снегуром было подписано соглашение «О принципах урегулирования вооружённого конфликта в Приднестровском регионе Республики Молдовы».

С вступлением в военных действиях регулярных частей 14-й российской армии приднестровский конфликт превратился из внутреннего в международный.

5. Переговорный процесс и попытки локализации конфликта

5.1 Соглашение о принципах мирного урегулирования вооруженного конфликта в приднестровском регионе Республики Молдова

21 июля 1992 г. было подписано российско-молдавское соглашение «О принципах мирного урегулирования вооруженного конфликта в Приднестровском регионе Республики Молдова». В соответствии с ним в зону конфликта был введен российский миротворческий контингент в составе 6 батальонов для наблюдения за выполнением условий перемирия и содействия поддержанию законности и правопорядка. Помимо этого, сформировано по одному батальону миротворческих сил от Молдовы и Приднестровья.

Необходимо отметить, что миротворческие силы внесли свою лепту в поддержание стабильности и мира в зоне конфликта, и несмотря на мелкие инциденты ситуация держится под контролем.

5.2 Меморандум об основах нормализации отношений между Республикой Молдова и Приднестровьем

Подписание 8-го мая 1997 года в Москве Меморандума о нормализации отношений между Республикой Молдова и Приднестровьем привело к формализации пятистороннего формата переговорного процесса. Меморандум 1997 года предусматривал, что Республика Молдова и Приднестровье являются «сторонами» в конфликте и что решение конфликта должно быть достигнуто на основе «взаимосогласованных решений» между ними.

Миссия ОБСЕ, Россия и Украина были наделены статусом посредников в переговорном процессе. А Россия и Украина дополнительно получили статус «стран-гарантов» соглашений, зафиксированных в Меморандуме и которые впоследствии должны были быть достигнуты в переговорном процессе. При этом в Меморандуме 1997 года, в качестве формулы разрешения конфликта, было зафиксировано понятие «общего» государства. В то же время, анализ конкретных положений Меморандума, приводит к единственно возможному выводу, - само содержание Меморандума, равно как и формула «общего» государства предусматривали конфедеративные отношения между Республикой Молдовой и Приднестровьем.

Следует отметить, что на протяжении более десяти лет после подписания Меморандума 1997 года, в рамках пятистороннего формата переговорного процесса не было достигнуто ни одно соглашение, которое можно было бы считать продвижением к объединению страны.

5.2 Стамбульский саммит

Стамбульский 1999 года Саммит ОБСЕ занимает особое место в проблеме Приднестровского конфликта. Во-первых, в ходе этого Саммита был подписан Адаптированный Договор об ограничении обычных вооружений в Европе (ДОВСЕ). Этот Договор предусматривал ограничения по пяти типам вооружений, - танки, боевые вертолеты, самолеты, бронетехника и артиллерия калибром более 100 мм.

Согласно ДОВСЕ, Россия обязалась вывезти или уничтожить, находящееся в Приднестровье вооружение из этих пяти категорий. А в преамбуле договора зафиксировано обязательство стран-участников не размещать свои войска на территории других стран, без их согласия.

Кроме того, в Стамбуле Россия взяла на себя обязательство вывести все свои войска из Приднестровья. Необходимо отметить, что если до конца 2003 года Россия вывезла или уничтожила все вооружение, подпадающее под ДОВСЕ, то проблема полного вывода российских войск из Приднестровья до сих пор провоцирует противостояние между Россией и большинством стран подписавших ДОВСЕ. После этого ОБСЕ фактически исчерпало себя в качестве активного участника переговорного процесса. Не говоря уже о том, что последние Саммиты министров иностранных дел стран ОБСЕ заканчиваются неизменным провалом, как только речь заходит о резолюции по Молдове.

Также существует точка зрения, что Россия отказывалась ликвидировать свое военное присутствие в восточном регионе Республики Молдова только для того, чтобы не допустить ратификации ДОВСЕ со стороны стран-членов НАТО. Дело в том, что подписание Адаптированного ДОВСЕ в 1999 году пришлось на тот период, когда ельцинская Россия была слабой и была готова на уступки. Ныне же, в период правления Путина, Россия чувствует себя необоснованно ущемленной ограничениями ДОВСЕ. Указ Владимира Путина, от 14 июля 2007 года, о приостановлении участия России в ДОВСЕ говорит в пользу этой гипотезы.[30]

5.3 Меморандум Козака

После провала идеи разрешения конфликта посредством образования федерации (июль 2002 года) и «ассиметричной федерации» (февраль 2003 года), наиболее заметным событием в этом направлении было связано с т.н. «Меморандумом Козака», подписание которого было намечено на 25 ноября 2003 года. Этот документ явился результатом прямого диалога между Владимиром Ворониным и Владимиром Путиным, а также результатом интенсивной челночной дипломатии между Кишиневом и Тирасполем, предпринятой специальным посланником российского президента, Дмитрием Козаком.

Меморандум Козака интересен тем, что в нем зафиксировано то видение разрешения конфликта, которое устраивает Кремль. Этот документ предусматривал превращение Молдовы в некое псевдо-государство, с заведомо парализованной центральной властью и с гарантированным (до 2020 года) российским военным присутствием.

5.4 Украинский план

В 2005 г. президентом Украины был предложен новый план урегулирования, первоначально поддержанный обеими сторонами переговорного процесса.

Так называемый «план Ющенко» предусматривал проведение международного мониторинга выборов в Верховный Совет, прошедших в Приднестровье в декабре 2005 г., направленный на формирования легитимного правительства для проведения эффективных переговоров.

Основные тезисы по этому вопросу были озвучены 22 апреля на саммите ГУАМ в Кишиневе. Они назывались "К урегулированию - через демократию" и состояли из следующих семи шагов:

1. Украина предлагает тираспольской администрации принять меры по построению демократии, развитию гражданского общества, гарантировать фундаментальные права и свободы человека;

2. Украина предлагает провести выборы в местный парламент, как в репрезентативный орган Приднестровского региона Республики Молдова;

3. Украина предлагает Европейскому Союзу, России, США и Совету Европы провести мониторинг этих выборов;

4. Украина поддерживает участие Европейского Союза и США в переговорном процессе по урегулированию приднестровского конфликта;

5. Украина предлагает заменить существующий в Приднестровье миротворческий контингент на международный контингент, состоящий из военных и гражданских наблюдателей, под эгидой ОБСЕ;

6. Украина предлагает ввести мониторинг со стороны международных организаций предприятий военной индустрии Приднестровья;

7. Украина согласна принять на своей территории международных наблюдателей под эгидой ОБСЕ для контроля приднестровского участка молдо-украинской границы, предлагая представителям Приднестровья участвовать в этой работе.

16-го мая 2005 года, в Виннице, был официально представлен «План Ющенко». Украинский документ предусматривал, что Республика Молдова будет единственным субъектом международного права, а приднестровский регион – иметь право на установление “внешних контактов” в области экономики, науки и техники, а также в гуманитарной области.

В документе оговаривалось право приднестровского региона на выход из состава Республики Молдова, в случае объединения Молдовы с другим государством (с Румынией, конечно) или утраты своего качества международного субъекта. Решение о выходе Приднестровья из состава Республики Молдова должно быть принято на референдуме в этом регионе.

Согласно украинскому плану, Приднестровье должно было иметь Конституцию, которая бы соответствовала основному закону Республики Молдова. Приднестровье наделялось правом на собственные символы (флаг, герб и гимн), которые использовались бы наряду с символикой Республики Молдова. В приднестровском регионе должны были действовать три официальных языка – молдавский (на латинской графике), русский и украинский.

План также предусматривал разработку Кишиневом и Тирасполем, вместе с Российской Федерацией, Украиной, ОБСЕ и ЕС Соглашения между Республикой Молдова, Россией, Украиной и ОБСЕ по гарантиям соблюдения Закона Республики Молдова об особом статусе приднестровского региона. После вступления в силу этого закона, в октябре-ноябре 2005 года, Украина предлагала проведение выборов в законодательный орган Тирасполя, за ходом которых наблюдали бы представители международного сообщества.

Европейский Союз поддержал инициативу Украины, настаивая на том, что Приднестровье является источником значительного количества контрабандных товаров. По данным Независимого центра журналистики, в 1998 г., например, около 90% акцизных товаров, прошедших таможню Молдовы как товар предназначенный для Приднестровья, на самом деле являлось контрабандой[31].

6. Современная ситуация в процессе «решения» приднестровского конфликта

6.1 Совместные миротворческие силы и их роль в обеспечении безопасности в зоне конфликта.

В настоящее время безопасность в зоне конфликта обеспечивают Совместные миротворческие силы России, Молдавии, Приднестровской Молдавской Республики и военные наблюдатели от Украины. Руководит миротворческими силами - Объединенная Контрольная Комиссия (ОКК) - орган управления миротворческой операцией.

6.2 Позиции сторон

С 1992 г. - вот уже более 18 лет - ведутся переговоры об урегулировании конфликта, в которых в качестве посредников участвуют Россия, Украина и ОБСЕ. Достигнуты определенные позитивные результаты — прекращены военные действия и созданы международные гарантии против их возобновления, в определенной степени нормализована жизнь людей по обе стороны рубежа противостояния, обеспечены экономические контакты. Молдова и ПМР договорились о том, что они будут руководствоваться принципом сохранения территориальной целостности Молдавии как единого субъекта международного права в границах МССР на 1 января 1990 г., отказались от односторонних действий и применения силы.

Тем не менее, конфликт пока далек от окончательного разрешения. Основная проблема - государственно-правовой статус Приднестровья. Формулу «общее государство», автором которой считается тогдашний министр иностранных дел России Е.М. Примаков, обе стороны сразу же стали интерпретировать по-разному. Тирасполь понимает под ней конфедерацию - союз двух равноправных и суверенных субъектов международного права. При этом ПМР готова делегировать Кишиневу лишь немногие полномочия, которые она сочтет необходимыми, например, в области обороны, инфраструктуры, экономического законодательства, при сохранении собственной валюты, отдельного бюджета, гражданства и др. Кишинев, напротив, считает, что общее государство означает «единое государство», и согласен только на предоставление Приднестровью определенной автономии.

Успех каждой из сторон на переговорах во многом определяется международными факторами. Приднестровский конфликт относится к числу наиболее интернационализированных на постсоветском пространстве. ПМР неоднократно заявляла, что нуждается в гарантиях России и Украины. Со своей стороны, Республика Молдова не может не считаться с позицией Евросоюза.

6.3 Формула «5+2». Ее плюсы и минусы

Подписание 8-го мая 1997 года в Москве Меморандума о нормализации отношений между Республикой Молдова и Приднестровьем привело к формализации пятистороннего формата переговорного процесса. Меморандум 1997 года предусматривал, что Республика Молдова и Приднестровье являются «сторонами» в конфликте и что решение конфликта должно быть достигнуто на основе «взаимосогласованных решений» между ними.

Миссия ОБСЕ, Россия и Украина были наделены статусом посредников в переговорном процессе. А Россия и Украина дополнительно получили статус «стран-гарантов» соглашений, зафиксированных в Меморандуме и которые впоследствии должны были быть достигнуты в переговорном процессе.

Осенью 2005 г. пятистороннее постоянное совещание по политическим вопросам (Молдавия, Приднестровье, ОБСЕ, Россия, Украина), было расширено до «5+2» с присоединением США и ЕС.

Следует отметить, что на протяжении более десяти лет после подписания Меморандума 1997 года, в рамках пятистороннего формата переговорного процесса не было достигнуто ни одно соглашение, которое можно было бы считать продвижением к объединению страны.

По мнению некоторых исследователей, пятисторонний формат был задуман его авторами в качестве капкана для Молдовы, чтобы не допустить прогресса в разрешении конфликта. Что и наблюдается по сегодняшний день.[32]

6.4 Конституционный кризис в Молдове и перспективы урегулирования конфликта

В 2009 – 2011 гг. в Молдавии разразился конституционный кризис, когда на протяжении более полутора лет, из-за несовершенства законодательства, а также из-за противостояния властей и оппозиции, стало невозможно избрать главу государства – президента республики. В создавшейся ситуации перспективы урегулирования приднестровского кризиса становятся еще более неясными, так как практически не до конца понятно кто с кем будет вести переговоры, каковы гарантии, а также какова позиция участников формата «5+2.

Вместе с тем, стороны проявляют интерес друг к другу, хотя и не обходится без реплик и комментарий. В 2010 году Премьер-министр Молдовы Филат встречался со Смирновым дважды. Тогда их встречи назвали «футбольной дипломатией». А в начале апреля 2011 г. Игорь Смирнов пригласил Владимира Филата посетить Приднестровье с официальным визитом.

По поводу «официальности» предстоящего визита разразился скандал, хотя ранее и сам премьер Филат заявил, что предстоящий визит в Тирасполь не будет официальным. «Я проведу официальную встречу со Смирновым, когда у нас будет четкая повестка дня переговоров в формате «5+2», – прокомментировал приглашение в одном из телеинтервью глава правительства.[33]

Как стало известно, помимо указания сроков и места встречи, в тексте приглашения также фигурируют вопросы, которые подлежат обсуждению. «Это отправка и перемещение грузов, снятие ограничительных мер в части пошлин на товары», – сказал Смирнов. Он утверждает, что готов к возобновлению официальных переговоров с Кишиневом, но считает, что обстановка еще не созрела.[34]

6.5 Приднестровский конфликт и энергетическая безопасность Республики Молдова

Приднестровский конфликт, помимо политических и экономических эффектов, затрагивает и энергетическую безопасность Республики Молдова.[35]

В координатной сетке мировой энергетической системы Республика Молдова, зависимая от импорта энергоносителей, представляет ячейку энергодефицитных акторов международных отношений.[36]

В круг основных проблем, весьма отчетливо вписывается проблема слаборазвитой энергетической инфраструктуры страны, представленной постепенно выходящими из строя электростанциями и линиями электропередач. Среди них следует выделить: Молдавскую ГРЭС (2,5 млн. кВт, одна из крупнейших в регионе[37]) и Дубоссарскую ГЭС (48000 кВт). Отметим, что первая в свое время обеспечивала электроэнергией всю Молдову, поставляв, ее и в некоторые регионы Румынии и Болгарии. Сейчас же Молдове приходиться импортировать около трех четвертей электроэнергии, а расходы на энергоносители составляют более трети ВВП страны[38]

Положение страны усугубляется еще и тем, что левобережье Днестра, не контролируемое государством, сосредотачивает в себе более 80% объектов по генерированию электроэнергии, среди которых компрессорная станция трех магистральных газопроводов через которые российский газ поставляется в балканские страны. Фактически это 85% ее производства. Для Молдовы на 98% зависимой от импорта энергоресурсов, среди которых: природный газ, нефтепродукты, нефтяные остатки, уголь, электрическая энергия, эта реальность достаточно существенна.[39]

23 декабря 2008 года, Кучурганская ТЭС, в качестве подразделения Компании «ИНТЕР РАО ЕС» России, заключила контракт о поставке электрической энергии в Репсублику Молдова с АО»Энергоком», начиная с 1 января 2009 года и по 31 марта 2010 года. Объем энергии, на который был заключен контракт (250 млн.КВт.часов) полностью покрывает потребности Республики Молдова, что означает, что Республика Молдова отказывается от поставок электрической энергии из Украины. В марте 2010 г. контракт был продлен на 2010 – 2011 гг.

Отказавшись от поставок электроэнергии из Украины, Республика Молдова стала зависимой от поставок из Приднестровья. В условиях «газовой войны» в начале 2009 года, Кучурганская ТЭС осталась без необходимого для производства электроэнергии газа. Для продолжения производства электроэнергии, предусмотренной договорами о поставке, Кучурганская ТЭС вынуждена была перейти на запасы мазута и угля. Однако, в ситуации, когда Украина запретила экспорт мазута на фоне конфликта с «ГАЗПРОМОМ», функционирование Кучурганской ТЭС не имело надежного обеспечения.[40]

7. Возможные сценарии и перспективы урегулирования конфликта

Перспективы разрешения Приднестровского конфликта зависят от взаимодействия целого комплекса внешних и внутренних факторов. Так как эта проблема находится на периферии внимания «больших игроков», бессмысленно и опасно ждать, когда «великие державы», наконец, возьмутся за ее разрешение. По мнению некоторых исследователей, главным препятствием в разрешении Приднестровского конфликта является слабость молдавской демократии, идеи молдавской государственности в целом.[41]

Вместе с тем, многие осознают, что «…уникальность этого конфликта состоит в первую очередь в том, что он не является межнациональным, межэтническим. Он организован по совершенно иному принципу. Характер конфликта традиционно описывают как противостояние русскоязычного региона с националистической Молдавией. Однако граница между ПМР и Молдавией — это не граница между русскоязычным и молдавскоязычным (румыноязычным) населением. Треть населения Приднестровья — молдаване по этническому происхождению, и русского населения там не больше. Крупное русскоязычное меньшинство (по разным подсчётам составляющее от четверти до трети всех граждан) живёт и в самой Правобережной Молдавии и ни в коей мере не является приднестровской „пятой колонной“. Русские и русскоязычные в Молдавии не чувствуют своей причастности к Приднестровью, а очень многие даже не симпатизируют ему, о чём свидетельствуют соцопросы. Приднестровские молдаване же проявляют себя такими же убеждёнными сторонниками государственности ПМР, как и две другие трети её населения (русские и украинцы). Все три языка — молдавский (румынский), русский и украинский — являются в ней государственными».[42]

С момента возникновения Приднестровской проблемы, как для общественного обсуждения, так и в качестве рабочих документов в переговорном процессе, были предложено бесчисленное множество «особых юридических статусов», федеративных и конфедеративных моделей и пр.

Следует, однако, отметить, что на официальном уровне даже не предпринимались попытки оценить постконфликтную жизнеспособность объединенной страны, в зависимости от предлагаемой модели объединения.

7.1 Унитарная основа разрешения конфликта

По мнению некоторых исследователей, единственный выход из приднестровского кризиса – это его разрешение на основе существующей Молдавской Конституции, которая провозгласила Республику Молдова унитарным государством. Они считают, что в ходе переговоров необходимо добиться такой внутренней организации объединенной страны, которая в не слишком отдаленном будущем приведет к образованию и консолидации молдавской гражданской нации. Вдобавок, формула объединения страны не должна оставлять возможности для предполагаемого провоцирования рецидивов сепаратизма извне.[43]

Из этого они делают вывод, что оптимальная формула разрешения Приднестровского конфликта вовсе не должна предусматривать сохранение такой отдельной единицы (субъекта федерации, автономии, уезда) как «Приднестровье», а в качестве наглядного примера приводят АТО Гагаузия.[44]

Объединенная Молдова, на их взгляд, должна быть поделена по географическо-экономическим критериям на 5-7 уездов (при сохранении Гагаузской автономии), в состав которых должны войти отдельные сегменты Приднестровья. На переходный период языковая политика могла бы быть отдана на откуп каждого отдельно взятого населенного пункта. Подобная модель кажется крамольной, радикальной и пр., но некоторые утверждают, что она совершенно не противоречит принципу обеспечения прав каждого отдельно взятого индивидуума в децентрализованном демократическом государстве с развитым местным самоуправлением.[45]

Нельзя не признать логику в такие попытки разрешения конфликта, однако приднестровская сторона не согласна даже обсуждать эти предложения, что, на наш взгляд, ставит под сомнением идею унитарного Молдавского государства. Не говоря уж о том, что в Молдавии еще нет опыта демократической децентрализации власти, а местное самоуправление находится лишь в самом зародыше.

Кроме того, даже если и удастся каким-либо невероятным и фантастическим образом достичь разрешения конфликта на такой основе (унитарной) – вряд ли удастся поддержать статус-кво достигнутого перемирия, так как бредовая идея о разделении страны на уезды всколыхнет снова общество и возобновит противостояние. Плюс к этому, при первых же выборах во вновь объединенной стране, встанет еще один кардинальный вопрос: о еще более бредовой существующей практики разделения страны на один избирательный округ, введенная аграриями еще в 1994 г., и выгодная, по существу, лишь мафиозным структурам и большим политическим партиям, которые, таким образом «проталкивают» в парламент, по спискам, нужных им людей.

7.2 Конфедеративная основа разрешения конфликта

В Меморандуме 1997 года, в качестве формулы разрешения конфликта, было зафиксировано понятие «общего» государства. Анализ конкретных положений Меморандума, приводит к единственно возможному выводу, - само содержание Меморандума, равно как и формула «общего» государства предусматривали конфедеративные отношения между Республикой Молдовой и Приднестровьем.

Тирасполь понимает под ней конфедерацию - союз двух равноправных и суверенных субъектов международного права. При этом ПМР готова делегировать Кишиневу лишь немногие полномочия, которые она сочтет необходимыми, например, в области обороны, инфраструктуры, экономического законодательства, при сохранении собственной валюты, отдельного бюджета, гражданства и др.

Кишинев, напротив, считает, что общее государство означает «единое государство», и согласен только на предоставление Приднестровью определенной автономии.

Следует отметить, что идея конфедерализации Молдовы не имеет каких-либо шансов на претворение в жизнь из-за разных позиций сторон в этом вопросе.

К тому же, даже если и удастся достичь такого соглашения, вряд ли оно будет жизнеспособно. К тому же, нет прецедентов которые подтверждали бы правильность такого подхода.

7.3 Федеративная основа разрешения конфликта

Исходя из предыдущего анализа, федеративная основа разрешения конфликта, остается, на наш взгляд, единственно приемлемым вариантом. Естественно, при удовлетворении требований и Кишинева и Тирасполя.

Разумеется, исходной точкой для федерализации Молдовы не должен служить так называемый «меморандум Козака», поскольку лишь напоминание о нем вызывает на обоих берегах Днестра политическую аллергию.

Основой федерализации Молдовы должна послужить модель уже существующих государств с федеративным устройством (Германия, Австрия, Россия), или же модель унитарных государств с высокой степенью автономизации территорий (Испания).

Приднестровье и Гагаузия могли бы стать автономными образованиями в составе Республики Молдова со всеми классическими атрибутами полномочий центра и автономных образований: единая внешняя политика, единая валюта, единая армия, единый бюджет. Вместе с тем, автономные образования могут получить полную свободу в вопросах формирования местных бюджетов, в вопросах культуры, образования, выбора приоритетов внешнеэкономических связей и пр.

В Единой Объединенной Молдове остается один государственный язык – молдавский (румынский), а русский язык остается языком межнационального общения. В Приднестровье государственными языками остаются молдавский, русский и украинский, в Гагаузии – гагаузский, молдавский и русский. Эти положения необходимо закрепить в Конституции Республики Молдова.

В Конституции также необходимо закрепить право автономных образований на выход из состава Республики Молдова в случае потери последней своей независимости, в том числе в случае ее объединения с другим государством. Решение о выходе должно быть принято путем референдума.

Каждая из автономных образований может иметь свою Конституцию, которая не должна противоречить Конституции Республики Молдова.

В административном отношения Республика Молдова должна быть разделена на районы. Для обеспечения гарантий участия представителей автономных образований в республиканских органах государственной власти необходимо реорганизовать Парламент в двухпалатный (Палата депутатов и Сенат). Выборы в Палату депутатов необходимо проводить по одномандатным округам по количеству избираемых депутатов (101), организованных по всей территории Республики Молдова, включая автономные образования, с примерно равным количеством избирателей, а в Сенат – по одномандатным округам, равным количеству административных районов (около 50).

На наш взгляд, постконфликтная ситуация в данном случае вполне предсказуема, так как стороны имеют гарантии участвовать в управлении объединенной страны, и первые же выборы, при реорганизации избирательной системы, подтвердят эту данность.

7.4 Цивилизованный «развод»

Остается еще один способ решения приднестровского конфликта – цивилизованное разделение, по прецеденту Чехословацкой Республики, которая в 1992 году разделилась на Чешскую Республику и Словацкую Республику.

Каким бы неприемлемым ни казался такой способ, он вполне логичен, так как Республика Молдова не может вечно находиться в «подвешенном» состоянии, с наличием неразрешенного конфликта, который не способствует ее развитию. Правда, уровень политической культуры правящего класса, да и оппозиции, не дает оснований полагать, что такой вариант возможен.

8. Выводы

• Причины, приведшие к возникновению Приднестровского конфликта, давно и необратимо исчезли. На сегодняшний день (2011) между населением обоих берегов Днестра, за исключением незначительных маргинальных групп, не существует какой-либо межэтнической или межрелигиозной вражды. В то же время, население обоих берегов свыклось с мыслью о расколе страны и эта проблема находится на периферии общественного внимания.

• На протяжении уже многих лет осознанно навязываются ошибочные стереотипы восприятия Приднестровской проблемы с тем, чтобы не допустить ее разрешения. Формат переговорного процесса (5+2) противоречит сути Приднестровского конфликта и, соответственно, в его рамках разрешение конфликта недостижимо.

• «Приднестровский конфликт» является комплексным феноменом. Его разрешению препятствует себя целый ряд факторов, - от авторитарности, существующего в Приднестровье политического режима, хаоса и политической неразберихи существующие в Правобережной Молдавии и до геополитических интересов других стран.

• При отсутствии интереса извне к разрешению конфликта, главным препятствием в его разрешении является слабость молдавской демократии, коррумпированность и некомпетентность молдавской политической элиты.

• Решение Приднестровского конфликта не может быть достигнуто в рамках существующих подходов и существующего переговорного процесса. Равно как бессмысленно искать какую-то формулу «особого юридического статуса», которая автоматически привела бы к объединению страны.

• Формула «разрешенный конфликт» означает не подписание какого-либо документа, а завершение процесса трансформации объединенной Республика Молдова в жизнеспособное правовое демократическое государство, перспектива существования которого не будет подвергаться сомнению. Однако, подобный подход к проблеме даже не рассматривается в молдавской обществе.

• В силу того, что первопричины конфликта остались в прошлом, искусственное затягивание его разрешения приводит только к наращиванию упущенных возможностей для населения обоих берегов Днестра. Осознание тупиковой ситуации и неопределенности будущего приводит к массовому исходу населения из Приднестровья.

• На сегодняшний момент не существует ни достаточного внутреннего потенциала для разрешения конфликта, ни достаточно благоприятной внешнеполитической обстановки.

• Решение приднестровской проблемы нельзя связывать с проблемой вывода российских войск с территории Приднестровья, что делается постоянно, как аналитиками, так и официальными структурами.[46] Это разные проблемы, и если отделить их, то можно было бы найти пути их решения.

Copyright©Alexandru BURIAN, 2011

Литература:



[1] См.: Александр Буриан. Молдавская государственность и 1940 год в судьбах молдавского народа: международно-правовая оценка. - http://ava.md/projects/08885-moldavskaya-gosudarstvennost-i-1940-god-v-sud-bah-moldavskogo-naroda-mezhdunarodno-pravovaya-ocenka.html

[2] История Республики Молдова. С древнейших времён до наших дней / Ассоциация учёных Молдовы им. Н. Милеску-Спэтару. - Кишинёв: 2002.

[3] См., например: Оазу Нантой. Истоки и перспективы разрешения Приднестровского конфликта. - http://ava.md/034-kommentarii/03681-istoki-i-perspektivi-razresheniya-pridnestrovskogo-konflikta.html

[4] http://cccp.narod.ru/work/book/hist_sssr1.html

[5] См.: Народность и родной язык населения СССР – М., 1928 г.

[6] Решение о создании МАССР в 1924 г. а также передача в 1940 г. части территории Бессарабии в состав Украинской ССР носили, на наш взгляд, не только геополитический и геостратегический характер, но также и личностный. Необходимо учитывать тот факт, что в советское время те или иные решения часто принимались исходя из того, какую степень влияния на ход принятия решений имели те или иные политические деятели. Так, в 1924 г., решение о создании МАССР было принято под влиянием М.В.Фрунзе, в то время начальник штаба Красной Армии, а с 1925 г. - председатель Реввоенсовета СССР и народный комиссар по военным и морским делам СССР, который идентифицировал себя молдаванином, так как его отец был родом из Приднестровья. В 1940 г. решение о передаче Украине части территории МАССР а также территории Юга и Севера Бессарабии было принято под влиянием маршала С.К.Тимошенко, в то время народный комиссар обороны СССР, который был родом из Бессарабии (с. Фурманка), но идентифицировал себя украинцем.

[7] Оазу Нантой. Op. cit.

[8] Ibidem.

[9] Ibidem.

[10] Бабилунга Н. В., Бомешко Б. Г. Приднестровский конфликт: исторические, демографические, политические аспекты. — Тирасполь: 1998.

[11] Оазу Нантой. Op. cit.

[12] Ibidem.

[13] Ibidem.

[14] Enache, Marian. Cimpoeşu, Dorin. Misiune diplomatică în Republica Moldova (1993 – 1997). – Iaşi, Editura POLIROM, 2000.

[15] По мнению некоторых аналитиков, Бухарест «посоветовал» Кишиневу отказаться от части вооружения бывшей Советской Армии на территории Молдавии и из-за страха, что вновь создаваемая молдавская армия может оказаться слишком сильной и «не по зубам» румынской армии, вооруженная допотопным некачественным вооружением румынского производства. Достаточно сказать, что лишь Унгенская ракетно-артиллерийская бригада превосходила по огневой мощи всю румынскую артиллерию, а Маркулештский полк истребительной авиации мог уничтожить в считанные минуты всю румынскую авиацию. Кишиневу также «посоветовали» отказаться от своей квоты в 220 танков, которая составляла долю Молдавии в разделе имущества Советской Армии. Это также понятно, так как Молдове достались бы танки Т-64 и Т-80, не уступавшими или даже превосходившие западные образцы, в то время как Румыния располагала лишь несколькими сотнями устаревших Т-54А (или их румынскими вариантами TR-580/TR-77 и TR-800, сомнительными по своей боевой ценности и ходовым качествам).

[16] В цветущих акациях город… Бендеры: люди, события, факты. - Бендеры: Полиграфист, 1999; Бабилунга Н. В., Бомешко Б. Г. Op. cit.

[17] Iulian Chifu. Război diplomatic în Basarabia. - Bucureşti, Ed. Paideia, 1997.

[18] Непризнанная республика. Очерки. Документы. Хроника.- М.: 1997 Т. 1. - С. 97

[19] Ibidem.

[20] См., например: Пряхин В.Ф. Региональные конфликты на постсоветском пространстве. - М., 2002. -С. 217.

[21] Ibidem.

[22] Это пропагандисткий прием, выдвигаемый лидерами Приднестровья в качестве «аргумента» для выполнения своих сепаратитских амбиций. Население левобережных районов Днестра состоит из трех примерно равных групп населения: молдаван – около 35%, украинцев – около 30% и русских – около 28%.

[23] В цветущих акациях город… Бендеры: люди, события, факты. - Бендеры: Полиграфист, 1999. - С. 304.

[24] Бергман М. Вождь в чужой стае. - http://www.lindex.lenin.ru/Lindex4/Text/9220.htm

[25] История Республики Молдова. С древнейших времён до наших дней / Ассоциация учёных Молдовы им. Н. Милеску-Спэтару. - Кишинёв: 2002. - С. 334.

[26] Стати В. История Молдовы. - Кишинёв: 2002. - С. 400.

[27] Общие новости Верховного Совета // Пресс центр межведомственного координационного совета при президенте ПМР. - 02.03.2007.

[28] История Республики Молдова. С древнейших времён до наших дней / Ассоциация учёных Молдовы им. Н. Милеску-Спэтару. - Кишинёв: 2002. - С. 401.

[29] Бабилунга Н. В., Бомешко Б. Г. Op. cit., p. 52.

[30] Оазу Нантой. Op. cit.

[31] www.iatp.md/transnistria

[32] Оазу Нантой. Op. cit.

[33] http://www.enews.md/news/view/10742/

[34] «Новый Регион – Кишинев» - http://mkspmr.idknet.com/content/blogcategory/18/212/

[35] См., например: Тэрыцэ М.О. Проблемы региональной и национальной безопасности на постсоветском пространстве – Р. Молдова. Научно-образовательный центр сотрудничества со странами СНГ и Балтии Саратовского государственного университета им.Н.Г.Чернышевского. URL: http://www.cis-center.ru/index.php?option=com_content&view=article&id=258:----------&catid=26&Itemid=100003.ь (Дата посещения: 13.03.2011).

[36] Киндыбалюк Оляна Энергетическая безопасность Республики Молдова: внешние и внутренние механизмы консолидации; // Consolidarea şi dezvoltarea statului de drept în contextul integrării europene. Conferinţa ştiinţifică internaţională a tinerilor cercetători.( Ediţia a V-a, Chişinău, 31 martie, 2011). – Chişinău, CEP USM, 2011.

[37] Для справки: с подписанием соглашения перед Молдовой встал вопрос о разрешении проблемы, связанной с Кучурганской электростанцией. Напомним, что электростанция, будучи частью единой энергосистемы республики и Украины, приостановила поставки энергии на правый берег Днестра в ноябре 2005 г. после того, как ее администрация потребовала повысить цену на поставку энергии в Молдову.

[38] Материалы для консультаций по проблемам окружающей среды и безопасности в Кишиневе-Киеве-Минске «Анализ проблем и взаимосвязей окружающей среды и безопасности в Восточной Европе: Беларусь-Молдова-Укаина». ENVSEC, 2006, с. 42.

[39] Киндыбалюк Оляна Op. cit.

[40] Mihailescu, Vergiliu. Securitatea energetică a Republicii Moldova în contextul aderării la Comunitatea Energetică. Chișinău: ”Bons Offices”, 2010. 64 .

[41] Оазу Нантой. Op. cit.

[42] В чем причины и суть приднестровского конфликта? // Новый регион 2. — 03.03.07. - http://www.nr2.ru/pmr/107536.html

[43] Оазу Нантой. Op. cit.

[44] Закон об особом юридическом статусе этого Автономного Территориального Образования был принят 23 декабря 1994 года. Однако качество этого Закона таково, что АТО Гагаузия стало самоизолированным анклавом, а между местной и центральной администрации нет ни сотрудничества, ни доверия.

[45] The Black Sea Trust for Regional Cooperation Institute for Public Policy. Обобщенная точка зрения на проблему Приднестровья. 14 апреля 2009. // http://www.pmr21.info/text.php?cat=59&name=obobschennaja_tochka_zrenija_na_pridnestrovskuju_problemu&arch=archive

[46] См, например: Оазу Нантой. Op. cit. ; «Новый Регион – Кишинев» - http://mkspmr.idknet.com/content/blogcategory/18/212/; Переговорный процесс между Молдовой и Приднестровьем в этом году может возобновиться - http://tv-pmr.com/news.php?id=3016; http://www.zatulin.ru/institute/sbornik/009/00.shtml (Материалы доклада Аналитической группы Института стран СНГ).

Обсудить