Блокада Приднестровья, причины и итоги

Главное, нельзя забывать, что шаги навстречу друг к другу должны осуществлять, прежде всего, Кишинев и Тирасполь, которые, однозначно невозможны без значительных уступок, компромиссов и изменений политической и административной структуры обеих сторон.

Тяжело перевернуть трагическую и позорную для Молдовы и всего постсоветского пространства страницу истории приднестровского конфликта. У каждой стороны свой взгляд, да и у каждого отдельно взятого человека, независимо от национальности, социального статуса и гражданства есть свое мнение по проблеме непростых молдавско-приднестровских отношений.

Начинать обострять внимание на истоках и корнях самого вооруженного конфликта в Приднестровье, перечисляя факты и события тех времен равносильно тому, что теребить тяжелую, незажившую рану. Если мы сейчас начнем вспоминать, кто первый не подчинился, выстрелил, ответил, имел на это право или нет, то кроме нового витка взаимных претензий ничего не добьемся. Для более близкого понимания, событий происходивших в то время, необходимо, прежде всего, погрузиться в среду ментальности того периода.

Например, лично у меня сформировалось свое мнение о тех событиях. В 1989-1990 годах, будучи студентом, ходил на митинги «Единства», агитировал и расклевал листовки в преддверии выборов в Верховные Советы СССР, МССР и прочие местные советы. А когда пришлось увидеть бегство представителей власти, за которых я голосовал и агитировал, за Днестр, подобно бегству румын в 1940 году за Прут, не смог воспринять это иначе как предательство моих личных интересов.

Но все это мелочи по сравнению с людскими потерями: погибшими и раненными, точное число которых до сих пор не известно, и еще большее количество их родных и близких. И какая, в конце концов, разница с какого берега они были, какой национальности, на каком языке говорили. Не секрет, что из числа погибших с каждой стороны были представители разных национальностей.

Много времени должно пройти, может смениться не одно поколение, для того чтобы можно было объективно судить о тех событиях, приведшим ко многим человеческим жертвам.

Бо́льшую актуальность вызывает интерес к событиям, происходившим после вооруженного конфликта, во время самих попыток переговорного процесса. Когда, на первый взгляд, благие намерения сторон по разрешению конфликта, превратились в инструмент политических спекуляций для этих же сторон, включая стороны наблюдателей-гарантов, и прикрытием «не совсем законной» деятельности в регионе.

На фоне всех движений вокруг переговорного процесса, все это время превалирует одна неразрешенная проблема - проблема о статусе непризнанной Приднестровской Молдавской Республики. Все попытки разрешить её, почему то ни как не могут увенчаться успехом: Стамбульские соглашения, «план Козака», «план Ющенко».

Может ответ на данный вопрос кроется в искренности желаний сторон конфликта и гарантов урегулирования Приднестровского конфликта и целостности Республики Молдова.

Если одна из сторон стремится к реинтеграции, а другая категорически против и пытается себя утвердить себя как независимое государство, тогда, конечно, вести процесс по урегулированию сторон представляется практически невозможным. Но тут же возникает резонный вопрос, для чего «другая» сторона создает видимость желания участия в переговорном процессе?

Такая позиция сторон конфликта может быть обоснована только нежеланием осуществить необходимые взаимные уступки, которые повлекут за собой существенные экономические и политические потери в определенных кругах.

Любая схема интеграции Приднестровья, что очевидно, приведет к участию жителей данных территорий в выборных процессах Республики Молдова, что в свою очередь, сильно потеснит существующий политический бомонд на правом берегу Днестра. Разрушение, создаваемого годами института независимости непризнанной Приднестровской Молдавской Республики кардинально изменит политический вектор Приднестровья, который обновит состав политической элиты региона.

Интеграционный процесс серьезно скорректирует внешнеэкономическую деятельность субъектов экономической деятельности Приднестровья, что в свою очередь сломает существующие, налаженные «схемы» работы.

Возникает законный вопрос: так существует или нет искреннее желание сторон в реинтеграции? При нынешнем раскладе, думаю, что весы переваливают ближе к ответу - «нет».

Попробуем разобраться в только одном отрезке 2005-2006 гг. молдавско-приднестровских взаимоотношений, который характеризуется активизацией переговорного процесса и резкий его провал, затянувшийся до настоящего времени.

Казалось бы, принятый Парламентом Республики Молдова Закон №173 от 22.07.2005 года «об основных положениях особого правового статуса населенных пунктов левобережья Днестра (Приднестровья)» , на фоне ранее подписанного сторонами конфликта Протокола «о взаимном признании действия на территории Приднестровья и Республики Молдова документов, выдаваемых компетентными органами Сторон», создал серьезные предпосылки для положительного прогресса в данном вопросе.

Но почему то, сразу нашлись «противники», которые начали интерпретировать данные документы по-своему и негативно комментировать события вокруг переговорного процесса. В чем причина? Может дело в том, что в Законе №173 от 22.07.2005 года «об основных положениях особого правового статуса населенных пунктов левобережья Днестра (Приднестровья)» статье 5:

- «…Суды, органы Прокуратуры, Управление Службы информации и безопасности и Управление внутренних дел Приднестровья являются составной частью единой системы судебных инстанций и единой системы правоохранительных органов Республики Молдова и осуществляют свою деятельность по отправлению правосудия, обеспечению правопорядка и безопасности государства на основе законодательства Республики Молдова...»

предшествует ст. 1, (1):

- «…После реализации условий демилитаризации, оговоренных в Постановлении Парламента № 117-XVI от 10 июня 2005 года, особенно касающихся выполнения Российской Федерацией обязательств, взятых на Стамбульском саммите ОБСЕ (1999 г.), по полному, скорому и транспарентному выводу войск и вооружений с территории Республики Молдова, и после формирования в Приднестровье демократически избранной системы власти переговорный процесс развертывается для совместной разработки и принятия органического Закона Республики Молдова об особом правовом статусе Приднестровья…».

А это уже затрагивает интересы третьей стороны, именно той стороны, которая является гарантом урегулирования Приднестровского конфликта и целостности Республики Молдова.

Что касается Протокола «о взаимном признании действия на территории Приднестровья и Республики Молдова документов, выдаваемых компетентными органами Сторон» от 16 мая 2001 года, вдруг российская и украинская сторона начала подвергать резкой критике действия молдавской стороны. Видя в данном документе признание действия документов, выдаваемых компетентными органами Сторон, сразу же приняли данную статью Протокола к собственному исполнению своим компетентным органам и дипломатическим миссиям, абсолютно не зря того, что данный Протокол является двухсторонним. И почему-то совсем упустили целые статьи Протокола:

- «2. Документы, выдаваемые компетентными органами Сторон для осуществления внешнеэкономической деятельности, согласовываются Сторонами в срок до 1 июля 2001 года…»;

- «6. Предложить Парламенту Республики Молдова и Верховному Совету Приднестровья рассмотреть вопрос о порядке исполнения на территории Республики Молдова и Приднестровья исполнительных документов, выдаваемых судебными органами сторон…»,

которые не были осуществлены.

П 5.: «..Стороны обязуются пересылать друг другу без перевода и бесплатно копии актовых записей о регистрации актов гражданского состояния и иных документов, касающихся личных или имущественных прав, или интересов граждан запрашиваемой стороны и иных лиц, проживающих на ее территории…», в 2007 году выполнение которого вообще сошло на нет.

Абсолютно естественно выглядят дальнейшие действия молдавской стороны по обеспечению того же п.2 вышеуказанного Протокола, который проигнорировал Тирасполь, по обеспечению транзита товаров через молдавско-украинскую границу. Осмелюсь напомнить, что Республика Молдова граничит только с двумя государствами Румынией и Украиной. То, что Румыния занимает особую позицию к Молдове и Приднестровью, является очевидным, так же очевидно и то, что Приднестровье не практиковало транзит своих товаров через молдавско-румынскую границу, без дополнительной «легализации» в официальных органах Республики Молдова.

А что весь период существования непризнанной Приднестровской Молдавской Республики и до настоящего времени происходило на участке молдавско-украинском границы со стороны Приднестровья, ни для кого не является секретом.

Пропуск граждан по документам паспортной системы непризнанной Приднестровской Молдавской Республики. Пропуск транспорта по регистрационным свидетельствам транспортных средств, водительским удостоверениям, регистрационным знакам транспортных средств непризнанной Приднестровской Молдавской Республики. Пропуск товаров по документам непризнанной Приднестровской Молдавской Республики, то есть, по сути, нелегитимным документам. Получается в данном случае, государство из которого следуют граждане, транспортные средства, товары не может гарантировать достоверность вышеуказанных документов и легальность происхождения грузов. Возможно и то, что обвинения Приднестровья в контрабанде оружия и других товаров тогдашним Президентом Молдавии Владимиром Ворониным было не безосновательным.

Достаточно вспомнить град заявлений с критикой украинской и российской сторон на данные обвинения, от депутатов Государственной Думы РФ, Верховной рады Украины до местных деятелей в Одесском регионе.

«Замечательно» прокомментировал эти события бывший тогда заместитель секретаря Совета национальной безопасности и обороны Украины Сергей Пирожков, он же нынешний Чрезвычайный и Полномочный Посол Украины в Республике Молдова, раскрыв, тем самым, позицию украинской стороны:

«Украиной было остановлено действие данного договора. Завтра в Кишиневе пройдет очередной раунд молдавско-украинских переговоров, где обсудят порядок оформления приднестровских грузов. Также переговоры потом продолжаться в Одессе, где принимать участие уже будут три стороны - Украина, Молдавия и Приднестровье. Украина не позволит блокады Приднестровья».

Вопрос тесного «сотрудничества» Сергея Пирожкова с обществом украинской культуры в Приднестровье «Червона калина», а также предыдущих послов Украины в республике Молдова, заслуживает отдельной публикации. Особенно, учитывая их статус, как высокопоставленных должностных лиц одной из сторон гарантов урегулирования Приднестровского конфликта и целостности Республики Молдова.

Что касается обвинений Молдовы в адрес Приднестровья, то они были внезапно развеяны экстренной проверкой фактов производства и контрабанды оружия совместной делегацией советов безопасности России и Украины, а также комиссии Евросоюза.

Забавно отметить один интересный момент, что сразу же после заключения официальных делегаций и соответствующих заявлений об отсутствии фактов производства и контрабанды оружия, Украина, вдруг, поддержала «блокаду» Приднестровья. Что же случилось?

Неужели пан Ющенко так воспылал любовью к молдавскому народу. Навряд-ли, достаточно вспомнить его отношение к молдаванам на совещании по вопросам АПК, когда он назвал одного из подчиненных «молдаванином», вкладывая в это слово унизительный смысл.

Нельзя исключать возможности и давления на Украину со стороны Запада.

Хотя можно предположить, что все-таки имело место подтверждение фактов производства и контрабанды оружия. В этом случае, как раз украинская сторона попадает в неудобную ситуацию перед мировым сообществом, потому что, как мы выяснили раньше, есть только один, наиболее вероятный путь перемещения любых грузов за пределы Республики Молдова из Приднестровья, который лежит через Украину. Если только допустить такой ход событий, то вполне логичны действия официального Киева по поддержке «блокады» Приднестровья, чтобы не прослыть соучастниками преступных действий, на фоне резкой «общественной» критики «обделенных» участников «черных» схем.

Как бы то ни было, именно после этих событий произошло резкое обострение в молдавско-приднестровских отношениях, и переговорный процесс зашел в тупик.

На сегодняшний день, ситуация выглядит примерно следующим образом. Есть 5 сторон, которые заявляют о желании разрешения конфликта в рамках соблюдения целостности Республики Молдова. Есть одна из двух сторон конфликта, Республика Молдова, которая готова к разрешению конфликта на принципах целостности государства и признания особого статуса территориального образования Приднестровье. Остается только определить этот особый статус и пути его претворения в жизнь, путем переговоров. И есть еще другая из сторон конфликта, самопровозглашенная ПМР, которая провозглашает себя независимым государством готовым к переговорному процессу. Интересных ход – «хочу переговоров, но не приемлю того, о чем должны договориться в результате переговоров». Можно только похвалить консультантов официального Тирасполя в такой позиции, которая направлена только на затягивание самого переговорного процесса.

И получается как всегда в истории, несколько дурных голов столкнули в начале 90-х годов фактически один народ, друг на друга, в результате чего Молдова, в лице ее жителей, получила «язву» на долгие годы. В конечном итоге страдать и пожинать чью-то глупость приходится до сих пор простым жителям региона конфликта и ее соседям.

В контексте вышесказанного, на мой взгляд, не побоюсь сделать выводы, что ситуация не столь плачевна. Прежде всего, необходимо наличие заинтересованности сторон к реинтеграции, имея в виду не только руководство, но и простых граждан. Также, немаловажно, чтобы действия гарантов урегулирования Приднестровского конфликта и целостности Республики Молдова несли конструктивный характер, требующий жесткое требование исполнения международных норм и договоренностей, и не недопущения попустительства по отношению к одной из сторон конфликта. Иначе, зачем нужны такие гаранты, затягивающие интеграционный процесс и откладывающие его в долгий ящик.

Главное, нельзя забывать, что шаги навстречу друг к другу должны осуществлять, прежде всего, Кишинев и Тирасполь, которые, однозначно невозможны без значительных уступок, компромиссов и изменений политической и административной структуры обеих сторон.

Обсудить