Странная у Молдовы карма: через тернии к… терниям

Между тем политики любой ориентации бьют тревогу по поводу образования. Все обещают решить проблемы. Только они почему-то никак не решаются и светлое будущее, куда нас ведут вот уж 20 лет, никак не наступает. Карма, что ли, у Молдовы такая?

В понедельник, 18 июля, около 30 государственных и частных вузов Молдовы начали прием документов. В этом году на первый цикл обучения могут поступить свыше 22,8 тысяч выпускников лицеев; 6868 мест в университетах выделено бюджетникам. В надежде получить заветное место абитуриенты занимали очередь в приемную комиссию еще с воскресного вечера. Но тщетно: кто станет счастливчиком, решит конкурс дипломов.

Тот самый средний балл, ради которого новоиспеченные бакалавры и грызли гранит науки, по крайней мере, последний год обучения в лицее.

Как не повезло выпускникам

Между тем бакалавры 2011 года, говоря языком улицы, попали под раздачу. Им действительно пришлось несладко: во-первых, были ужесточены условия проведения выпускных экзаменов. Это не означает, что все поголовно сдавали их честно и без посторонней помощи. Но инспекции в ходе тестирования проходили чаще, нарушителей находили больше и проверки самих работ были жестче. Так, например, специальной дополнительной комиссией перепроверялись работы, оцененные на 9 и 10.

Во-вторых, - и об этом почему-то не говорится, - при выставлении оценок была изменена разбалловка. Благодаря этому выпускники, набравшие 57 баллов и 75, получали одну и ту же семерку, хотя по качеству тесты могли здорово отличаться (цифры примерные, важна суть). Чем выше оценки, тем меньше маржа.

В итоге мы имеем то, что имеем. Как сообщил на пресс-конференции в Кишиневе министр образования Михаил Шляхтицкий, по стране средний балл за бакалаврские экзамены самый низкий за все последние годы – 6,66. По его словам, «на оценку "10" сдали экзамены 5 083 учеников. Это 3,27 процентов из общего числа, и в два раза меньше, чем в прошлом году. На долю девяток в этом году пришлось в полтора раза меньше прошлогоднего».

Кому он нужен, бакалавр?

Казалось бы, надо радоваться: возможно, ужесточение приема бакалаврских экзаменов в этом году заставит более серьезно отнестись к учебе следующие поколения выпускников. Но что-то верится в это слабо. Легче поверить в то, что хитроумные лицеисты и их родители придумают еще более изощренные способы передачи информации, благо новые технологии это позволяют. И честно говоря, особого греха тут нет. Потому что бакалаврские тесты в нашей школе не отражают реальных знаний выпускников. Это экзамен для получения «корочки», которая, в свою очередь, нужна только для поступления в вуз. А если у человека нет возможности дальше продолжать учебу, он остается с документом, но у разбитого корыта.

Взяв в девяностые годы за основу румынскую модель образования, деятели от просвещения решали политические, а не социальные вопросы. В королевской Румынии выпускники лицеев одновременно со степенью бакалавра получали и профессию. Например, они могли преподавать в начальной школе. На какую квалифицированную работу могут устроиться со своим дипломом наши дети? Да ни на какую. О них вообще никто не думает. У них после 12 лет обучения в лицеях есть право пополнить ряды безработных или же уехать гастарбайтерами в дальние страны. Вот результат многочисленных реформ, проводимых в системе образования в течение последних 20 лет.

Общество нуждается в филологах

Но вернемся к тем, кто хочет продолжить учебу в вузах Молдовы. Оценки в их бакалаврских дипломах действительно пропуск на вожделенные бюджетные места. Вот как они распределились в этом году: язык и литература - 285; юриспруденция - 220; иностранный язык - 215; безопасность и общественный порядок - 160; педагогические специальности -145; экономика, бизнес, управление - по 105 мест. На факультеты физики, химии, информатики попадут по 60 бюджетников, только 65 будущих агрономов смогут получить специальность за счет государства. И еще 95 студентов получат бесплатное образование по новым для Молдовы специальностям - микроэлектроника и нанотехнологии, информационная безопасность, инженерия и технология автотранспорта.

Откуда взялись эти цифры – непонятно. Было бы логично, если б из наших налогов оплачивалась в первую очередь подготовка тех специалистов, в которых остро нуждается общество. А оно, судя по списку, ощущает серьезную нехватку филологов и юристов, а агрономы ему на фиг не нужны, ведь сельского хозяйства в Молдове не осталось. Не сильно требуются социумы и воспитатели детских садов, учителя начальной школы, психологи и прочие представители педагогических специальностей. Что вполне понятно в условиях оптимизации школ. Если к началу прошлого учебного года гимназиям и лицеям требовалось, по данным министерства образования, 1156 педагогов, то в этом году Агентство занятости предлагает учителям лишь 28 вакантных мест (!).

Но абитуриенты, штурмующие сегодня приемные комиссии вузов, далеко в будущее не заглядывают. Они видят себя только студентами, пусть даже на контрактной основе.

За что любят контрактников

Контрактникам даже лучше, уверяет меня сосед, только что закончивший первый цикл обучения в одном из кишиневских вузов. Даже лучше, потому что спрос с них меньше, - поясняет он.

И в самом деле, если студентам-бюджетникам есть что терять, то в случае с контрактниками есть что терять вузам. Поэтому, говорят знакомые преподаватели, даже за самых нерадивых, но оплачивающих свою учебу студентов приходится держаться зубами. Тем более сейчас, когда система образования сталкивается с последствиями демографического спада начала девяностых, когда те, у кого есть хоть малейшая возможность уехать учиться за границу, пользуются ею.

Заманивая абитуриентов, университеты объявляют набор на новые специальности, но желающих их получить становится все меньше. Несмотря на то, что существует постановление, согласно которому в учебной группе должно быть не менее 25 человек, открывают группы и с 15 и с 10 студентами. Причем, базовые знания у некоторых на уровне 8 класса. И когда студентка-первокурсница спрашивает, ЧТО ТАКОЕ Гёте, или сообщает в контрольной, что Сервантес написал роман «Донний хот», это уже не смешно. К концу обучения такие студенты рассылают CV с грамматическими ошибками, а работодатели, которые ищут специалистов, почему-то не хотят принимать их в штат.

Кроме коррупции

О коррупции в вузах Молдовы можно написать книгу. Но при этом далеко не все студенты дают взятки и не все преподаватели их берут. Кроме взяток, в системе высшего образования есть множество проблем, которые, не решаясь годами, сказываются на качестве обучения.
В 2005 году Молдова подключилась к Болонскому процессу. Теоретически это должно быть хорошо. Это предполагает унифицирование молдавского образования с европейским, повышает ответственность студентов и развивает их творческий потенциал, дает им возможность продолжать учебу в зарубежных вузах. Но на практике болонская система пробуксовывает. Для Молдовы она, как одежка не по росту, потому что внедрили ее чуть ли не с бухты-барахты, без предварительной подготовки и без учета сложившихся реалий.

Если раньше учебный предмет читался, предположим, 240 часов, то теперь его нужно пройти за 90. При этом 30 часов отведено на лекции, 30 на практические занятия с преподавателем, а еще 30 – на самостоятельную работу студента. Чаще всего последние 30 часов просто вылетают в трубу, потому что никто эту работу не контролирует. Педагогам денег за это не платят. Но и за те 60 часов, что проводятся в студенческой аудитории, они получают копейки. Чтобы наскрести на ставку, им приходится читать одновременно по несколько предметов, порой весьма далеких друг от друга.
Педагогам не оплачивается составление куррикулумов, требования к которым меняются чуть ли не каждый семестр; им не платят за монографии и учебники. Хотите – пишите и выпускайте. За свой счет. И без отрыва от производства: творческий отпуск для научной работы, забыт, как явление вредное и ненужное.

Несмотря на то, что вузы получили возможность отправлять своих сотрудников перенимать опыт у зарубежных коллег, они пользуются ею редко, ссылаясь, опять-таки, на нехватку средств. По большому счету, университетские преподаватели варятся в собственном соку, и их профессиональный уровень зависит исключительно от их собственной сознательности.

Большая загруженность, низкие зарплаты, отсутствие четкой перспективы делают работу вузовских педагогов непрестижной. Стоит ли удивляться, что молодежь не стремится пополнить их ряды. Спасибо, еще остались старые кадры, которые тащат на себе груз подготовки новых специалистов.
Но сколько лет это еще продолжится? Страшно даже представить себе, что будет через десять лет, а дальше и заглядывать не хочется.

Лиценциаты и магистры

Первая ступень высшего образования (лиценциат) длится три года. После нее выходят дипломированные специалисты. Однако, считают многие преподаватели, в сегодняшней ситуации это образование нельзя назвать по-настоящему высшим. В лучшем случае, это уровень старого советского техникума, в худшем – хорошего ПТУ. Три года для формирования хорошего специалиста мало.

Те, кто хочет продолжать учебу, идут на второй этап – мастерат. И здесь нередко сталкиваются с неприятным сюрпризом. В 2007 году молдавское правительство выпустило постановление, согласно которому мастерат предполагает только дневную форму обучения. А если учесть, что многие студенты уже успевают устроиться на работу, иногда еще и по специальности (например, журналисты), понятно, что лекции и семинары отходят на второй план.

Выход из ситуации есть. Им воспользовался Технический университет, организовав встроенный мастерат, когда процесс обучения, без разделения на этапы, длится пять лет, после которых выпускник получает диплом магистра. Но другие вузы не спешат перенять опыт коллег. И одна из причин – дыры в законодательстве, где нет полного перечня специальностей второго уровня.

Реформы буксуют

Несмотря на многочисленные реформы, проводимые разными властями в течение последних 20 лет, система молдавского образования разваливается на глазах. Специалисты бьют тревогу: скоро она пройдет точку невозврата. Уже сегодня просто хорошо подготовленный грамотный специалист вызывает у окружающих неподдельное изумление и восхищение. Только таких специалистов остается все меньше: старшее поколение уходит, младшее уезжает из Молдовы навсегда.

Между тем политики любой ориентации бьют тревогу по поводу образования. Все обещают решить проблемы. Только они почему-то никак не решаются и светлое будущее, куда нас ведут вот уж 20 лет, никак не наступает. Карма, что ли, у Молдовы такая?

Enews.md

Обсудить