Днестровская ГАЭС - экзамен для Альянса. Победа или поражение?

Не вдаваясь в мотивы действий конкретных исполнителей молдавско-украинских «Соглашений», можно лишь сделать некоторые выводы их результатов для Республики Молдова

Трудно что-то добавить к публикациям Федора Лукьяненко «Афера национального масштаба», «Сколько стоит Днестровская ГАЭС?», насколько глубоко и детально был раскрыт данный вопрос, но все-таки есть один момент, заслуживающий особого внимания.

Но хотелось бы обратить внимание на некоторые аспекты действий Правительства Республики Молдова, послужившими результатами нынешней ситуации вокруг Днестровской ГАЭС.

Казалось бы, Правительство Республики Молдова, наконец, решило вопрос, который прежнее коммунистическое Правительство не могло решить на протяжении долгого периода времени. По логике вещей, остается только поаплодировать и выразить слова благодарности либерально-демократическому Альянсу.

И все было бы так, если бы не некоторые события искусно умалчиваемые СМИ.

Основным документом, регулирующим вопросы собственности между Республикой Молдова и Украиной является «Соглашение между Правительством Украины и Правительством Республики Молдова о взаимном признании прав и регулирования отношений собственности» от 11 августа 1994 года.

Статья 2 данного Соглашения в первоначальном виде выглядела так:
«…Каждая из Сторон признает право собственности другой Стороны, ее граждан и юридических лиц по отношению к расположенным на ее территории предприятиям, учреждениям, организаций и других объектов (филиалы, судьбы, пае, акции и прочее имущество), включая объекты социально-культурной сферы (санатории, санатории- профилактории, дома и базы отдыха, пансионаты, отели и кемпинги, туристические базы, детские оздоровительные заведения), что находились на 1 декабря 1990 года в ведении органов государственного управления другой Стороны, а также были собственностью других юридических лиц, в имуществе которых отсутствующая государственная доля, и физических, за исключением объектов, которые построены с целью ликвидации последствий форс-мажорных обстоятельств…»

В связи с тем, что объект Днестровская ГАЭС, по состоянию на 1 декабря 1990 года находился в ведении органов союзного подчинения, то молдавская сторона вполне обосновано имела право претендовать на равноправное участие в проекте строительства Днестровской ГАЭС с Украинской стороной.

С учетом отсутствия финансового участия с молдавской стороны в последующем, после 1 декабря 1990 года, строительстве объекта можно было бы претендовать на свою долю по формуле:
– половина затрат на строительство Днестровской ГАЭС по состоянию на 1 декабря 1990 года, плюс/минус доля участия в последующем финансировании, плюс/минус доля риска нанесения экологического ущерба стороне.

Даже при таком раскладе Республика Молдова имела возможность получить довольно-таки весомую долю участия в Днестровской ГАЭС. Учитывая проектную мощность электростанции - это сотни миллионов долларов в год, и реализация принципов энергетической безопасности государства.

Но надо знать, какими тяжелыми переговорщиками являются украинцы, особенно когда вопрос касается «майна та коштів». Этим, в большей степени, и объясняется тянучка в переговорах по всем молдавско-украинским вопросам.

Что же произошло во время переговоров и договоренностей в начале 2010 года, результатом которых стали новые Соглашения между Молдовой и Украиной?

Об этом можно судить, ознакомившись с одним из подписанных документов: «Протокол между Кабинетом Министров Украины и Правительством Республики Молдова о внесении изменений в Соглашение между Правительством Украины и Правительством Республики Молдова о взаимном признании прав и регулирования отношений собственности от 11 августа 1994 года»

Данный протокол дополняет туже Статью 2 Соглашения следующей фразой:
«…Также каждая из Сторон признает право собственности другой Стороны по отношению к расположенным на ее территории предприятиям и другому имуществу, которые находились на 1 декабря 1990 года в ведении министерств союзно-республиканского подчинения…».

Де-юре подпись Премьер-министра Республики Молдова на данном Протоколе поставила крест на дальнейших попытках молдавской стороны претендовать хотя бы на какое-то участие Молдовы в работе Днестровской ГАЭС.

Трудно поверить, что господин В.Филат, будучи довольно-таки крупным бизнесменом по «основной специальности», мог упустить мимо своего внимания столь значимый момент в Протоколе.

Не вдаваясь в мотивы действий конкретных исполнителей молдавско-украинских «Соглашений», можно лишь сделать некоторые выводы их результатов для Республики Молдова:

1. Реализация многолетних желаний украинской стороны вывести из «игры» Молдову в данном вопросе.
2. Финансовые потери для государства, в виде отказа от имущественных претензий и дальнейшего совместного участия в производстве электроэнергии на Днестровской ГАЭС.
3. Нанесение потенциального ущерба национальной энергетической безопасности, в следствии фактического добровольного отказа в участии производства собственной электроэнергии. Тем более, учитывая, что данный ущерб усугубляется отсутствием влияния и контроля над Кучурганской ГРЭС, которая ранее по желанию непризнанной ПМР и без участия молдавской стороны вошла в состав российской Группы ИНТЕР РАО ЕЭС.

Интересно, а что нас ожидает от других «Соглашений»?

Обсудить