Мы не можем пожертвовать 4 десятками юных гагаузов

Так и запишем – нет дискриминации! Нельзя требовать от земли урожая, пока не посадил в него зерно. Нельзя огульно требовать от детей знаний по высшему разряду, если этих знаний в ходе образовательного процесса не дал. И никогда нельзя делать детей жертвами каких-то непонятных процессов и амбиций.

В связи с разгоревшимся скандалом вокруг искусственного завала гагаузских выпускников на экзаменах по румынскому языку, и заявленной позицией гагаузского руководства о возможности выдачи собственных аттестатов о бакалавриате (без указания в них строки «румынский язык») – с целью обеспечения гагаузам неотъемлемого права на получение высшего образования вне зависимости от настроения и причуд националистически настроенных румынских экзаменаторов, все партии Молдовы поспешили выступить с осуждением «радикальной» позиции Гагаузии. В том числе и «главная защитница» национальных меньшинств – Коммунистическая партия во главе с «гагаузом № 1» В. Ворониным.

Трудно сказать, что в Гагаузии этим удивлены. Ничего иного, к сожалению, ни от одного кишиневского политика гагаузы ожидать исторически не привыкли. По уровню политической цивилизованности, Молдова только-только догоняет африканскую Зимбабве.

Гораздо большего интереса представляет реакция наших «гагаузских» депутатов, которых протолкнули в парламент те самые партии. Они тоже в стройных колоннах своих партий! Тоже осуждают Башкана Гагаузии за то, что он решил защитить 43 гагаузских выпускников (именно столько осталось «неудов» от первоначальной сотни после череды апелляций и разбирательств).

Это лишний раз подтверждает, что Гагаузия должна иметь свою квоту в Парламенте, избираемую от территории, а не от партий. Четыре человека, избранных от территории (за которую они потом будут чувствовать ответственность!) сделают для Гагаузии больше, чем даже 25 «гагаузских» депутатов, проведенных в парламент по спискам различных кишиневских партий. Потому что партийные гагаузы связаны обязательствами не перед своей территорией, а перед выдвинувшей их партией.

Удивительно наблюдать, как в попытках осуждения Башкана Гагаузии, придается некий «злостный радикализм» его стремлению элементарно защитить (ни больше, ни меньше!) нынешнее поколение выпускников от очередной, неожиданно нагрянувшей, революции в отношении кишиневских бюрократов-временщиков к болезненно чувствительному языковому вопросу.

Всё буквально выворачивается наизнанку, ставится с ног на голову. Именно на этапе, когда гагаузы вдруг всерьез заинтересовались изучением государственного языка, когда перестали его отталкивать и даже наоборот, стали требовать улучшения его преподавания, именно в этот период кишиневские манипуляторы общественным сознанием запустили «утку», что «Формузал с его гагаузами вновь выступают против молдавского языка»!

Вспомним, как все первые годы существования молдавской государственности кишиневские бюрократы-националисты пытались заставлять гагаузов изучать румынский язык, а те от него безмолвно, как-то даже непроизвольно отгораживались, затаив обиду за конфликт конца 80-х – начала 90-х годов. Потом это стало притухать – особенно при Михаиле Формузал, который сделал ставку на образование в целом, и на языковую интеграцию в частности.

При М. Формузал впервые в Гагаузии даже в детских садах появились экспериментальные группы с углубленным изучением государственного и родного (гагаузского) языков. Впервые стали проводиться попытки проведения заседаний Исполкома Гагаузии и на государственном, и на гагаузском языке. Впервые в Гагаузии для государственных служащих столь широко открыли двери бесплатные курсы ANTEM по изучению государственного языка. Любой желающий мог на них записаться и, в качестве примера, сам Башкан прошел через подготовку на этих курсах и сдал экзамены на знание государственного языка – на твердую восьмёрочку.

Но именно тогда, когда Гагаузия попыталась перестать быть замкнутой в себе «индейской резервацией», попыталась открыться для Молдовы и получить возможность участия в общегосударственной жизни, в том числе через присутствие выходцев из автономии в структурах управления молдавским государством, именно тогда молдавские националисты «опомнились» и поняли, что знание государственного языка - это для гагаузов «лишнее». Пусть лучше не создают конкуренцию титульной нации, пусть сидят там себе в провинции без высшего образования и ковыряются в огородах.

А самая легкая дубинка для достижения такого «светлого будущего» для молодых гагаузов – это конечно, экзамен по румынскому. Ведь его гагаузы действительно знают плохо. Что совсем не удивительно: как носители языка преподнесли свой язык гагаузам, так они его и знают!

Когда русские искренне захотели, чтобы гагаузы знали русский язык, они создали для этого все условия. И теперь гагаузы русский знают, увы, порой даже лучше родного.

А «искренность» желания молдаван, чтобы гагаузы знали государственный язык, даже с названием которого они и сами еще толком не определились, видна из тех результатов, которые показал последний экзамен в лицеях. Видна эта «искренность» и по финансированию этого вопроса со стороны официального Кишинева (даже курсы ANTEM финансируются Европой, а вовсе не Молдовой), и даже по тому, какие кадры «бросаются» в автономию на ликвидацию языковой безграмотности.

Ясно одно – молдавским националистам от бюрократии сегодня выгодно незнание меньшинствами государственного языка. И говорить ныне о том, что «Формузал против изучения в Гагаузии государственного языка» – это просто издеваться над здравым смыслом и Истиной.

Башкан Гагаузии неоднократно обращал внимание молдавского руководства на недостаточный уровень преподавания государственного языка в гагаузских школах, бил в колокола по поводу недофинансирования образования в области языковой подготовки. Однажды ему даже удалось пробить некоторое дополнительное финансирование изучения государственного языка, но это была недостаточная полумера, кость со стола – на, мол, и отстань со своими проблемами.

Основные проблемы так и остаются нерешенными: в условиях отсутствия в гагаузских населенных пунктах языковой среды, изучение государственного напоминает изучение иностранного языка. Но при этом классы не разбиты на подгруппы, 57 преподавателей недостаточно квалифицированы для сложной работы по внедрению государственного языка в русской школе, а молодые кадры в автономию Министерством образования не поставляются. Более того, на соответствующие запросы следует воистину хамский ответ, суть которого: «Это твои проблемы, Формузал, решай их сам».

При таких глубоких проблемах на стадии изучения языка... как же поднялась рука бюрократов устроить гагаузским выпускникам такие же «основательные» экзамены по языку, как и для тех, кому он родной? В Гагаузии, между прочим, даже вроде бы родной гагаузский язык – и то не включен список обязательных экзаменов на бакалавра. Потому что и этот экзамен мог бы стать проблемным! А тут румынский язык, который преподавали на уровне иностранного, а экзаменуют на уровне родного!

Гагаузия очень толерантна, она никому ничего не навязывает. В Гагаузии болгары могут совершенствоваться во владении болгарским языком, украинцы – в знании украинского. Мы не стремимся всех «сделать гагаузами». Немножко бы такой же культуры бюрократам от титульной нации!

За что сегодня клюют Башкана Гагаузии? За то, что он заявил, что попавшие в жернова обстоятельств дети имеют право на продолжение своего образования? Давайте тогда оценим перспективы этих детей, если их сегодня не защитить…

Если с такими знаниями государственного языка часть наших детей оказалась невостребованной в Молдове, давайте дадим им возможность учиться в России, в других странах, где это не будет считаться помехой и изъяном абитуриента. Но для этого выпускнику надо дать в руки диплом! Пусть даже с двойкой по молдавскому языку, но выдать в руки! И определить, что через год, после пересдачи экзамена по госязыку, этот диплом будет обновлен. В конце концов, это всего лишь бумажка. А перед нами – живой человек, только-только начинающий свою жизнь, перед нами – ответственность за его судьбу. Что это в сравнении с какой-то бумажкой или в сравнении с министерскими чиновничьими амбициями?

Зададимся вопросом: чем будут до следующей пересдачи целый год заниматься дети, не получившие на руки итог своего 12-летнего обучения? Для них в Молдове есть работа? Вряд ли. Остается одно – приложить свою молодую энергию на заработках за границей. Стройки России и бутики с кожаной одеждой и обувью в Турции ждут нашу молодежь.

Будет ли у этих ребят возможность укреплять свои познания молдавского языка там, в России или в Турции, на фоне изнурительного труда и в специфической языковой обстановке? Пустой вопрос, ответ на который известен.

Сможет ли потом молодой человек через год пересдать экзамен? Еще один пустой вопрос. За год будет забыто даже то, что сегодня где-то еще прячется в складках мозга.

Значит, диплом он так и не получит! Значит, мы готовы заведомо искалечить жизнь и судьбу целой группы населения!

В этом году – это лишь первый звоночек. А если Кишинев намерен каждый год так калечить по сотне гагаузских выпускников? Молдаван (вместе с румынами) миллионов 25 имеется на этой земле, а гагаузов – меньше двухсот тысяч. Может быть, молдаване и могут себе позволить бросаться судьбой сотни-другой своих молодых людей, а гагаузы не могут пожертвовать судьбой даже одного своего соплеменника!

Кишиневские бездушные бюрократы в очередной раз просто заставляют гагаузов показывать свой характер. И конечно же, не может быть никаких сомнений в том, что нынешний Башкан Гагаузии – не ставленник Кишинева! – не даст в обиду гагаузских выпускников и выдаст им дипломы. Да, они будут без указания такого предмета, как румынский язык – раз уж его не удалось сдать. Но это не значит, что мы не хотели бы, чтобы этот предмет там был. Просто Кишинев, проявляя свою невменяемую упёртость, не хочет, чтобы этот предмет в гагаузских дипломах был.

Гагаузов на мякине не проведешь! Мы отчетливо понимаем, что события, развернувшиеся в Молдове вокруг сдачи экзамена по государственному языку – это наглое и откровенное выдавливание русскоязычных из общественной и государственной жизни Республики Молдова. Найден способ, как оставить «чужих» в этой стране русскоговорящих, выпускников русских школ без образования!

Управлять необразованными – вообще легче. Образованные задают слишком много вопросов, понимают слишком много в происходящих процессах. Поэтому не исключено, что на гагаузах лишь пробуется, обкатывается то, что потом ударит даже по выпускникам титульной нации. Вдруг кто-то из захвативших власть в стране завтра решит, что ему лучше и комфортней править темной, необразованной массой? Тогда «неуды» посыплются на головы всех. И тогда все послушное общественное стадо будет следовать в этой жизни лишь по одному кругу: сапа – поле – избирательная урна – огород.

Может быть поэтому мало кто в Молдове понимал Башкана Гагаузии, когда еще более 4 лет назад он заявил – для автономии приоритетом станет образование. Не экономика, не социальная сфера, не инфраструктура, а образование. Потому что именно оно в здоровом обществе способно стать базисом для развития и экономики, и инфраструктуры, и всего движения вперед.

И ведь определенных успехов удалось-таки достичь! Сделан прорыв в оснащении учебных заведений, идет битва за повышение квалификации преподавателей и качества знаний, в ВУЗы за границей поступает все больше наших выпускников, и они там высоко котируются! Мы достигли уровня, что каждый четвертый выпускник лицеев поступает учиться за рубеж. С 23 детей в 2006 году, Гагаузия подняла планку до 130 поступающих в одни лишь российские ВУЗы.

Это, кстати, хорошее подспорье и для семейного бюджета. Эти дети учатся бесплатно, им дают общежитие. Они будут получать стипендию в 1100 рублей, а общежитие будет обходиться всего в 55 рублей (20 лей).

Сравним это с молдавскими ВУЗами. Общежитие – вряд ли. Значит, жилье – снимай, деньги за обучение - плати (потому что с такими оценками по румынскому языку бюджетные места – румынам)…

Значит, правильную политику ведет Башкан в области защиты права граждан на образование?

Кишинев в области образования охотно вставляет Гагаузии палки в колеса, а сам кое-что уже понял, и теперь тоже собирается делать образование приоритетом. Видимо, когда министр образования г-н Шляхтицкий посетил Гагаузию, и когда ознакомился с докладом, подготовленным Управлением образования, проникся результатами, нами продемонстрированными… Да вот только плохо, что его зависть при этом обуяла, и лишь жесткими тестами он решил обуздать «прытких гагаузов».

Возвращаясь вновь к этим злополучным экзаменам, в голове рождается еще один «неудобный» для Кишинева вопрос. В Гагаузии имеется 10 педагогов с высшей дидактической степенью (а дает ее лишь сам министр образования!), то есть это представители когорты лучших преподавателей Молдовы, пусть даже их пока такая небольшая на всю автономию группа. Но почему же никто из них не был включен в состав экзаменационных комиссий?

И почему на экзамен были выставлены задания с таким глубокомысленно-философским смыслом, о котором не каждый сможет рассуждать даже на родном языке?

Назовем же все своими именами: это целенаправленная дискриминация, имеющая дальним прицелом выдавливание из Молдовы, или рабское принижение остающихся здесь русскоговорящих.

В Молдове только один человек заступился за детей в этот неадекватный выпускной год – Башкан Гагаузии Михаил Формузал. Председатели же молдавских районов показали удивительное равнодушие к судьбам своих граждан, своих детей. Ни один даже за ухом не почесал, чтобы что-то сделать - все тупо промолчали.

А ведь дискриминация коснулась не только Гагаузии. Если взять, для примера, наполовину русскоязычный Кагул, то там результаты по экзамену еще хуже. Там «неуды» получили 13 процентов выпускников! Это настоящий скандал, о котором почему-то никто не кричит!

На наш взгляд, это не их, выпускников, «неуд». Это жирный «неуд» Министерству образования, Правительству и всему молдавскому государству. А уж председателям районов – само собой разумеется, раз они такое стерпели.

В Гагаузии по итогам скандальных экзаменов еще будут сделаны оргвыводы. М. Формузал дал поручение «взять на карандаш» тех педагогов, у которых дети массово «завалили» экзамен. Будет рассмотрен вопрос об их дидактических степенях. Их придется аннулировать, подтверждать заново. Эти преподаватели будут направляться на дополнительные занятия с целью повышения их квалификации. Оценки деятельности педагогов со стороны Управления образования Гагаузии будут серьезно ужесточены. Ответственность педагогов будет персонализирована. Уроки будут, несомненно, извлечены. Наказывая гагаузских выпускников, вычеркивая из их жизни 12 лет обучения, ломая им всю оставшуюся жизнь, Министерство образования должно понимать, что этот процесс не может проскользнуть мимо виноватых в этом «стрелочников» - преподавателей государственного языка, не обеспечивших готовности своих учащихся к тестам. Ибо все в этой жизни возвращается на круги своя.

Напоследок хочется заметить, что нет ни одного Председателя района в Молдове, чей ребенок не сдал экзамены на бакалавра. А если с ребенком какого-то влиятельного чиновника и случился незапланированный прокол, то последствия этого – даже в Комрате - были незамедлительно исправлены в ходе апелляции. Основными жертвами чванливого кишиневского чиновничьего самодурства вновь стали дети крестьян. Ну, такая вот у нас справедливость. Зато и цели сразу ясны – чтобы головы с огородов не поднимали.

Но в Гагаузии это не пройдет. Во всяком случае, в этот раз. Во всяком случае, при нынешнем Башкане. Будет поднята на уши вся планета, привлечены все международные структуры, использованы ВСЕ мыслимые возможности, насколько бы «радикальными» они не казались, но дискриминация будет устранена.

Так и запишем – нет дискриминации! Нельзя требовать от земли урожая, пока не посадил в него зерно. Нельзя огульно требовать от детей знаний по высшему разряду, если этих знаний в ходе образовательного процесса не дал. И никогда нельзя делать детей жертвами каких-то непонятных процессов и амбиций.

Обсудить