Нужны ли Молдове новые партии?

Ведущие партии в Молдове сегодня, это политический «долгожитель» - левая ПКРМ, находившаяся во власти с 2001 по 2009 годы, а также правые ЛПМ и ЛДПМ плюс центристская ДПМ, вот уже почти два года правящие в нашей стране, объединившись в Альянс «За европейскую интеграцию».

Из них относительным «новичком» на политической сцене Молдовы является лишь ЛДПМ Влада Филата, а входивший в «первый состав» АЕИ разношерстный Альянс «Наша Молдова» к моменту формирования его «второго состава» прекратил своё существование.

Остальные молдавские партии, коих насчитывается более двух десятков, являются, по большей части, сугубо «виртуальными», потому что либо давно уже не участвуют в выборах, либо участвуют, но получают на них десятые или даже сотые доли процента, хотя среди них есть и такой «старожил», как СДП, созданная ещё в 1989 году, но так ни разу и не добившаяся электорального успеха.

Казалось бы, «старых» партий - «разных и всяких» в Молдове сегодня вполне достаточно, а потому никакой особой нужды в появлении новых политических формирований не существует.

Тем не менее, в ситуации нынешнего затяжного политического кризиса во власти, когда у трёх правящих партий АЕИ-2 не хватает депутатских мандатов для избрания Президента, а у оппозиционной ПКРМ нет желания голосовать за их кандидата на эту высокую государственную должность – лидера ЛДПМ Мариана Лупу, что уже привело к двум роспускам Парламента и двум же досрочным парламентским выборам, но так и не позволило найти искомые решения для выхода из тупика, в Молдове вновь заговорили о желательности и даже необходимости появления новой партии, которая могла бы оказать оздоровляющее воздействие на политический климат в стране.

Эта тема периодически возникает в общественном мнении Молдовы и вызывает определенный интерес части экспертов и представителей общественности. При этом у многих почему-то сложилось убеждение в том, что необходима, в первую очередь, «левая партия», то есть партия, которая исповедует социал-демократические ценности.

Да, возможно, нам не хватает именно такой партии. Дело в том, что ПКРМ Владимира Воронина в её нынешнем виде пока не может занять эту нишу, а другие партии, тяготеющие к социал-демократической платформе (ДПМ Мариана Лупу, СДП Виктора Шелина), в силу многих объективных и субъективных причин, так и не смогли стать поистине массовыми левыми партиями, опирающимися на поддержку значительного числа избирателей.

Но, в то же время, надо честно признать, что в Молдове нет ни одной по-настоящему правой партии, в классическом понимании. То есть партии, которая не только защищала бы интересы бизнеса, выступала за либеральное развитие экономики, но и последовательно боролась за приоритет прав личности.

Поэтому, не погрешив против истины, можно утверждать, что Молдове отнюдь не помешало бы появление сегодня как левой, так и правой новых партий, максимально соответствующих общепринятым в мире классическим определениям политической «левизны» и «правизны».

О правых партиях в Молдове

Входящую в состав правящего в Молдове Альянса Либеральную партию (ЛПМ) Михая Гимпу только по недоразумению можно назвать «правой партией».

Если она и «правая», то в чисто молдавском понимании этого определения, где принято считать, что правые партии - это партии, ориентирующиеся только на Запад, к тому же ещё и откровенно антироссийские, а зачастую и унионистские.

Либеральная партия Михая Гимпу – это маргинальная партия. При нормальном развитии политической системы в Молдове она, возможно, сохранит свое существование, может быть, даже будет иногда попадать Парламент, но никогда не будет играть какой-либо значительной роли в определении политического курса страны.

Намного сложнее ситуация с другой партией Альянса – ЛДПМ Влада Филата. Её «скользящую» идеологию пока трудно, практически невозможно, заранее просчитать. Позавчера она боролась с коммунистами, вчера объявила войну бедности, а сегодня все её силы уходят на борьбу с допекающим её «Кукловодом», окопавшимся в другой «союзной» партии – ДПМ.

Все это, безусловно, важно для партии Филата в плане решения сиюминутных задач, особенно в период избирательных циклов. Но если ЛДПМ претендует на звание ведущей правой партии, в классическом, европейском понимании этого термина, то она должна и обязана вырабатывать такую политику, которая максимально соответствовала бы этой политической доктрине.

Тем более, что в Европе были и есть известные правые политики, с которых Влад Филат мог бы брать пример. Это, например, Маргарет Тэтчер, Ангела Меркель, Николя Саркози, Сильвио Берлускони…

Эти правые лидеры и их партии твёрдо и последовательно исповедуют консервативные ценности, уделяют серьезное внимание развитию бизнеса в своих странах, решительно продвигают его интересы за рубежом. Они борются за снижение налогов, за приоритетное развитие частного сектора, за национальные интересы своих стран. Вожди правых партий во Франции, в Великобритании, в ФРГ, в Италии – это истинные патриоты своих стран.

Увы, но этого никак не скажешь сегодня о молдавских правых партиях и их лидерах, в том числе о Владе Филате и его и ЛДПМ, которым не хватает четкой и ясной позиции по таким вопросам, как развитие, сохранение и упрочение молдавской независимой государственности, постоянный нейтралитет, отношения с СНГ, ТС, ЕврАзЭС, ОДКБ, с Россией и Украиной, с одной стороны, и США, Румынией, ЕС и НАТО, с другой Они никак не наладят честных и продуктивных взаимоотношений с национальными меньшинствами в Молдове.

Зыбкость, расплывчатость, непоследовательность политических позиций – это первопричина политической смерти партийного вождя, претендующего на роль национального лидера.

Да, в истории случалось, когда тот или иной политик менял свою прежнюю позицию на совершенно противоположную, и ему это прощали, если он мог привести убедительные доводы в пользу такого решения. Но зато неизвестны примеры того, что политику прощали отсутствие у него чёткой позиции или постоянное шараханье и метание с одного политического фланга на другой.

У Влада Филата пока ещё сохраняются шансы на то, что ЛДПМ станет ведущей партий правоцентристского сектора политического поля Молдовы. Но промедление в этом деле может оказаться для ЛДПМ роковым и вызовет потребность в появлении другой – более дееспособной – правой партии и других правых лидеров.


О левых партиях в Молдове

Одно время, после того, как ПКРМ Владимира Воронина в сентябре 2009 года стала оппозиционной партией и начала проявлять интерес к сотрудничеству с гражданским обществом, многим в Молдове показалось, что вопрос о необходимости появления новой партии на левом политическом фланге снят с повестки дня.

Высказывались мнения о том, что ПКРМ, выступая в роли оппозиционной партии, не только по-другому начала оценивать ситуацию в стране, но и «дозрела» до осознания своих ошибок, допущенные во время нахождения у власти в 2001 – 2009 г.г.

Появилась надежда на то, что со временем мы получим «новую ПКРМ» - партию, открытую для сотрудничества с гражданским обществом, для широких общественных дискуссий, ищущую в стране и в мире друзей и соратников, а не врагов.

Однако сегодня, особенно после одобренной лидером партии Владимиром Ворониным знаковой публикации статьи партийного пропагандиста Зураба Тодуа, начисто отрицающей необходимость модернизации ПКРМ, в молдавском обществе появились очень большие сомнения на этот счет.

Да, многими молдавскими гражданами, прежде всего, левой ориентации, ПКРМ и сегодня по-прежнему воспринимается как единственная – очень значительная! - политическая сила, которая открыто стоит на позициях государственности, нейтралитета, развития стратегического партнерства с Россией.

Да, в ПКРМ, в отличие от «национальных» партий на правом фланге, входит немало представителей национальных меньшинств, а некоторые из них даже проходят по спискам этой партии в Парламент, в органы местного самоуправления. ПКРМ, правда, не всегда последовательно и успешно, противостоит унионизму, защищает исконные молдавские ценности.

Всё это даёт ПКРМ – пока ещё - весьма значительный «электоральный урожай».

Ради всего этого люди прощают ПКРМ многое другое, что им не нравится. В том числе и злоупотребления властью, которые имели место во время правления ПКРМ в 2001 – 2009 годах.

Судя по всему, руководство ПКРМ это хорошо понимает, а потому нередко злоупотребляет доверием своих избирателей, самоуверенно полагая, что симпатии её «железных избирателей» никуда не денутся.

Не будут же они, например, голосовать за правых либералов и унионистов Михая Гимпу или Дорина Киртоакэ. Сами граждане Молдовы это также понимают, а потому вынуждены из двух зол выбирать меньшее, то есть голосовать за ПКРМ.

Но ничто не вечно под Луной. Не может вечно продолжаться и эта неустойчивая ситуация «умолчаний и компромиссов» в отношениях между ПКРМ и левым электоратом.

Сегодня ещё жива вера в возможность модернизации ПКРМ. Сторонники этой партии ждут, во-первых, создание в партии системы выборов лидера на альтернативной основе, желательно, с участием всех членов партии.

Во-вторых, они ожидают проведения праймериза при выдвижении кандидатов в парламентский список и на должности примаров, проводимый по территориям, что даст шанс на попадания в парламент представителей регионов.

В-третьих, они хотят проведения ПКРМ такой политики, которая вызывала бы рост доверия к партии со стороны широких масс населения, в том числе, и значительного числа молдаван.

В-четвертых, они полагают, что уже пора поточнее определиться с идеологией партии, чтобы люди точно знали, защищает ли она коммунистические ценности, или же ей дороги ценности социал-демократические.

Исходя из этого, полагает молдавская левая общественность, партия должна будет решить, оставить ли ей своё нынешнее название, или же надо будет провести ребрендинг.

В-пятых, избиратели ПКРМ хотят, чтобы партия наладила сотрудничество с другими, родственными ей по идеологии и взглядам на ситуацию в Молдове, партиями, чтобы он отказалась от «политики изоляционизма».

В-шестых, было бы желательно расширить представительство в выборных органах партии, а также - через праймеризы - в парламентских списках, представителей сельского населения (крестьяне, фермеры, педагоги, агрономы, ветеринары и т.п.).

В-седьмых, общество ожидает вынесения на всенародное обсуждение программы партии «Социальная Молдова», в которой будет представлена социальная и экономическая политика ПКРМ.

И, наконец, в-восьмых, сторонники ПКРМ хотят, чтобы партия честно признала те свои ошибки, которые были допущены в период её нахождения во власти.

Эти ошибки (особенно выращенный в «теплице Воронина» пресловутый «Кукловод») создают молдавскому обществу большие проблемы после ухода ПКРМ из власти.

Если партия не найдёт в себе смелости выполнить это требование общества, нет гарантий того, что ПКРМ не придет к власти снова вместе с этим или с очередным «Кукловодом».

Если же молдавское общество воочию увидит, что ПКРМ категорически не желает меняться, что её устраивает статус «окопной партии», ведущей тотальную войну против всех, то, естественно возникнет вопрос о том, что ему нужна новая левая партия и, поскольку «свято место пусто не бывает», найдутся те новые левые политические лидеры и их соратники и сторонники, которые удовлетворят эту общественную потребность, сформировав такую партию.

Обсудить