Осторожно, дети!

Можно только сожалеть, что гагаузы вновь, как и прежде, оказались один на один с румынскими политиками Кишинева. Тогда они были в НФМ, теперь – в АЕИ-2. Вывеска поменялась, суть осталась.

И грянул гром! Пока не раскатистый, не услышанный во всей Молдове! И в Кишиневе его не услышали, но обратили внимание. Лучше было бы и этого не делать, потому что это внимание ничего другого, кроме угроз, напоминающих нам 1989–1992 гг., собой не представляет.

И спасибо за этот гром Михаилу Формузалу, Анне Харламенко, всему гагаузскому руководству, всему гагаузскому народу. Но должен ли был он грянуть, и кто истинный виновник нового всплеска межнациональной напряженности в Республике Молдова?

Вопрос об изучении молдавского государственного языка в системе образования в правобережной Молдове неоднократно подымался миноритарной научной и творческой интеллигенцией, а также отдельными общественными организациями национальных меньшинств страны. И особенно настойчиво его ставили гагаузы и болгары Молдовы.

Хочу напомнить о серии научно-практических конференций, проведенных в январе-мае 2009 г. Ассоциацией болгарских организации Республики Молдова (председатель П. А. Попов, зам.председателя доктор хабилитат исторических наук Н. Д. Руссев). На них предлагалось трансформировать изучение родного языка и государственного молдавского языка в школах с болгарским контингентом учащихся таким образом, чтобы по завершении лицейского образования учащиеся знали эти языки не хуже русского языка. Для этого требовалось всего лишь: а) считать три языка (молдавский, русский и болгарский) языками обучения; б) выстроить их использование в 12-летнем учебном процессе таким образом, чтобы при получении лицейского выпускник знал молдавский язык, чтобы мог получить высшее образование в ВУЗах с молдавским языком обучения; в) обеспечить детские сады, школы в селах с болгарским контингентом учащихся учебниками и учебно-методическими пособиями по молдавскому языку для немолдавских школ, а также высококвалифицированными учителями.

Эта концепция была изложена перед местным руководством болгарских сел юга Молдовы и доведена до учительского коллектива школ с болгарским контингентом учащихся Тараклийского, Кагульского, Леовского и Кантемирского районов Молдовы. Она была обнародована в средствах массовой информации, в том числе на ava.md. Основные положения концепции были доведены до сведения высшего руководства страны, а также двух руководителей профильного министерства республики.

Отклик, к сожалению негативный, последовал с полтора болгарских деятеля, представляющих Болгарскую общину Республики Молдова и обвинивших авторов концепции в том, что они якобы выступают против русского языка обучения.


Молдавское руководство, молдавские политики и политологи определенной ориентации никак не отреагировали на эту инициативу болгар. Почему? Потому что наступила череда очередных и досрочных парламентских выборов, и им не хотелось ухудшать свои электоральные показатели? Или потому, что их это не интересовало, и они не считали эту проблему государственной важности? А может потому, что запущен некий стратегический план по изменению этнодемографической ситуации таким образом, чтобы избавиться от национальных меньшинств, как таковых?

Примечательно то, что инициатива болгар Молдовы по пересмотру существующей концепции русских школ с болгарским контингентом учащихся на концепцию, предусматривающую применение трех языков обучения, не была единичной. С такой же самостоятельной инициативой к Кишиневу обращалась и Гагаузия. И она также не была услышана.

То, что политики Молдовы и люди в исполнительских структурах власти определенной геополитической ориентации могли тогда и могут и теперь вести себя вот таким образом, это не секрет. Но то, что с таких же позиций выступают аналитики и политологи такого уровня, как Петру Богату, Константин Тэнасе, Оазу Нантой, Анатол Цэрану, Игорь Боцан, Виорел. Чиботару и другие, это не укладывается в голову. Вот уже 20 лет они не перестают упрекать национальных меньшинств Молдовы в незнании – и нежелании знать – государственный язык, видимо, чтобы вызвать негативную реакцию у молдаван и стравить две составные части народа Молдовы. А когда люди сами заговорили, сами пришли к пониманию, что молдавский язык знать надо, эти, с позволения сказать, политологи, в рот воды набрали! Почему они не поддержали тогда инициативу болгар и гагаузов? Может потому, что они заодно с политиками определенной ориентации? Почему они не увидели в проблему гагаузских детей проблему молодежи страны, проблему государственности Молдовы? Почему они и в этом видят гагаузский сепаратизм, а не беспокойство Комрата за свою молодежь, а если расширить горизонт проблемы, то и беспокойство Комрата за будущее Молдовы и себя в Молдове? Или такие мысли кем-то не оплачиваются, и политологи эти «вякают» то, что им велено? Только этим можно объяснить отсутствие реакции указанных политологов в прошлом, и бурная реакция теперь, когда гром грянул. Они проснулись, встрепенулись и включили свой голос на полную мощность! Даже судом грозят. Не политики грозят, и не юристы, а политологи! Как говорится, приехали.

Хочется надеяться, что решимость Комрата отстаивать права своих гагаузских детей на высшее образование не показная, а «грозный» окрик Кишинева сделан на пьяную голову. Проблема очень серьезная, и ее надо решать сообща – в Кишиневе и без подсказки из Бухареста. Название государственного языка Молдовы, взятое у соседнего государства, «патриотическое» воспитание молодежи по учебникам «История румын», внешнеполитический курс Республики Молдова, проложенный морским лоцманом из Бухареста – это проблемы, которые кто-то в Кишиневе считает решенными 20 лет тому назад, но на самом деле это не так. В поведении М. Формузала, А. Харламенко, всего руководства Комрата Кишиневу надо бы видеть эти проблемы, коль скоро он заговорил с гагаузами языком ультиматума. А ведь поднятые Комратом вопросы далеко не только детские, и далеко не только гагаузов касающиеся. Поэтому удивляет молчание общественных и национально-культурных организаций болгар, русских, украинцев, евреев и других – всех их около сотни. Имеющих право защищать интересы национальных меньшинств, но не пользующихся им.

Можно только сожалеть, что гагаузы вновь, как и прежде, оказались один на один с румынскими политиками Кишинева. Тогда они были в НФМ, теперь – в АЕИ-2. Вывеска поменялась, суть осталась.

Обсудить