Вопиющие противоречия человеческой истории и цивилизации.(В четырех частях. Часть II)

(Фрагменты текста из книги “Mircea Snegur – Эдуард Волков: ОТКРОВЕННЫЕ ДИАЛОГИ “, значительно доработанный специально для AVA.MD)

7.Дополнительные разъяснения к первой части и пара ремарок к комментариям к ней …

7.1.Прежде всего, я хочу поблагодарить всех тех, кто поддержал основные положения первой части. Искренне рад, что по данному вопросу у меня нашлись единомышленники, в частности – “дядя”, “Ультралевый”,”Eugen” ,”werty”, еще ряд других. Мудрый комментарий оставил “new”…

Кроме того, я надеюсь, что те читатели, которые пока критически относятся к моим тезисам и аргументам, по мере чтения второй и последующих частей, как минимум, скорректируют свои позиции.

Что же касается тех господ, которые встали на путь огульного отрицания всего написанного и оскорбления меня, то я предвидел такую реакцию…Вероятно, у них на это есть личные мотивы (родственники были репрессированы), или же они пребывают в плену разного рода мифов и страшилок про СССР, сталинизм, И.Сталина. Конечно, - это плохо, но поправимо. Хуже всего, если они не хотят или не умеют самостоятельно размышлять над прочитанным. И еще я им советую не забывать, что они, вроде, как бы - сторонники либерализма и плюрализма.… А последние предполагают свободомыслие и свободу высказывания, а также толерантность к инакомыслящим…

7.2.Оценка капитализма и советского социализм должна осуществляться исходя из одних и тех же критериев. И тогда обнаруживается, что, во-первых, и капитализм, и реальный советский социализм являлись (а посткапитализм и китайский коммунизм являются и сейчас) многомерными общественными феноменами. Они представляли собой “многоцветные” сложные экономические, социальные, политические и культурные явления, при различном сочетании в них общественных цветов, вследствие чего ни один и ни другой строй нельзя мазать одной краской – белой или черной, как это делалось раньше у нас по отношению к капитализму, а сейчас - советского социализма. Во-вторых, по мере развития, как капитализма, так и советского социализма, “светлых тонов” и в одном, и в другом становилось все больше, а темных, соответственно – меньше. Естественно, исходя из интересов большинства. Причем, светлых тонов в советском социализме (коммунизме) по отношению к социальным низам изначально было больше, чем у капитализма. В-третьих, при сопоставлении капитализма и советского социализма необходимо сравнивать только аналогичные периоды: этап зарождения и революционного утверждения одного строя сравнивать только с этапом зарождения и революционного утверждения другого строя (при всем принципиальном их различии); период становления одного строя - со становлением другого; наконец, зрелую стадию одного - с развитой стадией другого.

Другими словами, ненаучно брать один и тот же хронологический период истории, к примеру, 20-30-ые годы XX в., и сопоставлять то, что происходило в это время в СССР с тем, что происходило в крупных капиталистических странах.…Чтобы сравнение было корректным, следует брать аналогичные периоды становления как одного общественного строя (к примеру, капитализма – вторая половина XVIII в.– начало XX в. в наиболее развитых странах), так и другого (советского социализма - 20-30-ые годы XX в.), и сравнивать их между собой…

И если придерживаться этой элементарной методологии исторического исследования и сравнения, и применить её на практике, то мы волей-неволей сформулируем “9)”–ый тезис: В истории каждой из крупных развитых капиталистических стран – США, Великобритании, Франции, Германии – были свои “человеческие бойни”, были свои массовые репрессии, осуществленные как за относительно короткое время, так и растянутые на десятилетия, были такие формы эксплуатации и угнетения социальных низов, составляющих большинство, и издевательств над ними, которые никогда в Советском Союзе не имели место.…Даже свои ГУЛАГи были еще пострашнее, чем в СССР (по последнему пункту я имею в виду не нацистскую Германию, а США, Великобритании, Франции)… Рождение и становление и капитализма, и социализма - сопровождались острыми общественными конфликтами и противоборствами, революционными, в значительной степени стихийными и разрушительными выступлениями масс, обильным кровопролитием, большим объемом социального насилия…

7.3. Квинтэссенцией первой части являются мои незамысловатые 8 тезисов (на самом деле, как Вы только что убедились, их больше, и в конце четвертой части в качестве выводов я сформулирую их все). В связи, с чем я благодарен читателю rola”, которая обратила на них пристальное внимание, попыталась выявить противоречия между тезисом № “4)” и № “7)”, а также оспорить некоторые другие тезисы.

Полагаю, её попытки не увенчались успехом.

Действительно, вот критик пишет: ”1. Сравним:
п. «4)Никаких, абсолютно никаких преступлений коммунистический (сталинский) режим (как таковой) в СССР, в целом, и в Молдове, в частности, не совершал… Политические репрессии революционного коммунистического режима к таковым не относятся.»
и п. «7) Нет принципиальной разницы, убивает ли революционная власть людей исходя из революционной целесообразности, или государственная власть убивает невинных людей в ходе “утверждения демократии” или борьбы с терроризмом в тех или иных странах (как это делали, к примеру, США, страны НАТО в Югославии, и продолжают делать сейчас в Ираке, Ливии etc.)…С позиции сегодняшнего дня и то, и другое деяние является преступлением…»
В пп. 4 и 7 г-н волков противоречит сам себе… особенно разнятся последние предложения обоих пунктов”.

На самом деле противоречий между указанными тезисами нет. Чтобы понять это, достаточно внимательно и вдумчиво прочитать оба тезиса.

Во-первых, в пункте “4)” речь идет об оценке коммунистического (сталинского) режима по критериям международного права ТЕХ ЛЕТ.

И, во-вторых, речь идет об оценке режима в ЦЕЛОМ, а не оценка отдельных его деяний.

Пункт же “7)” ясно утверждает: “С ПОЗИЦИИ СЕГОДНЯШНЕГО ДНЯ и то (убийство невинных людей революционной властью. – Э.В.), и другое ДЕЯНИЕ (убийство невинных людей в ходе “утверждения демократии” или борьбы с терроризмом. – Э.В.) является преступлением…». У меня ведь ясно указаны слова в последнем предложении - С “ПОЗИЦИИ СЕГОДНЯШНЕГО ДНЯ” и ДЕЯНИЕ”. И столь же ясно, что в нем не идет речь об оценке коммунистического режима в целом и с позиции современного ему времени, как в “4)”-ом тезисе.

Кроме того, специально подчеркиваю, что моя оценка в пункте “7)” носит гипотетический характер, ибо суда ни в одном, ни в другом случае не было.

Поясняю на простом примере: Предположим, что на Ваших глазах,”rola”, гражданин “А” убивает гражданина “Б”…Для Вас очевидно, что “А” – однозначно преступник. И Вы, срывая голос, об этом кричите на всех углах.…Однако с правовой точки зрения, а не Вашей, личной, моральной - это не так. Ваша оценка гипотетична. Существует презумпция невиновности, ни следствие, ни суд еще не изучили всех обстоятельства упомянутого события, не убедились, что Ваше визуальное наблюдение достоверно (у Вас, может быть, плохое зрение, и Вы не разглядели какие-то важные детали), не установили факт и степень вины “А” и т.д.…

Далее, читатель rola в этом же комментарии, цитируя меня, приходит к странному выводу: 3. «ОДНАКО НРАВСТВЕННАЯ ТОЧКА ЗРЕНИЯ не может служить критерием того, велик или мал государственный деятель, правильно или ошибочно он поступил в той иной ситуации. Особенно в революционные времена или в чрезвычайных ситуациях. Это — аксиома.» — Получается Нюрнбергский процесс над гитлеризмом и фашизмом был необоснован и не служит критерием оценки гос. деятеля гитлера???

Уважаемая госпожа (как я понял по комментариям)”rola”,Нюрнбергский процесс судил не с НРАВСТВЕННОЙ ТОЧКИ ЗРЕНИЯ (я ведь именно об этом пишу), а отчасти с политической (в большей мере), отчасти с правовой. Был разработан специальный Устав Международного военного трибунала, согласно которому и велось судопроизводство на нем. В корректной полемике не принято подменять предмет спора, как это делаете Вы.

[Кстати, с правовой точки зрения Нюрнбергский процесс был весьма сомнительным “предприятием”. И это, к примеру, еще до учреждения Международного военного трибунала хорошо понимал У.Черчилль. Вот что Вы можете прочитать в его “Второй мировой войне”: “5. В вопросе о главных военных преступниках Д.Дж. (И.Сталин. – Э.В.)неожиданно занял ультра приличную позицию. Не должно быть казней без суда; в противном случае мир скажет, что мы боялись судить. Я (У.Черчилль. – Э.В.) указал на трудности, связанные с международным правом, но он ответил, что, если не будет суда, они должны быть приговорены не к смертной казни, а лишь к пожизненному тюремному заключению» (Черчилль У.Вторая мировая война. В 3-х книгах. Кн.3. М.: Воениздат,1991.С.460).

А вот что говорилось о характере предстоящего процесса на Крымской конференции “большой тройки”(1945 г.): В ходе беседы Сталин подтвердил, «что перед расстрелом главные преступники должны быть судимы». На вопрос Черчилля, «какова должна быть процедура суда: юридическая или политическая?», Рузвельт заявляет, что процедура не должна быть слишком юридической. При всяких условиях на суд не должны быть допущены корреспонденты и фотографы. Черчилль говорит, что, по его мнению, суд над главными преступниками должен быть политическим, а не юридическим актом. Черчилль хотел бы, чтобы между тремя державами была ясность во взглядах по этому вопросу. Однако ничего на данную тему не должно публиковаться, чтобы главные преступники не стали заранее мстить союзным военнопленным»[2].

А что означает, что суд должен быть политическим? А это означает, что ПРИГОВОР заранее был предопределен и суд должен был только его обставить доказательствами вины подсудимых, априори признанными еще до суда виновными……

Не напоминает ли Вам это обстоятельство, уважаемый читатель, кое-какие другие процессы?

Наконец, вот разъяснение на этот счет в Википедии (http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9D%D1%8E%D1%80%D0%BD%D0%B1%D0%B5%D1%80%D0%B3%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B9_%D0%BF%D1%80%D0%BE%D1%86%D0%B5%D1%81%D1%81): Критика процесса

В немецкой печати были высказаны сомнения в моральном праве ряда обвинителей и судей обвинять и судить нацистов, так как эти обвинители и судьи сами были причастны к политическим репрессиям. Так советский обвинитель Руденко считался ими причастным к массовым сталинским репрессиям на Украине, его британский коллега Дин был известен своим участием в выдаче СССР советских граждан, обвинявшихся в коллаборационизме (многие из них были обвинены безосновательно), судьи из США Кларк (Clark) и Бидл организовывали концлагеря для японцев-жителей США[14]. Советский судья И. Т. Никитченко участвовал в вынесении сотен приговоров невиновным (? – Э.В.) во время Большого террора.

Немецкие юристы критиковали следующие особенности процесса,[15]:

  • Судопроизводство велось от лица союзников, то есть потерпевшей стороны, что не соответствовало многовековой юридической практике, в соответствии с которой обязательным требованием законности вынесенного вердикта была независимость и нейтральность судей, которые никоим образом не должны быть заинтересованы в вынесении того или иного решения.
  • В формулировку процесса были введены два новых, ранее не известные традиции судопроизводства пункта, а именно: «Подготовка военного нападения» (Vorbereitung des Angriffskrieges) и «Преступления против мира» (Verschwörung gegen den Frieden). Тем самым не был использован принцип Nulla poena sine lege, согласно которому кому бы то ни было, не может быть предъявлено обвинение без сформулированного ранее определения состава преступления и соответствующей ему степени наказания.

Обоснованность использования такого пункта законодательно была бы оправдана в двух случаях: либо при допущении, что они возможны в военной ситуации и были совершены также и обвиняющей стороной, следовательно, становятся юридически ничтожными, либо при признании, что совершение преступлений, аналогичных преступлениям Третьего рейха, подлежит осуждению в любом случае, даже если они были совершены и странами-победительницами.

Свои сожаления о недостаточно проявленном судом гуманизме выразила католическая церковь. Собравшиеся в Фульде на конференцию представители католического духовенства, не возражая против необходимости суда и осуждения, отметили, что применявшееся во время процесса «особенная форма права» привела ко множественным проявлениям несправедливости в процессе последовавшей денацификации и отрицательно сказалась на морали нации. Это мнение было сообщено представителю американской военной администрации кардиналом Кёльна Йозефом Фрингсом 26 августа 1948 года. [16]]

(Перечисленные пункты критики неоспоримо свидетельствуют, что Главный Нюрнбергский процесс (как и прочие) действительно был в большей мере политическим, чем правовым судом. И мы знаем, что так и было задумано изначально победителями. С точки зрения права, Нюрнбергский процесс еще более сомнителен, чем три “Больших” московских процесса (1936-1938 гг.). Принцип “двойного права” – один для побежденных, а другой для победителей - немыслим для нормального правового судопроизводства. Но вот что поразительно: Если упомянутые Московских процессы подверглись в последние годы перестройки в СССР и впоследствии на постсоветском пространстве острой и разнообразной критики (как сейчас становится ясным – по большинству пунктов необоснованно), то значительные правовые огрехи Нюрнбергских процессов оказались вне поля зрения критикующих.

Вместе с тем, во избежание недоразумений специально оговорюсь, что я нисколько не сомневаюсь, что главные военные преступники Третьего рейха были казнены заслуженно и справедливо, ибо доказательная база на суде их преступлений была избыточной)].

7.4.Я не касаюсь других пунктов критики в комментариях тех или иных положений первой части. Надеюсь, в ходе дальнейшего изложения многие вопросы прояснятся.

8.Суть «Великой чистки» («Большого террора»)

Из изложения (в первой части) причин политических репрессий следует, что объективно суть «ВЧ» состояла в целостном единстве нескольких моментов. (Сразу же оговорюсь, что я просто ставлю социально-политический диагноз общественного феномена и препарирую его, без моральной оценки).

Во-первых, «ВЧ» (и «БТ») была кадровой антипартолигархической революцией - Ликвидация (не в физическом, а в социальном смысле), в первую очередь, вредоносной для дальнейшего строительства советсоциализма, модернизации общества и укрепления СССР большинства так называемой «ленинской гвардии», превратившейся не то что в социальный балласт, а в тормоз.

Во-вторых, «ВЧ» (и «БТ») являла собой процесс насильственного и ускоренного создания морально-политического единства советского общества (прежде всего, в преддверии всеобщих, равных, прямых и тайных выборов, которые впервые, согласно новой Конституции 1936 г., должны были состояться в конце 1937 г.). Без «ВЧ» (и «БТ») результаты выборов не были бы столь радужными для руководителей нацкомпартий и региональных парторганизаций, как впрочем, и для И.Сталина, В.Молотова и их команды. Не надо забывать, что СССР был единственной страной в мире, в которой «строился» коммунизм.

И прошу обратить внимание на следующее обстоятельство: в 2011 году исполняется 20 лет с момента развала-распада СССР и его предательской ликвидации. И хотя прошло два десятилетия, на постсоветском пространстве, в первую очередь, в России, Украине, Белоруссии, десятки и десятки миллионов граждан ностальгируют по СССР. А 1937 год - это, между прочим, тоже только двадцать лет с момента революционной ликвидации царской России и старого общественно-политического строя. Поэтому наличие многих миллионов людей, негативно относящихся к реализации коммунистического проекта и мечтающие о реставрации старых порядков - это не досужие вымыслы «сталинистов», а бесспорный факт.

В-третьих, отсюда следует, что «ВЧ» (и «БТ») являла собой процесс ликвидации актуальной и потенциальной «пятой колонны» из числа бывших социально чуждых (а также разгромленных оппозиционеров) в преддверие неизбежной большой войны. Не надо забывать, что СССР находился в ситуации «осажденной крепости».

1937 год - это первые шаги А.Гитлера в Германии по пересмотру положений Версальского договора, разгар гражданской войны в Испании, успешная агрессия Японии в Маньчжурии (Китай) и создание там марионеточного государства, аннексия Италией Эфиопии.

[С.Кремлев, публикатор “Дневников” Л.Берии, в своих комментариях к ним производит такой расчет: «За партии крупного капитала на выборах в Учредительное собрание голосовало примерно 17 % избирателей. Эта цифра не может быть принята как представительная потому, что в выборах в октябре 1917 года… смогли принять участие не все, особенно в сельской местности. К тому же через двадцать лет многие антисоветски настроенные граждане или умерли от естественных причин (возраст), или эмигрировали. Тем не менее, если предположить, что активно антисоветски было настроено всего 3-4 % населения, то при взрослом населении СССР к 1937 году примерно в 120 миллионов человек размер потенциальной “пятой колонны” мог достигать 4-5 миллионов человек“. (Берия Л.П.”Сталин слезам не верит”.Личный дневник 1937-1941. – М.: Яуза-пресс,2011.С.115)].

В четверых, «ВЧ» (и «БТ») являла собой ликвидацию всякой фронды в рядах партии, какой-либо политической и военной оппозиции, могущей и способной (хотя даже и потенциально) в кризисной, критической ситуации возглавить страну, а главное - ликвидацию реальных заговорщиков из числа «ленинской гвардии» и группы М.Тухачевского. (Тех, кто интересуется доказательствами, отсылаю к соответствующей литературе, часть которой я перечислил в первой части).

Причем, каждый из первых трех моментов, в свою очередь, включал несколько составляющих, а четвертый являлся неразрывной частью и первого (нейтрализация дворцового, военно-политического переворота) и третьего (ликвидация потенциальных руководителей коллаборационистов в случае поражения в войне).

В-пятых, вместе с тем «БТ»(«1937 г.») - это заключительная фаза гражданской войны, всплеск массовой революционной стихии, выход массовой человеконенавистнической агрессии, направленной против «классово чуждых», «врагов народа»...

Человеконенавистнические агрессивные чувства против «чужих» в латентной форме всегда присутствуют в человеческом обществе (как впрочем, и альтруистические, сострадательные чувства) и массово стихийно проявляются в ходе общественных катаклизмов - революций, войн, массовых беспорядков etc., а также могут быть освобождены, «спущены с цепи» - после создания соответствующих предпосылок - политической властью.

В-шестых, как это не покажется парадоксальным, «ВЧ» (и «БТ») - это одновременно и усмирение революционной стихии и укрощение революционеров.

Необходимость осуществления кадровой революции («кадры решают все!») обусловливалось, как минимум, тремя моментами:

1)Большинство республиканских, краевых, областных, районных партсоветруководителей (в основном, из числа «ленинской гвардии») превратились в удельных князей, «подразложились»;

2)Большинство перечисленных руководителей по уровню своего образования не были способны компетентно, квалифицированно руководить технической реконструкцией народного хозяйства, индустриализацией страны;

3)Сформировавшаяся в СССР левая тоталитарная система нуждалась в адекватной централизованной и дисциплинированной управляющей системе, аналогичном партийногосударственном аппарате, монолитной партии.

И в качестве антипартолигархической кадровой и одновременно демократической революции ей были присущи все те кровавые атрибуты, которые свойственны любой массовой, стихийной народной революции.

[Именно так, я не оговорился, уважаемый читатель, «Великая Чистка» - и ее вынужденная трансформация - «Большой Террор» - одновременно были, как это не прискорбно констатировать и как это не покажется странным для непосвященных, демократической, контролируемой в значительной мере (но не полностью) парткомами различных уровней, революцией поддержки репрессивных акций своей родной рабоче-крестьянской власти; вспомните искренние массовые митинги и демонстрации поддержки рядовых трудящихся, не в пример - по энтузиазму, естественности - аналогичным в 70-е - 80-е годов.].

Маховик чистки, а потом и репрессий (не смешивать эти два момента. Если бы не было разного рода заговоров, то «Великая чистка» не трансформировалась бы в «БТ») был направлен в первую очередь против большевистских вельмож, большинство из которых на местах превратились в удельных князей и были развращены многолетним пребыванием у власти, против региональных и ведомственных кланов; в целом - против переродившейся советско-партийной политической элиты и советско-партийных чиновников всех уровней.

Не было большего лицемерия и ханжества, когда так называемые «шестидесятники» или горбачевская идеологическая обслуга писали о «невинных жертвах» в лице Г.Зиновьева, Л.Каменева, А.Рыкова, Н.Бухарина или, к примеру, М.Тухачевского.

Да, перечисленным лицам можно было посочувствовать как людям, ибо они испытывали боль и страдания; можно было сострадать их родственникам, но все они, как и остальная большевистская политическая элита, были повинны в гибели сотен тысяч и миллионов уж точно невинных людей в годы гражданской войны и коллективизации.

Так называемые «невинные жертвы» сталинских репрессий из числа большевистской элиты сами создали ту политическую систему и тот политический режим, который основывался на отсутствии политической свободы и плюрализма, опирался на насилии (и одновременно на массовом энтузиазме социальных низов и учащейся рабоче-крестьянской молодежи) и нормах «классовой морали», т.е., по сути - аморализме, от рук которого и погибли.

Большевистский режим держался вовсе не на страхе (точнее говоря, в основном не на страхе), о чем писали и пишут недобросовестные или неумные исследователи на Западе и их подпевалы в бывшем Советском Союзе и в новых независимых государствах, включая РФ и РМ, а на том, что рабочий класс, крестьянская беднота и батраки (затем и значительная часть колхозного крестьянства), новая рабоче-крестьянская интеллигенция и учащаяся молодежь идентифицировали себя с ним, искренне считали советскую, рабоче-крестьянскую власть своей, родной, вследствие чего она и зиждилась на классовом интересе, энтузиазме, оптимизме и только в пятую, шестую очередь - на страхе. Причем на страхе, прежде всего, «социально чуждых».

Большевистский режим, даже в середине 30-х годов, вовсе не представлял собой единоличную диктатура И.Сталина. Пусть и демократическую. Дело обстояло много сложнее.

Большевистские лидеры осмысленно искали в прошлой исторической и современной им революционной практике те политические принципы и институты, которые позволили бы им установить политическое господство и переустроить Россию в интересах, как они думали, подавляющего большинства трудящихся масс. Они политически (как, впрочем, и экономически) экспериментировали, пытаясь соединить в одну политически цельную структуру господство одной партии, а в ней господство вождей с народной стихией, прямую демократию недовольных на местах с жестко иерархической властной структурой, позволяющей обещаниями, демагогией и насилием управлять этой стихией, охлократией в целях реализации в значительной мере утопического общественного проекта.

Возникла парадоксальная, внутренне противоречивая, трансформирующаяся во времени система революционной охлодемократии, сопряженной с партолигархией. Система сочетания (первоначально чаще, а затем реже) пульсирующей, по угасающей, энергии массовостихийной и непосредственно действующей революционно-охлократической власти трудящихся с непрерывно усиливающейся властью партолигархии, трансформирующейся во власть вождя с опорой на различные виды нового типа бюрократии и спорадическое дозированное управляемое участие в псевдополитической жизни трудящихся масс (можно также говорить о модели тоталитарной, идентитарной и для определенных слоев пролетариата добровольно-отчуждаемой контролируемой демократии).(См., подробнее: Пепоянц-Волков Э.Г. Метаморфозы и парадоксы демократии: политическая доктрина большевизма. Кн.2.Ч.Первая. Кишинев: Editura Arc, 1995.XVI + 260с.).

Именно поэтому у «Большого Террора» была не только широкая массовая поддержка, но и народные истоки. Советский народ в массовом порядке соучаствовал в нем: миллионы советских граждан добросовестно сигнализировали в славные органы НКВД о «врагах народа» вокруг себя. И массово одобряли их аресты. И требовали на митингах их казни.

Великий русский социальный философ, социолог и политолог Александр Зиновьев в своем эссе ”О Сталине и сталинизме”, касаясь этого парадоксального феномена, писал: “Народ обманут не был. Не забывайте, что в самих массовых репрессиях сталинских времен, в которых пострадали миллионы простых людей, принимали активное участие миллионы других простых людей, причем, одни и те же люди часто играли роль палачей и жертв. Эти репрессии тоже были проявлением самодеятельности широких масс населения. И теперь трудно выяснить, чья доля в них больше – доля высших злоумышленников во главе со Сталиным или доля этих широких якобы обманутых масс населения “. (Зиновьев А. О Сталине и сталинизме //Гусляров Е.Н.Сталин в жизни. Указ. соч.С.5)

9.Специфика социально-психологического климата 30-х г. и феномен массового психоза

Рассматривая проблему народных истоков «БТ» хотелось бы привести, прежде всего, фрагмент текста книги Ю.Емельянова «Сталин. На вершине власти».

«Однако ежовщина не приняла бы таких масштабов, - совершенно справедливо подчеркивает известный российский историк, - если бы она не получила широкой поддержки во всех слоях советского общества. Революционные преобразования 1930-х годов, открывшие возможности для социального роста и раскрытия талантов и способностей десятков миллионов людей, имели, как и всякая революция, свою теневую сторону. У большинства советских людей произошли в кратчайшие сроки кардинальные перемены в социальном положении, профессиональных занятиях, политическом мировоззрении, культурных ценностях.

Неизжитое недоверие бывших жителей деревни к горожанам и городской культуре являлось благодатной почвой для самых причудливых предрассудков и нелепых подозрений. В то же время открытие новых культурных горизонтов сопровождалось вторжением в сознание людей мешанины из примитивных шаблонов политической пропаганды и подхваченных в обывательской среде вздорных слухов и искаженных представлений об окружающем мире. Миллионы советских людей были готовы объяснять сложные проблемы страны вредительством тайных врагов. Отречение от религии не могло не разрушить традиционные нравственные ориентиры людей относительно того, что плохо, а что хорошо, что можно, а что нельзя делать» (Емельянов Ю. Сталин. На вершине власти. М.: Вече,2006.С.146-147).

Вместе с тем для других миллионов людей, для «бывших», стремительные преобразования означали, в первую очередь, катастрофические утраты, порождавшие у них жгучую ненависть к тем, «от станка», кто преуспел после революции, и желание отомстить им. Неприязнь потомственных горожан к преуспевающим пришельцам из деревни также служили питательной почвой для доносов. Острую ненависть к «победителям» испытывали и те жители деревни, кто пострадал от коллективизации.

В эти годы особенно много доносов, как отмечает Ю.Емельянов, было написано на руководителей различных уровней. Доносы могли строчить те, кто видел в них конкурентов на вакансии, открывавшиеся после Февральско-мартовского пленума(1937) ЦК ВКП(б), то есть после того, как резко обострилась закулисная внутриполитическая борьба ; те, кто полагал их виновными в арестах и гибели от голода родных и близких, в крушениях их судеб. Жертвы развернутого наступления по всему фронту в деревне могли мстить тем, кто выселял их самих или их родных, мучил или издевался над ними и их семьями во время коллективизации или, насильственного изъятия зерна. Среди репрессированных руководителей было поразительно много тех, кто активно участвовал в коллективизации.

Кроме того, мстить могли и те, кто пострадал от чисток и первой волны арестов и ссылок, начавшихся с 1935 г.

Вадим Кожинов в главе 10. «Загадка 1937 года» упомянутой нами книги справедливо обращает внимание на то, что репрессиям подверглись многие из тех, кто на Февральско-мартовском Пленуме 1937 года наиболее яростно призывал «к беспощадному разоблачению «врагов»: К.Я.Бауман, Я.Б.Гамарник, А.И.Егоров, Г.Н. Каминский, С.В.Косиор, П.П.Любченко, В.И.Межлаук, Б.П. Позерн, П.П. Постышев, Я.Э.Рудзутак, М.Л.Рухимович, А.И.Стецкий, М.М.Хатаевич, В.Я.Чубарь, Р.И.Эйхе, И.Э.Якир и др.» (Кожинов В.В. Россия. Век XX-й(1901-1939).Указ. соч.С.403).

Подобное сопоставление позволило В.Кожинову сделать вывод: «Именно те люди, против которых, прежде всего и главным образом, направлены репрессии 1937-го создали в стране сам «политический климат», закономерно - и даже неизбежно - порождавший беспощадный террор. Более того, именно этого типа люди раздували пламя террора непосредственно в 1937 году!» (Там же. С.401-402).

Ссылаясь на описание выдающегося российского ученого Ю.Емельянов указывает, что общественно-политическая атмосфера, сложившаяся в Советском Союзе в середине 1930-х годов, напоминала ту, что возникла в периоды психопатических эпидемий в различных странах мира. Всеобщая подозрительность, по вздорным обвинениям, превращение доброжелательных и уравновешенных людей в параноиков, выискивающих врагов у себя под кроватью, и в разъяренных палачей - такие явления характерны для времен, когда общество оказывается в состоянии кризиса, войны, междоусобицы или в напряженном ожидании внешней агрессии или внутреннего переворота. (См.: Емельянов Ю. Сталин. На вершине власти. Указ.соч.С.148).

Такого рода события происходили не только в странах Европы и Латинской Америки, где в тот период существовали диктаторские режимы. И демократические европейские государства охватила массовая паранойя после начала германского наступления на Западном фронте 10 мая 1940 года.

Поиск «пятой колонны» вылился в шпиономанию. Бдительные жители Нидерландов, Бельгии и Франции хватали блондинов, которые казались им «агентами гестапо», и нередко убивали их на месте. Арестам подвергались иностранцы, а также священники и монахини, которых подозревали в том, что они - переодетые немецкие парашютисты. Дело доходило до трагикомических курьезов: среди жертв массовой паранойи оказался и злейший враг А.Гитлера - Лион Фейхтвангер, который был брошен во французский лагерь и только чудом сумел из него бежать. ( Об этой истории рассказал сам писатель в книге «Черт во Франции»).

В первой части я уже отмечал, что в период Второй мировой войны в Великобритании при премьере У.Черчилля были арестованы десятки тысяч «подозрительных». Через некоторое время многих из них вывезли в Канаду, но по пути часть кораблей с арестованными были потоплена немецкими подводными лодками.

Схожие процессы происходили в те же годы в США. Казалось, нападение Японии на американскую военную базу Перл-Харбор в декабре 1941 г. не застало ФБР врасплох: через 48 часов после начала войны американская полиция арестовала 3846 тайных агентов Японии, Германии и Италии. И, тем не менее, ФБР и полицию стали донимать бдительные сограждане сообщениями о тайной агентуре, которая якобы орудует у них под носом. Простые американцы разоблачали соседей, которые мастерили у себя на чердаке что-то «подозрительное», или вели «подозрительные» разговоры, или общались на «подозрительных» языках.

Особое подозрение вызывали лица японского происхождения. Сотни тысяч супербдительных американцев сигнализировали в государственные органы о том, что японоамериканцы нарочно размещают свои огородные грядки так, чтобы их направление указывало пролетающим самолетам путь на ближайшие авиационные заводы, что по ночам они показывают фонариками, куда следует лететь бомбардировщикам из Страны восходящего солнца. И хотя ни один японский самолет за всю войну не долетел до континентальной части Соединенных Штатов, эти сообщения вызывали панику и всеобщее возмущение.

Именно сложившееся массовое убеждение в том, что каждый японский эмигрант или потомок эмигрантов является членом законспирированной «пятой колонны» стало основанием для жестоких мер демократического президента США Ф.Д.Рузвельта, о которых я писал в первой части. В течение одной недели в феврале 1942 года около 120 тысяч североамериканцев японского происхождения были выселены из своих домов (большинство из них проживало в Калифорнии) и брошены в лагеря, размещенные в северных штатах страны. Три года люди без суда и следствия, вина которых так никогда не была доказана, провели за колючей проволокой. Надо учесть, что беззакония, совершенные в отношении 120 тысяч граждан США, творились в стране, на землю которой не упала ни одна вражеская бомба или снаряд, не ступал ни один вражеский солдат, а последняя гражданская война завершилась 80 лет назад.

«В отличие же от других стран мира, - резюмирует Ю.Емельянов, - переживших в конце 1930-х - начале 1940-х годов эпидемии массовой паранойи, наша страна находилась в ожидании не только внешнего нападения, но и новой гражданской войны. По этой причине многие советские люди бдительно выискивали тайных агентов капиталистических стран или неразоружившихся классовых врагов».(Там же. С.149).

Однако неверным было бы считать, по справедливому замечанию Ю.Емельянова, что доносы на людей писали лишь люди с неустойчивой психикой (или даже психбольные). В периоды массовых психопатических эпидемий не вполне адекватные суждения высказываются значительными слоями населения, склонных объяснять любое упущение вредительством, любое отличие во взглядах и общественном поведении - крамолой. Любая необычность в характере человека им может показаться подозрительной и даже враждебной обществу.

Вспоминая обстановку 1937 года, авиаконструктор А.С.Яковлев писал: «В те времена неудача в работе, ошибка могла быть расценена как сознательное вредительство. Ярлык «вредитель», а затем «враг народа» мог быть приклеен не только при неудаче, но и просто по подозрению. Волна недоверия и подозрения во вредительстве обрушилась и на отдельных лиц, и на целые организации». (Цит. по: Емельянов Ю. Сталин. На вершине власти. Указ. соч.С.150).

Аресты происходили потому, что авиаконструкторы писали доносы друг на друга, каждый восхвалял свой самолет и топил другого, - вспоминал известный летчик М.М.Громов. Такого рода обвинения выдвигали против своих коллег многие люди и в других отраслях науки, техники и промышленного производства.

Под предлогом стремления разоблачить тайного врага сводились счеты с конкурентами, опостылевшими соседями по коммуналке, родственниками, просто знакомыми.

Сотрудник органов безопасности сталинских времен вспоминал: «Осмысливая в разведывательном следственные дела на репрессированных в тридцатые годы, мы пришли к печальному выводу, что в создании этих злосчастных дел участвовали миллионы людей. Психоз охватил буквально всех. Почти каждый усердствовал в поисках врагов народа. Доносами о вражеских происках или пособниках различных разведок люди сами топили друг друга». (Там же. С.151).

10.Отступление второе: Специфика человеческой природы

Описанный феномен социального “психоза” (массовый поиск врагов и массовое доносительство во Франции, Великобритании, США в период чрезвычайных ситуаций, “врагов народа” и массовое доносительство в СССР в середине 30-х годов) наглядно и убедительно выявляет специфику человеческой природы как социобиологического существа, некоторые ее черты:

-незначительная роль в мотивации поступков у большинства людей, особенно в критических ситуациях, рационального элемента и соответственно преобладание эмоционального и инстинктивного;

-пластичность сознания;

-противоречивое единство “ангельских” и “дьявольских”, добрых, сострадательных и злых, жестоких черт при плавающем характере их проявления в зависимости от той или иной ситуации и определенной константе диапазона этого проявления у разных людей.

Поясним сказанное.

Советские люди 30-х годов, прежде всего в городах, жили в ситуации “осажденной крепости” и ожидании предстоящей войны. В обществе все еще сохранялся революционный социально-психологический климат. Руководство партии страны своими речами и лозунгами, системой пропаганды и агитации в той конкретно-исторической ситуации не только нацеливало массы на поиск “врагов народа” и шпионов иностранных разведок, но и применяло карательные меры и к тем, и к другим. Именно в этой ситуации стал разворачиваться отмеченный общественный психоз и самодеятельная дилетантская чекистская деятельность в виде хобби и одновременно долга у миллионов.

И вот что важно отметить: даже в этой ситуации одни (мизерное меньшинство) считали зазорным доносить в НКВД; другие - помогали своим “родным” чекистам выявлять “врагов народа” и шпионов и требовали стереть их с лица земли, но после изменения социально-психологической атмосферы в стране многие из них перестали этим заниматься; третьи, вследствие сложившейся натуры, стучали в любой ситуации. По зову души.

Вообще-то, подобного рода явления человеческой истории (как и многие другие, к примеру: деятельность инквизиции и религиозные войны, “огораживание” в Англии и вообще, стадия первоначального накопления капитала, да и вся, так называемая, “дикая” стадия капитализма, Великая Французская революция и последующие революции во Франции в XIX веке, истребление белыми колонистами индейцев в США и Гражданская война в ней, работорговля, колониальные порабощения, Первая и Вторая мировые войны, геноцид армян в Османской империи и Холокост, Гражданская война в России,“Великая культурная революция” в КНР, мракобесный и кровавый полпотовский режим в Кампучии, нацизм, фашизм etc. И ряд этот можно бесконечно продолжать) помогает поставить точный диагноз человеку как таковому и Человечеству в целом. Что, в свою очередь, поможет шаг за шагом, пусть порой и зигзагообразным и даже попятным движением, постепенно, хотя и в течение длительного времени, освобождаться и освободиться от скверны, заложенной в человеческой природе.

Правда, является ли “звериная”, “дьявольская” составляющая нашей натуры, однозначно только “скверной” – вот в чем вопрос?

Не позволяют ли некоторые из качеств человека, осуждаемых в повседневной, частной жизни, добиваться больших успехов в общественной, политической деятельности, бизнесе? Вопрос, полагаю, риторический.

Например, жестокость – полководцу, лицемерие, двуличие – дипломату, торговцу и т.д. Пластичность психики, ситуативность восприятия и поведения позволяют тому же самому человеку при одних обстоятельствах поступать плохо, при других – делать добро.

Правда, остается открытым другой вопрос: а будет ли продолжаться эволюция человека как биологического существа, как homo sapiens и развитие человечества как социума, если человек станет ангелоподобным? Ведь ни эволюция человека, ни прогресс человека как планетарного феномена еще не завершился, и будущее их остается проблематичным и неопределенным.

И не могу не удержаться еще от одной ремарки, уважаемые читатели, хотя многие из Вас с нею не согласятся: упование на Высшую силу, Бога и т.п., больше вредит, чем помогает. Ибо если ты веришь, что Он есть, то остается всегда надежда, что Бог покарает нечестивцев, и я могу не бороться с ними. Слабые духом при этом боятся, что если нет Бога, то все позволено. Однако на самом деле, если Его нет, то именно на человека взваливается ответственность самому бороться со скверной человеческой натуры. И он обязан с ней бороться.

11.Абсолютно никаких преступлений коммунистический режим как таковой не совершал.…Да и “массовых репрессий” по отношению к советскому обществу в целом в буквальном смысле слова не было…

Политические репрессии революционного коммунистического режима к преступлениям не относятся. …Ибо политические репрессии, увы, являлись вплоть до второй половины XX “НОРМОЙ” для любых подлинных социальных революций, совершаемых в человеческом обществе.

Правда, я предвижу, что возмущенные данным тезисом антикоммунисты и антисталинисты начнут в качестве контраргумента, прежде всего, приводить и, может быть, даже цитировать соответствующие решения КПСС, которая, мол, не только осудила так называемые “сталинские репрессии”, массовые политические репрессии, имевшие место в период 30-40-х и начала 50-х годов как “незаконные и необоснованные”, но и реабилитировала в общей сложности почти за 40 лет около 2 миллионов граждан. …Причем только в 1988-1989 годах и первой половине 1990 года было реабилитировано около одного миллиона граждан. (См.: Реабилитация: Полит.процессы 30-50-х годов. Под общ. ред. А.Н.Яковлева. – М.: Политиздат,1991.С.7).

Во-первых, (не падайте в обморок) по мнению значительного количества современных российских исследователей, и я разделяю их позиции (ибо проводил собственное расследование по данной теме, результатом чего является 400 страничная рукопись), репрессии 30-40- годов в подавляющем большинстве случаев были и законными, и обоснованными. (Вновь отсылаю Вас к упомянутым в первой части книгам Е.Прудниковой, А. Колпакиди, К.Романенко, А.Елисеева, Д.Лыскова, А.Севера, В.Литвиненко, А.Шубина, С.Кремлева, Р.Баландина, С.Миронова, А.Мартиросяна, Г. Ферра, Л.Мартенса, В.Шамбарова, С.Миронина, Ю.Мухина, А.Шабалова, Ю.Емельянова, Ю.Жукова и т.д., а также к интернет-сайту - http://www.usinfo.ru/stalinrepressii.htm ,где опубликованы работы И.Пыхалова, П.Краснова и ряда других авторов)…

Во-вторых, пересмотр дел репрессированных хоть и осуществлялся в индивидуальном порядке, однако в подавляющем большинстве случаев был процессом формальным, поскольку на деле прокуроры были заняты лишь оформлением политической воли руководства страны реабилитировать определенные группы репрессированных. Да даже и физически прокурорам было невозможно вникнуть в суть такого огромного количества дел. Поэтому реабилитация, по сути, была не правовой, а политической. Об этом свидетельствует, в частности, внимательное и вдумчивое чтение упомянутой выше книги “Реабилитация :Политические процессы 30-50-х годов” ,вышедшей в 1991 году под общей редакцией А.Н.Яковлева, которую я сейчас держу в руках (Реабилитация :Политические процессы 30-50-х годов/ Под общей ред. А.Н. Яковлева. – М.:Политиздат, 1991. – 461 с.).

Вместе с тем, конечно же, надо было освобождать репрессированных, но не путем “правовой» (которой, по сути, не было) реабилитации, а путем амнистии и помилования, в зависимости от тяжести преступления …

Западный исследователь Гровер Ферр в своей книге “Антисталинская подлость”, анализируя реабилитационные справки и другие аналогичные материалы, приходит к следующим выводам:

-Значительная часть материалов против репрессированных лиц оставлена в реабилитационных справках без внимания.

-Ни один из фактов, подтверждающих виновность членов ЦК, названных в хрущевском докладе (речь идет о закрытом докладе Н.С.Хрущева, зачитанного 25 февраля 1956 года на XX съезде КПСС, и который автор называет мошенническим), не стал предметом пристального изучения.

-Реабилитационные справки не устанавливают невиновность тех, кому они посвящены.

-Такие справки вообще не ставили перед собой задачу поиска истины. Вся их роль сводилась к подготовке “документального обеспечения” для последующего объявления тех или иных лиц “невиновными”. (См.: Ферр Г. Антисталинская подлость. Указ. соч.С.174-175).

Современные исследователи, проводившие тщательные исследования доступных архивных материалов, пришли к выводу, что большинство осужденных в 1937-1938 гг. были наказаны на основании существовавших тогда законов и поэтому с юридической точки зрения процедура “реабилитации жертв сталинского произвола” совершенно некорректна. (См.: Миронин С.С.Сталинский порядок. Указ.соч.С.73-79;См. также текст П.Краснова “Здравые рассуждения о массовых репрессиях” и упомянутый уже текст И.Пыхалова “Каковы масштабы “сталинских репрессий”?” Обе работы, а также ряд других материалов на эту же тему Вы найдете по адресу - http://www.usinfo.ru/stalinrepressii.htm).

В-третьих, антинаучными и антиисторичными представляют собой попытки, руководствуясь сегодняшними правовыми нормами и правосознанием, осудить задним числом политические репрессии коммунистического режима. Тем более что в большинстве своем они были законными и обоснованными.

В-четвертых, как свидетельствуют архивные материалы, никаких “массовых репрессий” в буквальном смысле этого слова, во времена И.Сталина вообще не было.

Без всяких комментариев я приведу ряд цифр, а уж, Вы, уважаемый читатель, сами делайте выводы, насколько мое утверждение верно.

Но прежде чем я это сделаю, не могу удержаться, чтобы не привести комментарий И.Пыхалова из его, ставшего классическим, текста

КАКОВЫ МАСШТАБЫ "СТАЛИНСКИХ РЕПРЕССИЙ"?”: “Почти все публикации, затрагивающие вопрос о количестве репрессированных, можно отнести к двум группам. В первую из них входят произведения обличителей "тоталитарного режима", называющих астрономические многомиллионные цифры расстрелянных и посаженных. При этом "правдоискатели" упорно стараются не замечать архивных данных, в том числе и опубликованных, делая вид, что их как бы ни существует. Для обоснования своих цифр они либо ссылаются друг на друга, либо просто ограничиваются фразами типа: "по моим подсчетам", "я убежден" и т.п.

Однако любой добросовестный исследователь, занявшийся изучением этой проблемы, довольно быстро обнаруживает, что помимо "воспоминаний очевидцев" существует масса документальных источников: "В фондах Центрального государственного архива Октябрьской революции, высших органов государственной власти и органов государственного управления СССР (ЦГАОР СССР) выявлено несколько тысяч единиц хранения документов, относящихся к деятельности ГУЛАГа"1.

Изучив архивные документы, такой исследователь с удивлением убеждается, что масштабы репрессий, о которых мы "знаем" благодаря СМИ, не просто расходятся с действительностью, а завышены в десятки раз. После этого он оказывается перед мучительной дилеммой: профессиональная этика требует опубликовать найденные данные, с другой стороны - как бы ни прослыть при этом защитником Сталина. Результатом обычно становится некая "компромиссная" публикация, содержащая как стандартный набор антисталинских эпитетов и реверансов в адрес Солженицына и Ко, так и сведения о количестве репрессированных, которые, в отличие от публикаций из первой группы, не взяты с потолка и не высосаны из пальца, а подтверждены документами из архивов”.( См. : http://www.lindex.lenin.ru/Est/repress.htm). (Или - http://stalinism.narod.ru/docs/repress/repress.htm).

4.1.Прежде всего, напомню, что еще в 1991 г. В.Н.Земсков опубликовал в журнале “Социc” данные тщательно изученных архивов: всего с 1921 г. по 1 февраля 1954 г. за контрреволюционные преступления было осуждено 3.777.380 человек, в том числе к высшей мере – 642.980, к содержанию в лагерях и тюрьмах на срок от 25 лет и ниже – 2.369.220, в ссылку и высылку – 765.180 человек. (См.: Земсков В.Н. ГУЛАГ (историко-социологический аспект) //Социологические исследования.1991.№6.С.10-27;1991.№ 7).

При этом дается ссылка (это делает и И.Пыхалов в указанной уже статье, и А.Дугин - http://www.greatstalin.ru/articles.aspx?xdoc=EsmDR6Hm8EW5RWpIdc9zEQ%3d%3d) на Докладную записка на имя Н.С.Хрущева2 Генерального прокурора Р.Руденко, Министра внутренних дел С.Круглова и Министра юстиции К.Горшенина.

Следует также иметь в виду, что не все приговоры приводились в исполнение. Например, с 15 июля 1939 по 20 апреля 1940 г. за дезорганизацию лагерной жизни и производства был приговорен к высшей мере наказания 201 заключенный, однако потом части из них смертная казнь была заменена заключением на сроки от 10 до 15 лет3. В 1934 году в лагерях содержалось 3849 заключенных, осужденных к высшей мере с заменой лишением свободы, в 1935 - 5671, в 1936 - 7303, в 1937 - 6239, в 1938 - 5926, в 1939 - 3425, в 1940 - 40374.
Все эти сведения в свое время вызвали шок у антикоммунистов. Ведь они привыкли оперировать бредовыми цифрами (а в Молдове бессарабские историки ими оперируют до сих пор): 5 млн., 7млн.,9 млн.,12 млн. политзаключенных в Гулаге в конце 30-х.

4.2.Однако, к еще более интересным и шокирующим выводам мы придем, если сравним численность заключенных на 100.000 чел. населения в СССР в 30- годах, в России и США в 90-х годах XX века.

Так, если в 1930-х годах в СССР в среднем было 583 заключенных на 100.000 чел. населения, то в современной России в среднем в 1992-2002 гг. на 100.000 населения насчитывалось 647 заключенных, а в США в 2004 году – 726 заключенных на 100.000 жителей.

Может быть, я не в курсе, уважаемый читатель, а Вы знаете и мне подскажите: в каких публикациях правозащитники возмущаются столь огромным количеством заключенных в современной России и особенно – в США. Про “ужасы” Гулага мы наслышаны и пресыщены, но где же возмущения политиков, публицистов, политологов, журналистов, в том числе, молдавских и бессарабских, про столь огромное количество заключенных в США?

Ау, Михай Федорович, усильте звук динамика, а то до меня не доносятся Ваши возмущения по данному поводу.

Про цитадель мировой демократии, и одновременно смотрящей за ее состоянием – США - еще несколько слов и цифр.

4.3.Предполагаю, что многие наши читатели будут шокированы, когда ознакомятся со следующими словами из “Калифорния призон фокус”: “Не было еще в истории человечества общества, которое держало бы в тюрьме столько своих членов.…В США находятся в тюрьмах на полмиллиона больше, чем в Китае, хотя население последнего в пять раз больше, чем в Соединенных Штатах. Статистика показывает, что в США находится почти четверть заключенных всего мира, а население их равно менее 5 % от мирового. (См.: www.duel.ru/200833/?33_4_1).

Подтвердим сказанное дополнительными цифрами. Во всем мире в заключении на конец 2004 года находилось более 9 миллионов человек, среди них 2.085.620 заключенных пребывало в США. Для сравнения в Китае в тюрьмах содержалось 1,4 млн. человек, в России – 919 тысяч, в Индии – 281тысяч, Бразилии – 233,8 тысяч. Данные по всем перечисленным странам относятся к 2002-2003 годам. (См.: http://www.washprofile.org/ru/node/3526).

Приведу данные по некоторым европейским странам: в Великобритании (на начало 2005 г.) – 83.337 заключенных, в Германии – 79.329, в Исландии – 115 человек.

Очевидно, что абсолютные показатели количества заключенных в той или иной стране не столь красноречивы и убедительны как относительное число заключенных по отношению к общему населению страны.

Так вот, на протяжении нескольких десятилетий США входят в число стран, где фиксируется наибольшая пропорция числа заключенных к общей численности населения. Как мы уже указывали, в 2004 г. на 100 тыс. американцев приходилось 726 заключенных. Для сравнения: в России в 2002-2003 гг. – 638 заключенных на 100 тысяч (второе место в мире), в Беларуси554 на 100 тысяч (третье место), в Казахстанепримерно 522(четвертое место), в Англии и Уэльсе142 заключенных на 100 тысяч, в Шотландии132, в Северной Исландии72 заключенных, в Германии96, Австрии106, Швейцарии86, а в Исландии39 заключенных на 100.000 человек, что является наименьшим показателем в Европе. А в Индии – 23.Вероятно, наименьший показатель в мире.

У нас в Молдове в 2000 г. на 100 тыс. жителей приходилось 260 заключенных, у соседа на востоке – 410, а у того, кто на западе –200 заключенных. (См.: http://www.prison.org/projects/amnisty/a2000_7.htm).

Однако, ради справедливости и объективности, замечу, что первое место США в мире по числу заключенных обусловлено не только высоким уровнем преступности в этой “цитадели демократии”, но и тем, что в США привлекают к уголовной ответственности за большее число различных правонарушений и на более длительные сроки, чем где-либо. Например, за нарушения, связанные с наркотиками, люди в США намного быстрее попадают в заключение, чем, например, в Европе, где пытаются как-то помочь людям освободиться от наркозависимости. В частности, в США за преступления, связанные с наркотиками в тюрьмах сидят больше людей, чем во всей Европе, хотя население последней намного больше, чем население США. (См.: http://ru.wikinews.org/wiki/США_содержит_наибольшее_количество_заключенных).

В 2002 году в США было в пять раз больше заключенных, чем в 1980 году.

Одна из наиболее пугающих тенденций - распространение так называемых законов "Три судимости - и ты вне игры". Калифорнийская версия этих законов, за которую проголосовали граждане на референдуме 1993 года и которую ввели в действие законодатели в 1994 году, предусматривает пожизненное заключение для любого преступника, имевшего ранее две судимости по серьезным правонарушениям и признанного виновным в совершении любого третьего уголовного преступления. К концу 2001 года в Калифорнии по этому закону отбывали пожизненное заключение около 7000 человек. Из них многие тысячи отбывают пожизненное заключение за такие "третьи судимости", как незначительные преступления, связанные с наркотиками, кражи из автомобилей, мелкое мошенничество, кражи со взломом и вождение автомобиля в нетрезвом состоянии (даже нанесение надписей и рисунков на стены зданий, с причинением ущерба от 400 долларов, считается, согласно новой классификации, уголовным преступлением).( http://www.prison.org/penal/stat/doc014.htm).

Потому-то так много и кричат о ГУЛАГЕ....

В начале 1970-х в тюрьмах США насчитывалось около 200 тысяч заключенных. Сегодня их численность составляет 2,3 миллиона. За последние 30 лет количество тех, кто находится под стражей возросло более чем в 10 раз.

Распространенное заблуждение состоит в том, что тюрьмы в США является эдакими курортами.

Попробуйте смоделировать такой «курорт» дома, чтобы ощутить реальный вкус тюремной жизни: попробуйте жить 23 часа в сутки в вашей ванной комнате, из удобств оставьте только туалет, заприте дверь на замок, никуда не выходите, никого не впускайте, и… наслаждайтесь таким «комфортом».

Следует также отметить, что ежегодно 300 тысяч заключенных подвергаются сексуальному насилию. Неофициальные исследования показывают: шансы быть изнасилованным в тюрьме составляют 90%.

В Америке заключенных в пять раз больше на душу населения, чем в Канаде, и в 7 раз больше, чем в большинстве европейских стран.

Америка тратит около 100 млрд. долларов в год на систему уголовного правосудия, по сравнению с 12 млрд. в 1972 году, сообщает MIGnews.com.

Ау, Михай Федорович, где Вы? Я все еще не слышу Ваших стенаний по поводу подобной бесчеловечности…

Критики сталинизма в праведном гневе любят писать об “ужасах” Гулага, о “рабском труде” заключенных в нем (что в целом не соответствует действительности), не утруждая себя, естественно, любопытством, а что же творится в пенитенциарной системе самих США сейчас?

Какие сомнения? Там ведь – “цитадель демократии”.

А, между прочим, в ней, в этой самой “цитадели”, царил вплоть до самого последнего времени, если и не громкий, то уж, точно, тихий ужас. Речь идет о тюремной индустрии в США, о тюремном труде и бесчеловечной эксплуатации заключенных. Правозащитные организации США утверждают, что почти 2 млн. заключенных, в основном черных и испаноязычных, работают в различных отраслях промышленности за скудное вознаграждение. И если им не нравится оплата 25 центов в час, и они отказываются работать, то их запирают в одиночки. (См. детальнее: www.duel.ru/200833/?33_4_1).

4.4. Правда, опять-таки, ради справедливости и достоверности сравнения, приведу не только количество заключенных на 100.000 чел. населения в СССР в среднем за 30-е годы, но также и аналогичные показатели на 1 января 1941 и 1 января 1950 годов. Так вот, на начало 1941 г. в СССР приходилось от 1230 до 1260 заключенных на каждые 100 тысяч населения, а в январе 1950 - максимальный показатель за все время правления Сталина - 1546 заключенных на 100 тысяч населения. (См.:http://www.lindex.lenin.ru/Est/repress.htm).

Напомню этот показатель для США в 2004 г.: 726 заключенных на 100 тыс. американцев. Да, вдвое меньше, чем в СССР при Сталине, но ведь не вдесятеро, как пишут и писали зоологические антикоммунисты.

4.5.Анализ архивных данных, проведенный российскими исследователями, опровергает широко распространенное среди антикоммунистов мнение, что в ГУЛАГе преобладали политические заключенные: в 30-х годах их численность не достигала и трети всех заключенных. Преобладание политических заключенных в местах лишения свободы было только в 1946 и 1947 гг., когда в лагеря стали поступать осужденные власовцы, бандеровцы, “лесные братья”, полицаи и прочая антисоветская нечисть.

В целом же за годы советской власти (по данным на 1955 г.) во всех местах лишения свободы СССР побывало 9,5 млн. заключенных; из них, как уже отмечалось, осужденных по политическим мотивам было 2,37 млн. человек, что составляет 25 % от общего числа заключенных. (См.: Литвиненко В.В. Подлинная история СССР. Указ.соч.С.24).

А теперь, уважаемые читатели, я приведу Вам для сравнения другие цифры. Я о них сам относительно недавно узнал. Прошу Вас, сохраняйте самообладание: “Российское "тюремное население" подошло к критической черте: за последние 16 лет - с 1992 по 2007 год - в стране осуждены свыше 15 миллионов человек. Могу и покрупнее повторить эти цифры - 15 миллионов человек. Больше чем каждый десятый из 140-миллионного населения. Почти по миллиону человек в год. Из них лишены свободы 5 миллионов с лишним, сообщает "Российская газета" от 3 сентября 2008 г. 15 миллионов - это четверть взрослого мужского населения.(См.:http://kprf.ru/rus_soc/59443.html).

Итак:9,5 млн. заключенных за 35 лет советской власти и 5 млн. за 16 лет современной России…

Данное сравнение я провел не для того, чтобы опорочить современную Россию, а лишь с единственной целью, чтобы показать – никакого экстраординарного количества заключенных при И.Сталине не было.

4.6. Далеки от истины и утверждения антисоветчиков в том, что большинство политзаключенных были осуждены “ни за что”.

По имеющимся сведениям, появляющимися в печати, можно лишь ориентировочно предположить, что “ни за что” сидело не более 10% политзаключенных. Это до войны. А после войны процент сидевших ни за что политических заключенных был незначителен, в пределах 2%. (См.: Литвиненко В. Подлинная история СССР. Указ.соч.С.25).

Здесь мы подошли к важному вопросу для правосудия любой страны - “ошибки правосудия”. Граждане ННГ много слышали о сотнях тысяч и даже миллионах невиновно репрессированных при И.Сталине. И они даже не представляют, что аналогичные относительные показатели существуют, увы, и в других странах.

Начнем, естественно, с цитадели мировой демократии, а как же иначе…

Так вот, в благополучной, не революционной, не находящейся в ситуации “осажденной крепости” стране “ошибка правосудия” составляет около 5 % осужденных. Это официальные данные, основанные на признании самих американских судей. А это означает, что в тюрьмах США в настоящий момент безвинно сидит свыше ста тысяч человек. А теперь прикиньте, сколько их будет за 30 лет? За период, аналогичный времени правления И.Сталина…

Кстати, ассоциации адвокатов и правозащитники называют число в 2-3 раза больше! Таким образом, по оценкам юристов в Соединенных Штатах уровень судебных ошибок составляет от 5 до 15 процентов. (См.: http://ej.ru/?a=note&id=10014). Более того, в США, Англии в иные годы процент ошибочных, в том числе обвинительных, вердиктов достигал 20-30%. Вы слышите господа очернители, клевещущие на Советский Союз - В США в иные годы было до 20-30 % ошибочных вердиктов.

А вот Вам, уважаемые читатели, информация по современной России: ”Верховный суд опубликовал обзор рассмотрения Судебной коллегией уголовных дел в порядке надзора за второе полугодие 2009 года. За это время было рассмотрено 834 уголовных дела против 869 за тот же период 2008 года. Примерно в 2/5 дел (примерно 40%), дошедших до Верховного суда, в применении правовых норм нижестоящими судами были допущены ошибки». (См.: http://svpressa.ru/t/24590/?odkl=1).

Конечно, процент судебных ошибок в современной России по разным делом различен. В среднем этот показатель равен 15 %, то есть примерно равен уровню судебных ошибок в США. (См.:http://www.etver.ru/reviewsmi/viewnews.php?smi=4&news=513).

А помните ли Вы, уважаемые читатели, что совсем недавно по поводу судебных ошибок в Молдове говорил наш и.о. № 2: “По словам спикера Мариана Лупу, в настоящее время причиной почти половины проигранных Республикой Молдова дел в ЕСПЧ являются судебные ошибки или плохая работа правосудия”. (См.: http://www.allmoldova.com/moldova-news/1249059005.html).

Как Вы видите, процент “судебных ошибок”, “ошибок правосудия” (в данном случае я использую их как синонимы) в сталинском СССР примерно тот же самый, что в современной России и современных Штатах. Даже меньший.

Я вовсе не оправдываю их. Для любого общества “судебные ошибки”, увы, – неизбежное зло. С ними борются, но избавиться от них не могут. Кроме того, “ошибки правосудия”, как минимум, включают два принципиальных разных момента: а) непреднамеренные ошибки следователей и суда (и внесудебных органов) и б) злоупотребления, фальсификации.…Как мы теперь знаем, во время ежовщины преобладали “ошибки правосудия” именно второго рода…

4.6.Более сложен и запутан вопрос, по мнению российского исследователя В.Литвиненко, с которым мы солидаризуемся, о соотношении виновных и невиновных среди расстрелянных за контрреволюционные преступления. Меры наказания за эти преступления в 30-х годах устанавливала пресловутая статья 58 “Контрреволюционные преступления” УК РСФСР, действовавшего с 1926 года.

Антисоветчики и зоологические антикоммунисты (никого не хочу обидеть, ибо есть и вменяемые антикоммунисты, но я не о них) считают, что почти все казненные по статье 58 УК РСФСР были невинными “жертвами кровавого режима”. (Дело дошло до шизофренического абсурда: в 1996 году был реабилитирован командир 15-го кавалерийского корпуса войск СС немецкий генерал-лейтенант Гельмут фон Панвиц, повешенный в 1947 году по приговору Верховного суда СССР. Только через пять лет, в 2001 году, решение о реабилитации фон Панвица было отменено). Однако это не соответствует реальному положению дел.

Всех казненных по статье 58 можно разделить на несколько групп.

Во-первых, это непримиримые враги коммунистической власти и советского государства, с оружием в руках боровшиеся с ней: бывшие белогвардейцы вроде генералов Краснова и Шкуро, басмачи, кулаки (подлинные, конечно, а не причисленные к ним), бандеровцы, “лесные братья” и т.д.

Во-вторых, УК РСФСР, действовавший в 30-х годах, относил к контрреволюционным преступлениям и ряд государственных преступлений, карающихся в любом государстве: измена Родине, шпионаж, насильственный захват власти, диверсии и др.

Азбучной истиной является положение, что суровость уголовного наказания зависит от внутри- и внешнеполитической обстановки. В 30- годы в ситуации враждебного окружения (воистину - ”окруженной крепости”), и реальной, все более усиливающейся угрозы войны за перечисленные государственные преступления в СССР предусматривались суровые меры наказания, в том числе смертная казнь. После Великой Отечественной войны, когда кардинальным образом изменилась внешнеполитическая обстановка и СССР стал превращаться в сверхдержаву, смертная казнь в стране была с мая 1947 года по январь 1950 года отменена. А ведь об этом факте (для тех времен отмена смертной казни была редкостью, не то, что сейчас) зоологические антикоммунисты и антисоветчики не вспоминают.

К этой, самой многочисленной группе казненных относятся изменники Родины (генерал А.Власов, его сподвижники и другие, перешедшие на сторону врага военнослужащие РККА, полицаи, участвовавшие в карательных операциях и др.), шпионы, которых было немало, потому что СССР в предвоенные годы был объектом пристального внимания со стороны спецслужб многих государств, участники вооруженных выступлений против советской власти, ярые националисты и сепаратисты, деятельность которых угрожала территориальной целостности страны, а также руководители участники различных заговоров с целью свержения советского правительства, насильственного захвата власти и реставрации капитализма.

В своем примечании к анализу данной группы казненных, В Литвиненко пишет: “ По поводу этой категории расстрелянных обычно антисоветчики саркастически ухмыляются: как, мол, можно верить, что к реставрации капитализма стремились те, кто занимал высокие посты в советском государстве? А кто, интересно, реставрировал капитализм в республиках бывшего СССР? Да те же, кто был у власти в СССР: бывшие члены и кандидаты в члены Политбюро ЦК КПСС Ельцин, Назарбаев, Алиев, Ниязов, Бразаускас и др. Было бы наивным думать, что в 30-е годы не было подобных деятелей, мечтавших трансформировать власть в большую собственность“. (Литвиненко В. Подлинная история СССР. Указ.соч.С.27).

Я уже приводил в первой части слова американского посла в СССР Джозефа Девиса по данному поводу. Не буду повторяться.

В-третьих, это - “палачи”, ставшие “жертвами”. Это те безжалостные представители партийной, советской, военной, чекистской и хозяйственной элиты, которая, прежде чем стать “жертвами репрессий”, сами уничтожили значительное количество людей. Такие как, например, наркомы внутренних дел Генрих Ягода и Николай Ежов и многие из их подчиненных. Или как Н.И.Бухарин и А.И.Рыков, которые, к примеру, при рассмотрении на Политбюро вопроса о помиловании обвиняемых по “Шахтинскому делу” настаивали на расстреле “вредителей”, в то время, как И.Сталин был против применения к ним смертной казни. На заседании комиссии, созданной уже по делу Н.Бухарина и А.Рыкова, за их расстрел голосовали будущие “жертвы сталинизма” А.В.Косарев и И.Э.Якир (а И.Сталин, опять-таки был против применения к обвиняемым смертной казни).

На Февральско-мартовском 1937 года Пленуме ЦК ВКП (б) будущие жертвы сталинизма С.В. Косиор, В.И.Межлаук, П.П.Постышев, Я.Э.Рудзутак, М.М.Хатаевич, В.Я.Чубарь, Р.И.Эйхе, И.Э.Якир, Б.П.Шеболдаев и др. призывали к беспощадному разоблачению “врагов народа” и “вредителей”. Более того, именно партийной элите, по мнению российских историков Ю.Жукова и Е.Прудниковой, принадлежала инициатива в развязывании репрессий 1937-1938 гг. Начало репрессиям положил первый секретарь Западно-сибирского крайкома ВКП (б) Р.Эйхе. Вслед за ним в борьбу с врагами народа включились С.В.Косиор, В.И.Межлаук, П.П.Постышев, Я.Э.Рудзутак, М.М.Хатаевич, В.Я.Чубарь, И.М.Варейкис и др.

Каждый из этой большевистской элиты , прежде чем стать “жертвой сталинизма”, успел уничтожить тысячи и тысячи “вредителей”, кулаков, и других “активных антисоветских деятелей”.

Вдобавок к этому, партийные и чекистские кадры под шумок борьбы с “врагами народа” активно сводили счеты между собой, уничтожали друг друга. Большое количество примеров как свои расправлялись со своими, можно найти в книге В.Кожинова “Россия. Век XX.1901 – 1939. От начала столетия до “загадочного” 1937 года“. (Кожинов В. Россия. Век XX.1901 – 1939. От начала столетия до “загадочного” 1937 года. – М.: Алгоритм,1999. – 560 с.).

В-четвертых, это обычные уголовники-убийцы, жертвами которых были партийные, военные, ответственные хозяйственные работники и просто члены ВКП (б).

И, наконец, пятую группу казненных составляют люди, невинно пострадавшие как от действительных врагов советской власти, сумевших пробраться в карательные структуры страны, так и от чрезмерного усердия и жестокости лиц, проводивших репрессии. Только люди этой группы были достойны реабилитации. Сколько их было? Сейчас никто не скажет. По мнению В.Литвиненко, они составляли не более трети от всех расстрелянных. (См.: Литвиненко В.Подлинная история СССР. Указ. соч.С.26-33).

Количество невинно убиенных, - около одной трети - конечно, ужасает. Причем, как и в предыдущем случае, часть столь ужасных “ошибок правосудия” совершалась непреднамеренно, а другая часть – вследствие злоупотреблений, фальсификаций…

Однако самое парадоксальное, что в США доля невинно убиенных по решениям суда (без всякого рода “троек”) в два раза выше: В США за 12 лет две трети приговоренных к смерти лишились жизни за чужие преступления. Две трети преступников, приговоренных в США к смертной казни между 1973 и 1995 годами, не заслужили этой участи. К такому выводу пришли юристы Колумбийского университета, представившие в Вашингтоне результаты своих исследований. Как заявил один из авторов доклада Джеймс Либмэн, проанализировавший 4578 приговоров, процент судебных ошибок оказался крайне высок. Причина большинства из них - неквалифицированное следствие и недостаточная настойчивость адвокатов. Почти все осужденные на смерть не располагали достаточными финансовыми средствами, чтобы обеспечить защиту в суде. (См.: http://www.7days.ru/w3s.nsf/Archive/2000_126_news_text_mihailov1.html).

4.7. Следующий вопрос, который следует разобрать: сколько людей на самом деле умерло в исправительно-трудовых лагерях при И.Сталине?

Антисоветчики и зоологические антикоммунисты без тени сомнения уверены, что многие миллионы. Так небезызвестный Р.Конквест подсчитал, что только между 1937 – 1939 гг. в лагерях и тюрьмах умерли 2 млн. заключенных. О.Шатуновская ничтоже сумняшеся уверяла, что в лагерях погибло 7-10 млн. человек. Писатель В.Астафьев (пусть земля ему будет пухом) писал о 12 млн. “измученных в лагерях смерти”, а правозащитница З.Крахмальникова довела число погибших в ГУЛАГе до “почти 60 млн.”. Иногда для усиления эффекта утверждается даже, что погибших было так много, что их не сосчитать: В одной из программ “Вестей” Д.Кайстро безапелляционно заявил: «И сколько еще от болезней, голода, издевательств погибли в лагерях, никто и никогда не считал и вряд ли уже сосчитает “. (См.: Там же. С.38-39).

Однако – это ложь, рассчитанная на неосведомленных читателей. Количество умерших в лагерях тщательно подсчитано по архивным материалам в работах российских исследователей В.Н.Земскова, И.В.Пыхалова, А.Н. Дугина и некоторых других исследователей. Причем, данные умерших по годам (чел./%) сопоставляются с общей смертностью населения в СССР. Сравнение это, конечно, условное, поскольку половозрастные структуры контингента ГУЛАГа и населения СССР различны. Тем не менее, приведенные данные недвусмысленно свидетельствуют, что смертность заключенных ГУЛАГа держалась на очень низком уровне и практически мало отличалась от общей смертности населения СССР. Только во время войны положение заключенных ГУЛАГа ухудшилось. Нормы питания были значительно снижены, что сразу же привело к резкому увеличению смертности. К 1944 г. нормы питания заключенных ГУЛАГа были несколько увеличены, после чего уровень смертности стал заметно понижаться.

Тем не менее, даже в самые тяжелые 1942 и 1943 годы смертность заключенных составляла около 20% в год в лагерях и около 10% в год в тюрьмах, а не 10% в месяц, как утверждал, к примеру, А.Солженицын. К началу же 50-х годов в лагерях и колониях она упала ниже 1% в год, а в тюрьмах - ниже 0,5%(что было ниже уровня смертности “на воле”).

Всего же за период с 1931 по 1953гг в лагерях умерло немногим более 1 млн. чел. из них более 600 тыс. чел. умерли в тяжелые для всего советского народа годы Великой Отечественной войны. (См.: Там же. С.39-40; Земсков В.Н. ГУЛАГ (историко-социологический аспект) //Социологические исследования. 1991.№6.С.10-27;1991.№ 7;Дугин А.Н. Неизвестный ГУЛАГ: Документы и факты. М.: Наука, 1999.; Игорь Пыхалов. Каковы масштабы “сталинских репрессий”?//http://www.lindex.lenin.ru/Est/repress.htm;).

4.8.Наконец, следет остановиться на вопросе об общей численности потерь населения в СССР.

В демографии к “потерям населения” относят преждевременно умерших (сверхсмертность) и недобор до “нормального” количества родившихся (дефицит рождений).

Потери населения СССР от советской власти антикоммунисты считают десятками и даже сотнями миллионов жизней. Больше всего во лжи преуспел А.И.Солженицын. В интервью испанскому телевидению 20 марта 1976 году он заявил буквально следующее: ”Профессор Курганов косвенным путем ,что с 1917 года по 1959 только от внутренней войны советского режима против своего народа, то есть от уничтожения его голодом, коллективизацией, ссылкой крестьян на уничтожении, тюрьмами, лагерями, простыми расстрелами – только от этого у нас погибло, вместе с нашей гражданской войной, 66 миллионов человек.… По его подсчетам, мы потеряли во Второй мировой войне от пренебрежительного, от неряшливого ее ведения 44 миллиона человек! Итак, всего мы потеряли от социалистического строя – 110 миллионов человек ( Солженицын А.И.Публицистика: В 3 т.Т.2. – Ярославль: Верх.-Волж. кн. изд-во, 1996.С.451).

Большинство зоологических антикоммунистов все же стесняются “возлагать” на И.Сталина вину за потери населения СССР в Великой Отечественной войне. Поэтому среди них самая популярная цифра “уничтоженных коммунистическим режимом” – 60 млн. чел. Эту цифру, к примеру, называли писатель А.Антонов-Овсеенко, правозащитница Зоя Крахмальникова, актер О. Басилашвили, журналист А.Минкин. Правда, изредка некоторых правых “демократов” заносит: то Ирина Хакамада ляпнет о 95 мил. погибших, то Юрий Карякин и Борис Немцов брякнут соответственно о 120 млн. и 150 млн. чел., “уничтоженных режимом”.

Математическая глупость подобных цифр “жертв режима” лежит на поверхности для всех тех, кто привык самостоятельно размышлять, а не повторять как попугай цифровой бред антикоммунистов.

В частности, если всего за все годы советской власти погибло 60 млн. чел., то в 1930-1939 гг., в разгар репрессий, видимо, было уничтожено не менее половины, и эта убыль(30-40 млн.чел.) населения должна быть компенсирована рождаемостью. Рождаемость в эти годы, кроме того, компенсировала “естественную” смертность (около 20 млн. чел.) и обеспечила прирост населения (примерно 21 млн. чел.). В результате получается, что в 1939 г. в СССР должно быть 70-80 млн. детей в возрасте до 10 лет. Однако по переписи 1939 г. детей такого возраста было всего около 40 млн.

Вообще, критика называемых антикоммунистами цифр “жертв режима” неоднократно появлялась в печати. Её внимательно проанализировал В.Литвиненко, провел собственное расследование и пришел к следующим выводам.

1. Общие невоенные потери населения СССР в 1927 – 1953 гг. в десятки раз меньше, чем считают антикоммунисты. В абсолютном выражении потери населения СССР (7,8-8,9 млн.чел) за 26 лет сталинской эпохи в 1,3-2,1 раза меньше потерь населения России (12,0-16,6 млн.чел.) за 16 постсоветских лет.

2.По интенсивности потерь населения современный “демократический строй” России превосходит “жестокую сталинскую тиранию” в 6-8 раз (примечательно, что даже при преувеличенных данных о числе погибших от голода в 1933 г. среднегодовые потери населения в СССР были в 2-3 раза меньше, чем сейчас в России).

Обращаю внимание на еще один важный факт: среднегодовые потери населения в СССР в 30-е годы прошлого года с их “страшным голодом”, “ужасами коллективизации” и “чудовищными репрессиями”, оказывается, были в несколько раз меньше, чем в нынешней России.

3.Уменьшение численности населения СССР в рассмотренном периоде было лишь однажды – в 1933 г. Это говорит об эффективности советской власти, которая быстро справилась с косившей людей бедой (голодом) и не допустила ее повторение в последующие годы. В современной России власть пока ничего не может поделать с продолжающейся с 1993 г. убылью населения страны.

4) “Жуткие репрессии” 1937-1939 гг. не оказали сколь-нибудь заметного влияния на демографические показатели: никаких аномалий в приросте населения страны в эти годы не было. Это значит, что РЕПРЕССИИ, ВОПРЕКИ РАСПРОСТРАНЕННОМУ СРЕДИ АНТИКОММУНИСТОВ МНЕНИЮ, НЕ БЫЛИ “МАССОВЫМИ» (по отношению к обществу в целом): ОНИ ЗАТРОНУЛИ, ГЛАВНЫМ ОБРАЗОМ, ТОНКИЙ СЛОЙ ПАРТИЙНОЙ, СОВЕТСКОЙ, ВОЕННОЙ, ХОЗЯЙСТВЕННОЙ И УПРАВЛЕНЧЕСКОЙ ЭЛИТЫ. (См.: Литвиненко В.Подлинная история СССР. Указ.соч.С.40-49).

Любой самостоятельно размышляющий человек, ознакомившись с приведенными бесстрастными цифрами демографической статистики, придет к ВЫВОДУ, что никакого “Большого террора” в природе и советской истории не существовало. А была тщательно спланированная и успешно осуществленная с помощью Р.Конквеста (См.: Конквест Р.Большой террор. В 2-х кн. – Рига: “Ракстниекс”, 1991.Кн.1. – 414 с.;Кн.2. – 430 с. На языке оригинала книга вышла в 1968 г. ) и ряда других авторов дезинформационная спецоперация холодной войны – “Большая Ложь об СССР”.

Как известно, свою большую лепту внес в создании этой Большой Лжи и А.И.Солженицын в АРХИПЕЛАГ ГУЛАГ.

Владимир Литвиненко, завершая главу “Репрессии 1930-х годов” в многократно цитируемой нами книге “Подлинная история СССР”, дает свой ответ на призыв А.Солженицына к “самоосмыслению” прошлого, который прозвучал в его интервью журналу “Шпигель”, выдержки из которого были опубликованы в “Комсомольской правде” от 31 июля 2007 года.

Я позволю себе, уважаемый читатель, привести данный текст В.Литвиненко целиком: “Полагаю, Александру Исаевичу еще в середине 90- годов следовало бы начать с себя. Уже тогда было совершенно очевидно, что ему в процессе “самоосмысления” своего прошлого стоило бы:

- покаяться в распространении лживых, в десятки раз превышающих реальные данные (это документально доказано в работах В.Н.Земскова, А.Н.Дугина, В.Ф.Некрасова и др.), сведений о числе погибших от репрессий советской власти;

-отозвать из библиотек мира и уничтожить все экземпляры книги Архипелаг ГУЛАГ, в которой обнаружено (об этом см., например, книгу В.Бушина “Александр Солженицын”) опасное для нравственного здоровья людей( в первую очередь, для населения России) содержание духовного яда: исторической клеветы, искажений и грязных домыслов;

-повиниться перед всем миром в соучастии в убийстве великой советской цивилизации, что привело к продолжающейся по сей день деградации и вымирании населения России: среднегодовые “неестественные” потери российского населения в 1992-2006 гг. в 2,5 раза выше, чем потери населения СССР в 30-е годы прошлого века с их “страшным голодом”, “ужасами коллективизации” и “чудовищными репрессиями”;

-установить на свои нажитые неправедным путем финансовые средства во всех регионах России памятники миллионам жертв политических и экономических репрессий ПОСТСОВЕТСКОГО ПЕРИОДА: погибших и искалеченных в межнациональных, религиозных, этнических и криминальных войнах и конфликтах, беженцев, вынужденных переселенцев, бомжей, неграждан, “раскулаченных” пенсионеров, инженерно-технических и научных работников, учителей, врачей и т.д.;

-завершая “самоосмысление”, уйти в монастырь и до скончания века замаливать свою великую вину перед народами России.

Но Солженицын, в отличие от Александра Зиновьева и Владимира Максимова, - завершает свою инвективу В.Литвиненко, - не смог преодолеть гордыню и ушел из жизни, не покаявшись в тяжелых своих грехах. А поэтому ни уважения, ни памяти народной он не достоин”. (Литвиненко В. Подлинная история СССР. Указ.соч.С.49-50).

Подписываюсь под всеми словами В.Литвиненко, за исключением последней его фразы:1) Не мне судить человека, который отсидел в лагерях;2) Мне нравится “Красное колесо” А.Солженицына. В отличие от полуправдивого-полулживого “Архипелага…” в эпопеи со скрупулезной точностью и стереоскопической, полифонической достоверностью в художественной форме воссоздаются исторические эпизоды, к примеру, - деятельность Государственной думы, Петроградского совета, его Исполнительного комитета, лидеров различных политических партий и депутатов.

(Продолжение, естественно, последует).

Обсудить