Нужна ли Молдове новая партия?

Вынесенный в заголовок этого очерка вопрос, вероятно, многим может показаться странным. В самом деле, зачем, спрашивается, Молдове нужна ещё какая-то новая партия, если и без того в нашей стране партий – разных и всяких – имеется сверх всякой меры?

Так-то оно так, на первый взгляд, но при ближайшем рассмотрении оказывается не совсем так. Еще несколько месяцев тому назад и я также был твердым противником создания в Молдове какой-либо новой партии. Мне тогда казалось, что политический потенциал молдавского общества исчерпан до предела, а потому в стране нет ни людей, ни идей, которые могли бы дать старт проекту создания новой массовой партии, сделать его привлекательным для избирателей и, соответственно, перспективным.

Но это было вчера. Сегодня же я думаю совершенно иначе. Для того, чтобы моя точка зрения на эту проблему изменилась кардинальным образом, в последнее время появилось много весьма существенных причин, как объективного, так и субъективного свойства.

Проведя анализ нынешней ситуации на партийно-политической арене Молдовы, я убедился в том, что, по большому счёту, большинство нынешних парламентских партий в нашей стране уже практически полностью себя исчерпали, выдохлись, остановились в своём развитии и сейчас постепенно деградируют.

В первую очередь, конечно, речь идет о подававшей ранее весьма большие надежды, но так и не оправдавшей их к настоящему времени ДПМ.

У Демократической партии в её нынешнем состоянии, к сожалению, нет авторитетного лидера, к тому же её репутация серьёзно запачкана фактически приватизировавшим её «Кукловодом».

Самое печальное заключается сегодня в том, что у этого политического формирования нет никаких прорывных идей и актуальных проектов, которые могли бы привлечь на её сторону симпатии и, соответственно, голоса граждан Молдовы.

Да, известно, что у Демпартии есть сегодня деньги. Судя по всему, у неё есть много денег. Она использует их, не особенно при этом таясь и стесняясь, для подкупа отдельных политиков, для перетягивания их на свою сторону, для диверсий против других партий – конкурентов.

Но нынешние частные успехи ДПМ на этом поприще, увы, весьма сомнительны, да к тому же, её руководству надо учитывать, что рано или чуть позже этот денежный источник иссякнет.

О том, что будет с ДПМ после этого, её лидеры, судя по всему, пока не задумываются. Вернее, боятся задумываться, поскольку никаких запасных вариантов просто не имеют.

Другая парламентская партия, входящая, как и ДПМ, в состав правящего Альянса «За европейскую интеграцию» (АЕИ-2) – Либеральная партия Михая Гимпу, всё больше и всё заметнее превращается в сугубо маргинальное формирование местечкового типа.

Да, она ещё способна привлечь к себе электоральную поддержку со стороны политического меньшинства из среды местных радикальных унионистов, но ситуация в Молдове сегодня такова, что у неё нет больше никаких шансов стать партией сколько-нибудь значительного числа граждан.

Из трёх партий правящего Альянса определённые перспективы дальнейшего развития сохраняет, несмотря на переживаемые трудности и известные проблемы роста, только ЛДПМ Влада Филата.

Но возможности ЛДПМ по наращиванию электоральной поддержки существенно ограничены тем, что эта партия способна привлекать на свою сторону только ту часть молдавских избирателей, которые, как и её нынешнее руководство, ориентируются на Запад и придерживаются правых взглядов.

Намного сложнее и запутаннее выглядит сегодня ситуация с ПКРМ, которая переживает болезненный период адаптации к новой для себя политической ситуации, утратив ставший привычным за восемь лет правления статус партии власти, но так и не научившись, к сожалению, в полной мере быть эффективной и действенной общенациональной партией оппозиции.

Впрочем, партия Владимира Воронина пока ещё остаётся на плаву. Худо – бедно, но она всё-таки сумела, хотя и не без существенных оговорок, занять нишу «партии государственников», что помогает ей собирать голоса весьма значительной части граждан Молдовы, выступающих за сохранение и упрочение независимости и государственного суверенитета страны.

Кроме этого, ПКРМ всё ещё удаётся сохранять имидж политической силы, твёрдо и последовательно выступающей за сохранение нормальных отношений Молдовы с Россией и СНГ.

Но существует много причин объективного и субъективного характера, способствующих тому, что с каждыми выборами авторитет и, соответственно, электоральная поддержка Партии коммунистов медленно, но, увы, неуклонно, падают.

Дело в том, что все большее число граждан Республики Молдова с течением времени начинает отчётливо понимать, что ПКРМ, по большей части, лишь имитируют свою «государственность», ничего практически не предпринимая для того, чтобы защитить и отстоять право молдавского народа на своё независимое и суверенное государство, чтобы организовать эффективный отпор угрожающему ему унионизму и агрессивному румынизму.

Такая же имитация наблюдается и в постоянном декларировании ПКРМ стремления сохранить, упрочить и развить отношения стратегического партнерства с Россией и СНГ.

Это вообще довольно сложная тема, поэтому в одной из своих последующих публикаций я постараюсь более подробно на ней остановиться, чтобы обосновать свои умозаключения конкретным фактологическим материалом.

Вот такой мне видится сегодня «картина маслом» на партийно-политической сцене Молдовы. Есть четыре парламентских партии – входящие в правящую коалицию ДПМ, ЛПМ, ЛДПМ и оппозиционная ПКРМ, но ни одна из них не может в полной мере претендовать на то, что её действия поддерживаются абсолютным большинством электората, без чего ни у одной из них нет реальных шансов стать партией власти в подлинном смысле этого слова.

О других местных партиях – политических маргиналах, формированиях «семейного типа», остающихся вне стен Парламента и не имеющих никаких шансов туда когда-либо попасть, поскольку собирают на выборах иногда меньше голосов избирателей, чем число их членов, заявленных в партийных списках, вообще говорить не приходится – от того, есть ли они ещё, либо давно прекратили своё существование, ситуация в Молдове ни в коей мере не зависит.

Исходя из всего этого, выход видится только один - в Молдове должна быть создана новая партия, партия совершенно нового типа. Это должно быть политическое формирование, которое не только объявит себя партией, борющейся за сохранение и развитие молдавской государственности, но и предложит молдавскому обществу предельно конкретную, чётко сформулированную и не оставляющую места для разночтений и сомнений программу развития и укрепления независимого Молдавского государства.

Молдове нужна новая партия, которая открыто объявит о приоритете «Восточного вектора» во внешней политике страны и потребует вхождения Молдовы в Таможенный Союз (ТС), доходчиво и убедительно разъяснит народу всю политическую бесперспективность и экономическую ущербность нынешнего курса четырёх парламентских партий на мифическую «европейскую интеграцию»

Молдове нужна новая партия, которая, в отличие от ПКРМ, не говоря уже и других парламентских партиях, возьмёт на себя ответственность за развитие региональных языков в стране и добьётся ратификации Хартии региональных языков, а затем и её внедрения в Молдове.

Молдове нужна партия, которая будет не только на словах «любить и защищать» молдавский язык и молдавскую историю, но не побоится провести общенациональный референдум по вопросу о преподавании в школе молдавского языка, молдавской литературы и истории Молдовы, а не соседней Румынии.

Уверен, что у такой новой партии, если она будет создана, есть все шансы стать новой партией власти, заручившись поддержкой абсолютного большинства молдавского общества, что позволит ей вывести из нынешнего глухого политического тупика Республику Молдова, осуществить её глубокую модернизацию и реинтеграцию, вернуть её на путь прогресса и процветания, окончательно сняв с повестки дня вопрос о том, быть или не быть ей суверенным и независимым государством многонационального молдавского народа.

Обсудить