Открытый семинар Российского Фонда «Признание» в Кишинёве о проблемах приднестровского урегулирования

Бессмысленно и непродуктивно, сказал Богдан Цырдя, закрывать глаза и не видеть того, что есть на самом деле, а именно: в Приднестровье формально есть все признаки государственности. Непризнанной, но государственности. И с этим молдавские политики должны считаться, ибо в противном случае никакого урегулирования не будет.

Не будет преувеличением, сказать, что тема «приднестровского урегулирования» давно уже навязла в зубах у политиков, политологов и экспертов на обоих берегах Днестра. Причины этого всем думающим людям, живущим в Республике Молдова и в Приднестровье, вполне ясны и понятны: словно сказочную репку, «приднестровскую проблему» вот уже два десятка лет пытаются «вытянуть» всевозможные «дедки» и «бабки», то есть внешние партнеры Республики Молдова и гаранты урегулирования конфликта на Днестре - Россия, Украина, США, ЕС, ОБСЕ и прочие, и прочие, и прочие… Тянут – потянут, а толку всё нет – никак вытянуть не могут. Почему же это происходит? Чего же или кого не хватает для успеха этого дела?

Вероятно, не хватает той самой «мышки», которая хоть и мала, по сравнению с великими и могучими «дедками и бабками», то есть внешними партнерами Молдовы, но абсолютно незаменима - не хватает искреннего, честного желания политической элиты самих участников конфликта – Молдовы и Приднестровья жить снова вместе, в общем федеративном государстве, устроенном таким образом, чтобы в полной мере удовлетворять интересам и потребностям и граждан РМ, и граждан никем не признанной сегодня, но упорно стремящейся к международному признанию ПМР.

Конца извилистого и каменистого пути в явно затянувшемся процессе «приднестровского урегулирования» всё ещё не видно, да и осложнения политической ситуации исключать нельзя, тем более, что положение и в Молдове, и в Приднестровье остаётся крайне неустойчивым и может измениться к лучшему только в том случае, если люди на обоих берегах Днестра обретут уверенность в том, что процесс реального участия гражданского общества в управлении государством будет непрерывно расширяться и в обозримом будущем можно будет рассчитывать на ощутимое улучшение материального положения.

Поэтому вполне объяснимо стремление наиболее активных и ответственных представителей гражданского общества Молдовы и Приднестровья собраться за большим «круглым столом» и в ходе предельно честного и самокритичного разговора по душам закрыть, наконец, все вопросы о «тяжелом наследии вооруженного конфликта 1992 года», а затем начать реальный переходный период от нынешнего раскола по Днестру к реинтеграции, к сотрудничеству и взаимодействию во всех сферах политической, экономической и социальной жизни.

Вот и Российский Фонд «Признание», последнее время работавший, в основном, в Приднестровье, также решил внести свою посильную лепту в этот процесс - 20 сентября 2011 года вновь объявился на Правобережье и провел открытый семинар в Кишинёве, посвятив его обсуждению проблем, связанных с урегулированием конфликта на Днестре и предстоящими в декабре с.г. выборами главы непризнанной ПМР.

Организаторами данного семинара, руководителями Российского Фонда «Признание» Еленой Миськовой и Владимиром Фроловым, было предложено участвующим в его работе представителям молдавского политологического сообщества дать оценку политической ситуации в Приднестровье, складывающейся накануне выборов главы администрации региона, провести анализ состояния процесса урегулирования приднестровского конфликта на данном этапе, а также попытаться выявить вектор эволюции переговорного формата в послевыборный период.

На семинаре предполагалось обсудить различные аспекты текущей политической ситуации в Приднестровье, дать оценку шансам на победу на выборах главы региона уже известных электоральных конкурентов, рассмотрев их программы и политические проекты; высказаться по динамике переговорного процесса в формате «5+2» и определить, нацелен ли он на достижение позитивного результата, либо же характеризуется регрессом и ведёт к дальнейшему сохранению статус-кво во взаимоотношениях РМ и ПМР.

Судя по предварительному списку записавшихся на выступления участников семинара, можно было ожидать горячей и заинтересованной дискуссии, острого столкновения противоположных мнений, взаимных обвинений и нападок, а также, и это самое главное, напряжённого поиска консенсуса, как это имело место на мероприятиях подобного рода в прежние годы, в том числе и проведённых ранее в Кишинёве Российским Фондом «Признание».

Однако, к немалому удивлению самих организаторов семинара, на сей раз почти ничего из этого не случилось. Прежде всего, по той причине, что от участия в нём по неизвестным причинам уклонились такие фигуры первой величины в молдавском политологическом сообществе, известные полемисты, как историк, политолог Сергей Назария; посол, публицист и эксперт Виктор Боршевич; политолог Анатол Цэрану; политический обозреватель Валерий Демидецкий; член политбюро ХДНП Юрий Рошка; историк Петр Шорников; политолог Эдуард Волков; политический обозреватель Дмитрий Чубашенко, а также экс-министр интеграции Виктор Осипов.

Если последний хотя бы заранее предупредил организаторов семинара, что не может на нем присутствовать, сославшись на неотложные личные дела, то другие приглашённые отсутствовали без формально объявленных причин, хотя, надо честно признать, причины эти стали всем собравшимся вполне понятны уже вскоре после начала семинара.

Всё дело в том, что эти опытные профессионалы - политические эксперты и аналитики, скорее всего, просто не рискнули в той напряжённой и во многом неопределенной в плане своего дальнейшего развития политической ситуации, которая сложилась сегодня в Республике Молдова и в Приднестровье, брать на себя неблагодарную роль пророков, давать конкретные оценки и рекомендации, рискуя оказаться либо непонятыми, либо «попавшими пальцем в небо», либо пошедшими против «генеральной линии» тех политических команд и их лидеров, с которыми они сегодня близки.

Уж больно неблагодарная это тема сегодня - тягомотное и безрезультатное «приднестровское урегулирование», набила она всем оскомину за долгие годы бесплодных переговоров; уж слишком извилист и непредсказуем путь, по которому все эти годы шли и продолжают идти сменяющие друг друга у власти в Кишинёве партийные команды - политические кланы, чтобы сегодня нашлись желающие вновь и вновь касаться связанных с ней вопросов, тем более, делать какие-либо прогнозы на будущее.

Поэтому вовсе неудивительно, что по завершении семинара взявший слово экс-премьер-министр Республики Молдова Дмитрий Брагиш с удивлением и огорчением заметил, что дискуссии на нём, к сожалению, не носили характера предметного, ответственного, честного и заинтересованного разговора о том, как решить проблему реинтеграции страны, поскольку большинство выступавших либо вообще уклонялись далеко в сторону от заявленной темы, либо стремились механически «повторять зады», предпочитая говорить о том, что было, и не осмеливаясь говорить о том, что должно быть в ближайшем будущем, выдвигать смелые, неординарные предложения, могущие послужить отправной точкой при выработке реальной модели урегулирования конфликта на Днестре и построения общего государства.

Говоря о Законе 2005 года о статусе Приднестровья в составе унитарного Молдавского государства, Дмитрий Брагиш рассказал о том, что «единодушное принятие» его в Парламенте, чем гордится ПКРМ, на самом деле, происходило под мощнейшим прессингом со стороны «партии власти», в то время как многие подписанты, на самом деле, были с этим документом категорически не согласны. По этой причине данный Закон очень несовершенен и приднестровцы не хотят о нем даже говорить, так как он не учитывает их интересы.

С критической оценкой Дмитрия Брагиша личной позиции и поведения многих участников семинара была, в общем и целом, согласна и Елена Миськова, которая, по её словам, ожидала более бурной дискуссии и ставших уже привычными обвинений в связи с длительным отсутствием какого-либо прогресса в процессе «приднестровского урегулирования» по адресу «сепаратистского» Приднестровья, поддерживающей его России, других внешних партнеров Молдовы и участников переговоров, а вместо этого увидела, что эта тема к настоящему времени, несмотря на всю свою кажущуюся актуальность, стала почему-то для большинства молдавских экспертов и политологов уже не столь интересной, более того, «не совсем удобной», по каковой причине они стараются либо замалчивать её, либо не особо активировать.

В то же время, отметила Елена Миськова, ввиду неспособности или нежелания самих ведущих политиков в Тирасполе и Кишиневе достичь прогресса в урегулировании конфликта на Днестре, неизмеримо возрастает роль экспертного сообщества, всего гражданского общества, без участия которого невозможно выработать приемлемую для Молдовы и Приднестровья модель реинтеграции.

По мнению экс-министра реинтеграции в годы правления ПКРМ (2001 – 2009) Василия Шовы, нынешняя власть в лице трёх партий Альянса «За европейскую интеграцию», в отличие от ПКРМ, не имеет политической воли и желания для того, чтобы предпринять конкретные шаги в целях продвижения процесса «приднестровского урегулирования».

Контакты же между лидером ПМР Игорем Смирновым и премьер-министром Молдовы, лидером ЛДПМ Владом Филатом, в том числе их недавняя встреча в Германии, сказал Василий Шова, вызывают очень много вопросов. Например, в каком качестве Филат проводил эти встречи? С какой целью он встречался со Смирновым и какие вопросы решал, о чём договорился? Кто вообще дал ему мандат на их проведение? Ведь ни в Парламенте, ни в Правительстве Республики Молдова эта тема не обсуждалась.

Поэтому, считает Василий Шова, нет оснований считать, что позиция Филата - это позиция всей Республики Молдова, что эти встречи могут принести какую-то пользу всей стране. Это, скорее всего, лишь личные дела Филата и Смирнова, и не более того.

Тот факт, что в Германии была организована «какая-то международная конференция по проблеме приднестровского урегулирования», сказал Василий Шова, также немало удивляет, так как в Молдове не велось никакой подготовке к ней, позиция Кишинёва не обсуждалась ни в Парламенте, ни в Правительстве, поэтому совершенно непонятно, в конкретной какой роли и с какими конкретными планами и проектами мог выступать на ней премьер Филат.

Не высказал никакого энтузиазма Василий Шова и в связи с наметившейся перспективой возобновления переговоров по проблеме «приднестровского урегулирования» в формате «5+2», так как, по его мнению, в отсутствие конкретной модели урегулирования вести речь о каком-то прогрессе на переговорах нельзя. О чём говорить и договариваться, к чему стремиться, если отсутствует согласованная между собой всеми участниками переговоров их конкретная цель?

Что касается внешнеполитических партнеров РМ и гарантов урегулирования конфликта на Днестре, то, по мнению Василия Шовы, размещение американских систем ПРО в соседней Румынии непременно окажет своё влияние на позицию России в регионе и будет иметь пока ещё трудно прогнозируемые последствия для процесса «приднестровского урегулирования», так как роль и влияние Москвы в международном плане заметно возрастают.

Принятие новой Конституции Республики Молдова, считает Василий Шова, на чем настаивает либеральное крыло АЕИ-2, может также нанести непоправимый вред процессу «приднестровского урегулирования», так как неучастие приднестровцев в её разработке и принятии даст им все основания для того, чтобы не считать себя обязанными согласиться с её положениями.

Более чем странным показалось участникам семинара поведение советника премьер-министра Влада Филата по внешней политике Юлиана Фрунташу, от которого некоторые ожидали, что он подробно осветит все интересующие молдавское общество аспекты последней по времени его встречи со Смирновым.

Филолог, юрист, доктор политологии Юлиан Фрунташу, имеющий немалый опыт работы в дипломатических миссиях, в своём предельно осторожном и лаконичном выступлении решительно отверг все обвинения и подозрения некоторых участников семинара по адресу премьера Влада Филата в связи с его встречей в Германии с лидером Приднестровья Игорем Смирновым, охарактеризовав её как некий «технический прорыв», важный практический шаг в нужном направлении, а затем, согласившись (по предложению модератора семинара политолога Богдана Цырди) ответить на все вопросы, которые будут заданы ему в ходе семинара, просто … тихо и незаметно его покинул. Впрочем, причину такого поведения Юлиана Фрунташу понять не так уж и трудно: вряд ли стоило ожидать, что советник Филата расскажет вдруг о том, о чем сам премьер пока предпочитает публично не говорить.

Депутат Парламента Стела Жантуан (ДПМ), историк, социолог, в 2002 – 2005 г.г. работавшая советником министра реинтеграции, отметила в своём выступлении, что участвует в различных мероприятиях, посвященных проблеме «приднестровского урегулирования», в том числе под эгидой ОБСЕ, начиная с 1999 года.

На них, при встречах молдавских и приднестровских представителей, вначале имела место очень жёсткая риторика, демонстрировалось нежелание слышать и понимать друг друга, но раз за разом ситуация менялась к лучшему, и сегодня обе стороны говорят друг с другом мягче, конструктивнее, демонстрируют желание договариваться, взаимодействовать.

В то же время, сказала Стела Жантуан, все минувшие двадцать лет официальный Кишинёв упорно навязывает Тирасполю только своё собственное видение путей и форм урегулирования конфликта, с чем приднестровцы не могут согласиться, так как имеют свои интересы и не желают терпеть какой-либо диктат. Горькие уроки 1989 – 1992 г.г. и последующих «взлетов и падений» в переговорном процессе по вине Кишинева убеждают приднестровцев в том, что Кишинев упускает шансы для делового сотрудничества, не пытается предотвратить конфронтацию, не идет в ногу со временем.

Обособленные дискуссии по отдельным аспектам урегулирования, полагает Стела Жантуан, ни к чему не приводят. Следовательно, всё дело во взаимозависимости переговоров и политических процессов, происходящих на обоих берегах Днестра. Молдове давно уже пора перестать уповать на «доброго дядю», который решит для неё проблему «приднестровского урегулирования». Надо самим заниматься этой проблемой. Надо привести в соответствие национальные интересы Молдовы, её европейский долг и ответственность за своих граждан, живущих на Левобережье. Вопреки очевидным трудностям на этом пути, радует тот факт, что и Республика Молдова, и Приднестровье уже сейчас стали важными партнерами не только для России и Украины, но и для Европы.

Директор программ Института публичных политик (ИПП), старейший молдавский политик, аналитик Оазу Нантой, много лет предметно (но без видимых позитивных результатов) занимающийся проблемой «приднестровского урегулирования», заявил, что, как он считает, на семинаре вряд ли следовало рассматривать тему выборов главы Приднестровья в плане влияния их результатов на процесс реинтеграции страны.

По словам Оазу Нантоя, надо чётко представлять себе, что «приднестровский конфликт» - это не конфликт между гражданами Лево – и Правобережья Днестра, а конфликт между политическими элитами Молдовы и Приднестровья. На уровне граждан нет никакого конфликта – люди свободно общаются друг с другом, приднестровский футбольный клуб «Шериф» играет в молдавской футбольной лиге, приднестровские студенты учатся в молдавских вузах, приднестровские больные лечатся в молдавских больницах…

Конфликт, сказал Оазу Нантой, существует уже двадцать лет между государством Республика Молдова, с одной стороны, и «неоимпериализмом» в лице Российской Федерации, при полном отсутствии интереса к его разрешению со стороны молдавской политической элиты. В итоге сложилась парадоксальная ситуация: множество больших и сильных держав, международных организаций («только НАТО ещё не хватает») участвуют в «приднестровском урегулировании», но отсутствие политической воли у молдавского руководства делает это участие бессмысленным и бесполезным.

Идёт, полагает Оазу Нантой, некая игра: Россия заявляет, что не может вывести свои войска и вооружения из Приднестровья, так как против этого Смирнов. В это невозможно поверить, зная, кто такой Смирнов и как он зависит от России. При такой ситуации никакого урегулирования никогда не будет. Приднестровье – это часть Молдовы, но сегодня его судьбой распоряжается Россия, она решает, что должен делать Смирнов.

Кишинёв, полагает Оазу Нантой, не должен вести переговоры со Смирновым и ему подобными, так как этот человек не имеет никакого права представлять себя в качестве легитимного переговорщика. И всё-таки, хотя любые договоренности молдавских политиков со Смирновым (в отличие от Евгения Шевчука, который, по мнению Нантоя, является политиком новой, демократической формации, за что и подвергается опале) равны преступлению, дискуссии на тему «приднестровского урегулирования» всё-таки лучше, чем война.

Василий Шова, обратившись к Оазу Нантою, спросил его, не следует ли всем политическим силам в Молдове – и партиям власти, и партиям оппозиции – заключить между собой некий пакт о согласии по вопросу о реинтеграции страны, наметив в нем основные параметры «приднестровского урегулирования», как это было, например, в 2005 году, когда власть и оппозиция договорились о единодушной поддержке курса на европейскую интеграцию?

Отвечая на этот вопрос, Оазу Нантой сказал, что в чисто теоретическом плане это было бы хорошо, но в практическом плане это весьма сомнительно, так как сегодня, прежде чем вести речь о реинтеграции, следует окончательно решить судьбу государственности самой Республики Молдова, где далеко не всё так однозначно, учитывая большие различие в подходах к этой проблеме со стороны государственников и унионистов.

С интересным и содержательным докладом по обсуждаемым на семинаре вопросам выступил политолог Богдан Цырдя, исполнявший на нем роль модератора, который отметил, что российские миротворцы присутствуют на Днестре по приглашению самих молдавских властей, которые ранее неоднократно признавали их позитивную роль в прекращении вооруженного конфликта и поддержании мира.

Будет окончательно урегулирован конфликт, - сказал Богдан Цырдя, - будут созданы надежные гарантии неповторения кровопролития, мирного сосуществования Молдовы и Приднестровья в общем государстве, и российские миротворцы уйдут. Но только после этого, а не до того, как всё это будет обеспечено.

Бессмысленно и непродуктивно, сказал Богдан Цырдя, закрывать глаза и не видеть того, что есть на самом деле, а именно: в Приднестровье формально есть все признаки государственности. Непризнанной, но государственности. И с этим молдавские политики должны считаться, ибо в противном случае никакого урегулирования не будет.

Иначе, о каком общем государстве идет речь? Общее государство - с кем? С другим государством – непризнанной, но реально существующей ПМР. А разве тот факт, что Россия, Украина, ЕС, ОБСЕ ведут переговоры с руководством ПМР, не означает его легитимизации? Такой же легитимизацией ПМР является и передача ему в своё время президентом Молдовы Мирчей Снегуром таможенных печатей, и предложение кишиневского министра экономики Валерия Лазэра о разделе газового долга между Молдовой и Приднестровьем.

По мнению Богдана Цырди, молдавские власти не демонстрируют честного стремления к реальному урегулированию конфликта с Приднестровьем. Принятый в 2005 году Закон о статусе Приднестровья в составе унитарного Молдавского государства, считает Богдан Цырдя, ни в коем случае не может быть основной урегулирования, так как абсолютно неприемлем для Тирасполя. Не функционирует и переговорный формат «5+2».

Не имея собственного четкого представления о том, как должен быть урегулирован конфликт, на какой основе может происходить реинтеграция страны, - сказал Богдан Цырдя, - Кишиневу нечего взывать к державам, ставшим гарантами урегулирования. Желание молдавской политической элиты рассчитывать на то, что конфликт будет решен силами самих «сильных мира сего», контрпродуктивно.

Единство через самоопределение – такова задача, поставленная сегодня перед Кишиневом и Тирасполем, и для её осуществление существует не один путь. За её игнорирование ответственность несут политики на обоих берегах Днестра, которые демонстрируют неумение решать национальные и общеевропейские проблемы.

Говоря о том, какое влияние на процесс «приднестровского урегулирования» могут оказать итоги предстоящих в Приднестровье президентских выборов, Богдан Цырдя высказал мнение, что влияние это, скорее всего, будет незначительным, так как Кишинёв не имеет на этих выборах «своего кандидата», ибо ничего не сделал для того, чтобы его приобрести, не работал по-настоящему с приднестровской политической и особенно экономической элитой.

Политолог, сотрудник ИДИС «Вииторул» Корнел Чуря рассказал о том, что вместе с коллегами и «европейскими структурами» уже длительное время занимается разработкой рекомендаций, касающихся углубления, расширения и интенсификации процесса «приднестровского урегулирования», однако сегодня видит, что процесс этот тормозится, фактически не приносит позитивных результатов, поскольку на его пути имеется слишком много внутренних и внешних препятствий.

В частности, полагает Корнел Чуря, молдавской политической элите, прежде чем провозглашать в качестве первоочередной стратегической задачи Молдовы курс на европейскую интеграцию, надо было предметно заняться проблемой реинтеграции страны. Тот факт, что это не было сделано, является большой ошибкой, последствия которой проявляются в провале переговорного процесса по «приднестровскому урегулированию».

Нет в Кишиневе и единого мнения по вопросу о федерализации, а если это так, то о чем тогда говорить с Тирасполем? Ведь приднестровцы и слышать не хотят о том, чтобы стать частью унитарного Молдавского государства. В общем и целом, Молдова не готова к реинтеграции, так как не имеет никаких реальных решений в этом плане.

По мнению Корнела Чури, люди в Молдове сегодня разуверились в возможности какого-либо прогресса в «приднестровском урегулировании», а потому и утратили интерес (особенно молдавские политики, которые не желают ехать на Левобережье, чтобы устанавливать там контакты, вести диалоги, оказывать влияние на принятие решений) к этой проблеме, не желают о ней говорить, что наглядно показал и сегодняшний семинар.

Молдавским политикам вообще надо провести ревизию всего того «багажа», с которым они идут на переговоры с Тирасполем, и устранить из него мешающие взаимопониманию и согласию элементы. Например, непризнание последствий пакта Молотова-Риббентропа, так как, в противном случае, они фактически не признают и законность создания Молдавского государства.

Политолог Виктор Дораш, бывший политический советник президента Молдовы Владимира Воронина, отметил в своём выступлении, что на процесс «приднестровского урегулирования» оказывает влияние усиливающееся противостояние между США и Россией и тот факт, что сама Молдова до сих пор не может определить своё место в мире, мечется между «восточным» и «западным» векторами в своей внешней политике.

Большой ошибкой молдавских политиков во власти и в оппозиции является мнение о том, что курс на евроинтеграцию якобы автоматически ведёт к тому, что, повернувшись лицом к Западу, Молдова должна обязательно при этом повернуться «задом» к России. Антироссийская политика властей Республики Молдова – это именно та причина, по которой тормозится процесс «приднестровского урегулирования», становится невозможной реинтеграция страны.

Кишиневским политическим «стратегам», - сказал Виктор Дораш, - давно пора понять, что Россия является стратегическим партнером ведущих стран Евросоюза, связана с ними множеством экономических и политических проектов, а потому враждебность Кишинева по отношению к Москве ничем не оправдана и нерациональна. Зачем молдавским политикам понадобилось постоянно твердить, что ПМР – «это Россия», ведь Москва никогда так не заявляла, в состав России Приднестровье не включила, напротив, постоянно заявляет, что выступает за территориальную целостность Молдовы!?

Кишиневу больше надо думать о том, что под вопросом остаётся судьба государственности самой Молдовы, что Конституция в стране плохо работает, что Молдавское государство слабо и поэтому не может пока быть привлекательным для приднестровцев. В этом первопричина всех проблем с урегулированием, а не в позиции России.

Общее мнение практически всех участников семинара свелось к тому, что главной помехой на пути реинтеграции страны являются политические деятели в Кишиневе и в Тирасполе, демонстрирующие несговорчивость и упрямое отстаивание собственных заблуждений, которые не вписывают в рамки честного отношения как к соседям, так и к своим согражданам.

Они постоянно ссылаются на «непреодолимые обстоятельства», мнимые «национальные интересы», но при этом стремятся не к прогрессу в процессе «приднестровского урегулирования», а хотят оставить всё по-прежнему, как им самим удобнее, не желают слышать критику в свой адрес, не принимают ничьи советы.

Поэтому прогресс в «приднестровском урегулировании» станет возможен только в том случае, если и предстоящие выборы главы Приднестровья, и политические процессы, происходящие в самой Республике Молдова, приведут к власти в Тирасполе и Кишиневе политиков, которые правильно определят приоритеты, сумеют удерживать равновесие между гражданскими свободами и социальной справедливостью, поставят на первый план в своей деятельности свою личную ответственность перед всем обществом, создадут свободное для политического маневра пространство. Без плюрализма и с притязаниями на монополию не может быть прогресса в процессе «приднестровского урегулирования».

На такой позитивной ноте и хотелось бы завершить этот очерк, посвященный семинару Российского Фонда «Признание» в Кишиневе, если бы не странное выступление под самый его занавес директора Центра политических и экономических стратегий «Европейская Молдова» Виктора Гурэу, который вновь вытащил из, казалось бы, навсегда отошедшего в прошлое арсенала политических штампов выражения типа «14-я русская армия в Приднестровье», «русские танки стреляли на Днестре», «Смирнов снова будет избран, так как его поддерживает Россия, которая в сговоре с ОБСЕ», желая доказать, что главную роль в «приднестровском урегулировании» якобы по-прежнему играет Россия. а потому позиция Кишинева в этом процессе ничего не значит.

Конечно, это личное дело самого Виктора Гурэу, иметь те или иные взгляды на данную проблему, однако, не может не вызывать сожаление тот факт, что мышление Виктора Гурэу, как и немалого числа других молдавских политиков, экспертов и политологов, всё ещё пребывает в плену эпохи конфронтации, что мешает им понять главное: сегодня только совместные действия всех людей доброй воли на обоих берегах Днестра, только способность ведущих политических сил отказаться от желания постоянно оглядываться назад, только их стремление достичь согласия могут гарантировать будущее Молдавского государства, в том числе его реинтеграцию.

Двадцатилетний опыт переговоров по проблеме «приднестровского урегулирования» показал, что бессмысленно пытаться пробить лбом стену, но никогда не следует мириться с произвольно воздвигаемыми преградами. Надо чутко прислушиваться к тому новому, что происходит в развитии окружающего мира, стараться ощущать «ветры перемен», не терять слишком много времени на жалобы и требования прав, а сконцентрироваться на реально достижимом улучшении обстановки.

Обсудить