Приднестровский вопрос и будущее Молдовы

Сегодня политическая ситуация в Приднестровье дает возможность Молдове реально влиять на ситуацию. На президентских выборах там будут три реальных кандидата – Игорь Смирнов, Евгений Шевчук, Анатолий Каминский. Но ни один из них не имеет своего лобби в Молдове.

Сегодня многие политологи в Республике Молдова говорят о бесперспективности переговорного процесса с нынешним приднестровским режимом. В обосновании данного тезиса они приводят следующие основные аргументы:

- В ПМР, по их мнению, создан диктаторский, антиевропейский, антимолдавский и антирумынский «преступный режим», [1] с которым вообще не о чем разговаривать;

- ПМР поддерживается Россией, которая к тому же не спешит выводить свои войска и вывозить военный арсенал;

- ПМР и лично Игорь Смирнов блокируют все инициативы исходящие от Кишинева и от других участников процесса разрешения приднестровского конфликта;

- ПМР однозначно ориентируется на создание собственной гражданской нации и признание собственной независимой государственности, о чем ее лидер Смирнов открыто заявляет при каждом удобном случае[2]

Если приведенный выше тезис о «бессмысленности переговоров с Приднестровьем» кажется мне ошибочным, то вот другие приводимые аргументы, к сожалению, не лишены определенной доли истины.

Весь вопрос лишь в том, насколько эти аргументы однозначны и справедливы. С моей точки зрения, все проблемы Молдовы заключаются в отсутствии у её политического класса четкой политической воли, единой позиции, политической культуры и нужных умений для использования выгодной международной конъюнктуры в национальных интересах.

Попытаюсь проанализировать вышеприведенные доводы по порядку.

1. Действительно, в Приднестровье установился режим личной власти. Во главе Приднестровской республики вот уже 20 лет находится один и тот же человек. Это, как не крути, о многом говорит.

Но это отнюдь не значит, что сама Республика Молдова является неким эталоном демократии и соблюдения прав человека. Известно ведь, что Молдову многие политологи и политики не раз называли то «полицейским государством латино-американского типа» [3], то «личной диктатурой [4], то «неодиктатурой», установленной после проведения территориально-административной реформы от в 2001 году[5]

Например, директор ИДИС «Вииторул» Игорь Мунтяну писал в 2007 году, что в нашей стране установился «султанисткий режим»( по терминологии A.Stepan) при котором «существует единый полюс принятия решений, а остальные институты имеют скорее декоративный характер»[6]

Правда, эти же политологи, когда сравнивали Приднестровье и Молдову, всегда замалчивали авторитарный характер молдавской власти, выпячивая лишь авторитаризм Тирасполя.

Двойные стандарты? Безусловно. Для внутреннего потребителя - авторитарна та власть, когда во главе её находится партия, которая не нравится некоторым аналитикам, или их спонсорам.

Для внешнего потребителя - Молдова – это демократия, Приднестровье – это диктатура. А ведь, если проанализировать данные от Freedom House, Transparency International, Heritage Foundation, и других, то Молдова по всем показателем является «полусвободной» страной.

Проще говоря, Молдова – это полуавторитарное государство или «делегативная демократия» с очень слабыми демократическими институтами. Фактически, лишь институты выборов и многопартийности являются в Молдове в определенной мере, пусть и ограниченной, функциональными.

Тогда, спрашивается, как же можно свысока говорить о Приднестровье, когда у нас самих проблем с демократией хоть отбавляй?

Поэтому и не продвигаются переговоры. Двум берегам просто нечего предложить друг другу. Разве что, обменятся опытом «авторитарного беспредела»?

Будь Молдова подлинной демократией, к тому же процветающей, тогда бы и всех нынешних вопросов, скорее всего, не было бы. Страна, возможно, давно бы уже преодолела раскол и объединилась.

2. Говоря о роли России, не следует забывать о том, что это ведь сама Республика Молдова обратилась к Москве с просьбой, отправить в Приднестровский регион свой миротворческой контингент.

В 1997 году, согласно Московскому Меморандуму, окончательный вывод российских войск был увязан с разрешением приднестровского конфликта.

Несмотря на Стамбульские соглашения 1999 года, 18 марта 2009 года президенты Молдовы, России и Приднестровья подписали в Москве совместную Декларацию о стабилизирующей роли российской миротворческой миссии и ее трансформации в мирогарантийную операцию под эгидой ОБСЕ, опять-таки только после окончательного урегулирования конфликта [7]

В самой Молдове, на уровне кулуарных разговоров, большинство политиков откровенно признают, что уход ОГРВ и российских военных, охраняющих гигантский арсенал в Кобасне, только обострит ситуацию.

3. Говоря о «демонической роли» Игоря Смирнова в блокировании переговорного процесса, не следует забывать и о том, что молдавские власти в своё время сами отпустили его на свободу после ареста.

Можно это неприятное для Кишинёва обстоятельство крутить - вертеть как угодно, в зависимости от конъюнктуры переживаемого политического момента, но сей факт, увы, всё равно остается фактом.

К тому же, надо честно признать, что какого-либо другого субъекта, представляющего интересы Приднестровье, с которым Молдова могла бы вести переговоры, сегодня не существует, и неизвестно, будет ли он завтра.

4. Если же говорить об ориентации Приднестровья на создание собственной государственности, то следует признать, что, в отличие от него, в Республике Молдова, увы, далеко не все политические силы разделяют и поддерживают идею независимой и суверенной молдавской государственности. Так что, у Приднестровья в этом вопросе всё намного понятней и определённей, чем у самой Молдовы.

Скажу больше: Республика Молдова и Приднестровье реализуют сегодня два совершенно разных политических проекта, практически ничего общего между собой не имеющих.

Возможно, именно в этом состоит одна из главных причин провала объединительного проекта, поскольку Приднестровье обладает всеми формальными атрибутами государственности, кроме, конечно, международного признания.

Также следует признать, что Республика Молдова по разным причинам и в разное время сама способствовала идеологической, политической и экономической легитимации приднестровского режима в международном плане.

- В идеологическом плане потому, что в самом Акте о независимости Республики Молдова прописана мысль о необходимости преодоления последствий пакта Молотова-Риббентропа, что понимается на Левобережье (и не только там) как возврат Молдовы (Бессарабии) в состав Румынии и, соответственно, отказ от Приднестровья, которое в 1918 – 1940 г.г. было частью Советского Союза.

Значит, говорят в Тирасполе, Декларация Молдавской независимости является одновременно и актом признания Приднестровской независимости.

Более того, некоторые действия молдавских политиков (типа Декрета от 24 июня, письма к генсеку НАТО от 2010 г. с просьбой о вмешательстве в разрешение приднестровского вопроса, попытки ограничить Гагаузскую автономию, ограничения прав русскоязычных граждан и сферы применения русского языка) являются лишними козырями для режима Игоря Смирнова, который получает возможность говорить о «румынской угрозе», «недемократичности Молдовы», желании Кишинёва «ассимилировать и унизить приднестровцев».

- В политическом плане потому, что Молдова подписала Московский Меморандум от 1997 года, в котором признала, что вместе с Приднестровьем строит «совместное (общее) государство». Что это, если не признание международной правосубъектности Приднестровья?

В 2005 году Молдова подписалась под идеей о переговорном формате «5+2» ( РФ и Украина –страны гаранты, ОБСЕ-посредник, ЕС и США-наблюдатели).

В данном формате Молдова и Приднестровье являются «сторонами конфликта», кстати, равноправными. А это значит, что Приднестровье получило новую легитимацию, на этот раз, уже на международном уровне.

Принятие Парламентом Республики Молдова в 2005 году Закона о статусе Приднестровья, где ему прозрачно намекают на автономию по примеру Гагаузии, сути дела не меняет.

Даже совместное заявление президентов России, Молдовы и Приднестровья от 2009 года можно рассматривать как новый шаг на пути легитимации приднестровского режима.

Хотя, надо сказать, внешние партнёры по переговорному процессу также делают за Молдову эту работу. В 2011 году, например, ЕС снял свои прежние ограничения на передвижения Игоря Смирнова по Европе, что было воспринято некоторыми комментаторами чуть ли не как признание Приднестровья!

В любом случае, это уже внешняя легитимация самого Игоря Смирнова. Лидеры некоторых политических партий России и Украины делают всевозможные заявления, принимают приднестровских лидеров в Москве и Киеве. Недавнее приветственное послание премьер-министра России Владимира Путина в адрес приднестровской партии «Обновление», зачитал сам вице-спикер Государственной думы России господин Олег Морозов.

Это также было воспринято некоторыми политиками и обозревателями, в том числе и пророссийски настроенными, как прямая «поддержка сепаратистских настроений приднестровского региона» [8].

- Про экономическую легитимацию Приднестровья – отдельный разговор. Молдова еще при первом президенте Мирче Снегуре дала Приднестровью таможенную печать, обеспечив, фактически, её экономический суверенитет[9]

Согласно Московскому Меморандуму от 1997 года, Приднестровье получило международно-признанное право на свободную внешнеэкономическую деятельность.

В марте 2011 года, на состоявшемся в Москве заседании Российско-молдавской межправительственной комиссии по экономическому сотрудничеству, молдавский министр экономики Валерий Лазэр предложил разделить общий долг за газ и активы АО «Молдова–газ» на две части — молдавскую и приднестровскую, с признанием АО «Тираспольтрансгаз-Приднестровье» отдельным экономическим субъектом.

Напомню, что долг Молдовы равен приблизительно 350 миллионов долларов, а долг Приднестровья - $2,2 млрд.[10] Так что, в случае реализации этого плана, Приднестровье будет обладать и экономической правосубъектностью.

5. Любой контакт между Кишиневом и Тирасполем блокируется не только со стороны Приднестровья (хотя, в большинстве случаев, так оно и есть), но и со стороны некоторых политических сил самой Молдовы.

В общественном мнении Молдовы любой контакт с «преступным сепаратистским режимом» Приднестровья априорно подвергается бичеванию. Приднестровье в глазах многих молдавских политиков рассматривается то как «криминальный режим», то как досадная преграда на пути интеграции Молдовы в Европу [11]

Встречи и переговоры молдавских президентов Петра Лучинского, Владимира Воронина, а теперь и премьер-министра Влада Филата с приднестровским лидером Игорем Смирновым рассматриваются некоторыми СМИ и политологами сквозь призму обязательного «предательства национальных интересов» или, как минимум, «намерения предать национальный интерес».

Возьмем, например, последнюю встречу Филата со Смирновым от 12 сентября 2011 года в Германии. Многие молдавские политики тут же заговорили о «новом предательстве национальных интересов», пиаре для Смирнова и т.д.

Некоторые политологи заподозрили подготовку к федерализации страны по немецкому плану, забыв, вероятно, что сама Германия недавно заявила, что не вынашивает таких идей в отношении Молдовы.

Летний скандал в Российском посольстве, сопровождавшийся демонстративным уходом молдавских дипломатов с приёма, «по чистой случайности», совпал с возобновление переговорного процесса в формате «5+2» (21 июня 2011 года в российской столице должны были пройти очередные неформальные консультации по молдавско-приднестровскому урегулированию в формате «5+2»)

Потом, конечно, всё благополучно списали на Приднестровье. А сегодня, за несколько дней до возобновления переговорного формата, новый скандал – арест в Кишинёве, длительное содержание под стражей, несмотря на протесты МИД России, и голодовка российского блоггера Эдуарда Багирова.

Как, спрашивается, можно в таких условиях добиться решения приднестровского вопроса?

6. Надо честно признать, что на уровне политической элиты Молдовы нет четкого и, главное, реального видения модели разрешения Приднестровской проблемы.

Закон от 2005 года ( «Об основных положениях особого правового статуса Приднестровья»), принятый Парламентом Молдовы 22 июля 2005 года и предлагающий «ПМР» статус «особого автономно-территориального образования», скорее, направлен на замораживание переговорного процесса, чем на разрешение конфликта, так как в нём основные постулаты были приняты без учета существующих реалий и мнения Тирасполя.

Инициатива по федерализации страны от 2002 года исходила от ОБСЕ, [12] Московский Меморандум от 1997 года и план Дмитрия Козака (ноябрь 2003 года.) – от Москвы.

Предложенный Кишиневом (с подачи Запада) формат переговоров в формуле «5+2» вот уже 5 лет является нефункциональным на официальном уровне.

В принципе, его никто и не рассматривал таковым, о чем намекают исследования экспертов ИПП от 2008 года: «Хотя формат «5+2» не предусматривает оптимистических перспектив относительно разрешения приднестровского конфликта, на данном этапе этот формат является механизмом защиты Республики Молдова от навязывания нежелательных для Молдавского государства сценариев» [13]

Значит, формат «5+2» не преследовал своей целью разрешение конфликта, а только «защиту Молдовы от нежелательных сценариев». Следовательно, формат «5+2» является, на самом деле, механизмом по «заморозке» конфликта и обеспечения нужного статус-кво для западных партнеров по переговорам.

Определенные надежды вызывают консультации в формате «5+2», состоявшихся в 22 сентября 2011 года в Москве, где было принято решение о возобновлении в полном формате процесса официальных политических переговоров.

Если бы у Молдовы было ясное видение приднестровской проблемы, то её можно было бы разрешить ещё «в 1989 году, когда достаточно было предоставить Приднестровью культурно-национальную автономию; в 1993 году, когда можно было говорить об автономии или федерации; в 1997 году, когда можно было говорить о совместном государстве»[13]; в 2002 году, когда ОБСЕ выдвинула идею федерализации; в 2003 году, когда был выдвинут «план Козака» (при соответствующей его доработке).

Но именно этого ясного видения у Молдовы не было и пока всё ещё нет. Сначала Молдова неслась с идеей федерализации (2002-2003 г.г.), чтобы в 2005 году принять закон об унитарном государстве!

Предложили переговорный формат «5+2», потом начали контакты в формате «2+1», чтобы закончить в формате «1+1» в рамках «футбольных встреч» Филата и Смирнова.

Вначале дали Приднестровью таможенные печати, потом их отняли, потом устроили то ли блокаду, то ли новый режим прохождения грузов через молдавско-украинскую границу (3 марта 2006 года).

Сейчас пытаются снова разблокировать движения поездов и грузов через Приднестровье…

Некоторые молдавские политики предлагают и вовсе экзотические «планы», типа сдачи Приднестровье в аренду России на 30 лет, изоляции Приднестровья с целью вступления только Молдовы в Евросоюз, приглашения солдат НАТО в качестве миротворцев, «декриминализацию, демократизацию, демилитаризацию» Приднестровья и так далее.

Все эти планы напоминают методы, использованные в своё время по отношению к фашисткой Германии. С одной лишь разницей: там была оккупация побежденной страны, развязавшей войну, а здесь вроде бы своя территория, свои граждане….

Вот вам и «видение модели» урегулирования приднестровского конфликта молдавскими политиками! В таком случае, на кого, на что и, главное, почему Молдова постоянно жалуется?

7. Молдова должна, в конце концов, чётко определится, что для нее важнее: евроинтеграция любой ценой, или же реинтеграция страны?
Ведь одной из причин неразрешенности конфликта являются столкновение разных идентичностей (молдавской и румынской, молдо-румынской и русской) и даже, определенный цивилизационный конфликт.

То есть, имеют место столкновения европейского и евразийского вектора развития. Непризнанная ПМР внедряет российскую нормативную базу, приводит свои законы в соответствие с российскими. [14]. Молдова, напротив, внедряет европейские нормы и законы, согласно Плану ЕС-Молдова и Плану по либерализации визового режима.

Отсюда вопрос, как можно при наличии разновекторности движения найти точки соприкосновения? Да и возможно ли это вообще? Либо Молдова меняет вектор развития, либо делает жесткую перетряску всей нормативной и даже идеологической системы государства.

8. Внешний контекст сегодня в определенной мере, хотя и ограниченной, благоприятствует возобновлению переговорного процесса. Безусловно, есть фактор ПРО в Румынии и интересы США. Тем не менее, на уровне различных факторов, можно говорить о возобновлении хотя бы переговорного процесса, решения бытовых и экономических проблем.

Есть известный меморандум по приднестровской проблеме Меркель - Медведева от 2010 года. Недооценивать этот документ не надо, в том числе из-за произошедших геополитических мутаций в Евразии [15]. В этом контексте, некоторые политологи говорят о формировании некого «российско-германского консенсуса» по проблеме приднестровского урегулирования. [1]

Есть определенная «перезагрузка», пусть и проблемная, во взаимоотношениях США и России. Есть возможность для Украины подписать Договор об ассоциации с ЕС к концу 2011 года. То же самое возможно, пусть и позже, для Молдовы.

У самой Молдовы есть торговые преференции с ЕС, что может быть выгодно куда в большей мере приднестровскому бизнесу, чем молдавскому, из-за слабости нашей промышленности.

И есть выборы главы администрации в самом Приднестровье, дающие возможность переформатирования власти в регионе.

9. Сегодня политическая ситуация в Приднестровье дает возможность Молдове реально влиять на ситуацию. На президентских выборах там будут три реальных кандидата – Игорь Смирнов, Евгений Шевчук, Анатолий Каминский. Но ни один из них не имеет своего лобби в Молдове.

При этом некоторые молдавские политологи утверждают, будто ЕС поддерживает Смирнова, Россия – Каминского. Все внешние игроки продвигают свой национальный и геополитический интерес. А вот кого поддерживает сама Молдова, да и поддерживает ли вообще, совершенно непонятно.

Игорь Смирнов, несмотря на некоторую поддержку со стороны ЕС, является выразителем политики авторитарности, изоляционизма и непредсказуемости, даже если некоторые известные молдавские политологи считают его «гарантом стабильности и самого существования ПМР» [16].

С моей точки зрения, вернее будет сказать, что Игорь Смирнов является гарантом непризнания ПМР и раздробленности Молдовы. Например, сегодня у Гагаузии, с точки зрения международного права, больше шансов на формирование своей независимой государственности, чем у Приднестровья, так как она организована по этническому принципу, имея к тому же Закон, прописывающий ее право на самоопределение.

Уже 20 лет переговорный процесс по приднестровскому урегулированию идет тяжело, по большей части, по вине Игоря Смирнова. Около 170 соглашений, подписанных Молдовой со Смирновым, не выполняются (за редкими исключениями).

К тому же, у него наметились и проблемы с Россией. Его победа ничего не даст ни Молдове, ни ЕС, ни России и, наверное, самому Приднестровью.

Анатолий Каминский является ставленником партии «Обновление» и еще ни в чем себя особо не проявил. Его плюсом является вероятная поддержка со стороны России, о чем косвенно говорит и поздравительное письмо Владимира Путина, вызвавшее негодование молдавских праворадикалов [17].

Но можно ли ожидать от него смены парадигмы в переговорном процессе? Увы, такой уверенности у меня нет.

Кандидатурой, которая вызывает очень сдержанный оптимизм у некоторых политологов и молдавских политиков, является Евгений Шевчук, имеющий определенную поддержку в Приднестровье.

В 2009 году он встречался с Марианом Лупу, который положительно высказывался о нем, заявив что «это гибкий политик, что вселяет оптимизм относительно шансов урегулирования приднестровского конфликта. Мы пришли к общему выводу о необходимости повысить уровень сближения и интеграции населения обоих берегов Днестра» [18].

Евгений Шевчук - умеренный реформатор, проявляет, пусть и сдержанный, но всё же конструктивизм, по отношению к Молдове. У него нет жесткого неприятия по отношению к переговорному процессу, к различным формам совместного политического и экономического взаимодействия Молдовы и Приднестровья.

В любом случае, в Молдове всё больше общественных деятелей говорят о том, что страна должна делать ставку на новых лидеров Приднестровья, на обновление ее политических элит. Только в таком случае можно будет говорить о реальной возможности объединения страны.

Правильно это или нет? Время покажет.

Текст представляет собой доклад, представленный на круглом столе российского гуманитарного Фонда «Признание» 20 сентября 2011 года.

Cноски и примечания:


[1] Mihăieș R. Filat, Smirnov și jocul pe contrasens cu Occidentul în reglementarea transnistreană /http://romanmihaes.wordpress.com/2011/09/11/filat-smirnov-si-jocul-pe-contrasens-cu-occidentul-pe-reglementarea-transnistreana/

[2] Малеванный А. Президент Игорь Смирнов провел пресс-конференцию по итогам поездки приднестровской делегации в Германию//http://www.tv-pmr.com/news.php?id=12577 12.09.2011

[3]Andronic N. Comitet republican de anti-uzurpare a puteri. // Săptămâna , 2005, 4 noiembrie

[4] Tănase C. Un grav accident istoric// Timpul, 2004, 23 aprilie.

[5]Iuraşcu, M. Dictaturi mai vechi, mai noi şi virtuale // Contrafort, 1-3(87-89), ianuarie –martie 2002

[6] Munteanu I. Regimul politic din R.Moldova incepe a semana cu tipul de regim sultanistic.// www.azi.md, 2007, 6martie

[7]Согласно официальной российской позиции, никаких войск в Приднестровье нет. Есть миротворцы, есть ограниченный военный арсенал в Кобасне и военные охраняющие этот арсенал, и также (ограниченная группа российских войск (ОГРВ). Все понимают, что уход этих военных только обострит ситуацию.

[8] Сорочану Т. Двойные стандарты урегулирования."Странное" поведение России //Независимая Молдова, 21 сентября 2011

[9] При Президенте М.Снегуре было подписано таможенное соглашение, согласно которому РМ передавала Приднестровью право пользоваться своими таможенными печатями и документацией, а взамен Приднестровье согласилась на открытие совместных таможенных постов Молдовы и Приднестровья на приднестровском участке молдо-украинской границы.

[10] Соловьев В., Мордюшенко О. За непризнанной республикой признали должок// "Коммерсантъ", №50 (4591), 24.03.2011

[11] Гимпу отпускает Приднестровье //http://www.moldovanova.md/ru/events/show/452/ 16.09.2011 22:31

[12] Институт диаспоры и интеграции стран СНГ. Русские и русскоязычные в новом зарубежье. Информационно-аналитический бюллетень. № 58, 1.09.2002 //http://www.materik.ru/upload/iblock/166/166f47ab6658939ea2aaddfa899d6efb.pdf р.54-55

[13] Виктор Дораш: «Дальнейший распад Молдавии неизбежен»//http://ava.md/014-poziciya/01399-viktor-dorash-dalneishii-raspad-moldavii-neizbezhen-.html 25.10.2008 / 21:14

[14] Викторов И.. В рамках международной конференции в германии игорь смирнов провёл ряд двухсторонних встреч с представителями других участников формата «5+2»// http://www.olvia.idknet.com/ol89-09-11.htm

[15] После событий «пятидневной войны» от 8.08.2008, геополитический вес России в СНГ вырос. НАТО было остановлено, направив свои действия на Африку и Азию.

[16] Волков Э. Позиция ПКРМ по приднестровскому урегулированию выгодна только румыноунионистам во главе с М. Гимпу, а также, естественно, - ухаресту…//http://ava.md/blogs/volkov-eduard/012726-poziciya-pkrm-po-pridnestrovskomu-uregulirovaniq-vigodna-tol-ko-ruminounionistam-vo-glave-s-m-gimpu-a-takzhe-estestvenno---buharestu.html

[17]Дорин Киртоакэ: Нашему превосходительству плюнули в лицо. //http://www.moldovanova.md/ru/comments/show/606/ 19.09.2011

[18] Круду И. Лупу и Шевчук сошлись во мнениях//http://kp.ru/online/news/576579/ 25.11.2009

Обсудить