В движении к сущности. Русская литература в Молдове

Когда я взяла этот сборник в руки, я думала, что будет достаточно его просмотреть. И то, что в Молдавии столько русских писателей, стало для меня открытием: казалось, нет там наших, кроме Владимира Лорченкова. Но в сборнике — восемнадцать участников разного возраста и профессий, и нет текстов, прикрывающих внешней вычурностью внутреннюю пустоту — это главная опасность претензий на необычность.


Невидимое море. Сборник рассказов. Составление: Олег Краснов. — Кишинев: Metrompaş SRL, 2011.

Авторы этого сборника — победители конкурса прозаиков «Белый арап», пишущих на русском языке в Молдове. И не просто пишущих, а — интересно, экспериментально по форме и с содержательной сверхзадачей. Именно это, как считает редактор и автор предисловия к сборнику Елена Кушнир, — самое главное, потому что сейчас, когда россияне стали обществом потребления на западный манер и требуют от литературы прежде всего развлекательности, «самый-самый первичный и необходимый художественный импульс — движение к сущности — сейчас глубоко и убедительно утрачен».

Движение к сущности — это вообще-то задача философии, и западная философия, базируясь на античной, настолько фундаментально ею занималась, что литературе оставалось только решать вопросы развития языка — оттачивать средства художественной выразительности.

У нас же фундаментальной философской науки никогда не было, зато была великая литература. Русская религиозная философия работала на границе с литературой, а русская литература потому и стала в XIX веке великой, что философское движение к сущности было ее первым побуждением. Понемногу утратив его за ХХ век, подменив другими, она утратила и масштабность, и величие. Поэтому любая попытка поиска пути назад ценна и похвальна.

Когда я взяла этот сборник в руки, я думала, что будет достаточно его просмотреть. И то, что в Молдавии столько русских писателей, стало для меня открытием: казалось, нет там наших, кроме Владимира Лорченкова. Но в сборнике — восемнадцать участников разного возраста и профессий, и нет текстов, прикрывающих внешней вычурностью внутреннюю пустоту — это главная опасность претензий на необычность.

Вот эти люди: Михаил Поторак, Олег Панфил, Олег Краснов, Жозефина Кушнир, Анжела Енаки, Денис Башкиров, Зоя Мастер, Павел Павлов, Лаура Гажу, Оксана Мамчуева, Татьяна Орлова, Елена Кушнир, Виктория Чембарцева, Сергей Узун, Светлана Мосова, Ксения Муштук, Алла Юнко и Екатерина Тарлева.

Все тексты талантливые и содержательные. Разве это не здорово сказано: «…преобладала сердечность, натянутая во многих местах, как колючая проволока» (Олег Панфил, «Азия не в фокусе»)? А этот анализ — разве не в традициях лучшей психологической прозы с прививкой модернизма: «Мне постоянно чудится, что у него под штанами радостно шевелится обрубок хвоста при виде очередного гостя в ресторане.

Он заискивающе улыбается, на каждое движение гостя реагирует сотней собственных телодвижений — всплескивает руками, качает головой, но внутри него — дождь, я чувствую это по запаху влажных, прелых листьев, исходящему из затылка ресторатора…

Хозяин неприятен мне, даже противен.

Но он дает мне работу, я благодарен ему за это.

Он думает, что я обворовываю его, я обворовываю его — не думая ни о чем» (Денис Башкиров, «Голубые Драконы Понедельника»).

Трудно сказать, как сложится писательская судьба всех этих талантливых людей. Скорее всего, никак. Не только потому, что они чужие в Молдавии, хотя многие из них окончили Кишиневский университет. Но и потому, что вряд ли у русского писателя вообще сегодня есть судьба. Есть стремление к успеху и вехи на этом пути, одна из которых — отказ от движения к сущности.

Однако чудеса бывают, а если задуматься – весь мир состоит из чудес, и одно из них – сборник «Невидимое море».

Анна КУЗНЕЦОВА
rosculture.ru

Обсудить