Молдавия: страна вечных выборов

Молдавская политика превратилась в ярмарку тщеславий

Поскольку в последнее время немало приходится передвигаться по постсоветским просторам, то замечаю некоторые общие штрихи в обрисовке встреч с политиками и общественниками - будь то в Киргизии, Прибалтике, Украине или Молдавии.

Первый штрих: тебе неофициально рассказывают все гораздо задорней и задушевней, чем после в обстановке суконно-казенной. Ну, это дело привычное. Второй: тебя обязательно принимают за эмиссара, приезд которого чего-то значит, кроме приезда. Одни подозревают, другие надеются. Ответ, что я просто симпатизирую старым друзьям, озабочен положением соотечествеников, ну и, наконец, приехал потому, что позвали, без попытки влиять и тем более учить, воспринимается недоверчиво. Хотя этот ответ и есть верный.

Замечу, что поначалу, не будучи искушен в хитросплетении тамошних политик (я же и приезжал, чтобы понять), прежде позволял себе самые невинные и общие сентенции, ну вроде "Мне кажется, что коммунистам ближе всего социал-демократы" или "Прибалтике дешевле с нами сотрудничать, чем ссориться". Но поскольку после таких высказываний подчас следовали отклики "Москва настаивает на сближении розовых с красно-коричневыми" (почти не утрирую) и "Россия еще не покаялась за оккупацию, а уже навязывает партнерство", стал осторожнее. Не то чтобы чего-то опасаюсь: просто неохота, чтобы любое твое лыко вставляли в свою строго заточенную политическую строку. Если собеседник и "дважды два четыре" воспринимает как подкоп под местные правила арифметики, то...

При этом политическая реальность, к примеру, в Молдавии такова, что дружеский совет перестать испытывать на прочность собственные народ и государство можно давать практически всем политическим силам - и, увы, без особой надежды быть услышанным. Достаточно напомнить, что страна два с лишним года живет без президента. Эту роль временно исполнял сначала Михай Гимпу, а теперь Мариан Лупу. От временного правления Гимпу остался камень, водруженный посреди главной площади Кишинева. Он символизирует трагедию "советской" оккупации Молдавии. Был еще указ, по которому день входа советских войск обращался в день траура - ныне отмененный Конституционным судом. Прославился Гимпу и тем, что не поехал в Москву Победу праздновать, поскольку причислил себя к проигравшим в той войне. Его ничуть не смутила компания, в которую он вписался: Гитлер, Муссолини, Антонеску. Надо заметить, что исполнял Гимпу президентские обязанности от имени "Альянса за евроинтеграцию". Тут уж и Европа возмутилась: с таким соратниками - и интегрироваться? Увольте!

Откуда на горизонте появляются политики вроде Ющенко или Гимпу? Можно, разумеется, кивать на происки, и не прогадаешь. Но происки происками, а вообще-то Гимпу за руку привели коммунисты: именно они восемь лет руководили Молдавией, прежде чем переоценить свои силы и погрузиться в пучину раздрая, раскола с соратниками и плавной, но неудержимой потери голосов и мест в парламенте. Они и демократы, руководимые вычленившимся из компартии Лупу, не смогли договориться на предыдущем этапе кризиса. Демпартия тогда сомкнулась с Альянсом, место Гимпу занял Лупу, политик явно более трезвый и взвешенный, но главный вопрос остался не решенным: в парламенте Молдавии нет силы, которая бы единолично решила вопрос о президенте (напомню, что его по Конституции избирает парламент квалифицированным большинством как минимум в 61 голос).

Россия не скрывала ни тогда, ни теперь, что коалиция коммунистов с демократами видится ей естественной, политически близкой и вполне разумной. Тому есть вполне прозрачные причины: одна из них - дружеская заинтересованность и практическая необходимость иметь дело с государством, где у власти вменяемые, ответственные политики, для которых сотрудничество с Россией находится в числе приоритетов. Где планомерно решаются конкретные социально-экономические проблемы. Где отношения с Россией следуют исторической традиции и народной пользе. Где не спекулируют на прошлом, а строят долгосрочные и конкретные планы сотрудничества. Ведь только исходя из извращенно понятой "независимости" (очень похожей на планы по поглощению Молдавии Румынией), можно непредусмотрительно пренебрегать российским экономическим, политическим и культурным потенциалом.

Увы, адекватного ответа на эти вызовы времени не последовало. В России этому не сильно удивились или огорчились: не впервой видеть, как молдавские политики упускают стратегически верные ходы ради личных сиюминутных выгод, да и тех в итоге не получают. Просто за эти годы у России вырос и экономический, и политический потенциал, масштабнее стали решаемые задачи. И жаль партнеров, которые так и барахтаются на мелководье, не желая замечать, как их страна теряет самобытность, блекнет, беднеет и все дальше уходит на политические задворки - взять хоть европейские, хоть российские жизненные интересы.

Зато замечает это народ Молдавии. Наглядный пример: попытка ввести там процедуру прямых выборов президента тогда провалилась, референдум в сентябре 2010 года не состоялся. Почему? На него просто не пришли уставшие от такой "политики" граждане, парламент был распущен и состоялись очередные внеочередные выборы. Но ни до них, ни после коммунисты с демократами не объединились. И вместо того чтобы сейчас коалицией решать насущные проблемы страны, заклятые друзья, не вняв в том числе и голосам из России, продолжают рискованную эквилибристику. Коммунисты, не особо привыкшие к роли оппозиционеров, теряют доверие избирателей, особенно сельских, которые любят по-старинке голосовать "за начальство". Провести в парламенте свои законопроекты коммунисты не могут. Демпартия же присоединилась к "Альянсу за евроинтеграцию". Но и у Альянса в парламенте руки связаны: нужного большинства нет. Больше того: Альянс ведь отнюдь не коллектив единомышленников. Лупу сотоварищи не сильно стыкуются взглядами с либерал-демократами премьер-министра Влада Филата, который и сам не прочь сесть в президентское кресло. Не говоря уже о прорумынских националистах. Может, теперь Лупу с Ворониным в душе и жалеют, что их коалиция не сложилась, но на ярмарке тщеславий (меткое сравнение одного из политологов), в которую превратилась молдавская политика, их сожаления ничего не стоят.

Брезжит ли выход? Считалось, что да. Дело в том, что конституционный суд Молдавии мог принять решение о возможности изменения статьи конституции о порядке избрания президента Республики Молдова. Возможно, было принятие закона о 51 голосе, которых будет достаточно для выборов президента. Имелось и аккуратное одобрение (незапрещение) такого шага Венецианской комиссией - авторитетного органа при Совете Европы, к патронату которой могут прибегнуть и не члены Евросоюза. Тогда вроде бы альянс мог провести своего кандидата: у альянса-то голосов больше, чем у коммунистов. Но не тут-то было: в альянсе все хотят стать президентами. Премьер-министр Влад Филат уже заявил, что даже если конституционный суд разрешит изменение Основного Закона, либерал-демократы это не поддержат и за изменения конституции не проголосуют.

Однако суд менять конституцию не разрешил. Что означает: приехали в тот же, до боли знакомый тупик: вполне возможно, что "осенние" выборы президента парламентом опять закончатся ничем, а, следовательно, очередные "внеочередные" весенние парламентские не за горами.

И, как уже частенько бывало, в такой ситуации политические игроки Молдавии - страны вечных выборов - пытаются воспользоваться кремлевской картой, которая на какой-то период объявляется ими козырной. Между Филатом и Ворониным в этом году состоялись переговоры в несколько туров - и на этом фоне стали говорить о зарождении новой коалиции, на этот раз коммунистов и либерал-демократов. И пусть в реалистичность такого союза не сильно верится, у каждой из сторон есть основания поддерживать до поры до времени эту версию, решая свои конъюнктурные задачи.

Не будем в них сейчас углубляться, это только отдалит нас от вещей куда более важных. Исходя из собственных базовых установок, Москва не станет препятствовать любому развитию событий в Молдавии: это независимое государство. Но у меня вопрос из чистого любопытства: как коммунисты намерены блокироваться с политической силой, собравшейся привести Молдавию в НАТО? Заявляющей о необходимости покончить с коммунистами, представляющими значительную часть народа республики? Это как-то за гранью даже вполне растяжимых представлений о допустимом на молдавской политической сцене.

Намеки же на некое одобрение союза коммунистов и либерал-демократов, которое некоторые эксперты уже успели увидеть в итогах состоявшейся недавно поездки Владимира Воронина в Москву, не стоит, мне кажется, принимать всерьез. Было бы странно России так легко менять свои взгляды на перспективы тех или иных молдавских альянсов. А потом, хоть в Москву поезжайте, хоть в Брюссель, даже формальное благословение на такие вещи получить затруднительно: дело даже не в чьем-то желании или нежелании, симпатиях и антипатиях. Здравые политики неизбежно укажут на органическую и даже генетическую несовместимость подобных скрещиваний. К тому же любые советчики, даже преисполненные великой симпатии к Молдавии и ее народу, устанут давать советы, если два с лишним года наблюдают у представителей молдавской элиты лишь борьбу амбиций и пренебрежение интересами собственной страны.

По всему видно: в Москве всегда готовы проявлять гостеприимство, выслушивать и изучать соображения хорошо знакомых участников затянувшегося молдавского кризиса. Но договориться, выбрать верный путь развития страны за них никто не сможет; как гласит русская пословица: "Своего ума не вложишь".

Многие мои собеседники были глубочайше уверены, что мы в России с неослабным вниманием следим за малейшими нюансами их политического развития. В целом так и есть. Но, увы, приходится порой собеседников и огорчить. Во-первых, сейчас в самой России наступает жаркая предвыборная пора: внутриполитические события решительно выступают на первый план. Во-вторых и, наверное, в главных: оценивая заинтересованность России в партнерстве, исходить надо из ясного понимания, что для нее это партнерство имеет долгосрочную и неразменную ценность только если оно искренне и взаимно.rg.ru

Обсудить