Театр абсурда по-молдавски

Рабство порождает хамство, а оно, что в верхних эшелонах власти, равно как в средних и нижних, что во всех слоях общества разнообразием не отличается.

Французский драматург, румын по происхождению, один из основоположников эстетического течения абсурдизма (театра абсурда), академик Эжен Ионеско вряд ли мог предположить, что в первом десятилетии XXI века его кишиневские соплеменники от политики превратят свою страну в сплошной театр абсурда.

Впрочем, театр абсурда по-молдавски должен был возникнуть по определению, независимо от месторасположения театра Эжена Ионеско, прописанного сейчас в Кишиневе.

Порядком затянувшийся хоровод вокруг процедуры избрания главы государства воспринимается неимоверно терпеливым молдавским народонаселением как весьма шумный, гротескный спектакль театра абсурда, но, тем не менее, как спектакль-пустышка. Доказано: кто много говорит и шумит, тот мало делает. Многие наши политики потому и шумят, что ничего путного сделать не могут. Зато обращают на себя внимание и тешатся тем, что публика проявляет к ним любопытство. Любопытство, но не любознательность, заметим.

В последние годы Молдова обзавелась огромным лайнером, который периодически заводится, оглашает ревом окрестности (предвыборные кампании у нас – спектакли из репертуара театра абсурда – всегда проходят на высоких децибелах), правда, никогда не взлетает. Экипаж без командира на это не решается. Врио-1, врио-2 – это настолько опереточно и забавно, что никто всерьез не рассчитывает на взлет лайнера.

Конституционный суд 20 сентября принял решение не менять правила игры. Это не всем нравится, но иного решения и не должна была принимать инстанция конституционной юрисдикции. Суд не вправе обязывать парламент проводить выборы президента, но ясно сказал, что это нужно делать. Европейские структуры тоже на этом настаивают. Избрать бы надо президента, но очень трудно набрать 61 голос. А если парламент все же не изберет главу государства, то должен будет уйти в отставку. И тогда новые выборы. Законы надо соблюдать.
Ну, проведем мы новые досрочные парламентские выборы, к которым так стремятся иные политики, ну, истратим еще миллионов пятьдесят, ну, изберем мы, предположим, президента. И что? Что-то изменится? Лайнер как не взлетал до сих пор, так и не взлетит. Молдове нужен хозяин, а не свадебный генерал. Два года мы уже обходимся без «отца». И уже стали привыкать к этому. Да уж лучше без отца, чем с непутевым отцом.

Путевого же отца, кажется, мы еще не заслужили. При существующем политическом раскладе, точнее сказать, раздрае, вряд ли появится у нас полноценный президент в обозримом будущем. Суррогатными президентами мы уже сыты. Суррогатная мать – это понятно, но суррогатный отец? Суррогатный президент? Это чисто молдавское явление. Нелепо? Но ведь нелепость и есть абсурд. Молдова и так уже на четвереньках, а мы продолжаем ее доить. До каких пор? Куда мы катимся? В чан с дерьмом, чтобы нас по османскому обычаю возили на потеху всему «базару» и показывали на нас пальцем?

Мы хотим верить нашим политикам, что вот-вот нас приютит большая европейская семья, но мы хорошо помним, как Европа много лет назад хватила нас «мордой об стол» двумя резолюциями ПАСЕ, и с тех пор упорно держит нас на задворках. Разве что позволяет нам приблизиться к парадному подъезду, не разрешая, однако, шагнуть через порог хотя бы в переднюю. Многие из нас уверены, что молдаване никогда не попадут даже в переднюю Евросоюза. Европа ведь не отменила своего надзора над Молдовой. Мониторингом это называется. Помнится, много лет назад один из европейских сановников высокого ранга Романо Проди просвещал нас, что разговор о возможных переговорах по поводу вступления Молдовы в Евросоюз начнется лет через двадцать, не ранее того. Лет десять, пожалуй, минуло с тех пор. Осталось еще десять лет до начала диалога по существу, если верить Проди, а мы уже возомнили себя в большой Европе. В лучшем случае мы там будем бесконечно долго в качестве ассоциированного члена. Это никого ни к чему в Европе не обязывает. Да и зачем Европе нищая страна, когда у нее и без того достаточно неблагополучия?

«Наш главный недостаток заключается в том, что мы более склонны обсуждать вещи, чем делать их». Просто сказано. Обыденно даже. А верно. И, словно, про нас. Мудрым человеком сказано это. Человеком, который жил в непростое время, в непростой ситуации, в непростой стране, но с чьим именем связано многое в его стране, а главное – обретение независимости, суверенитета. Джавахарлал Неру звали того человека.

Мы с вами тоже в непростое время живем. Правда, и независимость, и суверенитет уже обрели. Только вот с именами, точнее, с личностями у нас «напряженка». Да и с деланием дела не больно получается. Зато говорить мы горазды. Для многих наших политиков, сдается мне, трибуна – не рабочее место, а декоративная конструкция, парадное сооружение. Между тем, считается, что на трибуне надо работать, следовательно, конструктивно мыслить. Однако это под силу истинно независимому человеку. Хотелось бы ошибиться, но, думается, многие наши политики лишь играют в независимость. Доказано, как это не прискорбно осознавать, что человек играет в независимость тем бесцеремоннее, чем глубже сидит в нем вчерашний раб.

Рабство порождает хамство, а оно, что в верхних эшелонах власти, равно как в средних и нижних, что во всех слоях общества разнообразием не отличается. Разве что верхние эшелоны откровенно вытирают ноги обо всех ввиду того, что все стоят ниже и это очень удобно делать. Остальные вытирают ноги друг о друга – с остервенением, самозабвенно. Теперь у нас это хобби такое, иными словами, забава. От безысходности, должно быть.

После распада огромной советской империи мы живем в вечном страхе. Наш вечный страх объясняется в основном тем, что мы не можем рассчитывать на защиту государства. К сожалению, у нас есть пока лишь страна, очерченная границами, таможнями, обозначенная полагающимися атрибутами, но нет государства в правовом смысле. И то верно: государство – это ведь не только власть, точнее, не столько власть, сколько ответственность. У нас, увы, те, кто приходит во власть, полагают, что они-то и есть государство, но не утруждают себя при этом ответственностью. tribuna.md

Обсудить