Николае Негру: Восточное партнерство – начало разочарования

Можно сказать, что варшавская декларация «ставит крест» на европейских устремлениях бывших советских республик.

Давайте посмотрим правде в глаза и признаемся сами себе – саммит Восточного партнерства, прошедший на прошлой неделе в Варшаве, оказался большим разочарованием. Сколько бы Филат со своими коллегами из других стран ВП ни демонстрировали удовлетворение от прошедших встреч, правда одна. И она заключается в том, что ЕС не хочет пускать нас в свой круг и оставляет нас навсегда за пределами своей крепости в буферной зоне, созданной для того, чтобы держать Россию, становящуюся все более агрессивной в своем стремлении покорить все постсоветское пространство, на безопасном расстоянии.

Финальное заявление саммита не содержит в себе даже намека на наличие шансов у стран ВП присоединиться к Евросоюзу. Этот документ был составлен таким образом, чтобы избежать каких-либо толкований в пользу подобной перспективы. Можно сказать, что варшавская декларация «ставит крест» на европейских устремлениях бывших советских республик. Лишь подтверждается наличие подобных устремлений. Но реакции на них нет, никакой. Неясной остается и перспектива облегчения визового режима, обозначенная в документе как долгосрочная. Свет в конце туннеля, светивший нам до саммита, уже не виден.

Год назад будущее казалось более многообещающим. 6 октября 2010 года министры иностранных дел Польши и Швеции Радек Сикорски и Карл Бильдт составили совместное письмо Кэтрин Эштон, ответственной за внешнюю политику и Штефану Фюле, ответственному за политику соседства ЕС, в котором изложили новый стратегический взгляд на отношения с странами соседями ЕС. Сикорски и Бильдт считали, что Армения, Азербайджан, Белоруссия, Грузия, Республика Молдова и Украина, будучи европейскими государствами, должны получить особый статус и в перспективе стать членами Европейского союза, в отличие от стран Северной Африки и Среднего Востока, которые должны остаться «соседями Европы».

Сегодня же, дверь, которую они пытались приоткрыть, захлопнулась – демонстративно и окончательно, без надежды на то, что она когда-нибудь еще откроется и мы сможем в нее войти. И в этом контексте становится понятной настойчивость Траяна Бэсеску, с которой он хотел прицепить «вагон» Молдовы к «составу» Восточных Балкан в процессе европейской интеграции. Бэсеску знал гораздо больше, чем господин Юрий Лянкэ, молдавский министр иностранных дел, снисходительно говоривший об усилиях румынского президента.

Что же на самом деле произошло? Почему не был услышан голос Польши, председательствовавшей в ЕС и Швеции? Конечно же, первое, что приходит на ум – это экономические причины, «усталость». Экономический кризис, который душит ЕС может на корню убить любую мысль о расширении. Но некоторые идеи выживают. Несмотря на задержку, «балканскому поезду» обещают зеленый свет сразу после того, как Македония, Албания, Монтенегро и Сербия прилежно сделают свои домашние задания и наладят свои отношения с соседями. Хорватия подпишет договор о вступлении уже в конце этого года. Последнее время решающие силы Евросоюза скептически относятся к идее расширения на восток.

В статье 49 договора Евросоюза предусмотрено, что любое европейское государство, которое соблюдает определенный набор принципов, установленных статьей 6 (1) может стать членом ЕС. В финальном заявлении эта статья даже не упоминается, видимо, для того, чтобы не допустить даже мысли о том, что Восточное партнерство является «приемной Европейского союза». Без перспективы стать членом ЕС, отношения Евросоюза со странами ВП становятся просто геополитическим экспериментом.

И теперь, волей-неволей, задумываешься об особых отношениях некоторых стран ЕС с Россией. Речь идет, в первую очередь, о Франции, которая и не скрывает своего отрицательного отношения к расширению на восток. Что бы там ни говорили, Москва больше всех заинтересована в том, чтобы дверь ЕС была закрыта как можно дольше для новых независимых государств, особенно для Украины и Молдовы. С одной стороны, Россия, таким образом, получила фору для выработки и реализации некоторых действий по возвращению утерянных после развала СССР территорий. А с другой – отношение Брюсселя питает антиевропейские силы в вышеперечисленных странах.

К счастью, у Молдовы, кроме балканского поезда, еще одна возможность вступить в ЕС – это Румыния. Все больше граждан Молдовы становятся гражданами Румынии. Их число возрастет после этого саммита. Можно с уверенностью сказать, что поведение ЕС, стимулирующее реваншистские силы в России и Молдове, вызовет резкий рост унионистских тенденций. Некоторые политические силы, отказавшиеся от идеала объединения, могут снова пересмотреть свою стратегию. Также могут появиться новые политические силы, которые захотят попасть в парламент под знаменами унионизма.


Источник: jurnal.md
Перевела с румынского для eNews.md Вера БАЛАХНОВА

Обсудить