Святая вера Бориса Мариана

В русскоязычном литературно-поэтическом многоголосии Молдовы, где кроме русских есть и украинская, и гагаузская, и болгарская, и еврейская струны, его голос поражает неповторимыми, порой, рвущими душу, порой умиротворяющими, но всегда утверждающими правду жизни, обертонами.

Мудрец и страстный спорщик, максималист, когда дело касается порядочности и чести, публицист, поэт, реальный, а не сочиненный в постсоветскую эпоху диссидент, в свои 75, он, готов хоть до утра вести молодые разговоры о былой и новой эпохе, о судьбах литераторов и литературы, о предательстве и способности прощать, о том, что в жизни время от времени происходят настоящие чудеса. Надо только верить…

Борис Мариан – человек, который свято верит в животворную силу поэзии.

Юбилей Бориса Мариана, уникального билингвиста Молдовы, 30 сентября собрал в кишиневском зале театра "Ликурич" множество друзей – известных писателей, поэтов, журналистов, деятелей культуры наряду с представителями дипломатического корпуса, государственных и общественных организаций из Молдовы, Украины, Румынии, Израиля, Франции, Испании и России и других стран.

Свои искренние душевные поздравления прислал другу классик украинской поэзии Борис Олейник.

От имени международной культурно-интеллектуальной платформы «Диалог Евразия» Бориса Мариана поздравил представитель этой организации в Молдове Феридун Текчепе.

Кульминацией творческого вечера юбиляра, озаглавленного «Нить моей Ариадны» стало представление, изданной в Киеве поэмы Бориса Мариана «Повесть о Белом Аисте» на трех языках – молдавском, украинском и русском. Продюсер издания – известный в Молдове, Приднестровье и Украине публицист Владимир Лупашко-Музиченко привез своему другу и коллеге Борису Мариану часть юбилейного тиража поэмы, которая тут же разлетелась среди присутствовавших на вечере ценителей исторической поэтической строки.

– Это в счет погашения долга Украины Борису Мариану, который много лет назад из Киевского госуниверситета за свои убеждения отправился в бараки Дубровлага», - пояснил Лупашко-Музиченко.

Давний друг Бориса Мариана московский писатель Кирилл Ковальджи об этих событиях говорит так:

– К тому времени он (Мариан) уже успел прогневить партийное руководство Кишинева, Москвы и в особенности Киева, которое направило по его следу вездесущие органы, слегка присмиревшие при памятной «хрущевской оттепели», за которой, однако, вскоре последовали хрущевские заморозки. Пять самых лучших молодых лет он провел в тюрьме и в мордовских лагерях для политзаключенных (небезызвестном «Дубровлаге»). Да и потом, после освобождения до перестройки, власти держали его, что называется, в черном теле. Таким образом, Борис рано, даже очень рано обрел то, что считается абсолютно необходимым для писателя: судьбу. Не буду настаивать на этой особенности его биографии, чтобы не заслонить в ней основное. А основное – это поэтическое дарование. То, которое отличается своеобразием, верностью себе, умением сделать свое заветное притягательным для читателей и открытым миру, недаром свой предыдущий поэтический сборник он назвал: « Наедине со всеми»!

Свою третью поэтическую книгу Борис Мариан назвал «Третья радуга», а представленная на вечере юбилейная «Нить моей Ариадны» у него – седьмая. В этой поэтической оптике автора радуга является также связующей нитью времен и той творческой силой объединяющей через времена и века народы Молдовы, Украины и России.

Обсудить