Виктор Степанюк: Молдова имеет право на успех!

Концепция Евразийского Союза, предложенная российским лидером Владимиром Путиным, станет притягательной для стран СНГ, если она проявит себя, в первую очередь, как успешная практика. Положительный пример в этом плане – Европейский Союз.

Материал

Комментарии 11

Войти
  • В
    # ВЕН
    Ой, кто это? А пишет то как. И только то пара лет понадобилась что бы мозги на место встали. Ну все сейчас все проплаченные властью политОЛУХИ начнут по поводу Евразийского союза всякие страшилки придумывать и всю эту чушь на людей вываливать. Забывая об одном — хуже чем сейчас в экономике Молдовы сделать уже невозможно, так может нужно попробовать улучшить положение Евразийским союзом. глядишь и евроуроды что то путнее предлагать будут.
  • # Вик
    «Степанюк Виктор — Доктор истории, депутат парламента РМ » — может быть, он еще и доктор, но депутат, точно бывший… в какую партию,, намылился,, сей отшельник? Наверное в партию ,, Формулаза,, ( см.раздел Регионы).
    • # Вик Вик
      Уважаемая AVA! Если уже заменили Степанюк — депутат парламента, на Степанюк -экс вице-премьер, то напишите хотя бы правильно фамилию Башкана Гагаузии.
  • ВЕН, так он раньше поддерживал курс Воронина на Европейский Союз… Ошибался вместе с партией и вождем.
  • # HORROR
    «Политики-государственники, настоящие патриоты должны искать решения для консолидации государственной независимости Молдовы.»

    А это кто?.. Что, среди местных тупорылых вороватых мулей есть государственники или патриоты? Обезьяны должны искать вшей, а не «решения для консолидации...»
    • B
      # BOBO HORROR
      На теле Степанюка даже вши красные, с имперским оттенком и предательским уклоном. Легко же было этому ничтожеству хоррору их заметить.
  • # Tira
    А попытайтесь цивилизованно комментировать и вести диалоги.Без хамства и оскорблений.Желательно на литературном языке. Очень многие опусы читать неприятно.
  • Д
    # Дихлофос
    «Очевидно, что молдавскому политическому классу, в конце концов, надо прекратить политические войны и взяться за модернизацию и ускоренное развитие Молдовы. „
    о каком политическом классе идёт речь?
    рабочих и крестьян?, люмпенах и гастарбайтерах? или это уже одно и то же.
    может о классе олигархов и воров?
    • Д
      # Дихлофос Дихлофос
      общество разделено на оккупантов и коренных. а коренные в свою очередь на молдаван и румын. так какой класс имелся в виду?
      • B
        # BOBO Дихлофос
        У вас проблемыы со знанием марксизма-ленинизма интеграл. Большие проблемы, если делите по таким признакам на классы.
  • B
    # BOBO
    Энергетическая политика России в СНГ
    Неоимпериализм или ставка на прошлое
    2011-10-11 / Хайтун Алексей Давыдович — доктор экономических наук, профессор, центр энергетической политики Института Европы АН.

    Анализируя высказывания ряда политиков, материалы российских экспертов по энергетическим отношениям со странами СНГ, приходишь к выводу, что первенствует позиция, имя которой «неоимпериализм». Ее сторонники именуют себя «государственниками», и суть их взглядов такова: Россия – единственный полноправный преемник СССР, соответственно и отношения по энергетике внутри «союза независимых» станут правильными, когда и если будут в полном объеме восстановлены реалии ушедшего периода.

    Резон данной позиции в том несомненном факте, что топливно-энергетические ресурсы России огромны. Тем не менее Россия не есть «энергетическая империя» в классическом понимании термина. Нефть и газ России по ценовым параметрам находятся в замыкающей части мировой энергетики и поэтому недостаточно влияют на мировой рынок. Страна не имеет выхода к океаническим портам, и потому ресурсы дороги при экспорте. Более того, страна–преемница СССР не вполне контролирует месторождения и энергетические коммуникации сопредельных стран, ранее полностью зависимых от метрополии, а теперь оформленных в СНГ. Позиции этих стран в мировой энергетике и их энергетические связи с Россией различны, но не вписываются в желательную «государственникам» геополитическую схему «имперский Центр – лимитрофные государства».

    На западных границах

    Россия является важнейшим производителем природного газа на Европейском континенте, занимает второе место после Ближнего Востока по поставкам нефти. Здесь главная задача ее энергетической политики – обеспечить свободный доступ к Восточной и Западной Европе и получить справедливую цену за энергию, поставляемую Украине и Белоруссии. Эти страны СНГ по их ведущим функциям в энергетической геополитике можно рассматривать как транзитеры. Они же – потребители российской энергии.

    Главная транзитная страна – Украина, через нее проложен основной энергетический коридор. Пропускные возможности магистралей этой страны и других приграничных России стран достаточны для всей Европы. Она же и крупнейший потребитель российской энергии.

    История распорядилась так, что российская энергетика отделена от центров европейского потребления кольцом восточноевропейских стран. Если исключить силовые методы, то альтернатива такова: или договариваться со странами-транзитерами, или искать обходные маршруты для экспорта российских энергоносителей. Украина, Белоруссия и Молдавия (Румыния) контролируют ныне действующие и оптимальные по эффективности транспортные маршруты российских и центральноазиатских нефти и газа в Восточную и Центральную Европу.

    На восточных рубежах

    Страны ЦАР и Каспийско-Черноморского региона, в первую очередь Туркмения, Узбекистан, Казахстан и Азербайджан, владеют существенными запасами нефти и природного газа, но отсутствия или ограничения самостоятельных коммуникаций с европейским (тем более мировым) энергетическим рынком нуждаются в российской инфраструктуре для продажи энергоресурсов в Европу. Де-факто промышленность этих стран является конкурентом российских энергетических компаний, в первую очередь РАО «Газпром».

    Таким образом, в этом восточном регионе геополитическая ситуация постсоветского энергетического пространства проявляется принципиально иначе, чем на западных границах. Общим выступает то, что для энергетической безопасности необходимо признанное согласование условий транзита, пагубность отсутствия которых доказал конфликт с Грузией и «ссора» «Газпрома» с Украиной 2008–2009 годов. Их следствием стало сокращение российского газового экспорта и снижение цены. По имеющимся данным, потери прибыли «Газпрома» за 2009 год достигли 25 млрд. долл.

    Стабилизатор экономики

    Российские нефтяные компании доказали, что при высоких мировых ценах могут работать на глобальном рынке и одновременно служить стабилизирующим фактором в энергетическом взаимодействии со странами СНГ.

    Однако цена нефти формируется за пределами нашей страны: надо помнить, что себестоимость добычи нефти на Ближнем Востоке составляет 2–6 долл. за баррель и месторождения расположены вблизи океанских портов, тогда как в России себестоимость добычи нефти – 14–15 долл. за баррель при минимальных затратах на инфраструктуру регионов и относительно низкой заработной плате.

    Логистика поставок российской нефти на мировой рынок также оттесняет ее на замыкающие позиции. Экспортные поставки производятся малотоннажными судами и железнодорожным транспортом. Средняя дальность доставки сырья по нефтепроводам из нашей страны превышает 3 тыс. км (из Ливии – 600 км, Норвегии – 1 тыс. км). В ближайшей перспективе себестоимость нефти новых месторождений на шельфах, на суше – из пластов с большой глубиной залегания и сложной геологией – может достичь 22–24 долл. за баррель; затраты на развитие инфраструктуры многократно возрастут.

    Российский газ обеспечивает треть потребностей европейского рынка, примерно 145–150 млрд. куб. м (в европейские страны СНГ – 50 млрд. куб. м) транзит в Европу через Россию из стран Центральной Азии – до 50 млрд. куб. м.

    До кризиса, по данным МЭА, потребление газа странами Западной Европы составило 470 млрд. куб. м, импорт 362 млрд. куб. м, Восточной Европы – соответственно 44 и 38,7 млрд. куб. м. В 2009 году европейское потребление природного газа сократилось из-за конкуренции СПГ. В частности, Украина уже в 2012 году снизит свое потребление до 48 млрд. куб. м, в том числе – 27 млрд. куб. м из России (в стране добывается не более 20–21 млрд. куб. м).

    Как следствие валовая добыча газа в России упала на 12,4% – до 582,4 млрд. куб. м. «Газпром» снизил добычу на 16% – до 462,2 млрд. куб. м. Такого снижения не было 25 лет.

    Главные коллизии в европейских странах СНГ возникают вокруг транзита газа: он экспортируется по трубопроводам, которые пересекают границы 14 государств. Украина активно участвует в «газовых войнах»: вопрос сводится к цене газа, отпускаемого Украине, и стоимости транзита газа в Европу. Поскольку рыночной цены газа пока нет, востребованы чисто политические, экономически не обоснованные решения. Следствием которых и стал поиск «независимых» коридоров для российского и центральноазиатского газа и нефти.

    На Балтике это «Северный поток», который представляет собой замещающий маршрут в Европу по морю в обход Украины и Польши. Первая нитка (27,5 млрд. куб. м) проложена. Совокупная пропускная способность системы газопроводов Россия–ЕС увеличится лишь на 15%. Сырьевой базой «Северный поток» определено шельфовое Штокмановское месторождение, при освоении которого возникли технологические и инвестиционные трудности. «Северный поток» – наиболее рекламируемый и дорогой (стоимость подводной трубы в 2–2,5 раза выше, чем наземной) энергетический проект десятилетия и, по-видимому, самый неэффективный.

    «Газпром» может добиться (аналогично «Южному потоку») отмены экспортной пошлины на газ по подводным трубопроводам, но тариф прокачки все равно будет выше, чем по украинской, или газопроводу Ямал–Европа в Польшу через Белоруссию. Этим и объясняется повышенный интерес монополии к газотранспортным системам этих государств СНГ: они необходимы для контроля входов на газовый рынок ЕС. Вместе с тем балтийская труба по морю в Северную Германию мимо Украины, Белоруссии и Польши служит сильным аргументом в переговорах о цене газа и условиях транзита. По-видимому, как раз в этом и состоит его главное назначение.

    Добыча и экспорт нефти в Каспийском регионе, млн. т в год
    Страна Добыча нефти (2010 г.) Прогноз добычи нефти (2020 г.) Экспорт нефти 2010 г. Прогноз экспорта нефти (2020 г.)
    Азербайджан 40 60–70 30 55–60
    Казахстан 32 90–95 20 70–80
    Туркменистан 9 15–20 5 9–10
    Узбекистан 10 15–20 6 10–12
    Россия* 13 15 7 9–10
    Всего 104 38 68 153–172
    * Включены Астрахань, Дагестан и Северный Кавказ

    Фактор ЦАР

    Возможности Центрально-Азиатского региона (ЦАР) по нефти уже сейчас делают его значащим фактором мировой энергетической политики. В совокупности этот регион можно рассматривать как основного конкурента тюменской и татарской нефти – главных российских нефтяных регионов-экспортеров.

    Экспорт нефти из стран ЦАР в Европу осуществляется в основном через российские порты Черного моря, исключение – трасса через Грузию и далее танкерами через Поти и Батуми.

    Мощности имеющихся магистральных нефтепроводов удовлетворяют потребностям ее перевалки из Каспийского в Черное море: пропускная способность нефтепровода Баку–Супса – 6 млн. т с возможностью увеличения до 15 млн. т в год, нефтепровод Баку–Новороссийск – до 15 млн. т в год. Экономически эффективным представляется транспорт прикаспийской нефти в Европу через Грузию и Турцию в Средиземное море по магистральным нефтепроводам Баку–Джейхан мощностью 50 млн. т/год. Этот маршрут в 1,5 раза короче, чем из Тюмени, и существенно превышает показатели традиционных коридоров через Россию и Украину. Нефть у европейского потребителя сопоставима по цене с ближневосточной, лучшего качества, чем тюменская и на 25–30% дешевле.

    Центральноазиатские страны СНГ обладают крупнейшими запасами природного газа: 12% от мировых – 22 трлн. куб. м (для сравнения в России – 24 трлн. куб. м). Уже сейчас страны ЦАР являются крупными экспортерами газа в Европу и страны СНГ: в 2009 году Туркмения и Узбекистан экспортировали по 60 млрд. куб. м, Казахстан – 30 млрд. куб. м. Природный газ ЦАР минимум на 10–15% дешевле у потребителей, чем газ Ближнего Востока и Северной Европы; на 30–35%, чем тюменский газ.

    Этот регион СНГ не имеет самостоятельного выхода на европейский и мировой рынки, почти весь экспорт идет по газопроводам через Россию, в основном по газопроводу «Средняя Азия – Центр», построенному в 1967 году. Имеется долгосрочный контракт (25 лет) на поставку в Турцию 365 млрд. куб. м, преимущественно по «Голубому потоку», однако на 2012 год Турция отказалась от закупок российского газа и сосредоточилась на проектах с Азербайджаном и Nabucco. Основные газопроводы из азиатских стран СНГ в Европу таковы.

    «Голубой поток» – действующий газопровод между Россией и Турцией, частично проложенный по дну Черного моря. Общая протяженность газопровода – 1213 км, из них морской участок от Архипо-Осиповки до города Самсун (Турция) – 396 км; сухопутный участок на российской стороне 373 км; сухопутный участок на турецкой стороне от г. Самсун до г. Анкара – 444 км. В 2010 году Турцией закуплено 30 млрд. куб. м, 16 из них – по «Голубому потоку». Эксплуатация морского участка принесла убыток порядка 1 млрд. долл. из-за отмены экспортного налога.

    Nabucco – проектируемый газопровод протяженностью 3300 км из Туркмении, Азербайджана, иранского Курдистана в страны ЕС, прежде всего Австрию и Германию. Проектная мощность – 26–32 млрд. куб. м газа в год. Предполагаемая стоимость проекта – 15–18 млрд. долл. Строительство планировалось начать в 2011 году, завершить к 2017 году, когда начнется коммерческая добыча газа на азербайджанском месторождении «Шах-Дениз». Этот газопровод рассматривается как главный конкурент российским проектам.

    Транскаспийский предназначен для подачи туркменского газа по дну Каспия в Баку и далее в газопроводы «Южный поток» и(или) Nabucco. Этот газопровод встречает противодействие каспийских стран (в основном России) по экологическим соображениям, а также по причинам неурегулированного статуса Каспия как внутреннего моря.

    «Южный поток» – проектируемый, длина по морю от Береговой до Бургаса (Болгария) – 900 км, глубина моря 2150 м, агрессивная сероводородная среда, мощность до 32 млрд. куб. м газа в год. Его главная цель – исключить Турцию из газоснабжения Европы и направить потоки туркменского газа в Южную Европу. Эта трасса выдвигается как главный конкурент Nabucco.

    «Юго-восточный поток» – проектируемый, является результатом соглашения Азербайджана и Турции по цене газа. Порядка 10 млрд. куб. м в год, направляется в Турцию (впоследствии в Nabucco) по суше через Грузию с использованием (реконструкцией) действующей сети.

    Если удастся реализовать все трубопроводные проекты – и «Северный поток», и «Южный», и «Голубой», и Nabuccо, – то в условиях конкуренции газовых поставок выиграет тот маршрут, который будет балансировать запросы газовых монополистов и гарантировать минимальные издержки. Вероятнее всего, это будет украинский маршрут. С этой точки зрения Украина однозначно заинтересована в реализации проекта Nabuccо, поскольку поставки по нему будут ставить в выигрышное положение традиционные маршруты через Украину и Словакию, Белоруссию и Польшу.

    Перспективным представляется выход нефти и газа ЦАР в Западный Китай и Иран. Достигнуты соглашения о сооружении газопроводов Казахстан – Западный Китай проектной мощностью 15 млн. т. Полной мощности планируется достичь к 2015 году; первая очередь уже построена.

    Грузинская война и газовый конфликт с Украиной дали сигнал о том, что зависимость стран-потребителей от России как поставщика и главного транзитера энергоресурсов ЦАР стала чрезмерной. Именно поэтому и возникла идея о создании независимой от России системы передачи энергоносителей на «южном фланге»; намечено финансировать проект новой газовой сети «Прикаспийские страны – Ближний Восток – ЕС».

    Битва за ресурсы

    За азербайджанский газ конкурируют три консорциума – Nabucco, Трансадриатическая TAP и газопроводный Турция–Греция–Италия (IDRI); для экспортных нужд осваивается газовое месторождение «Шах-Дениз», запасы которого достигают 1,2 трлн. куб. м.

    В этом же ракурсе – энергетической независимости – следует рассматривать и проект Туркмения–Казахстан–Китай – магистральный газопровод, проходящий по территории стран ЦАР (всего 1800 км) и Китая (5 км). Проектная мощность газопровода – 40 млрд. куб. м в год. Ресурсной базой газопровода должны стать газовые месторождении Туркмении. В 2011 году введена первая очередь (ее стоимость превысила 6,5 млрд. долл.), газ подан в Китай.

    По нашим оценкам, для того чтобы развить прикаспийский проект и обеспечить независимый выход нефти и газа ЦАР в Европу (для нефти и СПГ – в Атлантический океан), потребуется 25–30 млрд. долл. На строительство трубопроводов Казахстан–Китай – до 15 млрд. Это должны быть прямые инвестиции в геологические исследования, бурение, закупку оборудования, строительно-монтажные работы. В странах ЦАР не имеется организационных и инженерных структур, способных реализовать эти инвестиции, они будут привлекать инвесторов, подрядные фирмы и специалистов из Европы, США и России. Основным препятствием для реализации проектов выступает политическая нестабильность ряда стран ЦАР и Закавказского региона.

    Противоречия внутри ЦАР

    Российская империя оставила советской Средней Азии, а ныне независимым государствам ЦАР, головоломку земельного и водного (для полива) размежевания в Ферганской долине. Ни одно из государств региона не смогло автономно решать свои энергетические и водные проблемы без ущерба для соседей и собственной экономики. Обнаружились трудности с формированием маршрутов регионального (но межгосударственного) транзита энергии и воды. Киргизия и Таджикистан в осенне-зимний период нуждаются в поставках электроэнергии от тепловых станций Узбекистана и Туркмении, чтобы взамен накапливать водохранилища. Летом Узбекистану нужна вода для ирригации (производит до 4 млн. т хлопка), но в этот период электроэнергия ГЭС избыточна. Существуют соответствующие соглашения, которые плохо выполняются, строительство новых ГЭС не финансируется из газовых и нефтяных доходов ЦАР.

    Геополитика

    Наибольшее внимание сейчас уделяется конфликту с Украиной по цене закупок и транзита газа. На наш взгляд, эта проблема будет решаться по мере формирования рынка природного газа, общеевропейские институты которого практически созданы. Есть основания полагать, что энергетическое взаимодействие стран СНГ на Западе будет развиваться в позитивном направлении.

    Имея в виду, что Украина как демократическое государство состоялась также и в энергетической сфере, наибольшие проблемы, и не только ценовые, энергетику Россию ожидают на восточном фланге.

    Все восточные государства СНГ для укрепления своей государственности хотели бы иметь в своем распоряжении крупные средства от продажи энергоресурсов. Чтобы достигнуть «справедливой» цены, ими востребована реформа регионального энергетического рынка.

    Туркмения для укрепления своей государственности наиболее активно выступает за диверсификацию маршрутов экспорта углеводородных ресурсов; ее несколько ограничивают государства оси Узбекистан–Казахстан, которые также ориентированы на поставки в Китай и Европу, но с сохранением полноты связей с Россией. В целом экономика стран ЦАР зависит от импорта потребительских товаров через Россию и нуждается в российской энергетической инфраструктуре уже потому, что не может позволить себе зависимость от такого монопольного потребителя, как Китай.

    Иранский фактор

    Весомым игроком на энергетическом рынке выступает Иран, который готов осуществлять проекты транзита и поставок своих углеводородов в Европу через Турцию, Азербайджан и Туркмению. Но Иран имеет претензии на идеологическое присутствие в шиитском Таджикистане, а также на особые связи между азербайджанцами независимо от государственных границ. Таджикистан, не имея энергоресурсов, кроме водных, нуждается в союзе с Россией для защиты своих граждан – трудовых мигрантов.

    Россия, в свою очередь, хотя зачастую и рассматривает страны ЦАР как энергетический придаток, не имеет резона ослаблять их государственность перед угрозой исламского радикализма. Для этого страны СНГ должны получить за свои ресурсы достойную цену.

    Соответственно претензии «Газпрома», которые нами характеризуются как политика «ограниченного газового суверенитета», не отвечают долгосрочным интересам России по укреплению «пояса дружественной стабильности» на своих восточных границах.

    Подробнее: www.ng.ru/energy/2011-10-11/13_neoimperializm.html?mpril