Виталий Третьяков о Владимире Путине, России, Молдове и Европейском глобальном пространстве

Виталий Третьяков прямо сказал, что считает политику России на постсоветском пространстве неправильной и во многом ущербной, чему много причин, как объективного, так и субъективного характера

О том, насколько велик в Республике Молдова интерес ко всему тому, что происходит сегодня в России, с которой большинство её граждан, особенно родившихся и выросших в Советском Союзе, по-прежнему связывает очень многое, можно было судить хотя бы по тому, что на анонсированную Международным медиа-клубом «Формат А-3» встречу с известным российским политическим обозревателем Виталием Третьяковым пришло такое большое количество молдавских журналистов и представителей общественности, что достаточно просторный конференц-зал отеля «Jolly Alon» не смог вместить всех желающих на ней присутствовать.

Среди участников этой встречи, состоявшейся 10 октября 2011 года, были замечены, в частности, политологи Виталий Андриевский, Богдан Цырдя, Владимир Букарский, журналисты Михаил Дрейзер, Наталья Узун и многие другие, в том числе из Приднестровья и Украины.

В ходе своего выступления Виталий Третьяков, говоря о судьбе России в европейском глобальном пространстве, вышел далеко за рамки заявленной темы, коснувшись как самых различных аспектов российской внутри- и внешнеполитической ситуации, так и озвученной недавно российским премьером Владимиром Путиным идеи Евразийского Союза и перспективы вступления в него, помимо России, Белоруссии и Казахстана, также других постсоветских стран, в том числе Молдовы.

В частности, он подробно остановился, отвечая на многочисленные вопросы участников встречи, на решении съезда партии «Единая Россия» выдвинуть кандидатом в президенты Владимира Путина, неординарная личность которого давно привлекает его внимание. По мнению Виталия Третьякова, на фоне всех президентов, кто носил такое звание в России, чью политику, чьи действия, чьи слова помнят сегодня избиратели, именно Владимир Путин является самым успешным.

«Да, - сказал Виталий Третьяков, - в его политике были и ошибки, но по сумме всех достижений, по сумме впечатлений, бесспорно, из этой четвёрки президентство Путина – самое успешное и эффективное. Потому разумно предположить, что именно самому успешному и надо доверить управлять страной дальше».

Решение о выдвижении Владимира Путина, по мнению российского политолога, подсказывают и нынешние геополитические, политические, экономические конкуренты России, а порой и потенциальные противники.

В связи с тем, что через западные СМИ, через выступления западных политиков, многих западных политологов, особенно все последние месяцы, настойчиво проводится мысль о том, что Владимир Путин не должен вновь стать президентом России, - сказал Виталий Третьяков, - то возникает совершенно естественный вопрос: раз все те люди, которые видят в России конкурента и противника, говорят, что во главе её не нужен этот человек, то это является лучшим доказательством того, что именно он России и нужен.

По мнению Виталия Третьякова, чем сильнее критиковали Владимира Путина на Западе, чем активней там твердили: «Ни в коем случае не Путин!» – тем сильней укреплялась у россиян мысль о том, что России нужен именно Путин. Он по всем опросам по-прежнему остаётся самым авторитетным, самым мощным, самым влиятельным, самым сильным в России политиком. Виталий Третьяков считает, что решение самого Владимира Путина участвовать в этих выборах свидетельствует о его ответственном отношении к стране.

«Я опасался, что Путин уйдёт по разным причинам от такой ответственности, найдя не один аргумент в пользу того, чтоб не выставляться кандидатом, - сказал Виталий Третьяков, - и потому очень рад тому, что эти мои опасения не оправдались. Большинство населения России доверяет именно Путину. А это идеальная платформа для того, чтобы он смог успешно исполнять должность президента».

Говоря о широко обсуждаемой сегодня статье Владимира Путина в российской газете «Известия» о важнейшем интеграционном проекте – Едином экономическом пространстве России, Белоруссии и Казахстана и его идее создания Евразийского Экономического Союза, Виталий Третьяков высказал предположение, что её появление, возможно, как-то связано с тем, что, вероятно, «будут какие-то ближайшие события, о каких мы то ли не догадываемся, то ли расцениваем их как чисто формальные, но которые окажутся чрезвычайно важными, – по крайней мере, в этом аспекте».

Оценивая личность Владимира Путина, Виталий Третьяков назвал его «просвещённым русским националистом», уточнив, что слово «националист» он использует в нейтральном его содержании, обращая особое внимание на слово «просвещённый».

«То есть он, Владимир Путин, психологически, исторически, цивилизационно не мыслит Россию как малую страну, находящуюся под чьей-то пятой или под чьим-то контролем. Даже если наша страна и находится пока в ослабленном состоянии», - сказал Виталий Третьяков.

Россия, по мнению Виталия Третьякова, по-прежнему является имперским образованием, и её многосоставность – национальная, конфессиональная – тому свидетельство. Россия была в последних столетиях глобальным игроком, а в XX веке – одним из двух главных глобальных игроков. И даже сейчас, когда у неё ослабленные позиции, часть их утеряна, но они не потеряны вовсе. Если они будут потеряны вовсе, то просто Россия не станет существовать.

И именно такой логикой, как считает Виталий Третьяков, руководствуется Владимир Путин как гражданин своей страны, и эта логика требует того, чтобы рано или поздно вокруг России сложился новый Союз дружественных ей стран и народов.

Отвечая на вопрос, из кого может состоять такой новый Союз, Виталий Третьяков сказал, что в него могут войти, в первую очередь, народы и государства, ранее входившие в состав Российской Империи и Советского Союза.

Виталий Третьяков напомнил, что ещё в начале 2000-х годов писал о том, что Владимир Путин обязательно перейдёт к воссозданию союзного государства, союзной структуры вокруг России, как только она окрепнет, но при этом он не будет, по понятным причинам, об этом кричать на каждом углу.

Сейчас, полагает Виталий Третьяков, вся предварительная работа уже проведена и поэтому Владимир Путин в своей статье описывает новую конфигурацию будущего Союза, в первую очередь, как экономическую, постоянно повторяя мысль о том, что ничей политический суверенитет при этом не будет ущемляться.

Коснувшись утверждений о том, что это якобы никому из членов нового Союза не помешает «интеграции в единое общеевропейское пространство - экономическое и чуть ли даже и не политическое», Виталий Третьяков прямо заявил, что это очень спорный вопрос, так как «никакой Евросоюз в позитивном смысле интегрировать нас не хочет. Чему свидетельство – газпромовские последние «страдания», по поводу которых Путин проиронизировал: «За контакты с «Газпромом» не сажают в Евросоюзе?»


Но, поскольку многие, и в том числе потенциальные и уже реальные азиатские члены этого единого экономического пространства, заклинают себя, что они «европейцы» и только по «европейским правилам» мечтают жить, чтобы не было опасения, что с помощью единого экономического пространства Россия тянет всех в «азиатчину», а не вместе со всеми идёт в эту просвещённую Европу, где во многом скоро тоже будут царить если не азиатские, то, во всяком случае, исламские порядки – отчасти они уже там и есть, - сказал Виталий Третьяков, - то Путину приходится делать такие оговорки.

Иронизируя над такими новоявленными «европейцами», Виталий Третьяков заметил, что они видят Европу как центр мира, к которому примыкает всё остальное, но можно взглянуть на Европу иными глазами и увидеть, что Европа, европейская земля – это лишь западная маленькая оконечность гигантского Евразийского материка, а с возрождением на нём таких экономических и цивилизационных гигантов, как Китай и Индия, ещё неизвестно, какой взгляд на Европу более правильный. Это ухоженный «огород» на дальнем западе Евразийского континента – или центр и пуп Земли? И куда нужно стремиться?

В то же время, по мнению Виталия Третьякова, предложенный Владимиром Путиным проект создания единого Евразийского экономического пространства - это, конечно, не воссоздание СССР,
но это возрождение того же Восточноевропейского межгосударственного образования, которое когда-то называлось Российской Империей со всеми своими сателлитами, потом Советским Союзом или, как он его назвал, «Евросоюзом номер 1», с СЭВ, Варшавским договором и другими структурами.

Как считает Виталий Третьяков, цивилизационные, геополитические полюса известны давно, они существуют, их не придумывают, не ищут на карте – они есть на земной поверхности, на карту только переносятся. Россия – один из этих центров. Поэтому вполне естественно, что вокруг неё, как этого центра, создаются Таможенный союз, Единое экономическое пространство,
а потом, как предложил Владимир Путин, Евразийский Союз.

Это ничто иное, как новая консолидация вокруг Москвы, вокруг России. Но чтобы никто не боялся, постоянно говорится, что это не Советский Союз. Хотя трудно понять, почему и чего здесь надо бояться. СССР был мощным интеграционным союзом, поэтому нужно не шарахаться от СССР, использовать и его опыт, и опыт Евросоюза.

СНГ не дало порвать мириады реальных цивилизационных, духовных, экономических связей на своём пространстве, - подчеркнул Виталий Третьяков, - Но откуда эти связи возникли? Они что, из Евросоюза нам переданы? Они и возникли в результате жизни сначала Российской Империи, потом Советского Союза, его гигантской индустриализации и остальных достижений.

Говоря о Европе, Виталий Третьяков сказал, что рассматривает Европу (Западную) и Россию как «разделенную нацию».
Момент раздела - 1914 год, стал началом упадка Европы как центра мировой цивилизации. Хотя «ополовиненная Европа» по инерции еще сохраняла видимость своего величия и могущества на протяжении XX века, но все это было лишь преддверием упадка, что ярко подтверждается тем, что именно в Европе (в целом) проходила главная линия фронта в трех мировых войнах XX века - Первой, Второй и Холодной.

За это время абсолютное лидерство в мире перехватили США, но и со второго места Европу оттесняют Китай. Япония, Индия, объединенный исламский мир. Даже США больше не нуждаются в Европе (Западной) в своей «борьбе против всех». Категорическим императивом для Европы сегодня является Новое Объединение - не по модели 50-90-х годов (Европейский Союз), а по радикально иной модели - Общеевропейский Союз, то есть Западная Европа плюс Россия или, если шире, ЕС плюс СНГ (в той части, в которой СНГ реально тяготеет к России).

Это действительно радикальный шаг, требующий активности поверх нынешних европейских институтов, ибо в значительной их части присутствуют США. В какой-то мере это антиамериканская политика. Правда, как реакция на антиевропеизм американцев.

Отвечая на вопрос о том, что мешает европейцам (европейцам и русским) осознать необходимость нового объединения, Виталий Третьяков сказал, что это, прежде всего, стереотипы европейской истории XX века: привычка быть разделенными; привычка видеть друг в друге врага; привычка западноевропейцев быть союзниками, а затем и вассалами (хоть и любимыми) США, а русских - быть противниками США. Эти стереотипы до сих пор не преодолены в общественном сознании ни русских, ни западноевропейцев.

У последних эти стереотипы к тому же подогреваются в последнее время «новыми европейцами» (странами из бывшей советской орбиты). Все это очень отчетливо видно по текстам и особенно контексту как европейских, так и русских СМИ. Поэтому нужно стремительно ломать стереотипы «русский - не европеец», «Европа - это все, что западней России» в обеих частях континента.

Европейцы не знают, о чем ведутся дискуссии в России. В России даже значительная часть политического класса (не говоря уже об интеллигенции и собственно населении) не представляет, о чем спорят, что обсуждают в Европе. Европа не решила: хочет ли она включать в себя Россию. Россия стесняется считать себя частью Европы (отсюда и преувеличенный ажиотаж вокруг дискуссий о «евразийстве» и «особом пути» России).

Виталий Третьяков высказал уверенность в том, что совершенно обманчивы надежды Европы «откупиться» от «третьего мира», от «Юга», от «исламистов». «Откупаться», по его мнению, значит показывать либо свою слабость, либо свою вину. И то, и другое стимулирует лишь еще большие требования. Меньшие средства, вложенные Европой в Россию, дадут куда больший цивилизационный эффект.

С большой тревогой Виталий Третьяков говорил о том, что в области идей и морали Европа дала в последнее время лишь три новшества: безумную идею всеобщей «реституции» (включая «реституцию истории» типа покаяний папы Римского), ведущие к дегенерации населения «однополые браки» и бессмысленно или даже опасно двуличную политику «гуманитарных интервенций».

Интеллектуальное и моральное лидерство Европы, считает Виталий Третьяков, должно быть восстановлено, перед лицом исламского и американского фундаментализмов Европе пора вспомнить о некоторых своих традиционных, а не только либеральных ценностях.


Бедой Европы Виталий Третьяков назвал также отсутствие у неё лидеров не только мирового уровня, но даже собственно европейского масштаба. Такие люди исчезают в Европе потому, что нет идей, которые могли бы найти адекватных себе «пророков».
Список собственно европейских проектов и в экономике, и в политике, и в гуманитарной среде крайне скуден.

Открытость Европы всему миру, кроме России, сыграла с ней злую шутку: мир вошел в Европу не лучшими своими проявлениями, заняв все пустоты и потеснив собственно «европейское». Выбор прост: либо Европа восстановит свою европейскость с помощью ресурсов России, либо «евразийской», а затем и «азиатской» станет сама Европа.

Отметив, что сейчас один из главных европейских вопросов – судьба евро, Виталий Третьяков сказал, что,
на его взгляд, нынешняя финансовая проблема – это частное, конкретное проявление основного противоречия Евросоюза, которое заключается в том, что это межгосударственное образование столкнулось с тем, что его масштабы переросли возможности единого управления теми многочисленными частями, которые входят в него, возможности соблюдения и сопряжения интересов всех участников этого объединения. Евросоюз перерос границы управляемости.

Шесть стран, первоначально создавшие Европейское Экономическое сообщество – Франция, Италия, Германия, Бенилюкс, могли бы договариваться по большинству вопросов. А к моменту, когда членов ЕС стало 15, был достигнут рубеж управляемости. Нынешний же численный состав ЕС не позволяет решать острые насущные проблемы ни в тактическом отношении, ни в среднесрочном, ни, тем более, в стратегическом – на перспективу.

Сегодня от идеи дальнейшего расширения ЕС в Европе уже фактически отказались, - утверждает Виталий Третьяков, - хотя еще совсем недавно она была практически доминирующей - взять под себя все, особенно то, что выпало из-под контроля Москвы. Расширение Шенгенской зоны – безвизового пространства – тоже стоит под вопросом, потому что перманентно вводятся таможенные и пограничные ограничения по тем или иным поводам.

Однако сложные государственные образования, системы не существуют вечно, - подчеркнул Виталий Третьяков. - Нет в истории человечества таких примеров. Когда-то Римская, Османская, Российская империи существовали несколько веков. Но сейчас время динамизировалось – исторические процессы происходят быстро.

Система международных институтов, международных коалиций примерно раз в 50-75 лет существенно обновляется. Это наглядно видно на примере Европейского континента. Поэтому со временем возникнут новые государственные и межгосударственные системы. Они могут быть более сплоченными или менее консолидированными, но они возникнут. Можно предположить, что вокруг России возникнет более прочное, чем СНГ, союзное объединение.

Что же касается Евросоюза, - считает Виталий Третьяков, - то он вскоре распадется, от него отпадет часть стран. Можно предположить, что южная часть ЕС превратится в государство или союз государств с исламом как доминирующей религией, с арабским или арабоизированным населением. Соответственно, конфигурация будет несколько иная, чем сегодня. Даже если и останется название Евросоюз, это будет евро-арабский союз.

Что будет происходить в Азии – тоже можно спрогнозировать. Там сейчас два доминирующих игрока – Индия и Китай. В ближайшее время вряд ли кто-то сможет поколебать их могущество. Напротив, именно вокруг них будут складываться союзы.

Что же касается Евразии, то тут будет Россия с новым Союзом и 2-3 объединения в Европе, одно из которых - что-то вроде демократической Османской империи. Число глобальных мировых игроков будет все равно ограниченным: 5-7, но не 20. Такая конфигурация продержится примерно сто лет. Потом опять будет смена декораций.

В этой связи, - отметил Виталий Третьяков, - возникает вопрос о национальной идее. Нужна ли она, способна ли она консолидировать нацию, страну, союз стран на современном этапе?

Он считает, что национальная идея необходима в первую очередь, для больших стран, для сложных систем, каковой, например, является Россия. Для тех стран, которые в силу своих масштабов, исторических традиций являются ключевыми игроками на международной арене.

А вот небольшие страны, особенно возникшие в последнее время, могут не артикулировать своей национальной идеи, национальной идеологии. В большинстве случаев она одинакова и прозрачна. И сводится она к простой формуле: нам хочется жить скромно, но хорошо. Мы не претендуем на обладание ядерным оружием, на запуск космических кораблей и на управление всем миром. Мы хотим, чтобы ключевые мировые игроки сами не вмешивались в наши внутренние дела, позволяя нам жить, как мы хотим, но в случае чего защищали бы нас от каких-то внешних угроз.

Что касается ключевых игроков, - сказал Виталий Третьяков, то они четко продекларированной национальной идеологией обладать обязаны. Россия же, по его мнению, обречена иметь четко артикулированную национальную идеологию. И все должны знать, в чем заключается эта национальная идея, национальная идеология. Всё население должно представлять, к чему стремится Россия, как нация, как страна и как государство. Иначе Россия рассыплется на части, как это произошло с СССР, когда из него вынули национальную идею.

Но Россия, - считает Виталий Третьяков, - не завела себе за 20 лет национальной идеологии. Было несколько попыток что-то в этом роде соорудить, но – неудачно. Своя идея есть у элиты, и своя - у значительной части населения. Элита хочет, чтобы мы были как Запад. Большая часть населения хочет, чтобы мы были как есть, Россией со всеми ее национальными особенностями. Эти две идеи противоречат друг другу – отсюда масса проблем, которые имеет Россия.

Вопрос о будущем России открыт, - сказал в заключение своего выступления Виталий Третьяков. Все заемные рецепты улучшения нашей жизни Россия уже попробовала. Более чем за 20 лет с начала перестройки никакого позитивного эффекта это не дало.

По словам Виталия Третьякова, «мы – россияне - должны точно и честно описать, что такое Россия. И на основе этого так же честно ответить – кем мы хотим быть. Мы выдающиеся, но не хотим больше быть такими. Желаем быть маленькими и процветающими. Выращивать цветочки у себя в палисаднике, как в Европе. Правда, потом придется выращивать что-то другое, например, финики на чужих плантациях и по чужому приказу. Это – тоже выбор.

Но если мы хотим сохранить свою оригинальность и целостность, остаться независимым государством, мы должны что-то для этого делать. В том числе и жертвовать чем-то, что не требуется от тех, кто выращивает у себя под окном цветочки. Гигантская территория, как Россия, не может держаться на заборчиках, палисадниках и цветочках».

В завязавшемся затем откровенном разговоре с участниками встречи, отвечая на вопрос редактора газеты «Молдавские Ведомости» Натальи Узун о том, как он оценивает политику России на постсоветском пространстве, Виталий Третьяков прямо сказал, что считает эту политику неправильной и во многой ущербной, чему много причин, как объективного, так и субъективного характера. Несмотря на все свои внутренние проблемы, Россия могла и должна была вести себя по-другому, действовать более активно и стремиться удержать в зоне своего притяжения бывшие республики СССР.

Причину того, что это не делалось, Виталий Третьяков видит в эгоистичных интересах той политической и экономической элиты России, которая всё это время находилась у власти, в том числе олигархических групп. Была неверная установка на то, что вот, мол, окрепнет Россия, тогда и займёмся работой с бывшими братьями и сёстрами, вернём влияние и восстановим утраченные связи.

Виталий Третьяков выразил уверенность в том, что Владимир Путин, снова став президентом России, откажется от этой порочной практики и будет проводить совсем другую политику на постсоветском пространстве, которая окажет благотворное влияние на восстановление роли и влияния России.

Когда журналист Михаил Дрейзер поинтересовался и московского гостя, нет ли опасности того, что в лице Владимира Путина «мы получим нового Сталина»? – Виталий Третьяков заметил, что в ХХ веке в России было два политических гения – Ленин и Сталин. Но Владимир Путин – сильный политический лидер, однако политическим гением не является, а в силу своего характера, своего отношения к вопросам чести и совести, долга перед страной и народом, никогда не позволит себе пытаться изображать из себя политического гения, в отличие, например, от Ельцина, изображавшего из себя «царя Бориса». Поэтому опасности того, что он может «стать Сталиным», не существует.

Отвечая на вопрос украинской журналистки Зинаиды Гурской о том, будет ли урегулирован конфликт на Днестре в том случае, если Россия выведет свои войска из Приднестровья, Виталий Третьяков отметил, что дело вовсе не в российском военном присутствии, которое якобы мешает урегулированию этого конфликта, а в нежелании граждан ПМР подчиниться диктату Кишинева и принять его ультимативные условия. Так что, даже если русские войска уйдут, то решения конфликта не будет. По крайней мере, пока в Кишиневе у власти будут политические силы, с которыми Тирасполь ни о чем не сможет договориться.

Да и не уйдут русский войска, - сказал Виталий Третьяков, - не бросят соотечественников, не оставят их без защиты перед теми угрозами, которые для них сегодня реально существуют.

Так же прямо ответил Виталий Третьяков на вопрос корреспондента ИА «OMEGA» о том, чего хотят, по его мнению, румыны от Молдовы, сказав, что румынская политическая элита рассматривает Молдову как «свою утраченную территорию – провинцию Бесарабию», а молдаван считает «румынами второго сорта», чьё предназначение состоит в том, что они должны будут обслуживать «старших братьев» - румын, быть для них прислугой, делать за них грязную работу.

Так что, если молдавская румынизированная элита рассчитывает на то, что в случае «унире» она в Великой Румынии станет равна старой румынской элите, которая подвинется и даст ей место у власти, то она глубоко ошибается.

Отвечая на вопрос корреспондента «Радио ПМР» Сергея Брагина о том, какова роль России в урегулировании Приднестровского конфликта и есть ли какие-либо перспективы того, что это урегулирование всё-таки состоится, Виталий Третьяков выразил глубокий скептицизм по этому поводу.

По его мнению, Приднестровский конфликт – это не просто «замороженный конфликт», а конфликт двух непримиримых сторон – Молдовы и Приднестровья, разрешить который может только победа одной из них. Но победы не будет ни у той, ни у другой стороны.

Поэтому, скорее всего, решения этого конфликта сегодня нет. Появится ли он в дальнейшем – покажет время. Главное же сейчас – не допустить, чтобы «размораживание» конфликта привело к новой его «горячей фазе». В этом и состоит главная роль России, как гаранта урегулирования. Она обеспечивает мир, а всё остальное зависит от воли и желания самих граждан и правящих элит ПМР и РМ, от их способности договориться друг с другом.

Под занавес встречи несколько позабавил вопрос студента Славянского университета Дана Романеску о том, не компрометирует ли себя Путин, общаясь с членами байкерских клубов, в том числе с неким «Хирургом»?

По мнению Виталия Третьякова, такое поведения Владимира Путина не только не компрометирует его, но и, напротив, показывает, что он современный политик, в совершенстве владеющий приёмами завоевания симпатий во всех слоях общества и социальных группах, понимающий значение ТВ, Интернета и правильно организованного паблисити, соблюдающим общепринятые в мире правила политической игры.

Было много и других вопросов, в том числе и выходящих далеко за рамки обозначенной организаторами встречи тематики, на которые Виталий Третьяков дал содержательные ответы, показывающие его высочайшую эрудицию и умение беседовать на равных с любой аудиторией.

В целом встреча прошла очень интересно и затянулась допоздна, обогатив всех её участников свежим взглядом на многие актуальные политические проблемы, дав пищу для размышлений о судьбах не только России, но и самой Молдовы. Нет сомнений в том, что многие вопросы, поднятые во время этой встречи, станут предметом острых дискуссий в среде молдавского политологического сообщества.

Остаётся лишь поблагодарить организаторов этой чрезвычайно интересной и полезной встречи и выразить надежду на то, что мы увидим у себя в гостях и других ярких представителей российской политологии и журналистики.

Обсудить