Исламский фантом – кому это выгодно?

Исламофобия – это своеобразная реакция государства и общества на исламский контрмодерн. Последний, в свою очередь представляет собой реакцию на западный модерн и сопровождающую его вестернизацию.

Исламофобия – это социальная и политическая реальность. Как социально-политическое явление исламофобия выражается в негативном отношении к исламу вообще, как на бытовом, так и на государственном уровне. В последнее время это явление получило распространение и в Казахстане, где подавляющая часть населения исповедует ислам и, несмотря на то что, Казахстан по сути своей является частью исламского мира. Объясняется это массированной пропагандой западных и некоторых российских средств массовой информации, намеренно создающих в общественном сознании образ врага и запугивающих рядового обывателя исламским фантомом. Общее информационное пространство стран СНГ, в котором находится и Казахстан воздействует таким образом на массовое сознание казахстанского общества, способствуя созданию негативного образа мусульманина.

С другой стороны, исламофобия – это своеобразная реакция государства и общества на исламский контрмодерн. Последний, в свою очередь представляет собой реакцию на западный модерн и сопровождающую его вестернизацию. Классическим примером такой реакции традиционного общества является исламская революция в Иране и установление режима Хомейни. По мнению С. Хантингтона, это закономерный процесс. Эпоха модерна заканчивается, мир движется к новому порядку мироустройства, основанного на принципах цивилизационности и где ключевую роль будет играть завуалированная или открытая теократия. Наступает, по Хантингтону, эпоха религиозного ренессанса [1]. Поэтому основными тенденциями в эволюции современного и будущего миропорядка будут – модерн, контрмодерн и постмодерн. Эти тенденции, кстати, присущи как исламу, так и христианству.

Радикальный ислам, а точнее его искаженные формы в виде течений деструктивного характера, воплощающиеся в исламский терроризм – это закономерная реакция традиционного общества и фундаментального ислама на процесс модернизации. Мир радикального ислама – это накаленный мир, который никоим образом нельзя отождествлять с исламом как таковым [2]. Но, к сожалению, с подачи средств массовой информации, современная исламофобия отражает негативное отношение к исламу в целом, не вдаваясь в различия между шиитами и суннитами, между фундаментальным и радикальным исламом и т.д.

У исламофобии, как у любого явления имеются причины, его породившие и следствия, воплотившиеся в инструмент политических технологий. Каковы же эти причины?

По мнению отечественных экспертов и аналитиков настоящая ситуация в Казахстане, связанная с всплеском исламского радикализма была предсказуема. В основе развития данной ситуации лежат факторы самого различного порядка. В первую очередь – экономические. Во-первых, это обеспокоенность западных компаний, занятых в нефте-газовом секторе экономики страны, намерением Казахстана пересмотреть кабальные контракты в сторону увеличения доли казахстанской прибыли. Во-вторых, это позиция России по вопросу раздела Каспия, особенно в преддверии третьего саммита «Каспийской пятерки», запланированного на осень 2011 года. Намерение РФ продвинуть свой вариант раздела Каспия не устраивает казахстанскую сторону. Российское руководство в последнее время склонно занимать ультимативную позицию в данном вопросе, результатом чего является наращивание российского военно-морского присутствия в бассейне Каспия, которое мотивируется необходимостью борьбы с международным терроризмом. Экономическая подоплека выражается в политических и иных решениях. По мнению экспертов и аналитиков, дестабилизация социально-политической обстановки в Казахстане одинаково выгодна как для Запада, так и для России. Поскольку дает возможность оказания давления на РК, под видом оказания помощи в борьбе с исламской угрозой, маскируя тем самым истинную цель – решение каспийского вопроса [3]. С данной точкой зрения солидарны и некоторые зарубежные специалисты, которые также полагают, что события в Казахстане инспирированы спецслужбами США, действующих посредством радикалов из Афганистана.

Помимо внешнеэкономического фактора существует и внутренний социально-идеологический момент. Во-первых, это отсутствие общенациональной идеологии, способной сплотить все слои и все этнические группы казахстанского общества. Вместо нее власть предлагает суррогат этой идеологии, который поддерживается телевизионным и печатным гламуром. Вследствие этого, идеологический вакуум стал заполняться исламом. Недостаточное внимание к исламскому вопросу на протяжении последних 20-ти лет и привело к подобного рода событиям. Это вторая причина.

Третий фактор – внешнеполитический. Международная значимость ОИС в современном геополитическом пространстве возрастает и роль этой организации на мировой политической арене становится все более весомой. Как считают эксперты, политический вес ОИС в Центральной Азии в ближайшем будущем будет не менее значим, чем вес ОБСЕ в Европе. На протяжении 20-ти лет в Казахстане практически не наблюдалось признаков исламского радикализма. Страна представляла собой оплот стабильности, остров межнационального и межконфессионального согласия. Председательство Казахстана в ОИС в данном качестве способствовало бы усилению позиций страны в исламском мире и в целом на международной арене. Данное положение противоречит интересам Запада и России, которые заинтересованы в нагнетании атмосферы салафитского психоза в РК, с целью дискредитации имиджа Казахстана в ОИС. Западными и некоторыми российскими средствами массовой информации намеренно создается в общественном сознании образ врага. Воздействуя на массовое сознание казахстанского общества, они способствуют созданию исламского фантома и негативного образа мусульманина. Кроме того, зарубежными СМИ активно муссируются тезисы о недееспособности и коррумпированности казахстанской государственно-политической элиты, ее неспособности самостоятельно и полноценно справиться с угрозой исламского терроризма. На этом фоне дестабилизация внутриполитической обстановки в Казахстане, негативным образом скажется на возможности дальнейших инвестиций капиталов Запада и заинтересованности в этом плане, таких финансовых институтов как Исламский банк развития, и других государственных и частных предпринимательских структур стран ОИС. Помимо этого, все это будет способствовать падению авторитета Казахстана на международной арене в целом.

В данных условиях, по мнению политологов и аналитиков необходима широкая контрпропаганда, в особенности концепции просвещенного ислама, в рамках идеологии светского государства, которой объективно придерживается Казахстан. Кроме того, следует усилить преподавание религиоведения в учреждениях образования всех уровней, с целью профилактики религиозного экстремизма и формированию иммунитета к деструктивным религиозным течениям. В-третьих, создать свои духовные учебные заведения для подготовки профессиональных священнослужителей и отказаться от практики подготовки кадров мусульманского духовенства за рубежом. В-четвертых, религиозный экстремизм следует искоренять в зародыше, а традиционный ислам направлять по установленному маршруту. В этих целях, необходимо способствовать развитию и усилению позиций в стране ханафитского мазхаба, который является господствующим течением в Казахстане. Ханафизм традиционно более лояльно относится к светской власти и, кроме того, сама теологическая природа ханафитского толка менее подвержена влиянию идеям исламского радикализма.

Литература

1. Хантингтон С. Столкновение цивилизаций. Пер. с англ Т. Велимеева, М –АСТ, Москва, 2007, 571 с.

2. Кургинян С. Система координат/Радикальный ислам: взгляд из Индии и России. – М.: МОФ-ЭТЦ, 2010. – 484 с. С. 11-50.

3. Кара-мурза С.Г. Россия не Запад, или Что нас ждет. – М.: Эксмо : Алгоритм, 2011. – 256 с.

Обсудить