В Молдове не спешат усложнять процедуру подслушивания и подсматривания

За время политической нестабильности вокруг электронной слежки и незаконного прослушивания телефонных разговоров произошло немало скандалов. В этом смысле древний тезис "кто владеет информацией, тот владеет миром" для Молдовы становится все более актуальным.

Правила проведения оперативно-розыскных мероприятий в нашей стране достаточно гибкие, что позволяет трактовать их в зависимости от конъюнктуры. На совершенствовании устаревшей системы давно настаивают зарубежные партнеры, обозначая это обстоятельство как одно из условий европейской интеграции. Тем не менее, законодательные инициативы регулярно переписываются, поступают на рассмотрение и опять откладываются в "долгий ящик". Пройдет ли все этапы последний законопроект, предложенный МВД, пока боятся предполагать даже его разработчики. Два года назад подобная инициатива исходила из Минюста, однако она так и не обрела статус закона.

*Нелегальная слежка

Ежегодно компетентные органы РМ ставят на прослушку более тысячи граждан - таковы официальные цифры. Судебные инстанции дают добро на эти действия примерно в 95% случаев. Сколько людей становится жертвами нелегальной слежки, статистические данные умалчивают. Масштаб проблемы стал очевидным после того, как в прошлом году был отстранен от должности один из высокопоставленных представителей Службы информации и безопасности (СИБ). В поле зрения правоохранителей попал именно тот, в чьи непосредственные обязанности входило обеспечение защиты от незаконного перехвата и прослушивания переговоров - начальник оперативно-технической службы СИБ. Прокуроры инкриминировали подполковнику дачу распоряжений о записи телефонных разговоров нескольких его коллег в отсутствие судебного разрешения. Потерпевшими по этому делу признаны пять СИБовцев, за которыми на протяжении года велась несанкционированная слежка.

Кроме того, как утверждают в прокуратуре, на протяжении 2009 г. нелегально прослушивались телефоны Александра Тэнасе, Михая Годи, а также супругов Виталия и Виорики Нагачевских. Недавно эти материалы поступили на рассмотрение суда. Вслед за этим Генпрокуратура передала в судебную инстанцию и уголовное дело в отношении сотрудников оперативных служб МВД, которые обвиняются в нарушении права на тайну телефонных переговоров, злоупотреблении служебным положением и подделке документов. В пресс-службе ведомства поясняют, что один из полицейских внес заведомо ложные данные в оперативный служебный документ, из которого следовало, что лидеры преступной группировки использовали в своих схемах несколько мобильных телефонов. Под этим предлогом стражи правопорядка получили возможность прослушивать переговоры ряда политиков и других граждан на протяжении двух месяцев в 2009 г. В их числе - Серафим Урекян, Вячеслав Унтилэ и еще 7 человек.

В минувшем месяце депутаты от ПКРМ Сергей Сырбу и Александр Петков выступили с заявлением о том, что в настоящее время их телефоны прослушивает СИБ. Легитимны ли эти действия, им неизвестно, а в спецслужбе предоставить требуемую информацию отказались. Депутаты обратились в международные организации, попросив их вмешаться для прекращения подобной сомнительной практики. Вписывается ли работа спецслужб в правовые предписания, предстоит проверить прокурорам. Как отмечают в пресс-службе Генпрокуратуры, только за последнее время в суд было передано 5 подобных дел. Сейчас здесь расследуют и другие уголовные дела, начатые по фактам незаконного прослушивания телефонных разговоров. По словам прокуроров, эти материалы находятся на завершающем этапе уголовного преследования и вскоре будут переданы в суд.

*Под невидимым прицелом

Случаев, когда компетентные службы без особых на то оснований подслушивают граждан, ведут наблюдение за домами, устанавливают видеокамеры и запрашивают информацию от телекоммуникационных компаний, достаточно много. Чтобы воспрепятствовать подобным действиям, в МВД разработали новый проект Закона об оперативно-розыскной деятельности. Он заменит действующий ныне закон 1994 г., который де-факто не ограничивает применение методов слежки за подозреваемыми. Как отметил для "КО" советник главы МВД Евгений Оникэ, целью нового документа является защита права на личную жизнь и приведение закона к европейским стандартам. После обсуждения и доработки законопроект будет отправлен на утверждение правительства и парламента. Произойти это может в течение ближайшего месяца.

В числе основных предлагаемых новаций - прослушивание телефонных разговоров и слежка за местом проживания подозреваемых только после возбуждения уголовного дела. После принятия закона данные слежки или прослушки, полученные до открытия дела, не будут считаться уликами. В то же время прослушивание телефонных и иных переговоров, наблюдение за жильем с использованием технических средств, обследование жилища и установка в нем какой-либо аппаратуры, электронная слежка будут возможны, как и сейчас, только с санкции суда. Несмотря на благие намерения реформаторов, очевидно, что закон разработан под давлением европейских институтов и не учитывает некоторые молдавские реалии. На деле представители спецслужб и правоохранительных органов настаивают на сохранении прежней практики, ведь в противном случае добывать информацию по делу станет гораздо сложнее.

"После возбуждения уголовного дела прослушивание телефонов и наблюдение за жильем подозреваемого теряют всякий смысл, - говорит один из сотрудников Департамента полиции МВД. - В таких условиях органы правопорядка не смогут выполнять свои служебные обязанности. Фигуранты уголовных дел не станут вести открытых телефонных переговоров, поскольку будут знать, что их могут прослушивать. Криминальный мир почувствует вседозволенность, если предложение об изменении оперативно-розыскных схем будет принято. И даже те сведения, которые удастся получить до начала уголовного преследования, будут носить лишь информационный характер, на них нельзя будет основывать обвинение. Кроме того, при возбуждении дела к подследственному часто применяют арест, подписку о невыезде или иную меру пресечения, а это само по себе ограничивает свободу его передвижения и общения".

*Полицейский "опус"

Молдавских правоохранителей и представителей спецслужб вполне можно понять. Работать по стандартам, принятым в развитых странах, достаточно сложно, и в наших условиях это может привести к различным перекосам. Однако сегодня следственные органы располагают доступом к аппаратуре, которая позволяет прослушивать любой телефонный разговор даже без уведомления об этом оператора, что постоянно приводит к злоупотреблениям. Представители мобильных компаний неоднократно выражали недоумение тем, что процесс расследования многих дел следственными органами недостаточно прозрачен, в итоге есть риск, что абоненты потеряют доверие к их услугам. Кроме того, есть масса трудностей с технологической точки зрения. Ведь аппаратура для прослушки и сопутствующее программное обеспечение требует немалых и регулярных инвестиций со стороны государства, которое постоянно пытается переложить часть расходов на операторов.

"Любой нормативно-правовой акт должен быть хорошо продуман и разработан с учетом прогрессивного опыта и комментариев практикующих специалистов, - комментируют в Союзе адвокатов РМ. - Тем более, если речь идет о таком важном направлении, как оперативно-розыскная работа, которая включает в себя применение специальных средств и техники. Последний "опус" МВД в этой сфере, вынесенный на обсуждение, уже при беглом прочтении вызывает вопросы. Мировой опыт правового регулирования этого направления деятельности есть, и достаточно богатый, однако разработчики воспользовались не всегда удачными выдержками из аналогичных законов ряда европейских стран, которые даже не всегда взаимосвязаны.

Многие вопросы остались неурегулированными, что приведет не только к коллизиям правового плана, но и новым нарушениям законодательства правоохранительными органами и спецслужбами. Возможно, было бы целесообразно подумать над тем, чтобы дифференцировать полномочия компетентных органов. Ведь оперативно-розыскные мероприятия - это розыск не только преступников, но и алиментщиков, скрывшихся должников или водителей с места аварии, без вести пропавших людей, потерявшихся детей и многие другие ситуации, куда входит обследование различных мест и объектов, опрос очевидцев и свидетелей, получение оперативных данных для розыска лица. Если в законе не оговорить четко все детали, то его положения вообще теряют смысл.

Кроме того, в рекламных газетах и на сайтах в интернете имеются объявления с предложением услуг сыскного характера, предусматривающих получение денежных средств от клиентов. Все они поступают от нескольких лиц, которые не указывают ни названия фирмы, ни ее адреса, ни полной информации о себе, а номера телефонов оставляют только мобильные. Бывает, что за такими объявлениями скрываются посредники между клиентом и сотрудниками правоохранительных органов, которые, пользуясь служебными возможностями, извлекают дополнительный доход. К ним же обращаются те, кому требуется откровенный компромат на политических оппонентов или конкурентов по бизнесу. Новый законопроект не предусматривает никаких механизмов, чтобы прекратить подобную практику".
ko.md

Обсудить