Права России на Молдову. Историко-правовые свидельства

Если документально, последовательно и беспристрастно проследить с точки зрения международного права эволюцию молдавско-русских отношений, хотя бы с 1711г. до конца XXв., то придём к очевидному заключению: Пруто-Днестровская Молдова («Бессарабия»), Молдавская Республика были под покровительством, под сюзеренитетом России/СССР до 1991г., 280 лет! Это красноречивое, неоспоримое доказательство, что интересы Российской Федерации в этом геополитическом пространстве исторически и юридически более чем обоснованы.

24 октября 2011г. в Кишинёве состоится международная конференция «Россия – Молдавия: диалог во имя будущего». Предлагаем нашим читателям одно из выступлений, которое будет предложено участникам конференции.

Воинственное политико-идеологическое нашествие на Республику Молдову уже более 20 лет ведётся вызывающе открыто. При трепетном европейском отношении к позорным парижским, версальским, трианонским транзакциям 20-х годов прошлого столетия, сегодня мы безучастно присутствуем при откровенном попрании важнейших международных договорённостей, в том числе Парижского мирного договора от 10.02.1947г. По мере всё увеличивающегося количества международных актов по соблюдению прав свободных народов и независимых государств, всё масштабнее становится грубое вмешательство Румынии во внутренние дела Молдавского суверенного государства. Это при том, что Румыния неоднократно торжественно обязалась перед ООН, перед ПАСЕ, перед Европейским Сообществом и даже перед святая святых – перед НАТО, уважать права оказавшихся на её территории венгров и молдаван, неукоснительно соблюдать принципы невмешательства в дела соседних государств. Вопреки этому, всё возрастает поток писаний, официальных заявлений, пропагандирующих химеру о том, будто «Бессарабия – румынская земля». Одно из многочисленных подобных небылиц озаглавлено «Drepturile romînilor asupra Basarabiei» (Права румын на Бессарабию). Оно переиздано, видимо, под влиянием множества деклараций, составляющее что-то вроде «Майн кампф» Адольфа, пардон, Траяна Бэсеску, неизлечимо заявляющем, что «Бессарабия», якобы, была «румынской землёй». Молдова никогда не была, и даст Бог, не позволят молдаване и здравомыслящие политики, не будет румынской. Об этом свидельствует вся история политических и дипломатических русско-румынских отношений.

У восточной, Пруто-Днестровской, Молдовы, экспансионистски прозванной с начала XIX в. «Бессарабией», было достаточно недругов и меньше – друзей. Среди тех и других лишь две страны выделяются определённым постоянством. Страна Басарабов (Угровлахия, Валахия – у неё было много названий до второй половины XIXв.) была первой, которая уже в 1400г. напала на Молдову, низвергнув с молдавского престола господаря Югу. Басарабским/угровлахским воеводам, румынским королям понравилось это занятие – что-то вроде хобби! – и с тех пор постоянно нападают на Молдову, впоследствии на Восточную Молдову, как могут и с кем могут: объединившись с турками в 1429г., когда попытались захватить у Молдовы крепость и порт Килию; побратавшись с османами и татарами, как в 1475, 1476гг. и много раз позже; при поддержке немцев, как в 1918г., или совместно с

фашистами – в 1941г. Если никто не желает с нею знаться, Угровлахия, ныне Румыния, нагло вмешивается во внутренние дела Республики Молдова, подрывая её основы. В последний раз Угровлахия, ныне Румыния, попыталась разрушить Молдавское Государство в 1992г., подбрасывая боеприпасы, гнущиеся автоматы, ржавые бронетранспортёры.

После двадцатилетней беспрерывной румынизаторской пропагандистской бомбардировки через школы, вузы, радио, ТВ, газеты, журналы, академическую продукцию, напичканные великорумынской идеологией засланные профашистские банды легионеров и местное прорумынское отребье в апреле 2009г. вновь попытались осуществить государственный переворот.

Цара Басарабилор (Угровлахия) была единственной соседней страной, которая, совместно с османами и ногайскими татарами, напала на Молдову в 1484г., оторвав тогда треть молдавской территории.

Угровлахия, ныне Румыния, была и остаётся единственной страной, которая никогда не заключала никакого договора, соглашения или конвенции с Молдовой.

Другой страной, с которой Молдова, однако, поддерживала многовековые постоянные дружественные отношения сотрудничества и взаимоуважения, была Россия. Окружённая католическим миром, находясь под господством османов, постоянно атакованная то валахами, то татарами, Молдова с XVв. видела – и видит! – в лице России, величественного и влиятельного центра православного мира, единственную надежду своего освобождения и защиты.

Историко-правовые основы покровительства, сюзеренитета России над Молдовой отражаются и подтверждаются в давних обращениях, посланиях и воззваниях молдавских господарей, высшего духовенства, всего молдавского общества к русским правителям взять Молдову под свою защиту, включить православных молдаван под омофор Русского Патриархата. Эти многовековые чаяния молдавского народа подтверждаются уже первым, к сожалению, не сохранившимся молдавско-русским соглашением между Стефаном III Великим и Иваном III, великим князем Московским. О том же свидетельствуют делегации, обращения и послания молдавских господарей Петра Рареша, Александра Лэпушняну, Георгия Стефана, Василия Лупу и др. к московским князьям, царям и императорам.

Написанный Дмитрием Кантемиром и подтверждённый Петром I «Диплом и пункты» – Молдавско-русский военно-политический договор (Луцк, 13.04.1711г.) – предусматривал:

«Естли когда между нашим царским величеством и салтаном турским мир сочинится может, то княжество Волоское (= Молдавское) обороны и защиты нашего царского величества

никогда лишено да не будет..., чтоб княжество Волоское (= Молдавское) к нашему царскому величеству надлежати должно было» (Пункт 13).

Пункт 16 устанавливал: «Обязуемся, что мы и нашего царского величества наследники сии пакты свято сохранить и ненарушимо подтвердить и вечно содержать должны быти имут». Подчеркнём: эти «пункты» были написаны Д.Кантемиром, а русская сторона – «мы и нашего величества наследники» – поклялась «свято сохранить, ненарушимо подтвердить и вечно содержать» обязательства по освобождению и обороне Молдовы. Навечно. В 1812г. эти «вечные обязательства» смогли быть осуществлены лишь относительно восточной, Пруто-Днестровской, Молдовы.

Следует особо отметить, что присоединение в 1812г. так называемой Бессарабии к Российской Империи никого не интересовало в Европе, не вызвало никаких нареканий, раздражений ни у дальних, ни у соседних государств. К этой трагедии – разделение Молдовы

– тогда, в 1812г., Угровлахия/Валахия не проявила ни малейшего интереса. Тогда Угровлахия/Валахия была обычной османской колонией, затурканной территорией.

Вообще Румыния, сама признанная независимой лишь после Берлинского мирного конгресса (июнь 1878г.), никогда не ставила под сомнение права России над Пруто-Днестровской территорией.

Ни в апреле 1874г., когда открылось румынское дипломатическое агентство в Петербурге.

Ни в апреле 1877г., когда Румыния, «привилегированная провинция» Турции, подписала в Бухаресте секретную «политическую конвенцию» с Россией, которая «обеспечила русской армии свободный проход через румынскую территорию и дружественное к ней отношение».

Ни в октябре 1877г., когда Россия, первая в Европе, признала независимость Румынии. (В знак благодарности, исключительно многоликий румынский политик И.К.Брэтияну шесть лет спустя, в 1883г., упорно науськивал канцлера Германии напасть, совместно с Румынией, на Россию «в сторону Днестра». Но мудрый О.Бисмарк отрезал территориальные «похты» румынского «Наполеона»).

Румынское королевство не поставило под сомнение права России над Восточной Молдовой («Бессарабией») ни в сентябре 1914г., когда было заключено Секретное русско-румынское соглашение, по которому Россия обязывалась гарантировать и защищать территориальную целостность Румынии и признавала её право над австро-венгерской

территорией – Трансильванией. (Соглашение СазоноваДиаманди). Отметим, что Румыния тогда на другие, чужие, территории не претендовала.

Румынское королевство не поставило под сомнение права России над Восточной Молдовой («Бессарабией») ни в августе 1916г., когда подписала в Бухаресте договор о союзе с Францией, Великобританией, Россией и Италией (Антанта). «Среди условий участия Румынии в (первой мировой) войне на стороне Антанты предусматривалось и удовлетворение пожелания объединения с Румынией венгерских территорий» (Трансильвания). Только об этом «объединении» круглосуточно и ежедневно мечтало тогда Румынское королевство. Захват других чужих территорий Румыния тогда не «пожелала».

В середине августа 1916г. Румыния нападает на Австро-Венгрию. Но спустя всего лишь 72 дня румынское правительство позорно сматывается из Бухареста и скрывается в Яссах. К концу августа 1917г. Великая Румыния стала Румыния Микшоратэ (уменьшинной), с линией обороны по Сирету и флангами по Пруту. Загнанное в «треугольнике смерти», умирающее от голода, холода и страха Румынское королевство прибегло к своей излюбленной, традиционной практике: оно предало своих союзников и переметнулось на сторону врага: подписало с немцами Фокшанское перемирие.

Немцы, удовлетворяя требования своих союзников – болгар, возвращают им Добруджу, а румынам, в качестве компенсации, предлагают напасть на их союзницу – Россию. С целью грабежа и в «поисках жратвы» (генерал К.Презан) в начале декабря 1917г. румынские войска нападают на молдавский город Леова, а затем на сёла Хынчешстского района Молдовы. Грабят население, расстреливают пять мирных граждан и отходят в королевство.

Русское/советское правительство резко ответило на разбойные действия своего союзника – Румынии. В ноте наркома иностранных дел от 16 декабря 1917г. содержится требование «покарать преступные элементы из румынского офицерства и румынской бюрократии»; предупреждалось, «что на территории русской революции мы не потерпим более никаких репрессий...». Охваченное извечной жаждой чужих территорий, опьянённая временной безнаказанностью, Румынское королевство не прекратило наезды на территорию своей союзницы – России: грабит, арестовывает, издевается над мирными гражданами. 31 декабря 1917г. русское/советское правительство свой нотой вновь энергично протестовало против разбойных действий румынской военщины. В ноте подчёркивалось, что невыполнение требований Советского правительства, в том числе и прекращение «бесчинных действий», влечёт за собой «принятие военных мер, вплоть до самых решительных».

Следует напомнить, что в свете обязательств, взятых ещё Петром I, «принятие этих самых решительных мер» оставалось в силе до 28 июня 1940г. и позже.

Напомним также, что, в соответствии с резолюцией Военно-молдавского съезда от 24 октября 1917г., Сфатул Цэрий провозгласил 2.12.1917г. Молдавскую Демократическую Республику как равноправный член Российской Демократической Федеративной Республики. Кстати, Сфатул Цэрий никогда не отменял этот исторический акт.

В связи с этим полагаем уместным особо подчеркнуть для русскоозабоченных румынских историков и публицистов, для молдавских, скоропостижно ставших «румынскими», историков, напряжённо озабоченных 1812 годом, что Молдавская Демократическая Республика в декабре 1917г. и в январе 1918г. была под сюзеренитетом России в той же степени и на тех правовых основаниях, что и 17 мая 1812г., на второй день после подписания Бухарестского русско-турецкого мирного договора.

Молдавская Демократическая Республика оставалась под сюзеренитетом России и после организованных румынским оккупационным режимом политических фарсов от 24.01.1918г. под названием «независимость», а также от 27.03. и 27.11.1918г. под названием «унире» (объединение). Во-первых, потому, что ни страны-подписанты, ни какой-либо европейский коллективный организм не денонсировал/аннулировал положения Бухарестского русско-турецкого мирного договора от 16.05.1812г. Во-вторых, потому, что территория, находящаяся под сюзеренитетом другого государства, вероломно оккупированная четырьмя румынскими дивизиями, будучи на постоянном осадном положении, когда были аннулированы все политические права и свободы, не могла провозгласить себя «независимой» и не могла ни с кем «объединяться». Такая территория могла быть только захваченной и удержанной лишь силой оружия. Что и случилось в январе 1918г.

Без объявления о выходе из договора от 4.08.1916г., без разрыва дипломатических отношений Румынское королевство в начале января 1918г. широким фронтом – от Единец до Килии – напало на свою союзницу – Россию.

Отмечая, что в начале января 1918г. «покрытая преступлениями румынская олигархия открыла военные действия против Русской Республики», Совет Народных Комиссаров (правительство Советской России) 13 января 1918г. постановил:

«1. Все дипломатические отношения с Румынией прерываются. Румынское посольство и все вообще агенты румынской власти высылаются за границу кратчайшим путём.

2. Хранящийся в Москве золотой фонд Румынии объявляется неприкосновенным для румынской олигархии...». (Так как ныне в Румынии у власти находится, судя по румынской печати, олигархия более нахрапистая, чем та, пошиба 1918г., более нахальная и высокомерная по отношению к Республике Молдова и к Российской Федерации, судьба голосисто оплакиваемого ныне золотого запаса Румынии может оставаться без изменений...).

Наглость и беспардонность румынских политиков всегда не имели границ... Как свидельствовал И.Г.Дука, член правительства, а одно время даже премьер-министр Румынии, «объявление войны (разрыв дипломатических отношений) со стороны большевистского правительства не произвело никаких эмоций, мы восприняли это как обыденный факт... Явилось жестом без практических последствий; на него, как мне помнится, мы даже не дали себе труда ответить».

Напрасно руководители Румынии вели себя – впрочем, как всегда! – так самонадеянно и близоруко. «Практические последствия» со стороны России возникли для них уже в марте 1918г., когда Румыния была вынуждена публично признать, что совершила «агрессивный акт» против России и против Молдавской Демократической Республики. Особенно болезненно румынские руководители пережили «практические последствия» своей бездумной разбойной политики 26–28 июня 1940г. ...

История жестоко наказывает всех пренебрегающих её уроками. Напрасно тогдашнее, впрочем, как и сегодняшнее, правительство Румынии возомнило себя пупом Европы. Напрасно румынский королевский двор высокомерно и пренебрежительно отнёсся к решению советского правительства о разрыве дипломатических отношений. Напрасно румынское правительство вело себя как заяц во хмелю. На территории России были интернированы десятки тысяч пленных румын, депутаты парламента, члены Кассационной палаты; были на излечении десятки тысяч румынских раненных… Эти драматические обстоятельства, в конце концов, заставили румынское руководство искать мира или хотя бы перемирия. Как всегда, при помощи западных советников-посредников, румынские оккупанты вынуждены были подписать Русско-румынское соглашение об очищении Румынией Бессарабии от 5–9 марта 1918г. Первый пункт этого соглашения гласит:

«Румыния обязывается очистить Бессарабию в течение двух месяцев… Все очищаемые румынскими властями местности занимаются сейчас же русскими войсками…».

Содержащее 9 пунктов Русско-румынское соглашение об очищении Румынией Бессарабии было подписано 5.03.1918г. в Яссах Председателем Совета Министров и министром иностранных дел Румынии Ал.Авереску; со стороны России было подписано Председателем Верховной Автономной Коллегии Совнаркома по Русско-румынским делам Христианом Раковским в Одессе 9.03.1918г. в присутствии и с согласия международных представителей: полковника Бойля (Великобритания) и полковника Аркье (Франция).

Этот международный акт – Соглашение об очищении Румынией Бессарабии, подписанный премьер-министром, он же и министр иностранных дел Румынии Ал.Авереску, под присмотром международных представителей, является неоспоримым историческим и юридическим доказательством того, что правительство Румынии официально признало, что нападение на Молдавскую Демократическую Республику, захват территории, находящейся под сюзеренитетом России, было агрессивным актом. Это официальное признание правительством Румынии, что оно совершило агрессию против своей союзницы – России, повергло тогда в шок румынских политиков. И.Г.Дука сокрушался: «Авереску с недопустимой лёгкостью заключил соглашение, согласно которому обязался эвакуировать в течение двух месяцев Бессарабию. Можно себе представить, какой аргумент он дал большевикам против нас, ибо мы сами засвидетельствовали в официальном акте, что оккупация Бессарабии была сомнительным актом… Спрашиваю себя и сегодня как могло случиться, что генерал Авереску подписал такой акт? ». Крайне осложнившаяся тогда обстановка на юге России позволила королевской Румынии в очередной раз не выполнять принятые на себя обязательства. Российские власти внимательно следили за происками румынских политиков, пытавшихся придать законность своему вооружённому захвату Молдавской Демократической Республики. Своим заявлением от 18.04.1918г. Советское правительство решительно протестовало против декларации правительства Румынии о захвате Бессарабии.

Общеизвестными доказательствами того, что Россия никогда, ни на миг, не признала, что «Бессарабия», якобы, была когда-либо «румынской землёй», являются бесплодные попытки румынских историков и политиков навязать эту выдумку советской дипломатии. Красноречивыми доказательствами тому являются и результаты Варшавской (1921г.) и Венской (1924г.) конференций…

Следует подчеркнуть, чтобы знать: Румыния не поставила под сомнение сюзеренитет России/СССР над Молдавской Республикой ни в официальных документах по возобновлению советско-румынских дипломатических отношений в 1934г.

Румынское правительство ни разу не поставило под сомнение покровительство Российской Федерации над Днестровско-Прутской территорией, сюзеренитет СССР над Молдавской ССР ни в своей ноте от 27.06.1940г., ни в своей ноте от 28.06.1940г. (в 11 часов); «Румынское правительство видело себя обязанным принять условия эвакуации, предусмотренные в советской ноте» (от 28.06.1940г.. в 1.30 час).

Если отбросить всю нагромождённую великорумынскую идеологическую реваншистскую шелуху, нота Советского правительства» от 28.06.1940г. – это требование к Румынскому правительству выполнить свои же официально принятые обязательства по Русско-румынскому соглашению об очищении Румынией Бессарабии от 5–9.03.1918г. Напомним, что этим международным актом тогда Румыния публично официально признала, что совершила агрессию против России и против Молдавской Республики, потому и обязалась «очищать». Разница лишь в том, что после разрыва советско-румынских дипломатических отношений (13.01.1918) румынские политические деятели не видели «практических последствий» своих агрессивных действий. А к 28.06.1940г. – «практические плачевные последствия» для румынской военщины стали неизбежными и немедленными. Разница ещё и в том, что в марте 1918г. Румыния, официально признав, что совершила акт агрессии против Бессарабии, а, значит, и против России, обязалась очистить захваченную территорию в течение двух месяцев. А 28.06.1940г. Советское правительство заставило Королевскую Румынию выполнить принятые ею же 22 года назад обязательства в течение четырёх дней.

Таким образом, если документально, последовательно и беспристрастно проследить с точки зрения международного права эволюцию молдавско-русских отношений, хотя бы с 1711г. до конца XXв., то придём к очевидному заключению: Пруто-Днестровская Молдова («Бессарабия»), Молдавская Республика были под покровительством, под сюзеренитетом России/СССР до 1991г., 280 лет! Это красноречивое, неоспоримое доказательство, что интересы Российской Федерации в этом геополитическом пространстве исторически и юридически более чем обоснованы.

Восточная, Пруто-Днестровская, Молдова почти три столетия была под покровительством, под сюзеренитетом России, однако ни в политическом дискурсе, ни в научных статьях русские не используют синтагму «Бессарабия – русская земля».

Восточная, Пруто-Днестровская, Молдова ни дня, ни одного часа не была в составе княжеств, решивших соединиться в 1862г.; ни дня, ни одного часа не была в составе Румынии (за исключением 1918 –1940гг., когда была оккупирована румынской военщиной), официально признанной с таким названием после 1878г., однако и румынский политический класс, и румынские так называемые учёные, как заведённые, тараторят, что «Бессарабия (Буджак?) – румынская земля ». Любопытно, кто им вдалбливал и вдалбливает эту несусветную чушь?!

Любопытно, как реагировал бы политический класс, учёные и публицисты Румынии, если бы молдавские авторы и общественные деятели назвали южнокарпатскую страну Цыганиадой?! Тем более, что для этого есть более чем достаточно языковых, этнических и психологических данных.

О внутрикарпатском пространстве здесь речь не идёт, потому, что всем известно: Трансильванияэто венгерская земля на протяжении тысячи лет!

Обсудить