Филат «ставит» на красное!

Само понятие «альянс» предполагает наличие каких-то общих целей. Никаких общих целей у ЛДПМ, ДПМ и ЛП нет. Вначале такой целью была «Молдова без Воронина, Молдова без коммунистов», но эту цель достичь не удалось, и сегодня как ЛДПМ, так и ДПМ ведут сепаратные переговоры с ПКРМ о том, как поделить паи в SRL под названием «Республика Молдова».

Лидер ЛДПМ сделал ставку на личные отношения с Ворониным

Председатель Либерально-демократической партии, премьер-министр Влад Филат, потеряв ряд бывших товарищей по партии и поссорившись с партнерами по Альянсу за европейскую интеграцию, сделал ставку на свои личные отношения с лидером Партии коммунистов Владимиром Ворониным в попытке разрубить гордиев узел как всеобщего политического тупика, так и своей личной вендетты с Владом Плахотнюком.

Филат пошел ва-банк и поставил все на красное. Возможно, удача улыбнется ему. Но велик и риск того, что, проиграв эту игру в молдавском политическом казино, он не только не разрубит упомянутый гордиев узел, но в конечном итоге потеряет и власть, и собственную партию.

Клубок змей

Сегодня в Молдове нет никакой правящей коалиции, никакого властного альянса, формального или неформального.

Само понятие «альянс» предполагает наличие каких-то общих целей. Никаких общих целей у ЛДПМ, ДПМ и ЛП нет. Вначале такой целью была «Молдова без Воронина, Молдова без коммунистов», но эту цель достичь не удалось, и сегодня как ЛДПМ, так и ДПМ ведут сепаратные переговоры с ПКРМ о том, как поделить паи в SRL под названием «Республика Молдова».

Нет общих целей и у либерал-демократов с коммунистами, хотя и Мариан Лупу, и Михай Гимпу утверждают, что «арбуз созрел» и что между ЛДПМ и ПКРМ фактически сложился новый альянс в пику почившему в бозе АЕИ.

Каждая из четырех парламентских партий преследует свои собственные интересы, а все вместе они напоминают клубок змей, готовых сожрать друг друга. Кто здесь точно ни при чем, так это избиратель.

Официальная версия ПКРМ, которую повторил на этой неделе Воронин, ― «Мы за широкую коалицию для избрания непартийного президента». Но это всего лишь дымовая завеса для наивной публики.

Реальная цель ПКРМ — как можно больше ослабить участников АЕИ, спровоцировать досрочные выборы и получить на них большинство, которое позволит коммунистам самим избрать руководство нового парламента и утвердить новое правительство.

Воронин хочет лично занять один из ключевых постов в государстве — председателя парламента или премьер-министра. Воронин ни разу не заявил публично, что он отказывается от того, чтобы снова собственной персоной вернуться к руководству страной.

Для достижения своих целей ПКРМ и ее лидер готовы на любые комбинации. Сначала они могут ослабить ДПМ с помощью Филата, затем они могут вместе с демократами отправить в отставку самого Филата и, скомпрометировав его альянсом с ПКРМ, отбросить, как выжатый лимон.

Хотя внешне и незаметную, но важную роль в поведении Воронина-старшего играет Воронин-младший, о котором все почему-то подзабыли, но который тоже хочет вернуть себе утраченные позиции. (В политической тусовке ходит такая байка. Встречаются в одном благородном клубе два олигарха. Один говорит другому: «Знаешь, лет десять назад у нас была общая сделка, так, оказывается, я остался тебе должен десять миллионов». ― «Не десять, а двадцать». ― «Ну хорошо, пятнадцать». ― «Договорились». ― «И папе скажи, что я долг верну»).

Программа-максимум Филата — самому стать президентом и уничтожить Плахотнюка.

Оптимальным вариантом для Филата была бы «перезагрузка» АЕИ, при которой он стал бы президентом, ЛДПМ получила бы контроль над правительством, Лупу мог бы остаться спикером, а Гимпу в качестве утешительного приза дали бы какую-нибудь не первостепенную, но важную должность, например генерального прокурора. Но с таким раскладом не согласны бывшие коллеги по АЕИ, да и коммунисты не захотят поделиться недостающими для избрания главы государства голосами.

Другая опция для Филата — с помощью ПКРМ отправить в отставку Лупу и Плахотнюка, стать исполняющим обязанности главы государства и в таком двойном качестве, премьера и врио президента, смело пойти на досрочные выборы. Дело за малым — убедить ПКРМ проголосовать за отставку Лупу и Плахотнюка.

Следующий вариант для ЛДПМ — поделить власть с ПКРМ: Филат ― президент, коммунист ― спикер, правительство технократов пополам, Лупу разжаловать в рядовые депутаты, на Плахотнюка натравить нового генерального прокурора. При таком раскладе Воронин захочет стать или спикером, или премьером, и если он этого добьется, за очень короткий срок он подомнет под себя всю власть.

Самый плохой сценарий для Филата — быть отправленным в отставку фракциями ПКРМ и ДПМ (возможно, к ним присоединится и Гимпу) и пойти на досрочные выборы в качестве ослабленной, уже оппозиционной, силы.

Максимальные цели, которых хочет достичь ДПМ, тоже ясны: сделать Лупу президентом и сохранить влияние Плахотнюка. Но поскольку консенсуса по поводу кандидатуры Лупу нет, но зато возникла угроза того, что он с Плахотнюком лишатся своих кресел в президиуме парламента, ДПМ говорит, что готова умерить аппетиты и отказаться от должности главы государства в пользу консенсусной кандидатуры, которая могла бы набрать необходимые 61 голос.

В условиях, когда Лупу и Плахотнюк сохраняют свои должности, досрочные выборы не пугают ДПМ. Они позволят лидерам партии сохранить статус-кво еще год, а в результате выборов Лупу и Плахотнюк рассчитывают только укрепить свои позиции.

Политиком, который при любых раскладах остается вообще не при делах, оказывается Гимпу. Он понимает, что должности спикера ему не видать, как его племяннику низкого тарифа на отопление, и заявляет, что готов либо возглавить правительство вместо Филата, либо стать первым вице-председателем парламента вместо Плахотнюка.

Даже коллеги Гимпу по АЕИ за глаза называют его «идиотом». Но Гимпу не такой простой, как кажется. Недавно бывший советник Гимпу румынский «социолог в штатском» Дан Дунгачиу заметил, что объединение Молдовы с Румынией может состояться лишь в том случае, если Молдова полностью провалится как государство. Унионист Гимпу, будучи румынским политиком в Молдове, работает именно на эту цель. В качестве врио президента он скомпрометировал должность главы Молдавского государства. В качестве учредителя АЕИ он скомпрометировал парламент. Заявляя о желании возглавить правительство, он хочет дискредитировать и исполнительную власть и ввергнуть Молдову в полный хаос. А далее …читайте Дунгачиу.

Каштаны для «дуба»

Фракция ПКРМ не торопится таскать из огня каштаны для Филата. На заседании парламента в четверг представители ЛДПМ, ДПМ и ЛП опять ругались между собой, а коммунисты сидели в сторонке и над всем этим посмеивались.

Хотя Филат угрожал, что, если Лупу не инициирует отставку генерального прокурора Валериу Зубко, в отставку будет отправлен сам Лупу, пока что не уволены ни Зубко, ни Лупу. Без голосов депутатов от ПКРМ либерал-демократы не могут добиться этих отставок, а коммунисты заняли выжидательную позицию.

ПКРМ справедливо полагает, что, чем хуже для АЕИ, тем лучше для нее, и действует, исходя именно из этой логики. Зачем ПКРМ сейчас брать часть власти, если после досрочных выборов она рассчитывает получить всю власть?

Социально-экономическая ситуация ухудшается. Растут цены и тарифы. Многие люди в прямом смысле слова мерзнут и голодают, а власть ничем не может им помочь. Бизнесмены разочарованы деятельностью правительства, раздражены беспределом контролирующих органов. Кто и на каких условиях проголосует за принятие закона о бюджете на 2012 год и будет ли он принят вообще — большой вопрос.

В условиях, когда акции ПКРМ растут на плохих новостях для АЕИ, когда Лупу с Плахотнюком успешно отбивают атаки Филата, а мнение Гимпу вообще никого не волнует, самые серьезные имиджевые потери несет ЛДПМ.

Два-три общих «технических» голосования ЛДПМ и ПКРМ — это еще терпимо, и разговоры об «арбузе» пока остаются только мнением Гимпу и его либерального фан-клуба. Но если общие голосования продолжатся, да еще против бывших коллег по АЕИ, отрицать, что «арбуз созрел», станет трудно. Если все будут считать, что сложился новый альянс между ПКРМ и ЛДПМ, значит, так оно и будет, как бы лидеры этих партий ни отрицали сей факт.

Если результатом договоренностей между Филатом и Ворониным станет избрание Филата президентом, это, конечно, сделает Филата самым устойчивым и несменяемым молдавским политиком на ближайшие четыре года. Но если ценой, которую придется заплатить за это, станет возвращение и Воронина во власть, долгосрочные потери для Филата могут оказаться катастрофическими. После четырех лет президентства, ставшего возможным благодаря альянсу с Ворониным, Филат может оказаться и без партии, и без власти.

Лидеры парламентских партий не испытывают никакого доверия друг к другу. Они постоянно ждут, что другие их «кинут», и сами готовы при первой же возможности «кинуть» других. Компромисс между ними по-прежнему выглядит нереальным. А значит, как ни крути, вся эта неразбериха должна закончиться новыми выборами.

pan.md

Обсудить