Юрий Рошка: полвека на стенах Трои

Он рано понял, что мы, молдаване, - народ с двумя "духовными легкими" - западным и восточным, что мы люди уникального духовного синтеза.

И сотрет Господь слезы со всех лиц, и снимет поношение с народа своего...

Исайя: 25, 8

Моему старому знакомцу и современнику Юрию Рошке в следующий понедельник исполнится ровно 50 лет. Глядя на его подтянутую, спортивную фигуру прирожденного бойца (с типично боксерской постановкой головы и плеч, с постоянной готовностью отвлекающим движением спровоцировать противника, нанести ему резкий джеб и тут же уклониться от ответного удара), на его предельную собранность, цепкое внимание и феноменальную мыслительную реакцию, в это трудно поверить.

И, тем не менее, факт его пятидесятилетия - это, как говорится, "медицинский факт". А значит, это и прекрасный повод сказать несколько слов об этом совершенно неординарном человеке, неординарном и даже экстраординарном на фоне удручающей политической серости и никчемности большинства нашего политического "бомонда", который сложился у нас согласно бессмертной исторической максиме: "Каждый народ заслуживает своих правителей". Со всей определенностью можно утверждать, что Юрий Рошка - это феномен в политической истории Молдовы, феномен настолько же противоречивый, настолько и достойный всяческого внимания и уважения, поскольку ценой жесточайших испытаний он сумел обрести подлинное гражданское достоинство, пройдя суровый путь от униониста до государственника, от этнократа до христианина.

Я уже имел возможность убедиться в том, насколько трудно, рискованно и даже неблагодарно писать о политических персоналиях, если судить по неоднозначности реакции читателей на последнюю мою статью "Молдова: quo vadis, камо грядеши?" (ava.md от 14.10.11). Наученный своим отцом и жизнью свято уважать чужое мнение (если это только не платное "мнение" информационного киллера), тем не менее, просто обязан предварить это юбилейное послание следующим воззванием:

"Дорогие соотечественники, не судите столь строго и по фарисейски своих политиков, ибо мы сами их породили, выбрали и вознесли; ругайте их за все ничтожное и корыстное, но и поддерживайте их в тех (весьма редких) поступках и идеях, в которых они проявляют мужество и сонаправленность государственному строительству; каковы мы, таковы и наши политики, а посему не становитесь, Бога ради, в незаслуженную робеспьеровскую позу суровых и ничем не рискующих прокуроров, потому что на всех нас лежит половина вины их, а ведь Вина, как и ее мать Молва, суть особы лукавые, непостоянные и несправедливые. Dixi."

Юрий Рошка испил, как никто другой из отечественных политиков, до дна горькую чашу падений. Но не поперхнулся и не сломался. Более того, этот человек, надышавшийся в молодости (как и большинство их нас) наркотическими парами лукавой, конъюнктурной и бездуховной глобалистской мифологии, сумел найти в себе достаточную силу и мужество пересмотреть ее шаткие основания и опереться на мудрость и духовность родной земли.

Этот человек, именем которого обозначено в молдавской политике убийственное клеймо "синдром Рошки" ("страшилка", безотказно пугающая до сих пор любого политика правого толка, пытающегося найти общий язык с "красными" для выхода из политического тупика) прошел впечатляющий тернистый путь от политического плейбоя, бескомпромиссного площадного смутьяна, бунтаря и главаря, до зрелого, умудренного жизнью "еретика Дюны", государственника и радетеля за судьбы многонационального отечества. До сих пор служащие силовых структур вспоминают с благодарностью и уважением короткое, но весьма продуктивное время, когда он был их политическим и административным куратором.

Он рано понял, что мы, молдаване, - народ с двумя "духовными легкими" - западным и восточным, что мы люди уникального духовного синтеза.

К чему призывает Рошка своих соотечественников? К сотрудничеству в государственном строительстве, к восприятию всеми гражданами нашей страны Молдовы в качестве нашей общей Родины, чтобы такие фундаментальные для каждого человека понятия как Имя, Вера, Надежда, Земля и Воля перестали быть пустыми звуками, не находящими отклика в иссушенных экономическими невзгодами, политическими неудачами, сомнениями в своей гражданской идентичности и охваченными чисто человеческим отчаянием сердцах граждан нашей многострадальной страны.

И Рошка со всей страстностью иконоборца ищет выходы из духовного тупика, в котором оказалось его Отечество, в беседах с выдающимися мыслителями, духовниками и государственниками Европы, Азии и Америки. С бесстрашием искателя истины вгрызается в самые сложные философские, теологические и политические трактаты, с трудом выныривая на поверхность, перегруженный порой излишне наукообразными синтагмами и неологизмами.

Естественно, что вся эта масса новых словосочетаний, понятий и идей, созвучных его ментальности и мировидению, обрушивается на мозг ошарашенного читателя невообразимым интеллектуальным торнадо и порой сокрушает его стилистическими обломками заимствованных и не до конца перемолотых системных и концептуальных построек. Таков его творческий метод в духе известной наполеоновской максимы: "Чтобы выиграть сражение, в него, для начала, необходимо ввязаться!"

Но Юрий Рошка сам человек-торнадо и многие читатели (особенно лучшая их половина - женская) все же проникаются искренностью его письменных (в чем-то даже эпистолярных) посланий-исповедей. Посланий страстных и выстраданных, а не догматических и теологических.

И что же, нередко, следует в награду этому удивительному человеку? Все те же крики беотийцев: фарисейские обвинения в отступничестве, в "сговоре с коммунистами", в "продажности русским" и в прочей несусветной чуши и клевете.

А он снова в поиске, а он уже уловил нечто новое, спасительное для его души и душ своих соотечественников. И главное - он готов эти новые, столь тяжело добытые им для своей души общечеловеческие и христианские ценности отстаивать публично и бесстрашно, отстаивать бескомпромиссно, но маневренно и в динамике, в точном соответствии со своей духовной пластикой ментального боксера и духовного бойца.

Не гнись, мой друг, не забывай, что твое имя - Юрий (Гюргюс, Георгий) есть имя Победоносца. Ты многое одолел за эти полвека и побеждал всегда, когда служил людям. Ты - троянец, который встал на защиту нашей богами проклятой молдавской Трои, ибо уверовал однажды свято, что не дано языческим богам победить ее людей, обретших столь тяжко дающиеся забытые истины о спасительности любви к своим согражданам и к родной Земле. Ты понял, что пророчество Кассандры было порождено совращением душ соблазнённых данайскими дарами троянцев.

У нас же в Бутученах ныне присутствует настроение болдинской осени:

До сердца, Юрий, женского тончайший путь,

Но лишь оно способно отличить героя.

Послушай женщин - их не обмануть...

Не дрогни - и не покорится Троя!

Полвека... Как коварный Одиссей

Пытался ты разрушить ее стены,

Но понял: нет коварнее измены,

Чем отречение от Родины своей.

Обсудить