Потемкинские деревни вокруг инновационного будущего Молдовы

Новой парадигмой правительства становятся: конкурентоспособность, инвестиции и инновации. Безусловно, это верный вектор. В противном случае мы обречены и дальше прозябать в убогом третьем мире, а сияющие вершины первого так и останутся несбыточной мечтой. Но стране нужны не столько звонкие декларации, сколько реальные меры и взвешенные решения.

27 октября в Академии Наук прошла конференция, а, по сути, презентация проекта Национальной Стратегии в области инноваций на 2012-2020 годы. Антураж данного мероприятия был достаточно помпезен, если бы не одно но…

Заявленный соучастник этого форума в лице вице премьера, министра Валериу Лазэр (в списке разработчиков числятся сотрудники министерства экономики) предпочел вместо себя отправить своего заместителя Октавиана Калмык. А тот, в свою очередь, в качестве первого и забойного докладчика долго повествовал об экономических показателях республики в текущем году, этакая политинформация, и ни слова, собственно, о самой Стратегии?

А причины подобного стыдливого самоустранения становятся сразу очевидными, как только поближе начинаешь знакомиться с конкретным содержанием этого по форме респектабельного труда. За его структурой, которая по внешним признакам в целом отвечает общепринятой логике разработки подобных документов, вылазят откровенные ляпы. Поэтому, смею предположить, что именно далекие от реалий нашей жизни главные посылы данной Стратегии и побудили руководство министерства к подобному дистанцированию.

Прежде всего, «Obiectivul de impact a prezentei strategii este de a atinge in a. 2020 a cotei produsului inovational in PIB de 25%». То есть в валовом внутреннем продукте (ВВП) доля инновационной продукции в республике достигнет аж 25%!?

Но в ВВП чистые налоги приближаются к 20%, значит во всем объеме товаров и услуг, а именно в валовой добавленной стоимости инновационная продукция составит уже почти одну треть!!! Этакая, материально-техническая база коммунизма к 2020 году.

Как известно, инновационная активность проявляется в результате созданного в стране определенного научного задела, либо за счет трансферта технологий из-за рубежа. Первое является плодом неустанного и последовательного участия государства, прежде всего, в подготовке кадров и финансировании научных исследований, а второе – инициатива бизнеса и опять же при соответствующих механизмах государственной поддержки.

Если рассматривать национальный потенциал в науке, то он более, чем скромен. В 2009 году по данным официальной статистики у нас числился 3561 исследователь, по итогам 2010-го – уже только 3267 или сразу минус 8,3%. При этом в возрасте 65 лет и старше – 19% или, практически, каждый пятый. А если рассматривать молдавскую научную «элиту»: докторов хабилитат, то каждый второй из них уже перешагнул 65-летний рубеж. А возраст 55 лет и выше имеют 83,7%!

Не просматриваются значимые перспективы инновационного бума и в базовых документах страны, определяющих вектора нашего развития. В частности, в проектах документов налоговой и таможенной политики до 2014 года заложено кардинальное сокращение к ВВП финансирования науки и инноваций с 0,62% в 2008 году до 0,4% в 2012-2014 годах. А это примерно соответствует уже уровню африканских стран. В тоже время в ведущих странах мира доля ВВП на финансирование науки и инноваций приближается к 3%, половину из которых активно проплачивает предпринимательский класс.

Национальной бизнес среде пока не до инвестирования научных разработок. Но даже если исключить долю делового мира, то с учетом уровня ВВП на одного жителя наша наука из госбюджета получает в 50 и более раз меньше, чем в США, ведущих европейских государствах, Японии. Сокращаются ассигнования в доле к ВВП и в образовании. В 2010 году выделялось 9,15%, в 2011 – 8,44% с последовательным снижением в 2014 году до 7,24%.

Академия наук как-то инициирует создание научно-технологических парков, инновационных инкубаторов, кластеров, приняты даже законы, направленные на их поддержку, но из-за скудности ресурсов масштабы всего реализованного настолько мизерны, что скорее носят символический характер.

Ладно, наука с ее дряхлеющими кадрами, ущербное и неконвертируемое высшее образование, которое необходимо подтверждать, т.е. пересдавать за рубежом… Может Молдова может рассчитывать на массовое внедрение уже апробированных зарубежных технологий? И почему бизнес до сих пор был так пассивен во внедрении инноваций?

Логика бизнеса – получение прибыли и, чем больше, тем, естественно, лучше. Фактор инноваций в конкурентоспособности бизнеса для стран третьего мира с ВВП на одного жителя менее $2 тыс., куда входит и наша страна, оценивается всего в 5%. Вот и получается, что у менеджеров компаний, как правило, превалируют другие проблемы, занимающие остальные 95%. Тут бы государству предложить ощутимые механизмы, стимулирующие инновации. Но, увы, в Стратегии, кроме общих и обтекаемых фраз, они отсутствуют.

По нашей бедности всем сестрам по серьгам не раздать. Тут следовало бы определиться с ключевыми приоритетами, которые Молдове было бы по силам поддержать и которые носили бы реальный стратегический характер для нашей экономики. Однако в презентуемой Стратегии приоритеты сформулированы формально, во многом без понимания того, что они представляют собой чрезвычайно широкий спектр видов производств с особыми техническими и технологическими решениями, кардинально отличающимися друг от друга, и по которым в Молдове отсутствует не только существенный научный задел, но и значимый потенциал.

Сельское хозяйство. Здесь взаимодействуют множество видов культур и сфер деятельности, которые, в свою очередь, подразделяются: на создание репродуктивных элементов, как семеноводство, питомниководство, племенное животноводство и т.п., и собственно производство. Это чрезвычайно широкий ареал деятельности. И, полагаю, что для тех, кто адекватно оценивает данный сектор экономики и его разрушенное состояние, понимает, что у Молдовы нет ресурсов, чтобы поддержать абсолютно все.

По предварительным данным генеральной сельскохозяйственной переписи в настоящее время сельхозугодия в республике разделены на 2,6 миллиона участков! Из 1,9 млн. га обрабатываемых площадей только 1,4 млн. га вспаханы! В результате осуществленных на протяжении последних двух десятилетий так называемых «реформ» мы пришли к полной деградации буквально во всех направлениях производства. В последние годы урожайность сельскохозяйственных культур и продуктивность животноводства в разы ниже, чем в странах, где инновации действительно стали маховиком, раскручивающим экономику. А по производительности труда мы даже ниже своего же уровня 1990 года. Мир ушел далеко вперед, а Молдова …

В текущем году, в общем-то благоприятном для зерновых культур, аграрии собрали всего по 27,5 ц/га, тогда как при соблюдении общепринятых правил агротехники в развитых странах получают более 60. При этом у них, практически, вся пшеница продовольственная, у нас же более половины кормовой, которая намного дешевле. Винограда – только 41,2 ц/га. В мире же технические сорта дают от 80 и выше, а столовые 120-200 ц/га. И при таких то «достижениях» в «приоритетном» секторе и без серьезных вливаний мы в 2020 году будем производить по инновационным технологиям треть продукции?

А предложенный приоритет «легкая промышленность»? Включает производство пряжи, различных по используемому сырью тканей, ковров, швейных и трикотажных изделий, обуви, кожгалантереи, выделку кож и меха и многого другого. Значительная часть продукции сегодня производится на давальческом сырье и по заимствованным лекалам. Интеллектуальная составляющая национальных производителей во всем этом мизерна и, исходя из нынешнего состояния отрасли, у Молдовы здесь нет и не предвидится сколь значимых перспектив для реального инновационного взрыва.

Полагаю, что для абсолютного большинства читателей очевидно: приоритеты это те направления развития, для которых закладываются особые механизмы поддержки, включающие конкретные преференции. А тот спектр инновационного «прорыва», который преподносится в Стратегии, смею предположить, вписан без понимания таких особенностей.

В приоритеты можно было бы включить производство винодельческой продукции, выращивание и переработку овощей и фруктов. Здесь мы располагаем не только возобновляемыми источниками сырья, но и уникальными природно-климатические условиями, позволяющими производить продукцию с особыми потребительскими свойствами. Израиль на песке и камнях при жесточайшем дефиците воды, действительно, благодаря инновациям, ежегодно экспортирует на 1 млрд. долларов сельскохозяйственной продукции и, практически, к нулю свел импорт на продовольствие.

Республика крайне нуждается и в альтернативных источниках энергии, ресурсо- и энергосберегающих технологиях. Особое место следовало бы отвести наукоемкой продукции машиностроения и приборостроения, а не производству машин на основе их сборки.

В своем докладе Октавиан Калмык отметил, что новой парадигмой правительства становятся: конкурентоспособность, инвестиции и инновации. Безусловно, это верный вектор. В противном случае мы обречены и дальше прозябать в убогом третьем мире, а сияющие вершины первого так и останутся несбыточной мечтой. Но стране нужны не столько звонкие декларации, сколько реальные меры и взвешенные решения. В противном случае и эта инновационная стратегия станет очередным политическим документом, о котором забудут сразу же после ее утверждения.

Обсудить