Скрытая угроза

Филиал Либеральной партии есть и в Комрате, к моему великому удивлению и сожалению. Интересно было бы узнать у них, как они относятся к тому, что случае принятия новой Конституции, Гагаузия станет всего лишь административной единицей. И, вследствие этого, ничем не отличится от районов (или жудецов): ни законодательной правоспособностью, ни свойством внутреннего территориального деления.

До 1994 года Гагаузия (Гагаузская Республика с 1990 года) существовала, не оглядываясь на Кишинев. Это была вторая, в буквальном смысле, горячая точка в некогда цветущей Молдавии. О Гагаузии, согласившейся в 1994 году на перезагрузку национальных интересов, и пойдет речь в публикации.

Руководители непризнанной Гагаузии и высшее руководство Молдовы, тогда явно ненавидящие все русское и, тем более, гагаузское, разрешили межнациональный конфликт намного раньше, чем это было сделано в российской Чечне.

Парламентом был принят Закон «Об особом правовом статусе Автономно-территориального образования Гагауз Ери», предусматривающий автономное решение культурных, экономических и политических вопросов. Закон, по которому регион численностью в 155 тысяч человек живет и сейчас, позволил гагаузам сформировать свои органы публичного управления, парламент, а главное, выбрать лидера – Башкана.

Конечно, сегодня у многих политических деятелей автономии есть большие недовольства и вопросы к этому Закону и к тому, как он функционирует. Но это немного другая тема, совсем не приятная для гагаузской общественности. Однако, нельзя не признать того, что до 1994 года народ, проживающий на юге Молдавии, более высшей государственной формы не имел.

В отличие от современных условий, в царское время и, чего уж таить, во времена румынского присутствия здесь, гагаузы не имели возможности свободно развивать свой язык, культуру, литературу и традиции. Письменность, кстати, гагаузы обрели в 1957 году, в те самые времена, когда по мнению будущих героев публикации, Советский союз «разрушал» румынскую государственность Молдовы.

С кем дружить?

Республика Молдова стоит на распутье. Нескончаемый политический кризис, а также экономические амбиции властимущих никакого импульса Молдове и регионам не дают: ни шанса стать полноправным членом ЕС, ни добрососедских отношений с Россией, к коим Гагаузия и непримиримый Тирасполь более склонны.

Молдавский политический класс способствует разжиганию конфликтов между всеми народами, проживающими в стране. Во время исполнения обязанностей президента лидер Либеральной партии объявил одну из дат «Днем советской оккупации», вследствие чего, в центре молдавского Кишинева появился камень, увековечивший память о «жертвах советской оккупации». Коллеги по Альянсу, либерально-демократического толка, а также демократического, никак не препятствуют этому абсурду, хотя имеют на это достаточно полномочий. Следовательно, ничего против антироссийской политики и безуспешной интеграции в Европу они не имеют.

А на фоне рождения новых «праздников» , хоть и отклоненных Конституционным судом, Гимпу отказался от Гагаузии, заявив, что ее не существует. Товарищи и политбюро, то есть Совет Альянса, снова никак не комментировали изречения политика. Страна живет без президента два с половиной года и для его избрания законных предпосылок пока не имеется. Отсюда и вытекает новый проект молодой Либеральной партии – новая Конституция.

Скрытая дискриминация

Говоря о дискриминации, да еще и скрытой, хочется проанализировать реальное состояние, функции и полномочия автономного образования.

Наверное, все-таки, усиленную и более централизованную республику гагаузам уже не видать. И речь не идет о каком-то внешнем самоопределении, такие идеи окончательно канули в прошлое. Самоопределение нам и не нужно, нам просто нужно, чтобы к нам прислушивались и уважительно относились ко всем процессам, происходящим в регионе.

Хотя, о какой усиленной автономии можно говорить, если то не многое, что гагаузы имеют, либеральные умы намерены отнять. Фактически, закон, регламентирующий деятельность органов публичной власти региона, носит некий символический характер. Он попросту не работает, а если бы и работал, от этого ничего не изменилось бы, поскольку одни названия публичных ведомств Гагаузии уже носят второстепенный характер.

В Гагаузии нет правительства. Соответствующий орган – это Исполнительный Комитет. Даже председателя Исполнительного Комитета нет, второго человека в автономии – эту должность занимает сам Башкан. И не парламент, а Народное Собрание, в котором большинство должностей не оплачиваются. А руководители профильных ведомств, во многих других государствах и автономных республиках, являющихся министерствами, называют себя начальниками Главных управлений. Чем же, простите, Гагаузия не район? Ведь, не Конституция гагаузской автономии, а всего лишь Уложение, которое не должно противоречить органическому закону Республики Молдова.

А теперь, согласно поправкам «европейской» Конституции, внесенными на рассмотрение в парламент либералами, в Гагаузии, скорее всего, не будет и этого.

Согласно проекта ЛП, Гагаузия уже не будет автономно-территориальным образованием и, вопреки Регламента парламента Республики Молдова, утратит статус субъекта законодательной инициативы.

Филиал Либеральной партии есть и в Комрате, к моему великому удивлению и сожалению. Интересно было бы узнать у них, как они относятся к тому, что случае принятия новой Конституции, Гагаузия станет всего лишь административной единицей. И, вследствие этого, ничем не отличится от районов (или жудецов): ни законодательной правоспособностью, ни свойством внутреннего территориального деления.

Обсудить