Непризнанный конфликт

В сентябре 2011 года президент Приднестровья Игорь Смирнов, который руководит непризнанной республикой на протяжении 20 лет, объявил о намерении баллотироваться на пятый срок. Россия инициативу не одобрила. С тех пор отношения Москвы и Тирасполя были омрачены сразу несколькими скандалам, за которыми руководство ПМР небезосновательно усматривает происки Кремля.

Судьбоносная встреча с народом

Выдвижение кандидатуры Игоря Смирнова на президентских выборах в Приднестровской Молдавской республике, которые назначены на 11 декабря, проходило по сценарию, который российской политической жизни хорошо знаком. 18 сентября Смирнов выступал с торжественной речью по случаю юбилея села Тея. В ходе собрания к президенту обратился механизатор Василий Симонов. Рабочий заявил, что, по его мнению, действующий глава непризнанной республики должен руководить Приднестровьем и дальше.

Выслушав обращение механизатора, президент ответил, что с подобными просьбами граждане обращались к нему неоднократно. "Я ознакомился с обращениями граждан и, думаю, приму решение участвовать в избирательной кампании", - заявил Игорь Смирнов, добавив, что "не может себе позволить оставить страну", не добившись зарубежного признания независимости Приднестровья.

Впервые речь об участии Смирнова в выборах зашла в январе 2011 года. Кандидатуру действующего президента выдвинул Союз защитников Приднестровья - благо на тот момент конституция непризнанной республики не ограничивала количество президентских сроков для одного человека. С тех пор в основной закон ПМР были внесены поправки, которые запрещают занимать президентскую должность более двух раз. Однако Смирнов нашел выход из этой ситуации, заявив, что новый закон не имеет обратной силы, следовательно, поправки не распространяются на предыдущий период его правления и не мешают ему участвовать в новых выборах.

Рука Москвы


То, что сентябрьскому заявлению бессменного лидера Приднестровья не обрадуются в Кремле, было понятно с самого начала. В Москве о своем отношении к очередным президентским планам Игоря Смирнова заявили еще полгода назад. В апреле Смирнов был вызван "для беседы" в администрацию президента РФ, где ему прямо предложили отойти от дел, мотивировав это необходимостью ротации кадров. Тогда же стало известно, что на будущих выборах Москва будет поддерживать другого кандидата: действующего спикера парламента ПМР Анатолия Каминского.

Свои требования российское руководство вновь изложило в июне, в ходе прошедшей в Москве встречи в формате "5+2" (переговоры об урегулировании между Молдавией и Приднестровьем с участием Москвы, Киева, ОБСЕ, ЕС и США, которые ведутся с 1992 года; с 2006 по 2011 годы официальные встречи не проводились). По итогам мероприятия "Коммерсантъ" со ссылкой на собственные источники написал, что Россия предложила Игорю Смирнову добровольно уйти на почетную пенсию в обмен на гарантии безопасности.

Собственно, после того как в Кремле открыто заговорили о необходимости смены власти в Приднестровье, появились предположения, что в дальнейшем давление на руководство ПМР со стороны Кремля будет только возрастать. Так и получилось - сентябрьская встреча президента Смирнова с механизатором Симоновым послужила сигналом к наступлению по всем фронтам.

Сперва, правда, провели подготовку: с июня различные члены "Единой России" говорили о необходимости дать дорогу молодым и о приливах оптимизма, которые испытывают в связи с выдвижением на выборах Каминского (в отличие от 70-летнего президента, спикеру парламента всего 61 год). Наконец, в октябре глава президентской администрации Сергей Нарышкин назвал выдвижение Игоря Смирнова на пятый срок ошибкой, после чего боевые действия перешли в активную фазу.

Решительное наступление


Первый удар по Приднестровью был нанесен руками главного государственного санитарного врача РФ Геннадия Онищенко (того самого, которого президент Медведев в ходе беседы с молодыми инноваторами в минувшие выходные окрестил "страшным человеком"). В середине октября Онищенко, который ранее бдительно - и каждый раз весьма своевременно - обнаруживал смертельную опасность в "Боржоми", молдавских винах, латвийских шпротах и белорусском молоке, заявил, что у Роспотребнадзора появились "серьезные вопросы" к качеству приднестровского алкоголя.

Тот факт, что появление этих вопросов совпало с ростом недовольства руководством ПМР со стороны российских властей, едва ли может кого-то удивить. Вино-водочные изделия входят в пятерку основных товаров приднестровского экспорта (который вообще-то довольно скуден, по объему значительно отстает от импорта и осуществляется главным образом в страны бывшего СССР и соцлагеря, в первую очередь - в Россию). А Онищенко к тому же намекнул, что наряду с возможным запретом на ввоз коньяка "Квинт" его ведомство рассматривает "целый ряд мер по Приднестровью".

Вслед за Роспотребнадзором настала очередь силовиков: 28 октября Следственный комитет России обвинил сына действующего президента, Олега Смирнова, в хищении 160 миллионов рублей, которые Москва выделила Тирасполю в качестве гуманитарной помощи. Деньги должны были пойти на надбавки приднестровским пенсионерам и поддержку сельского хозяйства непризнанной республики.

В СКР утверждают, что Смирнов-младший, который с 2009 года занимает пост специального представителя президента непризнанной республики по вопросам социально-экономического взаимодействия с РФ, присвоил деньги в 2008 - 2009 годах. Предполагается, что на похищенные средства он приобрел несколько квартир в Москве и дом в коттеджном поселке в Московской области. Сын приднестровского президента, кстати, оказался гражданином РФ и учредителем нескольких компаний в Москве. Деятельность его фирм следствие также обещает проверить. Вместе со Смирновым обвинения предъявлены также заместителю председателя Приднестровского республиканского банка Олегу Бризицкому. Оба вызваны на допрос в Москву.


Наконец, 28 октября власти Приднестровья заявили, что работа по смещению Игоря Смирнова ведется еще и по третьему направлению. По государственному Первому республиканскому каналу был показан сюжет о задержании "группы черных пиарщиков" из России, Украины и Молдавии.

В ходе операции, проведенной силами МВД и МГБ Приднестровья, в Тирасполе, Бендерах и других населенных пунктах были задержаны 10 человек. В ходе обысков силовики обнаружили у них "листовки и книги негативного содержания, порочащие честь и достоинство одного из кандидатов в президенты ПМР", а также внушительные суммы денег. Имя кандидата, который стал жертвой политтехнологов, в сюжете не называется, однако в кадре присутствует Игорь Смирнов, по поручению которого правоохранительные органы Приднестровья и осуществляют "мониторинг предвыборной ситуации".

Что характерно, задержания были проведены еще 22 и 23 октября, однако телевидение сообщило о них лишь спустя неделю - после того, как в Москве возбудили уголовное дело против Олега Смирнова.

Тирасполь не сдается

Судя по тому, как развивались отношения между Россией и Приднестровьем в последние годы, выходит, что больше всего Москву смущает несговорчивость Игоря Смирнова в вопросе урегулирования отношений с Кишиневом. Последний предлагает обсуждать автономный статус Приднестровья в составе Молдавии, и Россия, очевидно, склонна придерживаться этого сценария. По крайней мере, на июньской встрече в формате "5+2" Россия настаивала на сохранении территориальной целостности Молдавии в границах Молдавской ССР по состоянию на 1 января 1990 года. Тирасполь на такие условия не согласен.

Повлиять на исход президентских выборах в ПМР Россия пыталась и раньше. Перед выборами 2001 года в республике появилась партия под названием "Общественное движение 'Единство' Приднестровья". В символике партии использовался медведь, знакомый россиянам по логотипу "Единой России", а в предвыборных материалах Владимир Путин упоминался едва ли не чаще, чем лидер движения Том Зенович. Однако после победы Игоря Смирнова приднестровское "Единство" из пророссийской партии превратилось в пропрезидентскую, а вскоре и вовсе кануло в небытие.

В этот раз, очевидно, сменой власти в Приднестровье в Кремле озаботились более серьезно, и к политтехнологиям добавили иные методы воздействия - по крайней мере, в 2001 году не шло речи ни об экономических санкциях в отношении Тирасполя, ни тем более о возбуждении уголовных дел против членов семьи действующего президента. Впрочем, и бессменный лидер Приднестровья, за 20 лет так и не добившийся признания республики, не собирается уходить в отставку по указке Кремля и, кажется, всерьез намерен побороться за власть.
lenta.ru

Обсудить