Операция "прокурор"

Если реализация намерений стоящих за Генпрокурором сил затянется до формирования нового состава Народного собрания, то, есть шанс, что поползновениям на полномочия автономии гагаузские власти дадут совместный отпор. И это будет уроком не только для Кишинёва, но и для самих гагаузов, которые после 90-х гг. начали забывать ценность и силу своего единства.

Недавний съезд «Единой Гагаузии», на котором звучали идеи укрепления статуса автономии, по иронии судьбы прошёл примерно в то же время, когда ставленник Демократической партии Генеральный прокурор РМ Валерий Зубко выступил с инициативой о сокращении полномочий гагаузских властей. Речь идёт о его запросе в Конституционный суд Молдовы об отмене процедуры согласования кандидатуры прокурора Гагаузии в Народном Собрании автономии. Другими словами, Зубко предложил назначать прокурора Гагаузии без учёта мнения региональных структур власти.

Что это? Оговорка генпрокурора, которую в Гагаузии восприняли слишком «близко к сердцу»? Или продолжение сценария, который, как отмечают многие, в последние полгода проводит в автономии ДПМ?

Всем очевидно, что прокурор Зубко – не самостоятельная фигура, а инструмент. Это было ясно ещё в тот момент, когда на его назначении стало настаивать руководство Демпартии. А последующая деятельность генеральной прокуратуры, её избирательность в уголовном преследовании различных лиц, обвинения в адрес оппонентов «демократов», только подтвердили это мнение. Поэтому, вопроса, откуда растут уши антигагаузских инициатив, не возникает.

Весьма интересна реакция, которая последовала в Гагаузии на действия «демократического» прокурора. Примечательно, что башкан об обращении Зубко в КС не знал. В принципе, можно принять тот аргумент, что продвигаемые демократом Зубко изменения касаются участия в процедуре назначения прокурора Гагаузии Народного собрания, и поэтому соответствующее уведомление было направлено только в этот орган власти. В таком случае, вопросы появляются уже к руководству законодательного органа автономии. Почему спикер НСГ Анна Харламенко не проинформировала исполнительную власть об этой антигагаузской инициативе? Более того, почему она даже не потрудилась рассмотреть этот вопрос на заседании НСГ всем депутатским корпусом? Ведь очевидно, что происходит поползновения на полномочия Народного собрания, а, значит – всей Гагаузии.

В поиске ответов на эти вопросы нельзя не отметить то обстоятельство, что в течение последних 4-5 месяцев Демократическая партия наладила тесное сотрудничество с семьёй Дудогло, - самим Николаем Харлампиевичем и его сестрой. Направление этого сотрудничества угадать не сложно, учитывая, что интересы обеих сторон сходятся на одной фигуре – башкане Формузале, который одинаково сильно (хотя и по разным причинам) не устраивает как кишинёвских демократических кукловодов, чьи политические и финансовые щупальца не пускают в Гагаузию, так и местных «вечно вторых» соперников.

Начавшись с поддержки на местных выборах в июне 2011 кандидатов-оппонентов башкана, сотрудничество между ДПМ и Семьёй постепенно начало приобретать системный характер. В особенности об этом начали говорить после состоявшихся в Комрате переговоров между молдавским олигархом, вице-председателем ДПМ Владом Плахотнюком и спикером НСГ Анной Харламенко. В Гагаузии обратили внимание, что именно после этой встречи антибашканские выпады со стороны руководителя НСГ приобрели системный и даже хронический характер. К этому стоит добавить попытку провести антибашканский съезд и намерение превратить общественные организации региона под комратского мэра.

Чем должно было закончиться давление на Формузала? Шансов добиться его отставки у заинтересованных лиц было довольно мало, поскольку этот вопрос невозможно решить без всенародного референдума. Если для подкупа достаточного числа депутатов НСГ у них хватило бы ресурсов (спасибо Плахотнюку), то «убедить» таким образом весь народ невозможно. Вероятно, расчет был на то, что убедив Формузала в возможности организовать его отставку, этот конфликт завершился бы «миром» на таких условиях, что башкану «разрешают» доработать спокойно свой мандат до конца в обмен на поддержку на следующих выборах Главы автономии кандидата от ДПМ. Последним, как говорят в окружении демократов, будет Александр Стояногло – бывший прокурор Гагаузии и зампрокурора РМ при правлении коммунистов.

Если данное предположение верно, то это означает, что Николай Дудогло и его сестра, по сути, согласились на вторые роли. Учитывая известные широкой публике нескромные амбиции комратского мэра, объяснением такого сценария может быть только одно - компромат. Среди госчиновников трудно найти человека, на которого нельзя было бы найти хотя бы немного компрометирующих сведений. Тем более, если речь идёт о таких «профессиональных» чиновниках, как известные в Комрате журналист и спортсмен.
Поэтому, их отказ от дальнейших притязаний на власть кажется вполне объяснимым. Тем более, что им никто не запрещает и дальше прикрываться патриотическими лозунгами. Компенсацией же за сдачу полномочий Гагаузии будет спокойная и сытая жизнь. Справедливости ради нужно признать, что в некоторых своих действиях Николай Дудогло может руководствоваться и нематериальными мотивами. Например, если руководство ДПМ поставит условие поддержать на выборах башкана своего кандидата, то комратский мэр сделает это, что называется, и «за идею».

Как бы там ни было, но команда Формузала совместный прессинг своих кишинёвских и комратских оппонентов выдержала. Многие инициативы, которые пыталась реализовать Семья при поддержке кишинёвских партнёров, провалились. Антибашканский съезд постоянно откладывается, а примары населённых пунктов автономии не торопятся вступать в сомнительную игру заинтересованного в мести Дудогло. Более того, ряд депутатов НСГ, которым порядком надоели политические игры, затеваемые Харламенко, выступили с инициативой о её досрочной отставке, которую подержало большинство депутатского корпуса.

Удастся ли кишинёвским кукловодам провернуть операцию с назначением карманного прокурора Гагаузии, зависит пока что только от башкана, который уже пообещал поднять этот вопрос в правительстве, и от гагаузского общества, которое своим единством может обломать зубы любому, кто посягнёт на права автономии. Роль в этом споре Народного собрания на сегодняшний день неопределенна, поскольку некоторые детали внутриполитической жизни Гагаузии, дают основания предполагать, что руководство НСГ в последней «прокурорской» истории играет на стороне хозяев Зубко.

Если реализация намерений стоящих за Генпрокурором сил затянется до формирования нового состава Народного собрания, то, есть шанс, что поползновениям на полномочия автономии гагаузские власти дадут совместный отпор. И это будет уроком не только для Кишинёва, но и для самих гагаузов, которые после 90-х гг. начали забывать ценность и силу своего единства.

Андрей Стаматов, Комрат

Обсудить