Без возврата к всенародным выборам президента Молдове не выйти из кризиса

С того момента, как Молдова начала жить без президента, прошло уже свыше двух лет.

Кризис из прошлого

Как представляется, в сегодняшней Молдове и коммунисты и их оппоненты, по крайней мере, в глубине души отдают себе отчёт в том, что сегодняшний кризис – прямое следствие реформы 5 июля 2000 года. Именно тогда ради устранения от власти президента РМ Петра Лучинского Парламент пожертвовал стабильностью и балансом ветвей власти в государстве.

В результате лишения народа права избирать главу государства упомянутый баланс был разрушен, а реальная управляемость социально-экономическими и политическими процессами ухудшилась. После февраля 2001 года парламентский президент представлял собой чисто конъюнктурный проект, призванный обеспечить монопольную власть Партии Коммунистов в 2001-2005 годах. В тот период у коммунистов было конституционное большинство в Парламенте.

В 2005 году ПКРМ это большинство потеряла, сохранив, правда, большинство простое. Уже тогда стало ясно, что коммунисты стали жертвой того, что было сделано ими и командой тогдашнего спикера Парламента Дмитрия Дьякова в 2000-м. Вот доказательство: даже харизматичный лидер Молдовы Владимир Воронин в условиях юридического исключения народа страны из своей электоральной базы, был вынужден обращаться за поддержкой к политикам правого толка, в том числе к социал-либералу Олегу Серебряну. Если читатели увидят в этом плюс, прошу его назвать.

Сегодня столь же конъюнктурно к существующей системе подходит правящий АЕИ. Разве при всенародных выборах президента можно реализовать схему типа «либералы помогают кандидату-демократу стать президентом через голосование в Парламенте, а те делают главного либерала спикером Парламента»?

С точки зрения развития демократии (не декларативной, с шаманскими заклинаниями в верности «европейским ценностям», а исходя из реального народовластия), лишение народа права избирать президента было однозначно шагом назад. В итоге место всенародно избранного лидера занял, так сказать, боярский царь на манер Средневековья, зависящий от «золотой сотни» современных бояр с депутатскими значками на лацканах.

Если бы у Владимира Воронина хватило политической воли на пике своего могущества инициировать возврат к всенародным выборам главы государства, то, возможно, он и сейчас правил бы Молдовой, не отдав её во власть «Альянса за европейскую интеграцию». Думается, году в 2007-м Конституционный Суд РМ куда лояльнее отнёсся бы к инициативе сильного президента В.Воронина о всенародном избрании на фактический третий срок, нежели он отнёсся к запросу лишённого власти оппозиционера В.Воронина об избрании на третий срок через всё тот же Парламент.

Шесть пунктов

Коммунисты после выхода из парламентской фракции ПКРМ Игоря Додона, Зинаиды Гречаной и Вероники Абрамчук говорят, что даже избрание 18 ноября в Парламенте президента ничего не решит. В значительной мере они правы. Дело в том, что парламентский президент в условиях во многом патриархального молдавского общества в принципе не может вывести государство из тяжелейшего кризиса. Почему? Давайте порассуждаем вместе с вами, уважаемые читатели.

Во-первых, в эпоху, когда из Молдовы уехал почти 1 миллион человек, государству нужен сильный, компетентный, опытный и авторитетный внутри страны и за рубежом лидер. Ибо мобилизовать, возглавить людей в деле спасения государства от грозящей гибели может только сильная, наделённая необходимыми полномочиями и доверием всего народа личность, а не марионетка в руках парламентариев и их спонсоров.

Во-вторых, мы уже говорили о патриархальности молдавского общества. После того, как наиболее продвинутые, современно мыслящие и социально активные граждане уезжают на заработки за рубеж, менее патриархальным данное общество не становится. Измученные, затравленные и доведённые тяготами жизни до отчаяния люди не верят посулам десятков и сотен говорунов из Парламента и политических партий. Им нужен персонифицированный символ власти. Им нужен человек, вождь, личность, в которой власть воплощалась бы и узнавалась. Её они наделяли бы доверием спасать страну и её бы они низвергали с Олимпа в случае невыполнения предвыборных обещаний.

В-третьих, в момент тяжелейшего кризиса, грозящего гибелью самому государству и распаду общества, выбраться из ямы можно, лишь совершив рывок. Многоголосый и многоликий парламент не может организовать и возглавить такой рывок по определению. У него в условиях парламентской республики просто нет для этого механизма, нет необходимой вертикали власти, нет эффективного контроля за исполнением решений. Депутаты Лебедев, Раков и Щукин редко приходят к согласию даже на краю пропасти. Наделением свойственными классическому президенту полномочиями премьер-министра тоже не решает вопросы: глава правительства также утверждается депутатами, а не избирается народом. Это может быть сильный функционер, но никак не народный лидер. С волей избирателей он напрямую не связан.

В-четвёртых, надо помнить, что у политики много общего с экономикой – если речь идёт об управлении. В успешных корпорациях всегда был и есть сильный лидер, что не противоречит наличию эффективного наблюдательного совета или совета директоров. Вспомним что живого Билла Гейтса, что покойного Стива Джобса. Речь просто идёт о разных задачах: президент возглавляет движение вперёд, а парламент подводит под это движение современную законодательную базу.

В-пятых, не выдерживает никакой критики тезис об аполитичном президенте, от кого бы этот тезис не исходил. Давайте будем серьёзными: как во главе страны, тем более с разрушенной экономикой, уезжающим населением, междоусобицей партий и избирателями, сориентированными то на Россию, то на Румынию, может стоять дилетант? Каким образом с букетом запущенных проблем сможет справиться человек, который даже не знает азов политической деятельности и законов кашеварства на политической кухне?! Мне кажется, с этим могут согласиться все, кто в основу своих размышлений ставит здравый смысл. Можно говорить о непартийном президенте, но это далеко не то же самое, что аполитичный лидер. В некоторых странах президент должен быть вне партий, но избирается он всенародно. Как правило, таким президентом становится человек, побывавший (и не раз) министром или депутатом, умеющий договариваться с разными партиями, не отступая при этом от принципиальных позиций своей стратегии и предвыборной программы. Он должен уметь брать ответственность на себя, принимать стремительные решения. Для этого его опыт должен опираться на твёрдую волю и умение убеждать не только депутатов в Парламенте, но и народ на площади. Если мне и читателям разъяснят, как с этим справится аполитичный писатель, композитор, академик или вообще безработный (такой вроде бы тоже возжелал стать молдавским президентом)– я буду искренне благодарен. Если говорить начистоту, то избрание в парламенте аполитичного президента лишь углубит кризис. Волевую звезду первой величины в такую схему не втиснешь – она не нужна кланам, желающим прибрать власть в стране. Значит, нужен слабак, как ширма для кумовства, групповщины, коррупции и всевозможных манипуляций. Жаловаться на беспредел при таких порядках будет некому, а спросить – не с кого. Отсюда вывод: те, кто с жаром проповедуют тезис об аполитичном президенте, на самом деле хотят перетянуть президентскую власть в какое-то другое, выгодное их клану место.

В-шестых, молдавское общество расколото, что постоянно в последние годы доказывают парламентские выборы. Раскол – примерно пополам. Ослабь хватку сверху – и тонкий слой цивилизованности с обнищавших людей мигом слетит, прольётся кровь, опять вспомнятся вековые обиды – кто у кого деда в 18-м или 40-м к стенке «прислонил». Сильный президент – это балансир между различными группами населения. Нельзя отстранять народ от решения общенациональных вопросов. Даже в США свыше 50% населения, согласно данным опросов, выступает за прямое избрание президента и отмену архаичной и мешающей прямой связи между главой страны и электоратом Коллегии Выборщиков.

Всенародные выборы как торжество здравого смысла

Нет смысла излишне дипломатничать. Следует признать, что парламентская республика в Молдове себя не оправдала. Это изначально была авантюра с целью передела системы власти. С точки зрения государственных интересов она привела к тяжелейшим последствиям: например, при всенародных выборах президента в кресло главы государства никогда не сел бы лидер прорумынской партии, которая всегда набирала лишь несколько процентов населения. Согласимся, что президентство Михая Гимпу было плодом сговора узких группировок, а не волей избирателей.

В парламентской республике пост президента – это объект торга между несколькими десятками человек, а сотни тысяч и миллионы наблюдают за этим торгом со стороны, не в силах никак повлиять на это маразматическое зрелище, идущее уже два с половиной года.

Выход видится один – возвращение к всенародным выборам президента, как это было в 1991-2000 годах.

Некоторые оппоненты, однако, возражают. По их мнению, до 2001 года между президентом, правительством и парламентом порой вспыхивала борьба, а единого центра власти и единой политики не было. Да и дорого, как им кажется, проводить всенародные президентские выборы. На это позвольте сказать следующее.

Во-первых, дискуссия и полемика – двигатель развития. Если у президента и депутатов присутствуют разные точки зрения, то они, находясь равно в категории тяжеловесов, могут выработать компромиссное решение. Естественно, с марионеточным, зависимым от парламентариев и их, как мы уже говорили, спонсоров, случайным субъектом никто всерьёз разговаривать не станет. А заупрямится, возомнит себя народным заступником – получит коленом под зад. Хорошо, если не под перед…

Во-вторых, с 1991 по 2000 годы не было ничего похожего на затяжной кризис 2009-2011 годов.

В-третьих, что дороже: всенародные выборы президента раз в 4 или 5 лет, или троекратные парламентские выборы – 5 апреля 2009 и 29 июля 2009 года, а также 28 ноября 2010 года? В СМИ затраты на указанные парламентские выборы 2009-2010 годов оценены в 157 миллионов леев.

В эти дни тупик как следствие решения, принятого 5 июля 2000 года сохраняется. По состоянию на ночь с 14 на 15 ноября 2011 года переговоры АЕИ с группой И.Додона-З.Гречаной-В.Абрамчук результатов не дали. ПКРМ за некогда продвигаемую ею Зинаиду Петровну теперь голосовать не желает. Да и в самом Альянсе не все желают видеть главой государства вроде бы общего кандидата Мариана Лупу. В нормальных условиях своё слово сказал бы народ и положил конец этому бегу по кругу.

А пока – шоу продолжается. Что победит: здравый смысл в виде возвращения народу его естественного права избирать своего лидера или же лукавство, стремящееся убедить рядового гражданина в том, что в вопросе президентских выборов власть имущие обойдутся и без его мнения и голоса?

Пока вопрос остаётся открытым…

Обсудить