Национально-культурная идентичность Молдовы в зеркале социологических исследований

Главным аргументом против объединения с Румынией все же является защита государственного суверенитета Молдовы вне зависимости от развития экономической и политической ситуации в стране

В марте 2011 года АНО «ЦПТ «ПолитКонтакт» в тесном взаимодействии с нашими украинскими и молдавскими партнерами были проведены опрос общественного мнения и на его основе – исследование по проблемам геополитического выбора Молдовы и отношения к этому выбору ее граждан. Опрос был проведен в городах и иных населенных пунктах (включая сельскую местность) Молдовы. Репрезентативной аудиторией являлись совершеннолетние граждане Молдовы, имеющие право голоса. Всего было опрошено 1500 респондентов в 10 населенных пунктах.
В частности:
Кишинев - 445 респондентов
Бельцы - 200 респондентов

Сороки - 145 респондентов
Оргеев - 125 респондентов
Хынчешты- 120 респондентов
Унгены - 115 респондентов
Единцы - 100 респондентов
Комрат - 90 респондентов
Кагул - 85 респондентов
Каушаны - 75 респондентов


Участники опроса выбирались случайным образом. В анкете в отношении интервьюируемого была предусмотрена следующая дифференциация: возраст, пол, социальный статус, образование, язык преимущественного общения в семье.

Проведенное на основе результатов опроса социологическое исследование позволило получить интересные, на наш взгляд, данные.
К сожалению, с учетом регламента у меня не получится полностью раскрыть суть наших выводов, но организаторам мероприятия я передам более полный текст для его публикации в сборнике материалов данной конференции. При необходимости мы можем предоставить организаторам и полный текст исследования с необходимыми графиками и таблицами, но его публикация займет очень большое пространство.

Итак, прежде всего, стало ясно, что относительное большинство молдавского общества выступает против объединения Молдовы и Румынии и воспринимает подобное развитие событий как угрозу личным жизненным перспективам.

В целом по Молдове 49% опрошенных заявили, что их пугает перспектива объединения Молдавии с Румынией, наибольшее количество тех, кто выступает против подобного сценария 63% в г. Бельцы и в г. Единцы 65% . При этом число тех, кто выступает за объединение Молдовы с Румынией относительно невелико. 12% в целом по стране. Значительную часть общества они составляют только в городах Оргеев 27%, Кагул 20%, и Хынчешты 18%.

На наш взгляд, эти данные позволяют говорить о том, что опасения молдавского общества вызывает не наличие большого количества сторонников объединения Молдовы и Румынии, а действия нынешней политической элиты, часть которой выступает в поддержку подобного проекта.

Высокий уровень тревожности наблюдается не в столице, где люди обычно считают себя хорошо осведомленными о планах и намерениях власти, а в провинциальных центрах, в том числе в «северной столице» Молдовы и втором по величине г. Бельцы (63%). Наиболее низкий уровень тревожности наблюдается в аграрных регионах (Оргееве и Хынчештах – 33 и 34 % соответственно).

Это также свидетельствует о том, что наибольшую опасность чувствуют люди в крупных провинциальных центрах, в которых с одной стороны они вовлечены в социально-политический процесс, с другой – намного хуже представляют себе реальные внешнеполитические намерения власти.

Интересным видится вывод, что отсутствие тревожности в крупных городах сочетается не с ростом числа сторонников объединения с Румынией или числа тех, кто равнодушен к данной проблеме, а с увеличением числа тех, кто не верит в перспективу объединения Молдовы с Румынией.

Так в регионах с наименьшим уровнем тревожности больше всего тех, кто не верит в перспективу объединения. В Кишиневе – 44% тревожности и 30% - тех, кто не верит. В Сороках 46% - тревожность и 39% тех, кто в той или иной степени не верит. Несколько иная картина в аграрных регионах, где низкий уровень тревожности сочетается, как со значительным числом тех, кто не верит в перспективу объединения, так и с ростом числа активных сторонников объединенеия. В Кагуле 44 % тревожность, 18% - не верят, 20% сторонники. В Оргееве – 33 % тревожность, 25% - не верят, 27% сторонники. Хынчешты 34% тревожность, 21% не верят, 18% сторонников.

Следовательно, молдавское общество ощущает тревогу, но при этом поляризации взглядов, обычно сопровождающей подобное состояние, не произошло по всей стране, она идет пока в аграрных регионах. Это значит, что граждане Молдовы, проживающие в крупных городах, опасаются, что страна может быть поглощена Румынией без согласия на то молдавского общества. Вместе с тем, в городах, где существует массовые настроения в пользу объединения, сопротивление данному настроению относительно невелико.

Помимо активных сторонников объединения с Румынией в Молдове находится относительно большое число тех, кто считает, что объединительный проект не повлияет на их личную жизнь. В целом по Молдове такой вариант ответа выбрали 11% из числа опрошенных. Наибольшее число участников опроса, давшие такого рода ответ в Хынчештах 26%, Огееве 13% и Кагуле 12%. Показательно, что во всех этих регионах число тех, кого пугает перспектива объединения Молдовы и Румынии ниже, чем в целом по стране, а число тех, кто выступает за объединение с Румынией – выше среднего.

Можно с уверенностью сказать, что рост числа равнодушных сопровождается увеличением сторонников объединения Молдавии с Румынией и снижением числа тех, кто активно выступает против него.

Характерно, что среди равнодушных значительную часть составляют граждане, не считающие молдавский язык своим родным языком. Среди тех, кто не является носителем молдавского языка, о своем равнодушии заявило 30%. А среди молдоязычных – всего 13%.
По всей видимости, это говорит о том, что при определенных обстоятельствах значительная часть тех, кто не говорит на молдавском языке, могут стать пассивными сторонниками объединительного проекта, если их удастся убедить в том, что их собственная жизнь никак не связана с судьбой молдавского государства.

Показательно, что наибольшее число равнодушных (14%) наблюдается среди категории 18-25 лет. При чем, рост числа равнодушных в этой возрастной категории идет как среди молдоязычных, так и говорящих на иных языках. Наибольшее число равнодушных (26%) проживают в Хынчештах, аграрном регионе с высокой степенью трудовой миграции. А это говорит о том, что в случае ухудшения социально-экономической ситуации в стране и большей необходимости искать работу за рубежом, число равнодушных может вырасти и в иных регионах. 26% - это в два с половиной раза выше, чем в среднем по стране. А наименьшее – 6% и 7% соответственно в г.г. Сороки и Бельцы, где пока еще сохранились относительно крупные промышленные предприятия.

На вопрос «Поддерживаете ли Вы идею о том, что дорога в Евросоюз для Молдовы лежит только через объединение с Румынией?» 18% опрошенных, в той или иной мере, поддержали идею объединения с Румынией ради вхождения страны в ЕС.

Отметим, что это почти в полтора раза больше, чем число тех, кто просто принципиально выступает за объединение Молдовы и Румынии.
Таким образом, идея европейской перспективы может продолжать быть эффективно использованной сторонниками объединительного проекта.

Показательно, что число тех, кто считает, что объединение Румынией станет для Молдовы катастрофой – 36%, то есть существенно меньше числа тех, кто просто не хотел бы объединения Молдовы с Румынией (49%). Особенно низкое число тех, кто видит в объединении катастрофу в г.г. Кагул (26%) и Сороки (23%). Стоит отметить, что в Сороках молдаване составляют более 2/3 населения (68%), а в Кагуле всего лишь около половины (51%), но при этом в Кагуле с 1999 года действует государственный университет, названный в честь румынского писателя Богдана Петрецеску Хашдеу и придерживающийся прорумынской ориентации (2150 студентов на 39,4 тысяч населения).

Одновременно в Кагуле чрезвычайно высоко (30%) число тех, кто хотел бы присоединения к Румынии ради вступления Молдовы в ЕС. Выше только в регионах с явным преобладанием молдавского населения – в Сороках (46%) и Хынчештах (31%).

Интересен тот факт, что для Кишинева характерно, как относительно высокое число принципиальных противников объединения с Румынией (32%), так и число тех, кто готов поддержать объединение с Румынией ради членства Молдовы в ЕС (15%). Еще больше в Кишиневе тех, кто хотел бы получить гражданство ЕС, но считает, что Молдова может решить этот вопрос и без присоединения к Румынии (31% от числа опрошенных).

Что касается личных перспектив, то число тех, кто готов отказаться от персонального гражданства ЕС лишь бы избежать присоединения Молдовы к Румынии (17%) еще меньше тех, кто не хотел бы этого по государственно-политическим соображением (всего 38%). Эти 17%, т.е. фактически шестая часть молдавского общества, и есть наиболее идейные и последовательные противники объединения Молдавии с Румынией, которые, скорее всего, не откажутся от своих взглядов под воздействием пропаганды, и не обменяют свою позицию на обещания экономической выгоды и свободы перемещения по Европе. Кроме них 21% от опрошенных по стране на вопрос «Хотите ли Вы для себя и своих близких получить гражданство Евросоюза путем присоединения Молдовы к Румынии?» ответили: «Я против вступления Молдовы в ЕС».

Однако на основании данных опроса трудно судить о том, насколько активно эти люди будут выступать против объединительного проекта. Отметим, что их число (21%) существенно меньше числа тех, кто готов допустить присоединение к Румынии ради получения персонального гражданства ЕС (24% в целом по Молдове). Особенно велико число тех, кто допускает присоединение к Румынии в обмен на европейское гражданство в Кагуле (40%) и Оргееве (41%). При этом в указанных городах незначительное число тех, кто готов поступиться европейским гражданством, лишь бы избежать присоединения Молдавии к Румынии (12% в Кагуле, 18% в Оргееве).

Интересно, что в Бельцах, втором по величине молдавском городе, где значительную часть населения составляют украинцы, число тех, кто выступает за присоединение к Румынии в обмен на европейское гражданство, составляет 15%, но при этом чрезвычайно велико число тех, кто хотел бы получить европейское гражданство без присоединения Молдовы к Румынии (39%). Представляется, что если продолжать убеждать население Молдовы в том, что ее самостоятельное присоединение к ЕС невозможно, эти люди в значительном числе могут перейти к пассивной поддержке объединительного проекта.

Важно, что людей, заявивших о своем желании получить гражданство ЕС, относительно много в Гагаузии (44%), что говорит о том, что нынешнее доминирование в гагаузском общественном сознании анти-румынских настроений, со временем может значительно трансформироваться.

В Кишиневе число тех, кто жестко высказывается против присоединения к Румынии, составляет 17%, что является относительно высоким показателем.

Хотелось бы подчеркнуть, что анализ результатов опроса, уверенно указывает на то, что идея экономической интеграции Молдовы с Россией и Украиной вопреки распространенному мнению не противоречит взглядам в пользу присоединения страны к Румынии. В среднем по стране в пользу экономической интеграции с Россией и Украиной высказывается 70%, при этом в Кагуле, где 40% опрошенных поддержали идею присоединения к Румынии ради гражданства ЕС, за экономическую интеграцию с Россией и Украиной высказываются 77% опрошенных.

Представляется, что стремление к экономической интеграции с Россией и Украиной во многом определяется прагматическими, а не идеологическими соображениями. Так, чрезвычайно велико число сторонников этой идеи в г. Сороки (83%), находящемся на границе с Украиной, а меньше всего в Хынчештах (58%), сельскохозяйственном регионе, пострадавшем от запрета на ввоз в Россию молдавского вина. Однако нельзя совершенно исключать идеологическую составляющую позиции в поддержку экономической интеграции с Россией и Украиной, поскольку наибольшее число сторонников этой идеи наблюдается в Гагаузии (86%).

Обнаружилось, что число принципиальных противников экономической интеграцией с Россией и Украиной в молдавском обществе относительно велико 18%. То есть оно примерно равно числу тех, кто готов отказаться от европейского гражданства, лишь бы избежать объединения с Румынией (17%). Число активных анти-российски и анти-румынски настроенных граждан примерно одинаково, но у первых есть некоторое преобладание в столице (19 против 17%), а анти-румынски настроенные граждане преобладают во втором по величине городе Молдовы Бельцах (14 против 12 %).

Показательно, что в Кагуле и Оргееве, где чрезвычайно велико число тех, кто хотел бы, помимо гражданства ЕС, объединить Молдову с Румынией, резко различается количество анти-российски настроенных граждан (всего лишь 14% в Кагуле, что меньше, чем в среднем по стране (18%), а в Оргееве – 24 %, что существенно больше среднего, и уступает количеству анти-российски настроенных граждан в Хынчештах (27%)). Это говорит о том, что анти-российские настроения также во многом зависят от конкретной социально-экономической ситуации, а не готовностью граждан допустить объединения с Румынией. Таким образом, идея экономического сотрудничества с Россией не может стать существенным препятствием для развития настроений в пользу присоединения Молдовы к Румынии.

Как показывают данные социологического опроса, таким препятствием может стать только идея государственного суверенитета Молдовы. В целом по стране 74% респондента заявили, что они не согласятся с утратой государственного суверенитета даже в случае вхождения Молдовы в Евросоюз. Это значительно больше количества принципиальных противников объединения с Румынией и даже больше сторонников экономической интеграции с Россией и Украиной.

Показательно, что там, где велико число тех, кто готов допустить присоединение Молдовы к Румынии ради гражданства ЕС, число сторонников сохранения государственного суверенитета Молдовы существенно ниже среднего. 67% в Кагуле (40% высказываются за присоединение в обмен на европейское гражданство), 66% в Оргееве (41%) и 58% в Унгенах (25%). Следует заметить, что в Унгенах существует значительная болгарская диаспора, что и предопределило значительное число тех, кто равнодушен к идее государственного суверенитета Молдовы, но при этом также равнодушны и к идее присоединения к Румынии.

То, что государственный суверенитет для подавляющего большинства граждан Молдовы является безусловной ценностью, подтверждает резко отрицательная реакция на заявление президента Бэсэску о возможном вхождении Молдовы в состав румынского государства на правах присоединенной территории.

Это заявление вызвало отторжение почти у 2/3 общества (65%). Что намного больше числа принципиально анти-румынски настроенных граждан (17%). Число тех, кто согласен с этим утверждением, составляет 15%, что примерно совпадает с числом тех, кто готов поступиться государственным суверенитетом Молдовы (также 17%).

Таким образом, число отрицательно настроенных граждан по отношению к России и принципиальных сторонников объединения с Румынией полностью совпадает, как на общенациональном уровне, так и в большинстве регионов, за исключением Кагула, где число тех, кто принципиально поддерживает идею присоединения к Румынии (27%) в два раза выше, чем число носителей анти-российских настроений, что может также объясняться наличием влиятельного учебного заведения про-румынской ориентации.

В Кишиневе число активных сторонников объединения с Румынией составляет 17%, что совпадает с числом активных противников. Наименьшее раздражение заявление Бэсэску ощущается в Кагуле 54%, Хынчештах 54% и Оргееве – 53%. При этом число активных сторонников объединения с Румынией здесь выше, чем в среднем по стране (по 25% в Хынчештах и Оргееве).

Меньше всего активных сторонников объединения с Румынией в Гагаузии (1%), Бельцах (7%), Сороках (5%) и Каушанах (9%). При этом в этих же регионах чрезвычайно велико и число сторонников государственного суверенитета Молдовы: 86% в Гагаузии, 74% в Бельцах, 91% в Сороках и 81 в Каушанах. Таким образом, есть прямая зависимость между числом сторонников государственного суверенитета и низким уровнем принципиальной поддержки идеи объединения с Румынией.

Показательно, что число противников объединения с Румынией, как жестких, так и более мягких одинаково во всех возрастных категориях. А соответственно на формирование подобных взглядов не влияет отношение к советскому прошлому. То есть обращение к прошлому советскому опыту совместного проживания в рамках единого государства уже не увеличивает количества противников объединительного проекта и не уменьшает количество его сторонников.

Социологический опрос позволил также развеять миф о том, что идея присоединения Молдовы с Румынией находит сторонников благодаря культурной близости молдаван и румын, потому что сторонники объединения воспринимают молдаван и румын как единый народ.

Свою культурную связь с румынским народом в той или иной степени ощущают 29% опрошенных, что намного больше, как числа тех, кто допускает присоединения к Румынии в обмен на гражданство ЕС (24%), так и числа принципиальных сторонников объединения Молдавии с Румынией (15-17% в зависимости от постановки вопроса). Однако тех, кто считает, что молдаване и румыны представляют собой единый народ, составляет всего лишь 1%, то есть, находится в зоне статистической погрешности.

Это прямо противоречит господствующим в Румынии взглядам. Как известно, не так давно в очередной раз в судебном порядке было отказано в регистрации общества молдаван Румынии, на том основании, что никакого молдавского народа, существующего отдельно от румынского народа, нет в природе. Между тем, показательно, что в рамках ЕС молдаванам выгодно ощущать свое культурное отличие от румын, поскольку им это позволяет избежать переноса на них предрассудков и негативных представлений, сформировавшихся в странах ЕС по отношению к этническим румынам. Позиционирование себя в качестве молдаванина при наличии румынского паспорта, обеспечивающего свободу перемещения по ЕС, значительно облегчает поиск работы.

Показательно, что число тех, кто не поддерживает объединение с Румынией по геополитическим соображениям (38%), или жестко выступает против него (32% - те, кто выбрал ответ: «хочу получить гражданство ЕС, но считаю, что Молдова может решить этот вопрос без присоединения к Румынии»), намного меньше числа тех, кто не чувствует никакой культурной связи с румынской народом (49%). Таким образом, наличие или отсутствие ощущения культурной связи с румынским народом не является мотивом, заставляющим гражданина Молдовы активно поддерживать присоединение Молдовы к Румынии или жестко выступать против такого проекта. Несомненно, совсем сбрасывать со счетов культурную мотивацию не следует, но, в то же время, имеются основания предположить, что она не является решающим при определении позиции по отношению к проекту объединения Молдовы с Румынией. Гораздо важнее здесь отношение к государственному суверенитету и языку.

Следует отметить важность «молдавской идентичности», прежде всего, в сфере языка. Число тех, кто считает себя румыноговорящими (19%) полностью совпадает с долей активных сторонников идеи присоединения к Румынии в молдавском обществе. При этом только 1% граждан Молдовы считают, что молдавский и румынский народ составляют одно целое, поиск румынской идентичности идет, прежде всего, в сфере языка. При этом число тех, кто считает, что говорит на молдавском, русском и украинском языках составляет 78% , что примерно соответствует числу тех, кто считает, что ни в коем случае нельзя поступаться государственным суверенитетом Молдовы (74%).

Таким образом, идея сохранения государственного суверенитета объединяет носителей всех языков (кроме румынского) и при определенных обстоятельствах может стать основой для мобилизации общества для сопротивления планам объединения Молдовы с Румынией.

Следует подчеркнуть, что среди тех, кто испытывает тревогу в связи с возможностью объединения Молдовы с Румынией, говорящих на молдавском языке составляет 36%.

Таким образом, значительная часть молдоязычного населения может являться, опять же при определенных обстоятельствах, активными противниками объединительного проекта. Важно, что среди молодых людей (18-25 лет) число тех, кто испытывает тревогу по поводу объединения Молдавии с Румынией, составляет 49%, что выше, чем в следующей возрастной категории (от 26 до 35 лет) – 46%. Вообще во всех возрастных категориях, число тех, кто опасается объединения Молдовы с Румынией, отличается незначительно.

Предпоследний блок. Показательно, что опасение утратить Приднестровье оказывает существенно меньшее влияние на общественное сознание Молдовы, чем опасения, связанные с потерей государственного суверенитета.

Опасность потери Приднестровья в случае присоединения к Румынии ощущают лишь 39% опрошенных. Это существенно меньше, не только числа тех, кто боится поступиться государственным суверенитетом Молдовы (74%) и тех, для кого он представляет безусловную ценность (65%), но даже и тех, кто ощущает личную угрозу в связи с возможностью присоединения Молдовы к Румынии (49%). При этом 38% опрошенных респондентов считают, что Молдова уже утратила приднестровский регион, либо вовсе не нуждается в нем.

Показательно, что число тех, кто считает, что Молдова при помощи ЕС и Румынии сможет удержать Приднестровье, составляет всего лишь 10 %, что существенно меньше, как числа активных сторонников объединения с Румынией, так, и тем более, числа тех, кто готов на объединение с Румынией ради получения гражданства ЕС (24%).

Таким образом, существующие в некоторых политических кругах расчеты, в том числе и в России, на то, что воссоединение Молдовы с Приднестровьем поможет остановить рост настроений в пользу объединения с Румынией, может оказаться ошибочным, если в поддержку объединительного проекта будет выдвигаться аргумент невозможности присоединения к ЕС иным способом.

По нашему мнению, главным аргументом против объединения с Румынией все же является защита государственного суверенитета Молдовы вне зависимости от развития экономической и политической ситуации в стране. В отличие от идеи экономической интеграции с Россией и Украиной у идеи государственного суверенитета обнаруживается жесткая обратная корреляция с уровнем настроений в пользу объединения с Румынией в обмен на гражданство ЕС. Это говорит о том, что не идея экономического сотрудничества с Россией и Украиной, а идея защиты государственного суверенитета Молдовы является главным препятствием на пути настроений в пользу присоединения к Румынии.

Обсудить