Евроинтеграционный курс Украины и Молдовы: проблемы и возможности конструктивного взаимодействия

Невзирая на все имеющиеся и существенные стимулы к более тесному взаимодействию как на двухстороннем, региональном, так и общеевропейском уровне, достигнутые результаты сотрудничества пока не отвечают их потенциалу.

Введение

Среди стран постсоветского пространства, именно Молдова и Украина обладают рядом черт сходства, как своего социально-политического развития, так и выбора внешнеполитических приоритетов. Принципиальная общность интересов двух соседних стран проявляется в их неоднократно заявляемой приверженности курсу на европейскую интеграцию как национальную стратегию развития. После прихода к власти Президента Украины В. Януковича Киев отказался от декларируемой им ранее политики евроатлантической интеграцию, провозгласив своей целью в сфере политики безопасности внеблоковость. Подобную позицию занимает и Кишинев, стремящийся найти собственную нишу для реализации потребностей в безопасности Республики Молдова между НАТО и ОДКБ, не вступая ни в один из этих союзов .

Продолжая обоснованное выявление сходства в развитии и проводимой политике наших двух стран, нужно отметить, что Украина и Молдова на пути к европейской интеграции столкнулись с рядом подобных проблем, решения которых ими еще не найдено. Соответственно, двум государствам и их руководству необходимо прилагать значительные усилия, чтобы устранить многочисленные препятствия внутри, - и внешнеполитического характера, чтобы успешно реализовать избранные ими внешнеполитические приоритеты.

Среди схожих проблем, требующих своего разрешения в Украине и Молдове можно выделить подобные экономические и социальные проблемы, нереформированность их государственного устройства в соответствии с европейскими образцами, низкую эффективность деятельности системы государственного управления, высокий уровень коррупции. Эти явления, порождают, соответственно, значительную социальную и ценностную поляризацию обществ, жесткие конфликты в среде политических элит и приводят к высокому уровню недоверия граждан к институтам власти и их представителям. Не способствует успеху евроинтеграционного курса и внешнеполитические проблемы этих государств, их слабость перед лицом угроз самой государственности Украины и Молдовы, исходящие из ряда геополитических и региональных вызовов, начиная от энергетической уязвимости и заканчивая слишком значительным влиянием внешних акторов на экономику, политическую систему и информационное поле обеих стран.

Казалось бы, при такой очевидной нестабильности политических систем, общих колебаниях во внутриполитическом и внешнеполитическом курсе, две соседние страны, отличающиеся значительной исторической и культурной близостью, должны бы стремиться к наиболее тесному взаимодействию и сотрудничеству для решения возникших в ходе становления их государственности общих проблем. Нельзя утверждать, что этого не происходит. Но на фоне предпринимавшихся усилий заметна как невысокая их результативность, так и слабость координации усилий в сфере внешней политики официального Киева и Кишинева, их несистемность и неэффективность.
Отмечая дефицит научной литературы, посвященной затронутой поднятой в данном докладе проблематике, рассмотрим ряд вопросов, касающихся осуществления евроинтеграционного курса Украины и Молдовы в сравнении.

І. Выбор Европы: позиции элит и ожидания обществ

Европейская интеграция является официальным государственным курсом Украины и Молдовы, зафиксированным в соответствующих нормативно-правовых актах этих государств, по крайней мере, с конца 1990-х годов . Такая принципиальная позиция как их европейский выбор обусловлен рядом причин. Прежде всего, пониманием того, что существующие перспективы постсоветской интеграции несут большие риски для судеб самой государственности обеих стран, и они не могут рассчитывать получить от них те выгоды, которые, напротив, способна принести им политика европейской интеграции и, самое главное, ее успешное осуществление – вступление в ЕС. В успехе данного курса заинтересована большая часть политической, экономической и, в преобладающей части, интеллектуальной элиты двух стран. Конечно, предпочтения и ожидания от реализации евроинтеграционного курса этих элитарных групп существенно различаются, как в масштабах отдельно взятых стран, так и в сравнении их друг с другом. Но в целом, консолидирующий потенциал европейской идеи, позитивные возможности вхождения в Объеденную Европу очевиден в случае как Украины, так и Молдовы.

Преобладающее большинство граждан Молдовы и Украины, не принадлежащее к элитарным слоям данных стран, также позитивно воспринимают идею европейской интеграции своих стран . Для них ЕС является преимущественно воплощением экономического развития, образцом социального благополучия, высокого уровня политической стабильности и безопасности . В разной мере, но для значительной части граждан Украины и, наверное, в еще большей степени - РМ, Евросоюз уже выступает основой их собственного благополучия. Идет ли речь о его удельном весе в формировании национальных рынков двух стран или об еще более ощутимом его присутствии в быту многих украинских и молдавских семей. Последнее происходит из-за ориентированной на его рынок труда легальной и, увы, нелегальной в значительной степени трудовой миграции.

Эти и многие другие факторы формируют основу общественной поддержки европейскому выбору двух стран, закладывают фундамент гражданской консолидации молдавского и украинского обществ, побуждают их к развитию на пути формирования зрелых политических наций.

Вместе тем, не следует недооценивать те трудности и противоречия, которые существуют в восприятии европейской интеграции и поддержке ее перспектив в общественном мнении и ожиданиях граждан двух стран . Это, прежде всего, поверхностное, фрагментарное и нередко далекое от реалий знание о Европе, интеграционных процессах в ней, роли и месте в них ЕС, его институтов и политик. Оба государства и их правительства, не смотря на разную партийную принадлежность власть предержащих и прочее, не преуспели в формировании соответствующей своим декларациям о европейском выборе системно разработанной и последовательно осуществляемой информационной, образовательной и просветительской политике. Предпринимаемые же на самом деле усилия носят, к сожалению, ограниченный по масштабам своего влияния характер, не финансируются даже в планируемом объеме и потому имеют незначительный общественно-политический эффект. Незнание порождает информационные и мировоззренческие лакуны, которые заполняются стереотипами, мифами, массированным информационным давлением внутренних и внешних оппонентов европейской интеграции, поддерживаемыми значительными инвестициями в медийное пространство обеих стран со стороны России, а в случае с Молдовой, еще и Румынии. Нынешнее руководство в Кремле претендует и активно пытается играть роль «собирателя» постсоветского пространства, неустанно выдвигая и продвигая проекты экономических, политических и прочих москвоцентричных объедений. При этом в последние годы не остаются без внимания даже такую наиболее сокровенную сферу духовного бытия граждан как религиозных чувства и воззрения постсоветских стран посредством пропаганды концепции «Русского мира» со стороны высших иерархов РПЦ. Примечательна не только откровенная политическая заданность такой пропаганды, но и ее все более отчетливая антиевропейская риторика.

Многие общественные организации, институты гражданского общества обеих стран проявляют возрастающую заинтересованность в успешном развитии процессов европейской интеграции Украины и Молдовы. Новые возможности из участия в процессах евроинтеграции представляются возможностями программы Восточное партнерство . Но, по сравнению с государственно-бюрократическими структурами, они не располагают достаточными финансовыми, кадровыми и медийными возможностями, чтобы перекрыть своим проевропейским влиянием действия противоположных сил.

При видимом консенсусе элит, их отношение к перспективам европейской интеграции весьма серьезно отличается, как в Молдове, так и Украине . Оно варьируется от энтузиастической поддержки до формально-риторической, декларативной позиции по отношению к европейским перспективам соответствующих стран.

Кроме того, часть элит обеих стран демонстрируют и откровенный скепсис по отношению к европейской перспективе своих стран, периодически предлагая согражданам эрзац-проекты будущности. Среди них, в частности, с завидным постоянством возобновляется пропаганда «особого пути», то ли в виде спасительной последовательной внеблоковости, а то и в радужных тонах описываемой модели построения некоей восточноевропейской Швейцарии. Последнее предложение выглядит особенно трогательно на месте сегодняшних, таких далеких от швейцарского благополучия Украины и Молдовы. Свою, и немалую роль, играют не только образовательные, генерационные, этнические, конфессиональные факторы, но и региональные особенности обеих стран. В этой связи, в частности, трудно обосновано рассуждать о том, каковым на самом деле является отношение к возможностям европейской интеграции Молдовы со стороны современных элит и рядовых граждан Приднестровья. А это весьма важный вопрос, как для осуществления евроинтеграционного курса Кишинева, так и перспектив разрешения Приднестровского конфликта через его европеизацию . В Украине региональные особенности восприятие европейской перспективы страны как общенациональной ценности более точно измеряется в ходе разнообразных социологических опросов, которые довольно четко демонстрируют отличия Западной и Восточной, Северной и Южной частей страны по отношению к ЕС и возможному вступлению в него Украины. Но в этом случае, данные различия представляются мне все же не решающими и не препятствующими формированию дальнейшего общенационального, гражданского согласия в Украине, о чем пока преждевременно вести речь в территориальных рамках РМ.

ІІ. Диалог с ЕС: результаты и перспективы дальнейшего развития

Вряд ли имеет смысл, в современных условиях, спорить, какая из рассматриваемых стран ближе продвинулась к осуществлению поставленных перед собою целей и задач в рамках заявленного ими евроинтеграционного курса. Но вполне понятно, что на самом обобщенном уровне успех данной политики зависит от двух определяющих составляющих. Во-первых, это - проведения системных (во многом - уже запоздалых) реформ, которые приведут Молдову и Украину к выполнению Копенгагенских критериев. И, во-вторых, формирования позитивного восприятия в ЕС в целом и его странах-членах Украины и Молдовы как стран, заслуживающих стать кандидатами, а потом и полноценными участниками ЕС.

В обоих случаях страны ведут определенный диалог с ЕС, как с его основными институтами, так и странами-членами. Динамически развивается экономическое сотрудничество Молдовы и Украины с ЕС, возрастает ориентация их рынков и производителей на рынок ЕС. Усиливается присутствие капиталов и, в еще большей степени, товаров, производимых в ЕС на внутренних рынках обеих стран. Инвестиционные и, что еще более важно, инновационные и модернизационные ожидания в Киеве и Кишиневе также обосновано ориентированы, прежде всего, на Объединенную Европу.

Формально ЕС, в лице своих высших представителей и руководящих институций не спешит с официальным признанием европейских перспектив двух стран, за исключением неоднократно высказанной в пользу Украины и Молдовы позиции Европарламента . Политика ЕС в отношении Украины и Молдовы, тем не менее, претерпела и продолжает претерпевать важные изменения: от состояния растерянности после распада СССР и непонимания процессов, происходящих на постсоветском пространстве до поисков стандартизированных, если не унифицированных формул взаимоотношений с новыми независимыми государствами, в том числе, Украиной и Молдовой. Далее она эволюционирует до все более четко прослеживаемой их дифференциации. Начиная с ведения все более активного политического диалога в рамках политики соседства, ее дополнения инструментарием соседства, а потом и посредством инициирования нового внешнеполитического проекта – Восточного партнерства . В политических рамках последнего именно Молдова и Украина ведет наиболее интенсивный политический диалог с ЕС, приближаясь к получению того основного формата «вознаграждения», который ЕС способен на данном этапе предложить постсоветским странам – к заключению Соглашения о Зоне свободной торговле, Договора о политической ассоциации . Перспективы парафирования эти документов, так и тем более временные рамки их ратификации остаются открытыми и вопросом будущего, как и возможность перехода обеих стран к безвизовому режиму.

Однако сам ход подготовки, возможности ратификации данных документов остаются пока что открытыми и политически уязвимыми . Более того, настойчиво требуемая Кишиневом и Киевом «европейская перспектива» в Договоре об ассоциации пока что не воспринимается с необходимым пониманием политиками ряда ведущих государств-членов ЕС в качестве посильного для ЕС обязательства, пусть даже определяемого на отдаленное для наших двух стран будущее. Последнее обстоятельство почти в равной мере отражает внутренние проблемы Украины и Молдовы, хорошо известные их европейским партнерам по переговорам и политическому диалогу со стороны ЕС. Оно же соответствует существующему уровню внимания ЕС к этим двум странам, находящимся в современной диспозиции приоритетов внешней политики ЕС далеко не почетных первых местах. И это та реальность, с которой нужно уметь работать первым лицам, правительствам и гражданским активистам двух стран. Причем работать как по линии двухстороннего диалога с ЕС, так и по линии регионального и двухстороннего сотрудничества РМ и Украины, в том числе в формате Восточного партнерства. Пока же как эти последние задачи и возможности даже не обозначены надлежащим образом в Кишиневе и Киеве.


ІІІ. Двустороннее сотрудничество: потенциал и препятствия в его реализации

Важнейшим условием успешного взаимодействия Украины и Молдовы на международной арене вообще и в направлении евроинтеграции в частности, является развитие из взаимовыгодного двустороннего сотрудничества и регионального партнерства. Первостепенной необходимостью для достижения такого уровня взаимоотношений является ясное понимание государственными элитами двух стран своих национальных интересов, выявление их совпадений и отличий. Это ставит вопрос о качественном научно-аналитическом обеспечении дипломатических и политических отношений обеих стран. Но, похоже, им в этом отношении нечем похвастать. Внимательное изучение публикаций в научной периодике последних лет, в том числе в изданиях, специализирующихся в вопросах внешней политики, приводит меня к выводу о крайне скудости литературы, специально посвященной двусторонним отношениям Молдовы и Украины. Необходимо отметить массовое преобладание научных и экспертных публикаций по вопросам регионального сотрудничества вообще, где специфика украинско-молдавских отношений по-сути тонет в более широких проблемах и вопросах, привлекающих основное внимание исследователей из наших и других стран. Поэтому, отмечая крайнюю недостаточность аналитической и научно-практической составляющей взаимодействия политических и академических сообществ наших стран в вопросах двустороннего, регионального сотрудничества и проводимой ими европейской политики, необходимо продумывать и продвигать инициативы по изменению данного противоестественного состояния.

Среди вопросов, предоставляющих приоритетный интерес для исследователей и политиков, принимающих соответствующие решения, на первый план выдвигаются перспективы дальнейшего сотрудничества Украины и Молдовы в вопросах укрепления их национальной безопасности. Прежде всего, в разрешении Приднестровского конфликта, работы над преодолением однобокой энергетической зависимости, формирование благоприятного инвестиционного и инновационного климата в обеих странах. Своего внимания требуют и другие вопросы, решение которых имеет целью противодействовать усилению факторов, направленных на эрозию государственности соседних стран, создания препятствий развитию в них демократического процесса, повышению уровня благосостояния граждан.

Особое значение для укрепления доверия и партнерства между Молдовой и Украиной имеет поиск выхода из тупика, возникшего и все еще длящегося в процессе решения Приднестровского кризиса. Очевидно, что ключи к его решению находятся в центрах, расположенных в значительном отдалении от конфликтного региона, но это тем более делает и Кишинев и Киев еще более заинтересованными в самом тесном, доверительном сотрудничестве в поисках решения этого замороженного конфликта . Пока же он продолжает негативно воздействовать на политику и социально-экономическое развитие не только Молдовы, но и, в определенной степени, Украины. Не меньшее значение имеет и более тесная координация между двумя странами по вопросам защиты национально-культурных прав и интересов национальных меньшинств на территории двух государств, вместе с усилиями по формированию современных украинской и молдовской политических наций. В этой связи странам необходимо выработать общие подходы к практике нелегального, с точки зрения их законодательного поля, предоставления гражданства Румынии жителям двух стран.

Болезненной и масштабной для наших государств является проблема массовой трудовой миграции и эмиграции , подрывающая их демографические и трудовые ресурсы, наносящая серьезный ущерб кадровому и интеллектуальному потенциалу двух обществ.

Выводы

Выбор Украины и Молдовы в пользу европейской интеграции и укрепления государственного суверенитета предполагает необходимость все более тесного и разностороннего сотрудничества двух стран, взаимодействия их политического руководства, центральных и региональных элит, институтов гражданского общества. Тем не менее, невзирая на все имеющиеся и существенные стимулы к более тесному взаимодействию как на двухстороннем, региональном, так и общеевропейском уровне, достигнутые результаты сотрудничества пока не отвечают их потенциалу. В частности, это подтверждается низкой интенсивностью контактов между руководством Украины, высокими правительственными чиновниками, которые не сопоставимы с уровнем и качеством подобных отношений по линии, например, украинско-российских или украинско-польских взаимоотношений.

Помимо недостаточного уровня сотрудничества между правительствами, региональными и местными властями двух стран, недостаточным является и взаимодействие между экспертными сообществами, образовательными и культурными учреждениями Молдовы и Украины.

Будучи не наделенными должной административно-политической субъектностью и соответствующими финансовыми возможностями, не проявляют продуктивной активности, как местная исполнительная власть, так и органы местного самоуправления в развитии трансграничного, еврорегионального сотрудничества. Оно отличается вялым характером диалога, характеризуется отсутствием заметных социально-экономических результатов, слабой информационной обеспеченностью, не вовлеченностью в его развитие рядовых граждан и представляющих их интересы общественных организаций. Это касается как Еврорегиона «Верхний Прут», так и Нижний Дунай». Пока остаются без заметных практических результатов попытки создания третьего еврорегиона при участии Молдовы и Украины, с привлечением к его развитию властей и других субъектов Приднестровья. Между тем, успех усилий Киева и Кишинева по реализации европейской перспективы во многом зависит не только от их умения наладить соответствующие их европейским ожиданиям отношения с Брюсселем, но и другими акторами в ЕС, представляющими его страны-члены. И как осуществление внутренних реформ, так и формирование позитивного восприятия двух стран в ЕС как потенциальных государств-кандидатов на вхождение в Евросоюз, долгосрочные интересы двух стран требуют от них пересмотра во многом реактивной и все еще инерционной политики взаимоотношений между Украиной и Молдовой.

Выступление на международной научной конференции «Гражданская идентичность и европейская интеграция как факторы развития молдавской государственности», организованной Ассоциацией историков и политологов „Pro-Moldova”, информационно-аналитическим порталом ava.md, Центром стратегического анализа и прогноза «EST – VEST» Республики Молдова, Ассоциацией внешней политики и международного сотрудничества Республики Молдова и проходившей в Кишинёве 5-6 октября 2011 г.

Обсудить